Марсель Ролан. Гибель великанов

(Скандинавская легенда)

Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 3(5), 2020.


Марсель Ролан (1879—1955) был человеком одиноким, журналистов сторонился — поэтому даже фотографий его не сохранилось; единственное, чем можем сопроводить эту публикацию, — снимок семейного надгробия на кладбище Пер-Лашез, вот уже много десятилетий заброшенного: со смертью Марселя род прервался… Между тем в свое время это был автор не только известный, но и прославленный. Прежде всего своими произведениями о природе, опубликованными как в журнале «Mercure de France», так и отдельными книгами: он был видный натуралист, друг и соратник знаменитого Фабра. Также Ролан писал романы и рассказы для газет. Сегодня о нем помнят главным образом любители ранней научной фантастики. Основной вклад в этот жанр Ролан внес в начале своей литературной карьеры: «Почти человек» (1908), «Будущий потоп» (1910), «Завоевание Антара» (1913), «Создатель золота» (1913—1914), «Когда загорелся маяк» (1921—1922) и «Османт омолаживающий» (1925). Он также опубликовал историю в жанре научной фантастики «Под неизвестным светом» в «Le Miroir» (№ 52, 23 марта 1913): тогда этот журнал не был еще фотографическим еженедельником, каковым стал после войны. Мы находим подпись Марселя Ролана в «Le Journal des voyages» в 1919 году под двумя фантастическими романами: «Призрачный змей» и «Эшелон». В приложении журнала «La Vie d’aventure» напечатано три рассказа Ролана (1911—1913), а в «Le Matin» с 1912 по 1915 год опубликовано 17 рассказов.

Рассказ, который представлен в этом номере «Горизонта», впервые появился на страницах «Le Journal des voyages» (4-я серия, 28, 23 апреля 1925 г.), в сотрудничестве с которым Марсель Ролан публиковал статьи, популяризирующие науку.

Отметим, что названия местностей, упомянутые в тексте, это именно те места, где были найдены прекрасно сохранившиеся останки мамонтов.



Эту историю мне рассказали одним вечером в Лапландии, когда олени за домом паслись в лунном свете и чесали шершавые рога о низкие ветви берез.

* * *

В то время мир был покрыт бескрайними лесами и, как луга на рассвете, окутан мягкими прохладными туманами. Дыхание Тир-Тивас-Зио Всемогущего породило от одного полюса до другого миллионы растений и существ, мирно процветавших в глубинах морей и на новых континентах. Люди едва появились, но их дух уже царствовал над всеми остальными творениями.

Среди тех, кто жил в краях, позже названных Европой, было два брата, именовавшихся Бар-Кнуссен и Ростерольд. Они были пастухами, но вместо того, чтобы владеть большими стадами оленей, как современные пастухи, они приумножали свои богатства неисчислимыми полчищами мамонтов. Едва появившись на земле, человек уже приручил этих спокойных огромных зверей. Он заставил мамонтов носить тяжелые вьюки, пахать землю, таскать повозки. Человек ел мясо мамонтов, шил шатры и одежду из их шкур, делал орудия и оружие из костей. На огромных бескрайних долинах с их неисчерпаемым урожаем тучных волнистых трав мамонты мирно паслись под присмотром своих хозяев, как высокие темные башни, покрытые длинной шерстью, развевающейся на ветру. Их хоботы то вскидывались к небу, то опускались к земле. Их изогнутые бивни цвета слоновой кости мерцали под лучами солнца. По вечерам мамонты собирались у прудов и трубным ревом отмечали завершение дня.

То стадо мамонтов, что принадлежало Ростерольду и Бар-Кнуссену, было самим красивым и самым многочисленным. Но старшего брата Ростерольда обуяли порочные, жадные инстинкты, и тайная зависть толкнула его против брата. Он давно желал стадо Бар-Кнуссена и решил отнять его любой ценой.

Росток преступления исподволь пророс и расцвел в нем.

Однажды ночью, когда Бар-Кнуссен спал в своем шатре, к нему вошел Ростерольд. Прежде чем спящий смог защитить себя, Ростерольд ударил его своим кремневым топором. После без раскаяния он спрятал труп в пещере и на следующий день прибавил к своему стаду тех животных, которых добыл убийством.

Но дух Бар-Кнуссена, покинув свое тело, улетел в царство Одина, Отца Мудрости и Судьбы.

— О справедливый, — сказал дух, — я прошу тебя наказать моего брата!

И Бог, Который Знает Всё и для которого никакое зло не должно оставаться безнаказанным, ответил:

— Твой брат будет наказан!

Он начертал знак в облаках. Тогда внизу воды, которые соблюдали перемирие в течение долгих лет, внезапно снова пришли в движение и хлынули вперед, захлестывая континент. Нахлынувшее море побудило реки и ручьи повернуть вспять к истокам. Постепенно наводнение побеждало. Земли снова исчезали под вторжением серых вод. Леса и луга тонули. Тяжелый дождь шел, не прекращаясь.

Ростерольд, гоня перед собой свое стадо, спасался от бедствия. Долгие дни он шел на север, надеясь наконец остановиться, чтобы поставить свой шатер и отдохнуть. Мамонты жались вокруг него испуганной гурьбой, задыхались от усталости и голода, и болезненные стоны проносились над ними, как волны над океаном. Но угрожавшая им опасность все возрастала, и снова нужно было бежать. Ростерольд, выкрикивая богохульства и подгоняя вожака стада, опять гнал в поход свою армию колоссов.

Однажды вечером переселенцы достигли моря. За ними, перед ними, со всех сторон простиралась вода, окружая их. Впервые великаны почувствовали себя преданными своей беспомощной силой и ощутили трепет неизбежности. На протяжении веков, когда их огромное стадо покрывало планету, они верили, что мир принадлежал им — чудовищным великанам, по сравнению с которыми все остальное не больше, чем пыль! И затем пришел человек, этот слабый пигмей, поработивший их. Почему он повелевает, он — карлик, а не они — великаны?

Грязная вода продолжала подступать к ним через долины, между гор, по руслам рек. Мамонты отчаянно затрубили, и это отчаяние взмыло эхом к высоким пикам, и арктический горизонт содрогнулся. Под низким небом, где скользили светлые тучи, хоботы мамонтов взметнулись, чтобы протрубить весть о смерти. И агония великанов отражалась в прибывающей воде. Последнее убежище — мыс, на котором они сгрудились, — начало тонуть под их весом, ил и песок засасывали их.

Вождь, старый самец, на котором сидел Ростерольд, внезапно пришел в ярость: «Почему мной правит этот пигмей?» Он схватил поперек тела своего хозяина, цеплявшегося за его шерсть, и швырнул на землю. Не дав Ростерольду времени приподняться, выдернул ногу из текучего ила. Затем тяжелый столб с яростью опустился — мамонт сокрушил своего правителя, бессильного предотвратить катастрофу.

Кровь смешалась с грязью. И удовлетворенный мститель лег, чтобы умереть. Сама твердь сдалась, его братья тонули стоя, схваченные хищной землей. Долгое время они сражались, но постепенно их отчаянные крики угасли, и воцарилось море…

Теперь мы находим их в отвалах, в неповрежденных ледяных оболочках, под холодными широтами Чёшской губы, Обской губы, Ляховских островов. Кладбища побежденных гигантов, спящих там на протяжении тысячелетий, храня вечную тайну конвульсий доисторического мира, свидетелями которых они были. Погруженные в вечную немоту.

Перевод Ксении Чешко

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s