Григорий Панченко. Алмасты и каратэ

Агрессивное поведение реликтового гоминоида с точки зрения анатомии, эволюции и теории боевых искусств



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 1(39), 2023.



Разумеется, нынешнее название слегка шуточное. Когда был подготовлен первый вариант этой статьи, оформленный как научная работа, ее название совпадало с нынешним подзаголовком: «Агрессивное поведение… и т. д.». И, кстати, тогда этот материал вызвал большой интерес у крупных мастеров как «восточных», так и «западных» единоборств. Вот только опубликовать его нигде не удалось. Но — по порядку.

Судя по многочисленной информации, реликтовый гоминоид, будучи крупным и сильным существом, крайне редко проявляет агрессию — как при контактах с дикими или домашними животными сравнимых с ним размеров, так, тем более, при встречах с человеком. В особенности это касается кавказской популяции, обладающей рядом особенностей (может быть, доходящих до видовых различий) по сравнению с другими группами.

Тем не менее даже на Кавказе известно несколько случаев, когда гоминоид (в основном — защищаясь) применял силу. В данной главе мы попытаемся понять, не когда или почему он это делает (это отдельный аспект), а как это ему удается.

Хотя агрессивные действия в свете именно биомеханики практически никем из исследователей не рассматривались (соответственно, биомеханическая информация намеренно не собиралась), однако все же такую информацию отчасти можно извлечь из опросов очевидцев. Другую часть ее можно восстановить, потому что нам примерно известна анатомия гоминоида, а значит — его потенциальные возможности; известны также результаты стычек. Все это вместе позволяет выстроить непротиворечивую картину.

Прежде всего — что мы знаем об анатомии? В данном случае для нас важнейшим является признак, отмеченный многими наблюдателями: большой палец на руке гоминоида не способен противопоставляться, он находится в одном ряду с остальными пальцами. Это заметно не только внешне, но и с точки зрения функций: хватаясь за какой-либо предмет, гоминоид накидывает на него, как крюк, все пять пальцев с одной стороны.

Долгое время считалось, что «силовой» захват сформировался раньше «точного», связанного как раз с противопоставлением большого пальца. Это мнение поколеблено уже довольно много десятилетий назад, после находки кисти афарского австралопитека. Но, так или иначе, несомненно, что у части древних гоминид имел место силовой захват и только он, вне зависимости от того, является ли этот признак исходным или приобретенным. Возможно, приобретение его связано с отбором не на кисть, а на широкую и устойчивую стопу, которая, в свою очередь, коррелировала с кистью.

Эта небольшая и как будто не очень важная особенность, тем не менее, здесь оказывается решающей. Дело в том, что такое строение кисти не позволяет сжать руку в кулак. То есть пальцы могут сложиться в некое подобие кулака, но такая конструкция ни в коем случае не обеспечит кисти достаточную жесткость при по-настоящему мощном ударе. Более того, можно со всей определенностью утверждать, что почти ни один из распространенных ударов, даже если они наносятся не кулаком (удар тыльной стороной кисти, рубящий удар ребром ладони, удар напряженными пальцами и т. д.), при такой руке невозможен, даже при учете большей, чем у человека, мощи мышц и скелета. Как бы ни были прочны пястные кости гоминоида, они не выдержат сколько-нибудь сильного удара, если не обеспечена жесткость кисти. А последнее неосуществимо: у человека эта жесткость при всех перечисленных ударах обеспечивается «стяжкой» друг с другом противоположных пальцев кисти, большого и мизинца, то есть однозначно связана с противопоставлением большого пальца. Другого механизма, судя по всему, в семействе не выработано: высшие обезьяны (об этом еще будет сказано) в схватках не используют сжатый кулак… во всяком случае, не используют его сколько-нибудь по-человечески.

(Любителям фантастики, наверно, будет интересно узнать, как эта тема недавно была обыграна в блокбастере «Аватар-2: Путь воды». Когда юные сыновья-«полукровки» аватара Джейка Салли, имеющие, как и отец, пятипалые конечности, вступают в драку со сверстниками из числа чистокровных на’ви — вдруг оказывается, что четырехпалая кисть последних не адаптирована к кулачному удару. Правда, там дело не в проблемах с противостоянием большого пальца — у на’ви с этим как раз полный порядок! — а, наоборот, с отсутствием мизинца, обеспечивающего «стяжку».

Безусловно, перед нами фантастика, да и вообще искать биологическую логику в «Аватаре» — не самое благодарное занятие. Однако биомеханика работы кисти как раз показана кинематографически очень наглядно… и потому в самом деле выглядит убедительно.)

Рассуждая логически, каким способом гоминоид может вести бой? Возможны три варианта. Это: неударная боевая техника; удар рукой, при котором не требуется «стяжки»; или удары другой частью тела, не рукой. Посмотрим, как это проецируется на известное нам описание конфликтов гоминоида с человеком или животным.

Неударная техника

Во многих описаниях фигурируют такие термины, как «повалил», «отбросил», «помял», «навалился», «схватил» и т. д. Чаще всего это не агрессия в прямом смысле слова: хотя гоминоид при этом настроен иной раз отнюдь не миролюбиво, он все же не стремится нанести противнику максимальный ущерб. Обычно после таких манипуляций человек оказывается потрясенным, но не раненым.

Но вот и настоящий бой: «Хиезбек начал с ней драться. Она своими когтями разодрала ему всю кожу на лице и теле»; «Он с трудом отбился от аджины, и она убежала. Аджина расцарапала всю кожу Мастибеку на шее и плечах».

(Цитируется по полевым записям А. З. Розенфельд и Х. А. Кислякова. Оба эти фольклориста, особенно Розенфельд, — ярые и известные противники криптозоологии; тем ценнее их свидетельства! Аджина — одно из таджикских наименований гоминоида; в обоих случаях речь, судя по всему, речь идет о конфликте с молоденькими самочками, почти детенышами. Хотя эти исследователи считали аджину мифическим персонажем, их информаторы явно относили ее к миру животных: «В наших краях можно встретить таких зверей: волка, медведя, лисицу, аджину».)

Когтей у гоминоида, конечно, нет, но есть прочные ногти, не знающие стрижки. Рука его, судя по многочисленным описаниям, напоминает кисть неандертальца из Киик-Коба, хорошо изученную многими исследователями (мы оставляем открытым вопрос о степени их родства). По заключению специалистов, ее конструкция позволяет осуществлять очень мощный пальцевый захват (не удар!). То есть пальцы гоминоида, видимо, даже без учета ногтей способны впиваться, раздирать и плющить тело.

Один из очевидцев, человек необычайно сильный, сформулировал эту мысль так: «Какое там каратэ или топор: он как возьмет вот так одной рукой — только чавкнешь!»

Судя по описаниям (правда, немногочисленным!), когда гоминоиду в руки попадает какое-либо некрупное животное вроде ягненка, он довольно долго возится с ним, умерщвляя. Причем как будто нет сведений, чтобы он прикончил свою жертву ударом; а вот свернуть шею, сломать хребет — может.

То же касается и драк гоминоида с собаками (их взаимный антагонизм широко известен). В тех редких случаях, когда ему удается расправиться с собакой, очевидцы всегда сообщают, что он ее «задушил», «разорвал», «схватил и отбросил», «схватил и ударил о землю». Кстати, именно так — ударив о землю — расправляются со своими жертвами шимпанзе в редкие для них периоды плотоядности.

Судя по ряду кавказских легенд, взрослые самцы гоминоида якобы имеют на груди какой-то выступающий «гребень», о который они, дескать, норовят «раздавить» человека, заключив его в объятья. Нам известны (не по Кавказу!) описания нескольких случаев, когда взрослый самец «облапливал» человека и прижимал его к своей груди. Правда, при этом гоминоид не старался его раздавить (иначе эти случаи, пожалуй, остались бы неизвестными!) — но такое движение для него, видимо, характерно.

У антропологов есть термин: «плоская» грудная клетка. Это — черта современного человека: у более ранних гоминид она обычно описывается как «бочковидная». Поскольку для крупного самца характерна явно утрированная, по сравнению с любым неандертальцем или питекантропом, мощь телосложения — видимо, у него грудная клетка будет напоминать скорее даже не «бочку», а днище лодки со «шпангоутами»-ребрами и «килем»-грудиной.

Итак, вполне можно представить, что человек, побывав в объятиях гоминоида и выйдя оттуда живым (выживают же люди, помятые медведем, который куда более склонен наносить смертельные раны!), мог сохранить воспоминания о каком-то «гребне», травмировавшем его тело…

Это — первая из «фантастических деталей», которая может быть реально объяснена именно исходя из принципов боевого искусства (кстати, такой «давящий» захват очень характерен для «силовой», относительно примитивной борьбы). Чуть позже мы рассмотрим еще одну.

Удар рукой

В восточных единоборствах есть один прием, не требующий закрепления кисти «стягиванием» противоположных пальцев. Это — удар раскрытой ладонью, так называемая «тигриная лапа». Он известен в большинстве школ, но мало популярен (за исключением некоторых боевых школ материкового Китая, например багуа-цюань, где является одним из основных приемов). При таком ударе нагрузка падает на кости запястья, а через них передается непосредственно на предплечье. Пясть в ударе не участвует, поэтому и закреплять ее нет нужды.

Есть ли указания на то, что для гоминоида характерна именно эта манера боя? На первый взгляд — почти нет. Визуально только один из очевидцев заметил, как крупный самец, угрожая, махал в его направлении рукой с выставленной вперед раскрытой ладонью (человек в такой ситуации скорее грозил бы кулаком). Надо отметить, что удары как наиболее «откровенная», крайняя форма агрессии применяются очень редко и вообще, похоже, являются прерогативой взрослых самцов: случаи, когда гоминоид именно бил своего противника, известны буквально наперечет.

Однако проведение и последствия такого удара имеют свою специфику, которая может отразиться в описаниях, причем неосознанно. Рассмотрим ее:

а) Субъективно удар может ощущаться скорее как шлепок, толчок (описания стычек с алмасты: «Я ощутил не удар кулаком, а скорее пощечину»; «Он сильно толкнул меня в плечо, в правое, так что я упал»).

б) При правильном проведении, в отличие от работы кулаком, пострадавший может получить так называемый «гидравлический удар», последствия которого иногда сказываются не сразу, а через несколько часов или даже дней. При гидравлическом ударе обычно не возникает травмы именно в том месте, куда он пришелся, но возможны тяжелые ушибы и даже разрывы внутренних органов. Иной раз страдают органы, даже не прилегающие к месту удара. Классический пример: после удара в живот наступает повреждение позвоночника. Это связано с тем, что ладонь — «мягкая», она передает энергию удара иначе, чем кулак (различие даже больше, чем между резиновой дубинкой и жесткой палкой). Последствия напоминают скорее контузию, чем рану.

А как с этим обстоят дела у реликтового гоминоида?

«Рассказывали, что если аджина ударит человека (в особенности тогда, когда он снимает с себя одежду), то тело его становится багровым или же на нем остаются глубокие кровавые полосы, иногда человек делается калекой» (Н. А. Кисляков «Материалы по древним верованиям горных таджиков», в сб. «Страны и народы Востока», вып. XXVI). Одежда, разумеется, может смягчить удар — особенно в Средней Азии, где непременным атрибутом костюма до недавних пор являлся стеганный халат.

Кстати, не с этим ли (хотя бы отчасти) связаны представления о якобы присущей гоминоиду вредоносной магии? Практически у всех народов существуют рассказы о том, что человек обидел алмасты, лешего, гуля, каптара, аджину и т. п., после чего тяжело заболел или умер. Большинство криптозоологов склонно относить их к демонологическим сюжетам, издавна сопутствующим гоминоиду (так же как медведю, волку, ворону). Но не исключено, что в основе лежит реальный факт, впоследствии обросший мифологическими подробностями. Например, человек вступил в конфликт с гоминоидом и после короткого поединка (который и как поединок не был воспринят — свелся к паре напоминающих легкий толчок ударов) принудил его к отступлению. Это вполне возможно: столкнувшись с решительным противодействием, гоминоид (как и любой представитель дикой природы) скорее всего ретируется, даже если его физическое превосходство неоспоримо. Но потом этот отважный джигит вдруг заболевает и умирает (или поправляется, навеки зарекшись драться с алмасты). Разумеется, не вследствие мифического «проклятья», а, скажем, от разрыва селезенки, опущения почки — но ни он, ни окружающие этого не знают.

Гипотеза достаточно вольная, но вспомним — ряд «сверхъестественных» способностей гоминоида вполне объясняется его поведенческими или анатомическими особенностями. Например, якобы вывернутые назад ступни — привычкой отступать спиной вперед, не теряя из вида угрозу. Или легенда о «дикой женщине с тысячей грудей» — необычайно гипертрофированными грудными железами у самок («у нее длинные отвислые груди или множество грудей»).

в) Но все эти «контузящие свойства» возможны, как уже говорилось, при правильном проведении удара. Однако провести его трудно, для этого требуется куда большая квалификация, чем для удара кулаком.

При малейшей ошибке результат будет как раз обратный: противника, особенно если он весит меньше, чем нападающий, всего лишь отбросит в сторону (возможно, с поверхностным ушибом, но без повреждений). Особенно это касается удара в корпус, голова в этом смысле более уязвима, так как кости черепа лучше проводят ударную волну, да и мозг чувствителен к травме.

При стычке гоминоида с человеком меньший вес последнего гарантирован: как уже говорилось, удары решаются наносить, видимо, лишь крупные самцы. Практически во всех случаях, документированных показаниями очевидцев, эти самые очевидцы (они же — участники конфликта) отделывались легким испугом. Почти никто из получивших удар в корпус даже не сообщает о последствиях (исключение — человек, получивший «толчок» в плечо; он длительное время жаловался на боли). Это понятно: в противном случае очевидец вряд ли смог бы рассказать о встрече…

А удар подчас был очень силен — «И вдруг он ударил меня с такой силой, что я пролетел через весь кош и упал. Я тут же вскочил и с топором в руке выбежал, но его уже не было». (Этот протокол уже цитировался, но с иной целью.) После удара кулаком, достаточно сильного, чтобы отшвырнуть крепкого мужчину на несколько метров, человек вряд ли мог бы сразу вскочить. Кстати, еще немного, и родилась бы новая легенда о «проклятии алмасты»: человек повздорил с алмасты, выгнал его из коша и, несмотря на полученный удар, явно считает себя победителем: алмасты-то бежал. Если бы удар оказался более успешным, наш информатор вполне мог счесть, что гоминоид «наслал» на него болезнь.

Есть и указания на лучший результат при проведении «тигриной лапы» (?) в голову. Во-первых, это та самая пощечина — единственный документированный удар, приведший к сравнительно тяжелым последствиям: длительная потеря сознания, сотрясение мозга. Во-вторых, есть сообщение о поединке крупной особи гоминоида (видимо, самца) с медведем. Гоминоид «боксировал» вставшего на задние лапы зверя в голову, после чего оглушенный медведь, шатаясь, как пьяный, опустился на все четыре конечности и отступил. Очевидец не смог описать, бил алмасты кулаком или раскрытой ладонью, а от записывавшего протокол исследователя (Ж. Кофман) не поступило уточняющих вопросов. Тем не менее высокая эффективность удара в голову налицо…

г) Удар «тигриной лапой» часто мгновенно переходит в захват, рывок пальцами. Как мы помним, кисть гоминоида должна быть способна к таким движениям. И действительно: «…Тут алмасты его двинул так, что он отлетел на несколько метров… Он ударил не кулаком, а пальцами, как кошка, — дед мне потом показывал на груди три шрама — следы пальцев». (Отметим, что гоминоид не превысил пределов «необходимой обороны»: дед рассказчика пытался ткнуть его кинжалом!)

Нет, ударить пальцами он в данном случае не мог: у такого удара своя специфика, он, даже будучи правильно проведен, не отбросит на несколько метров. Другое дело, что пальцы тоже включились в удар, сделав «царапающее» (вспомним аджину!) движение.

Думается, к этой же серии можно отнести «глубокие кровавые полосы», остающиеся после удара.

Между прочим, именно так бьют вооруженные когтями хищники (медведи, крупные кошки): первоначально жертвы касаются мягкие подушечки лапы, передавая основную энергию удара, а затем, мгновение спустя, в ее тело вонзаются когти. Вот почему такой удар не только сбивает добычу с ног, ломая кости, но и оставляет рваные раны.

(А вот в данном случае любителям фантастики, наверно, будет интересно узнать, что все эти подробности были использованы для описания боевых особенностей «волотов» в романе «Храбр», автор которого, Олег Дивов, ознакомился с ранним вариантом этой статьи — точнее, главы книги «Каталог монстров», М., Олма-Пресс Экслибрис, 2002 г.)

Наш разговор о боевых функциях руки гоминоида почти завершен. Остается только добавить, что, возможно, именно с ограниченностью ударной техники связана его беспомощность перед лицом организованной собачьей своры. Даже когда собак мало, они не очень сильны и явно опасаются атаковать, гоминоид (порой это могучий самец, способный, как мы помним, нокаутировать медведя) не оказывает достойного сопротивления, «теряет лицо», совершенно отчетливо проявляет страх.

Может быть, здесь дело не только в стайном инстинкте, обеспечивающем собачьей стае дополнительную стойкость, но и в физических возможностях противника? Удар «тигриной лапой» — прямой, он малопригоден для цели, находящейся где-то внизу, на уровне колена. Собаку можно и схватить, но это гораздо труднее (хотя бы потому, что захват осуществляется в две фазы, а удар — в одну). Итак, гоминоид почти лишен возможности активно противостоять собакам именно в силу их малого роста.

(Окончание следует.)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s