Дмитрий Никитин. Еще раз о Владимире Красно Солнышко



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 3(5), 2020.


Принято считать, что в русских былинах под киевским князем Владимиром Красно Солнышко подразумевался либо равноапостольский Владимир Святославич Святой (980—1015), либо Владимир Всеволодович Мономах (1113—1125), либо сложившийся в народном творчестве синтез двух этих знаменитых правителей Киевской Руси. При этом встречающиеся в былинах упоминания о татарах и о многолетней дани, выплачиваемой Киевом Золотой Орде, объяснялись последующими временными наслоениями. Дескать, татары, более известные слушателям былин, замещали в них половцев и печенегов, с которыми в действительности воевали исторические древнерусские Владимиры. Правда, ни печенегам, ни половцам эти Владимиры дани никогда не платили.

А не было ли другой исторической личности, которая могла бы претендовать на роль реального прообраза легендарного Красно Солнышко? Почему нет! Гораздо позднее первых двух Владимиров в XIV веке в Киеве правил еще один великий князь с тем же именем — Владимир Ольгердович (1362—1394).

Это не портрет, сделанный кем-то из современников, но гравюра А. Тарасевича 1675 г. Конечно, сходство более чем условно

Называя себя великим князем киевским, Владимир Ольгердович был формально лишь правителем удельного княжества в границах огромного Великого княжества Литовского и Русского, которым сначала правил отец Владимира великий князь Литовский Ольгерд, а потом братья — младший единокровный Ягайло и двоюродный Витовт. Тем не менее по результатам своих трудов князь Владимир Ольгердович был вполне достоин стать наравне со знаменитыми своими предшественниками-тезками на Киевском княжеском столе. Именно с Владимиром Ольгердовичем историки связывают хозяйственное и культурное возрождение Киева и Киевской земли после столетнего упадка от разорения Батыем. При князе Владимире Литовском возродились многие города и села в дальних и близких окрестностях Киева, вернулась жизнь на территории киевского Верхнего города, где на Замковой горе была выстроена первая, пока еще деревянная крепость с белокаменной княжеской резиденцией. Сын литовского князя-язычника и витебской княжны, Владимир (в крещении Василий) Ольгердович был с детства воспитан в православии и как правитель отличался благочестием и покровительствовал православной Церкви. При нем в Киеве были восстановлены или отстроены заново в дереве или в камне множество храмов, возродились монастыри.

Придя в Киев с литовской и русской дружиной, разгромившей перед этим у Синих Вод войско трех татарских мурз, Владимир Ольгердович первоначально признавал зависимость от Золотой Орды. Возобновив в Киеве чеканку серебряной монеты, он был вынужден ставить на деньгах ордынский узор. Немалая часть этого серебра уходила в Орду в качестве дани. С течением времени, однако, с киевских денег исчез знак зависимости от ордынских правителей. Прекратились и выплаты дани.

На прижизненных монетах Владимира Ольгердовича его профиля не было, только родовой знак (герб)

С помощью возросшей военной силы Владимиру Ольгердовичу удалось оттеснить ордынцев на юго-восток, продвинуть границы Киевского княжества за Днепр. Подобно древнерусским князьям, Владимир Ольгердович строил на пограничных реках оборонительные укрепления — те самые былинные «заставы богатырские». Киевский князь прожил долгую для своего времени жизнь, отстаивая Киев и от татарских набегов, и от посягательств литовской родни. Но в конце концов, не желая междоусобной брани, совсем уже старый князь Владимир миром уступил Киев брату Скиргайло, сам отправившись до скорого конца жизни править в скромном Копыле. В Киев Владимир Ольгердович вернулся уже после смерти, будучи похороненным в Киево-Печерском монастыре.

В народной памяти лучше всего отражаются последние события, которые накладываются на овеянные легендами времена давнего, полузабытого прошлого. Вполне возможно, что в образе былинного Красно Солнышко соединились вместе не только креститель Руси и прославленный полководец, чьим именем половецкие жены пугали своих детей, но и возродивший Киев из пепла, вернувший ему былую славу князь Владимир Ольгердович.

Польский «портрет» второй половины XVI в.: к оригиналу на век ближе, чем у Тарасевича, но тут трудно говорить даже об условности сходства…





Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s