К. Е. Ветнемилк. Апокалипсис томорроу, или Тайд против Доси



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 7(9), 2020.


0. От автора 

Идея — Алекс Гостев. Автор только врал и преувеличивал. Все события вымышлены (ну или почти все). Все персонажи собирательны (хотя имеют конкретных прототипов). Все математические и технические подробности некорректны (впрочем, всякое бывает). 

1. Микросхема 

Итак, где-то в Западной Европе жила-была девушка. При крещении родители дали ей имя Мария-Луиза, а может быть Анни-Кристин, но ей нравилось, чтобы ее называли Микросхемой. 

У нее были соломенно-желтые короткие волосы, вздернутый носик, плоский живот с колечком в пупке, твердые мускулы на руках, крашенные в ярко-красный цвет ногти на ногах и две круглых родинки под коричневым соском меленькой и острой левой груди. 

Микросхема презирала пресный обывательский мир, еще до рождения уготовивший ей судьбу «киндеры-кирха-кухня». С детства ей нравилось поступать вразрез общепринятым правилам поведения и существования. Она выучилась курить траву и нюхать кокаин в 12 лет. В 13 лет стала женщиной, отдавшись школьному учителю за хорошую отметку в триместре, но быстро сравняла счет, запустив ему на компьютер вирус, который по ее просьбе написал сосед по парте. В течение полугода этот же одноклассник учил ее ломать софт и программировать вирусы, а она давала ему щупать сиськи и даже один разок… впрочем, не будем развивать эту тему. В итоге любознательная Микросхема получила минимальный набор знаний и умений, позволявший ей смотреть свысока на остальных одноклассников, для которых компьютер служил лишь обиталищем игрушек и источником порнухи. 

Так Микросхема превратилась в единственную в своем роде девушку-вирусописательницу. 

2. Дундук

А на три тысячи километров восточней, в столице одного из государств, образовавшихся на месте двинувшей кони Советской Империи, жил молодой человек по прозвищу Дундук. Он был толстенький, неуклюжий и очкастый. А еще он слегка картавил и заикался и потому не любил много разговаривать, предпочитая общению с друзьями общество книг и компьютеров. В школе он учился хорошо, но не был ни зубрилой-отличником, ни «начальниковым сынком», и, когда на выпускном вечере школьная директриса, вручая золотые медали, назвала его фамилию, многие с недоумением оглянулись: этому? медаль? а он че, с нами учился? 

Легко поступив в институт, Дундук и там остался серым, тихим и незаметным. Мало кто подозревал, что невероятно сложный и трудноуловимый вирус, в мгновение ока распространившийся по компьютерам города, был делом его рук. Но одновременно в Интернете появился компактный антивирус анонимного автора, основанный на нетривиальных математических методах сканирования и распознавания, который позволял обнаруживать и убивать не только этот изощренный вирус, но и десятки ему подобных. Нет смысла скрывать, что автором этого антивируса также был Дундук. 

Учеба в институте Дундуку давалась легко. Подрабатывая на кафедре, он администрировал факультетскую сеть, делал за однокурсников контрольные и курсовые работы, правил ошибки в формулах преподавательских диссертаций и опубликовал в межвузовских сборниках несколько своих небольших статей, посвященных оптимизации передачи данных в Интернете. Именно для этих статей и пригодилась уникальная информация, которую Дундук получил в результате своего вирусологического эксперимента. 

Когда Дундук закончил институт с красным дипломом, ему вручили рекомендацию в аспирантуру. Одновременно в кабинете декана факультета, на котором учился Дундук, раздался междугородный телефонный звонок. Звонил Петя Карлссон, институтский однокашник декана, живший в Москве и возглавлявший известную во всем мире антивирусную компанию «Карлссон & Малыши». 

Конечно же, речь шла о Дундуке. Карлссон приглашал его в Москву, на работу в своей фирме. 

3. Микросхема против Жиртреста 

Возвращаясь домой, Микросхема спустилась по трапу самолета, прилетевшего из Лиссабона, пересекла залы стеклянного аэропортовского дворца и вышла на привокзальную площадь, где на стоянке ожидал ее оставленный тремя днями ранее мотороллер. 

Несколько дней назад виртуальные друзья-хакеры пригласили ее на тусовку, происходившую на одном из курортов Португалии. И наивная Микросхема нарушила одну из главных заповедей Интернета — встретилась с виртуальными знакомыми в реальной жизни. 

И, конечно же, горько разочаровалась. 

Могучие и хитроумные воины, легко пробирающиеся по компьютерным джунглям в поисках электронных сокровищ, на деле оказались прыщавыми закомплексованными подростками с кариозными зубами и немытыми волосами. Они с радостью насасывались пивом до отрыжки и на плохом английском с густой примесью fuck’ов и shit’ов обсуждали темы: кто у кого спер алгоритм и где нарыть халявных паролей к порносайтам. 

Микросхемой как девушкой заинтересовался только Жиртрест — почти взрослый одышливый пузан в круглых очках и с сальной косичкой на затылке, автор полудюжины малораспространенных сетевых вирусов и лидер небольшой хакерской группировки «Devil SuckerZ». 

Вечером, собравшись на загородной вилле (принадлежащей родителям одного из подростков), тусовщики врубили на полную мощь какой-то электронный ритм, подзарядились дурью, столпились в середине комнаты и принялись подпрыгивать и трястись. 

А Жиртрест зажал Микросхему в углу и вонюче задышал в ухо: 

— Есть клевое дело… надо вместе с вирусами разослать рекламу порошка «Дося»… чтобы демонстрировалась на каждом зараженном компе… обещают десять тонн баксов… я пишу вирус, а рассылаем по твоим каналам… у тебя ведь есть знакомые пацаны, которые держат сервера в Румынии… пацанам по куску, остальное нам… идет? 

Одновременно с этими словами Жиртрест сунул потную руку Микросхеме за пазуху, принялся больно тискать сиськи. А еще Микросхема ощутила бедром, как у Жиртреста быстро набухает между ног нечто длинное, толстое и тупое. 

Половой акт в антисанитарной обстановке с антипатичным Жиртрестом не входил в планы Микросхемы. Она из всех сил двинула толстяку коленкой в пах, а когда Жиртрест согнулся от боли, выскользнула из угла, схватила свою сумку, вбила ноги в кроссовки и была такова. 

Ее переполняло острое чувство разочарования. 

4. Ночное дежурство Дундука

Над Москвой опустилась душная августовская ночь. На 13-м этаже небоскреба, расположенного на улице Чемпионов Спартаковцев, в двух окнах горел свет. Этаж принадлежал компании «Карлссон & Малыши». За компьютером, задрав ноги на стол и положив клавиатуру на живот, полулежал и вяло отстреливал пестрых «мурхухнов» ночной дежурный — Дундук. 

На соседнем мониторе помаргивали разноцветные гистограммы — индикаторы трафика на крупнейших сетевых узлах страны. Ночная жизнь в Интернете не прекращалась ни на минуту: кто-то резался по сети в «Контру», кто-то качал из Америки многомегабайтные дистрибутивы, кто-то лакомился содержимым порносайтов. Почти все столбики гистограмм светились зеленью — значит, трафик преимущественно состоял из самых обычных пакетов. Иногда столбики лиловели: где-то в Сети просыпался локальный вирусный источник, его всегда можно было засечь по характерным однотипным посылкам. И в этом не было ничего страшного: несколько сотен зараженных серверов, ленивые хозяева которых не вычистили старые вирусы и не пропатчили систему, в мировых масштабах погоды не делали. 

Вдруг прозвучал телефонный зуммер. Дундук поднял трубку и пару минут вслушивался в английскую речь с сильным немецким акцентом. Потом буркнул в ответ: 

— Ноуп, ин Раша итс стилл клир нау. Сенкью фор информейшен. 

Звонили из Гамбурга и предупреждали о появлении нового почтового червя. Довольно простой алгоритм червя был уже изучен немецкими программистами и не содержал ничего особенного. Червь не должен был вызвать большой эпидемии. Единственным примечательным моментом в черве было то, что он рекламировал на зараженных компьютерах стиральный порошок «Дося». 

Дундук аккуратно застрелил последнего «мурхухна», вышел из игрушки, запустил почтовый клиент и выловил из ящика письмо от немецких геноссе. В зазипованном аттаче лежал образец нового вируса, любезно ими предоставленный. Ну да, антивирусные компании иногда сотрудничают, а вы не знали? 

Минут пять ушло на дизассемблирование и распечатку листинга. Глаз привычно отметил в ассемблерном тексте червя характерные фрагменты, расположенные в не менее характерном порядке: вписывание в реестр, использование сетевых mapi-функций… Параллельно с этим специальная утилита автоматически проделала ту же работу, выделив на экране соответствующие фрагменты красным цветом. Дундук лениво кликнул мышкой по «ОК», и утилита автоматически сгенерировала сигнатуру вируса и кусочек излечивающего алгоритма. 

Часть кода оказалась зашифрованной. Подчеркнув маркером в листинге адреса зашифрованных фрагментов, Дундук запустил другую утилиту, которая шаг за шагом проэмулировала работу вируса (не выполняя его) и отобразила текст декодированных участков. В них скрывалась какая-то картинка. При помощи третьей утилиты Дундук вырезал эту картинку, сбросил ее на диск в виде отдельного JPEG-файла и запустил вьювер. На экране появилось изображение тощего голого поросенка. У поросенка были родинки на груди и колечко в пупке. Именно такая картинка должна была светиться на экране каждого зараженного компьютера. Правда, внизу шел мелким шрифтом текст, призывавший покупать стиральный порошок «Дося». 

Дундук пожал плечами и набил на клавиатуре имя для вновь изученного вируса: «I-Worm.Win32.Dosia». Утилита упаковала вместе текстовую строку с именем вируса, сигнатуру и «лечилку» и добавила все это к новому варианту антивирусной базы, выпуск которой планировался на завтра. Кроме того, «упаковочка» автоматически ушла по электронной почте нескольким сотням VIP-подписчиков, в государственные учреждения, банки и крупные корпорации. Вот и все, на территории России распространение вируса можно было считать в общем и целом заблокированным. 

После этого Дундук зевнул и взглянул на часы. На работу по изучению вируса и обновление антивирусных баз ушло 15 минут. 

5. Письмо для Микросхемы 

В эту ночь не спала за своим компьютером и Микросхема. Жиртрест прислал ей персональное письмо, в котором в изысканно-издевательских фразах приносил глубочайшие извинения за свою несдержанность. Кроме того, письмо было заражено вирусом, а тот изображал на экране такую картинку, от которой Микросхема покраснела от пяток до самых кончиков волос и заскрежетала зубами. 

Для десятков тысяч обычных пользователей во всем мире, которые завтра утром прочитают зараженные письма, это будет выглядеть как обычная реклама порошка «Дося», нарисованная не слишком умелым художником. Но Микросхема знала, кто на этой картинке изображен на самом деле. Жиртрест не просто распространил с вирусом рекламу, зарабатывая этим деньги от заказчика, но и нагло посмеялся над Микросхемой. 

Задыхаясь от злости, Микросхема запустила почтовый клиент и стала быстро набирать тексты электронных писем своим виртуальным друзьям, жившим в разных странах. 

From: фрекен Буммс
To: Asshole Assassin 
Hi Джонни. Ты как-то говорил, что изобрел какой-то алгоритм для очень быстрого заражения Интернета. Расскажи поподробней, а? 
Целую, Микра

From: Microsсheme 
To: Mihai Stamesku 
Привет! Помнишь, ты обещал дать мне пассворды и логины для анонимных прокси в Румынии? Пришли их мне, пожалуйста, как можно быстрее. 
Заранее чмок-чмок-чмок, Микросхема

From: Анне-Кристин-Мария-Луиза 
To: Борис Шпиндельшухер 
Цохраим товим, дорогой Борис! Однажды ты рассказывал, что раньше жил не в Израиле, а в России и работал программистом в каком-то атомном институте. А еще ты упоминал про какой-то необычный метод защиты от дизассемблирования. Не мог бы ты прислать мне исходничек этой процедурки? 
Твоя Анька-Машка

6. Вирус вырывается на свободу

Заорала сирена. Дундук вздрогнул и открыл глаза. За окном светало. На экране монитора горели ярко-красные столбики необычайной высоты. Какой-то вирус, гораздо более активный, чем «Дося», стремительно разлетался по Сети. Центр распространения пылал где-то на юге, в районе Румынии или Болгарии. Но Интернет не знает границ, и красная сыпь зараженных серверов покрыла тонкой сеточкой всю Европу, часть Азии, обе Америки и даже Австралию. 

— Вот блин, целых два червяка в мое дежурство, — пробурчал Дундук. — Интересно, иностранцы его уже изучили? 

Он поднял трубку, помедлил и набрал номер. 

— Здорово, Энди. Сегодня ты дежуришь? Поздравляю. Вернее, не поздравляю. Что слыхать про новый вирус? 

— Про «Досю», что ли? 

— Да нет, «Дося» — это пройденный этап. Я про совсем новый, который попер из Румынии минут десять назад. 

— Та ни, ничо такого нема. Шо цэ такэ? 

— Да сам не знаю. Монитор весь красный. Посмотри в своем ящике, может, уже есть образцы? 

— Эге… Ух ты ж, мать!.. Скильки ж воно накондыбасыло! 

— Кинь и мне образец, буду жутко благодарен. 

— Нема базару, цэ я зараз. А з тебя — пыво! 

Звук в трубке стал металлическим и начал прерываться. Вирусный трафик уже забивал каналы цифровой связи. 

— Энди! Эй… Ты слушаешь меня? 

— Слухаю-слухаю… Та мережа погано працюе… 

Звук совсем заглох. Дундук набрал номер в Гамбурге. Гудки звучали медленно и словно бы через силу. Трубку никто не брал. Потом Дундук попытался позвонить в Лондон, и снова у него ничего не вышло. Дундук оставил попытки дозвониться и некоторое время терпеливо ждал, проверяя свой ящик каждую минуту. Письма от Энди все не было. Вместо этого в ящике вдруг появились два послания от каких-то совершенно незнакомых людей. Одного взгляда хватило, чтобы понять — письма были заражены новым вирусом и присланы без ведома адресанта. Через минуту таких писем стало шесть. Еще через минуту — двадцать. 

Вирусы пришли не от коллег-вирусологов. Вирусы пришли сами, как им, вирусам, и положено.

— Вот это да! Вот это скорость! — пробормотал Дундук, выбрал одно из зараженных писем, извлек вирусное вложение и запустил свои исследовательские утилиты. 

7. Хмурое утро

Утром в лабораториях компании «Карлссон & Малыши» было людно и накурено. Дундук с синими кругами вокруг покрасневших глаз молча стоял перед окном и смотрел с 13-го этажа на покрытый туманной дымкой проспект. Его рабочий стол был полностью завален исчерканными распечатками и справочниками. Вирус оказался сложным. За ночь Дундуку удалось лишь частично изучить алгоритм работы, выяснить пути распространения вируса и разработать основные рекомендации по обнаружению и удалению заразы. Но в теле червя присутствовали большие участки, зашифрованные каким-то очень хитрым методом, который никак не поддавался изучению. 

На следящих мониторах полыхали кроваво-красные пожары. Миллиарды вирусных копий, непрерывно пересылавшихся с компьютера на компьютер, забили все линии связи и управления, парализовали работу офисов и аэропортов. Кроме того, что размножался, этот вирус безжалостно уничтожал все обнаруженные копии червя «Дося» и вычищал даже дисковые сектора, освобождавшиеся после удаления вирусных файлов. Уже к утру о «Досе» можно было забыть как о дурном сне, а новый вирус все размножался и размножался, проникая на сервера, рабочие станции и домашние компьютеры пользователей. Многие сервера были просто отключены раздраженными и испуганными хозяевами, Интернет оказался почти парализованным. 

Утром примчались в лабораторию и заменили Дундука еще четверо программистов, но и у них тоже немногое получилось. Стиснув головы руками и ругаясь сквозь зубы, они пытались разобраться в хитросплетениях вирусного алгоритма. Сам вирус был очень прост, но вот некоторые его фрагменты… это было нечто! В отдельной комнате гудела сеть из 16 компьютеров, пытавшихся взломать шифр методом тотального перебора вариантов, но этот трюк мог получиться только случайно. По самым грубым прикидкам, для этого понадобилось бы не 16, а несколько тысяч компьютеров, и не несколько часов, а несколько лет. 

Сам Карлссон, нервно куря, отвечал на непрерывные телефонные звонки. Цифровая связь работала с перебоями, но устаревшие аналоговые линии, по счастью, в России еще сохранились: 

— Да… Слушаю… Так точно… Никак нет… Ничего не могу обещать… Постараемся… 

Положив в очередной раз трубку, он нервно хихикнул: 

— Звонили из ФАПСИ, интересовались — доколе… В мировой политике хаос. Американский президент не сумел позвонить своей жене от любовницы, что задерживается в Белом доме. У короля государства Макаку сорвался давно запланированный визит к премьер-министру республики Орангутанские острова. Сорок миллионов японских детей описались ночью в своих кроватках, потому что их подключенные к Интернету горшки не подали вовремя условный сигнал. 

Дундук виновато шмыгнул носом, как будто именно он послужил причиной всех этих безобразий. 

В соседней комнате пресс-секретарь компании Миша Востроглазкин диктовал секретарше текст срочного пресс-релиза: 

— Компанией «Карлссон & Малыши» обнаружен новый, очень опасный вирус-червь, распространяющийся по сети Интернет. Тело вируса содержит зашифрованные строки «Дося — отстой, Тайд — супер». По полученным нами неопровержимым доказательствам, вирус создан и запущен в сеть отечественной хакерской группой «Хлоп В Лоб», состоящей из жителей города Сыктывкара и связанной как с Аль-Каидой, так и с Колумбийской наркомафией. Компания «Карлссон & Малыши» — автор самого первого в мире и самого лучшего антивируса, корректно обнаруживающего и уничтожающего эту опасную заразу…

Несложно сообразить, что 90% процентов этой «конфиденциальной информации» Миша выдумал сам в течение последней четверти часа. 

Мишу спросили: 

— Но ведь в теле вируса реклама на английском, зачем же выдумывать про «отстой» и «супер»? 

— А кто проверит? — ухмыльнулся находчивый пресс-секретарь. 

— Кроме того, на самом деле авторы вируса еще никому не известны. При чем тут «Хлоп В Лоб»? 

— Плевать, мне эти «Хлоп В Лоб» давно надоели. Пусть сыктывкарская милиция прочитает наш пресс-релиз, их арестует и покопается в их компьютерах. Этого вируса они, конечно, не обнаружат, зато найдут что-нибудь другое незаконное. Вор должен сидеть в тюрьме, я так думаю! 

— Наконец, мы же еще не разработали антивирус, и неизвестно, сумеем ли это сделать вообще. Зачем же рекламировать наши совсем не очевидные «успехи»? 

— А вот когда вы больше меня будете понимать в рекламе и маркетинге, тогда и сочинять пресс-релизы вам разрешат. 

Через четверть часа пресс-релиз был растиражирован сотнями новостных сайтов, зачитан дикторами по радио и ТВ. Через полчаса новостные сайты принялись тиражировать сообщения, перевирая их на свой лад. Поползла, например, информация про «сыктывкарских наркодилеров, распространяющих героин под видом стирального порошка». 

Рабочий день продолжался. 

8. Бешеная бабка

В полдень Карлссон принял решение: 

— Алгоритм работы вируса примерно ясен, обнаруживать «Тайд» мы умеем и удалить тоже сможем. А в зашифрованных фрагментах разберемся позже, на досуге. Пора опубликовывать обновление к базам. 

Буквально через пять минут тысячи модемов по всему миру заморгали красными глазками и зашипели, подключаясь к FTP компании «Карлссон & Малыши». Обновление антивирусных баз пошло «в народ». 

Результатов следовало ожидать через час-другой. Дундук отказался ехать домой и прилег вздремнуть в боковой комнате на раскладушке. Антивирусные аналитики сбегали за пивом и воблой, уселись за центральный стол и, посасывая соленые косточки, принялись делиться впечатлениями: 

— А ты заметил, какой там метод криптования заюзан в подпрограмме номер шесть-ноль-два? 

— Угу, похоже на Ривеста-Шамира-Адлемана. 

— Ни фига, это чистейший Эль-Гамаль. 

— Но в восемнадцатом цикле у него нет характерной перестановки байтов хеш-функции. 

— Вот если бы удалось найти два числа в семьсот тринадцатой степени таких, чтобы из их суммы извлекался бы такой же корень… 

В два часа дня красные столбики наконец-то перестали расти. Красная сыпь на карте мира еще не исчезла, но уже было заметно, как то тут, то там сверкают зеленые звездочки — пункты, где вирус был успешно удален. По этому поводу снова собрались бежать за пивом. В этот момент снизу, с проходной здания позвонил охранник: 

— Тут к вам какая-то бешеная бабка. Говорит, что по крайне важному и абсолютно срочному делу. 

— Я вам не бабка! — ворвался в трубку энергичный старушачий голос. — Я Марфа Федотовна Елкина-Палкина, доктор физико-математических наук и начальник отдела автоматизации ОИЯИ — Дубненского объединенного института ядерных исследований. 

— Пропустите ее сюда, — распорядился Карлссон и бросил взгляд на монитор. Подмосковный город Дубна помаргивал зеленой звездочкой. Завыл лифт, и через пару минут в проеме двери стремительно появилась худощавая седовласая старушка в спортивном костюме. 

— Кто здесь будет Винни-Пух? — поинтересовалась старушенция. 

— Я, — выступил вперед руководитель лаборатории. — Только меня зовут не Винни-Пух, а Карлссон. 

— Один хрен, — отмахнулась старушенция. — Заперлись тут у себя на верхотуре, дармоеды. Телефоны не работают, на дорогах пробки. А этот ваш антивирус со свежими базами нам сорвал утренний эксперимент по разгону реактора на мягких нейтронах! 

— Как это — сорвал? — удивился Карлссон. 

— Очень просто, удалил нам все программные модули, используемые для управления экспериментом. Еле-еле успели отключить установку вручную. 

— Ну, видимо, все эти ваши модули были неизлечимо поражены каким-нибудь вирусом, — предположил Карлссон. 

— Не болтайте ерунды, — отмахнулась старушенция. — Эта машина даже к Интернету не подключена, и софт там в основном отечественной разработки. Не могло там быть вируса, если только… 

— Что? — насторожился Карлссон. 

— Если только ваш антивирус с сегодняшнего дня не начал реагировать на код, разработанный нашими программистами и внедренный на всех атомных станциях страны, как на вирусный. 

— Не может быть… — побелел Карлссон. — На всех атомных станциях? 

— На всех! — сурово подтвердила старушенция. 

Ни Елкина-Палкина, ни Карлссон, конечно, не знали, что всему виной был Боря Шпиндельшухер, который когда-то работал в ОИЯИ и придумал несколько редких алгоритмов, и потом эти алгоритмы вошли составной частью в управляющие программы на всех атомных станциях страны. А сам Боря, сдриснув несколько лет назад на ПМЖ в город Хайфу, от своей широкой души поделился алгоритмами с Микросхемой, которая использовала их в своем новом вирусе. Именно эти алгоритмы новая версия антивируса считала характерным признаком вируса и безжалостно уничтожала, не обращая внимания — вирусу они принадлежат или управляющей реактором программе. 

9. В шаге от ядерной катастрофы

Карлссон стремительно бросился к телефону: 

— Алло! Алло! Это ФСБ? Говорят из компании «Карлссон & Малыши». Есть крайне срочное и исключительно важное сообщение! 

Наивный и доверчивый Карлссон! Неужели вот прям сейчас дежурный офицер, сидящий на телефонах в одном из важнейших ведомств страны, поднимет трубку и начнет трепаться с первым попавшимся абонентом, который, вполне вероятно, только час назад сбежал из дурдома? 

— Это автоответчик! — прогнусавила трубка. — Продиктуйте ваше сообщение после гудка. Если оно представляет важность, вам перезвонят. Пи-ип! 

— Твою ж дивизию в каждое дуло!!! — завопил Карлссон. — Дежурный, ну возьми ж трубу!!! 

Но трубка молчала. Тогда Карлссон принялся орать в трубку обстоятельства дела, обильно сдабривая речь непарламентскими выражениями. Стоявшая посреди комнаты старушенция зажала уши. 

Бросив трубку на рычаг, Карлссон некоторое время стоял неподвижно, закрыв глаза и стиснув зубы. Потом резко повернулся к молчаливым сотрудникам. 

— А вы что стоите? Немедленно пишите антивирус против антивируса! 

Четверо программистов бросились к своим компьютерам. Дундук, проснувшийся от крика, вышел из боковой комнаты, пожал плечами, вздохнул и тоже сел на свое рабочее место. Но вместо того, чтобы заняться работой, набрал интернетовский адрес: httр://www.cnn.com. Интернет работал из рук вон плохо, страшно тормозил, но все-таки прорвался на центральный сайт мировых новостей. Странное дело, после звонка в ФАПСИ прошло всего несколько минут, а на CNN уже появились breaking news: «По срочным сообщениям из Москвы, антивирус Карлссона грозит миру ядерной катастрофой». Дундук снова вздохнул и возобновил прерванную ночную работу: занялся разработкой теории, позволившей бы подобрать такую тройку чисел, что сумма целых степеней от двух из них равнялась бы той же степени от третьего. 

А четверо программистов стремительно разработали антивирус для своих же разосланных несколько часов назад дневных баз, упаковали их и выложили на FTP. Теперь «новейшая» версия антивируса будет искать и убивать «новую». 

В томительном ожидании проходили минуты. Количество красных точек (вирус) медленно уменьшалось, количество зеленых (новый антивирус) медленно росло, а синие (новейший вариант антивируса) практически не были заметны. Вдруг все вздрогнули от пронзительного телефонного звонка. Карлссон поднял трубку, прижал ее к уху, внезапно встал по стойке смирно и, заикаясь, ответил:

— С-слушаю, г-господин Президент! 

— Ваша информация достоверна? — пробурчала мембрана. 

— А-абсолютно. 

— Хорошо, хотя, конечно, ничего хорошего нет. На атомные станции страны уже звонят, чтобы предупредить их о недопустимости запуска антивируса, но каналы забиты вирусом. В Сыктывкар вылетел батальон спецназа, усиленный бронетехникой и авиацией, чтобы арестовать хакеров. 

Карлссон положил трубку и схватился одной рукой за волосы, а другой за сердце. 

Прошло еще четверть часа. Синие звездочки медленно распространялись по стране. Вот вспыхнула голубая звездочка в Серпухове — все облегченно вздохнули. Потом тоже самое произошло в Обнинске. Потом еще на нескольких атомных станциях. 

Но не было никакой информации из двух волжских атомных станций — из Димитровградской и Балаковской. На карте в этих позициях не светилось никаких меток, туда еще не дошел даже вирус. Все с напряжением следили, какая звездочка загорится первой. 

Если загорится сразу зеленая — то это будет означать катастрофу. 

Если загорится красная, то очень много шансов, что админы вскоре после этого запустят антивирус, и тогда… 

И только если на карте в этих местах замигают синие огоньки, можно вздохнуть с облегчением. 

Сотрудники лаборатории затаили дыхание. Но шла минута за минутой, и ничего не происходило. 

— Может, они просто отключили свои компьютеры? — неуверенно предположил кто-то, но Марфа Федотовна покрутила пальцем у виска: 

— Это привело бы к ядерному взрыву безо всяких вирусов-антивирусов. 

Прошло еще четверть часа. И вдруг… 

И вдруг в Димитровграде вспыхнул зловещий красный огонек. Вирус «Тайд» поразил тамошние компьютеры. 

— ** твою ****! — воскликнула мадам Елкина-Палкина. Теперь покраснел и зажал уши Карлссон. 

В то же мгновение красный огонек вспыхнул и в Балаково. 

Все в ужасе закрыли глаза… 

10. Спасение мира

Прошла минута. Карлссон первым приоткрыл левый глаз. На месте красных звездочек в Димитровграде и Балаково сверкали… синие! Админы в этих городах догадались запустить антивирусы с самым свежим, а не с предпоследним обновлением. И это спасло их от ядерного взрыва. 

— Ура, — сказал Карлссон. 

— Ура! — крикнула бешеная бабка. 

— Ура!!! — подхватила и заорала вся лаборатория, включая секретаршу и Мишу Востроглазкина. 

Вполне вероятно, что кричал «ура» и плакал в своем кремлевском кабинете президент Российской Федерации, но об этом никто не знал. 

Все были счастливы. 

Счастлив был и Дундук, но совсем по другому поводу. 

— А я остатки вируса расшифровал, — прошептал он. — Ничего там страшного нет, просто текст на английском языке: «Zhirtrest you are son of bitch». 

Первым на Дундука обратила внимание мадам Елкина Палкина. Она внимательно посмотрела на каракули, которыми были покрыты бумажные листы на столе, и тоже прошептала: 

— Вот это да… Молодой человек, как доктор физико-математических наук я утверждаю: вы только что опровергли якобы доказанную Великую теорему Ферма. 

И упала в счастливый обморок. 

11. Награда для Дундука 

Математическая теория, над которой сотни математиков мира безуспешно мучались в течение двух веков и которую Дундук разработал за эти страшные часы, позволила написать корректную лечилку для вируса «Тайд». Ни одна антивирусная компания мира даже ни на йоту не приблизилась к этому результату. Несколько раз перепроверив выводы теории, мадам Елкина-Палкина просто светилась от восторга. В течение вечера желтые огоньки, которые соответствовали новому антивирусному обновлению, вытеснили с земных полушарий красные, зеленые и синие. Вирус «Тайд» был побежден. 

Дундук шел по пустынному ночному проспекту, налитый счастьем и пивом, и пинал пустую жестяную банку. 

Сзади зашуршали шины. Дундука обгоняла милицейская машина с мигалкой. Вдруг она остановилась, из нее вышли двое. 

— Эй ты, нуко-ся бигом сюды, — скомандовал тот, что был выше ростом. 

Не теряя достоинства, Дундук подошел. 

— Кто такой, нах, дакументы есть? — сильно «акая», спросил долговязый. 

— Да нет, я домой иду. Я тут недалеко, в «Карлссоне и Малышах» работаю, — объяснил Дундук. 

Что-то в его словах не понравилось долговязому. 

— Хватит песдеть, — сказал он. — Дакументов нету, гаварит не па-нашему. Панаехали тута всякие. Ну-ка все из карманов на асфальт, живо, нах. 

Дундук вздохнул, пожал плечами, и… 

— Да он жа бухой, сматри, сиржант, — просипел тот, кто был ниже ростом. — И аказывает сапративление работникам праваахранитильных органав! 

В тот же момент жесточайший удар дубинкой по затылку выключил Дундука. Как его пинали по ребрам и волокли за ноги в машину, чтобы отвезти в вытрезвитель, он уже не чувствовал… 

Заключение

Вот и все. 

После того как на CNN появилась информация о том, что антивирус Карлссона не только исправил собственную ошибку, избавив тем самым мир от ядерной катастрофы, но и победил вирус «Тайд», акции компании стремительно подпрыгнули. Правда, Евросоюз и США ввели против России новый пакет санкций.

Дундук вышел из больницы, уволился из фирмы «Карлссон & Малыши» и уехал домой. Говорят, что он устроился учителем информатики в школе. 

Елкина-Палкина вышла на пенсию, нянчит внуков и пишет монографию «Новые подходы к доказательству опровержения Великой теоремы Ферма». 

После тщательных поисков Интерпол вышел на Микросхему, но всю вину взял на себя ее бывший одноклассник, который научил ее писать вирусы. Суд над ним продолжается до сих пор, ему грозит сто двадцать восемь лет тюрьмы. 

Боря Шпиндельшухер живет в Израиле и, кажется, даже не в курсе, что и по какому поводу случилось. 

Батальон спецназа арестовал компанию из трех сыктывкарских студентов и школьников — членов группы «Хлоп В Лоб». Несколько недель их продержали в сырой и вонючей КПЗ, заразили педикулезом и выбили зубы, выпытывая связи с террористами и наркоторговцами. На их компьютерах действительно были обнаружены исходные тексты нескольких неопасных и малораспространенных вирусов, но не более того. Поэтому, учитывая «глубокое раскаяние и сотрудничество с органами следствия», суд дал им в соответствии с 273-й статьей УК РФ по году условно. 

Жиртрест не получил ни цента. А хитроумный пресс-секретарь Миша Востроглазкин получил 10 тысяч, но не долларов, а деревянных рублей от отечественного представительства фирмы — производителя порошка «Тайд». 

И все остались довольны. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s