Джек Лондон. Маленькая шутка махатмы



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 10(12), 2020.


Объяснять, кто такой Джек Лондон, современным читателям, к счастью, не нужно (пока?). Но этот рассказ все-таки нуждается в некоторых комментариях.

Он написан совсем молодым человеком, едва перешагнувшим рубеж двадцатилетия. Тем не менее юный Джек уже имел достаточно серьезный жизненный опыт (успел побывать бродягой, матросом, «устричным пиратом» и… охотником на «устричных пиратов») и даже некоторый литературный опыт: время от времени ему удавалось публиковаться в журналах. «Маленькая шутка махатмы» как раз и писалась с расчетом на журнальную публикацию.

До знаменитых «северных» рассказов, которые принесут Джеку Лондону настоящую славу, еще пара лет. А пока теософия, вопросы «переселения душ» и разного рода сенсационные истории, связанные с деятельностью Блаватской и ее последователей, все это интересует Джека, его читателей и издателей куда больше, чем хроники белого безмолвия, которыми совсем вскоре, уже в 1899 г., будет зачитываться вся Америка, да и остальной мир.

Тем не менее, как гласит пословица, «льва узнают по когтям»: будущий знаменитый писатель еще не ведает о своем грядущем успехе — однако этот короткий рассказ, которому, казалось бы, неизбежно суждено оказаться проходным, оставляет гораздо более сильное впечатление, чем среднестатистическая продукция тогдашних литературных журналов…



— Как по мне, Джек, страннее некуда, если в наш век разума, когда сверхъестественные явления отрицает уже не только наука, но даже церковь, поскольку религия теперь стремится обогатить свой арсенал за счет научных данных… Так вот: очень странно, что сейчас появляется кружок сектантствующих мыслителей — о, блестящих мыслителей, не спорю! — который стремится навязать всем столь фантастическую картину мира.

— Да нет же, Чарли, они ничего подобного не делают. Ну да, есть ряд вещей, которые непосвященные вроде нас склонны считать чудесами; но адепты, о которых я говорю, их так не называют! Тут совсем другое: ты же согласен, что сегодняшняя обыденность в не таком уж давнем прошлом показалась бы чудом? Как нынешняя наука — чудо для прошлого, так и «чудеса» этих адептов — наука будущего! Просто проявления неких извечных законов тонкого мира, в настоящий момент недоступного для физических исследований, однако пройдет какое-то время — и физика не только признает их существование, но и научится с ними управляться!

— При всем уважении к нашему другу я все-таки считаю, что их утверждения абсурдны, а гипотетическое «возможно» никак не пересекается с научным «доказуемо». Возьмем хотя бы то «чудо с тарелками», которое якобы продемонстрировала мадам Блаватская. Итак: есть сервиз, выполненный по особому заказу, так что во всей Индии не найдется для него дубликата. На пикнике вдруг обнаруживается, что одному из гостей не хватает тарелки. Мадам Блаватская напрягается и взывает к посвященным, рассеянным по огромным пространствам Гималаев и Тибета. Те, в свою очередь, тоже напрягаются, объединяют свою психическую энергию и устремляют ее в направлении Германии, а конкретно — той фабрики, где этот сервиз был изготовлен и где могут найтись для него запасные предметы. Затем они при помощи этой самой психической энергии нащупывают нужную тарелку, разлагают ее сперва на молекулы, потом на атомы, преобразуют атомы в чистую энергию, эфирным путем тащат их до самой Индии, переносят через высочайшие горы на планете, а потом каждый атом находит прежнее место в молекуле, а молекула в тарелке, и — спешите удостовериться! — эта последняя материализуется под кустом на пикнике, так что обделенному гостю остается только протянуть руку и взять ее. Если для этой истории можно подобрать иное определение, кроме как «дикий бред», я предлагаю нашему другу, который, конечно достаточно подкован в теософии, сделать это.

Произнеся эту фразу, молодой человек, которого звали Чарли, повернулся к третьему участнику беседы, джентльмену средних лет, чья внешность при первом же взгляде заставляла вспомнить одновременно о задумчивой мудрости сфинкса и об исполненной достоинства таинственности Монте-Кристо.

— Вы одновременно и правы, и неправы, — произнес тот. — Правы, когда пропускаете сведения о феноменах вселенной через своего рода светофильтр; неправы, когда забываете об ограниченной возможности таких линз. Вы ведь признаете философскую аксиому, согласно которой конечное не может вместить бесконечность? Следовательно, конечный объем научных знаний, постепенно расширяясь, будет включать в себя все новые области и совершенствовать методы; но за его пределами все равно останется бесконечность. Только что прозвучало сравнение современной науки с наукой прошлого века; но если территория непознанного в любом случае остается бесконечной — то ведь примеры из современности можно приводить ничуть не с меньшим основанием, чем из прошлого, вы согласны со мной? Сто лет назад телеграф был совершенно вне пределов научной концепции и тем более практического применения; а распад и реинтеграция материального тела под воздействием психических импульсов находится вне пределов всего этого и сейчас. Вы считаете ее абсолютно невозможной; но на чем основывается абсолютизм вашего отрицания? Вы претендуете на то, чтобы являться источником высших знаний? Полагаю, нет: трудно представить такой эгоцентризм. Значит, дело в другом: вы, мой друг, по сути агностик — то есть не знаете, но стремитесь знать. Эта цепочка рассуждений у вас протеста не вызывает?

— Как цепочка рассуждений — нет, не вызывает, — признал Чарли. — Но как предлагаемый путь познания… Столь долгая пассивность, бездеятельное ожидание — нет, это не для моей позитивистской натуры. Я неизбежно соскользну в то, что ваши сторонники называют «иррациональным болотом скептицизма». Будь под рукой какие-нибудь бесспорные, доказанные факты, на которые можно опереться, — я бы удержался от такого соскальзывания; но вот вопрос: как мне их раздобыть?

— Пожалуй, я в силах их вам предоставить, — ответил его таинственный собеседник. — Я глубоко изучил все источники и составные части буддистской эзотерики, а вдобавок, хотя вообще-то это секрет, в том тайном братстве, о котором вы только что рассуждали, я имею статус не просто посвященного адепта, но махатмы высокого ранга. Так что в моей власти вас убедить — и я готов это сделать. С чего начнем? Традиционно новички просят отделить их астральную сущность от телесной оболочки и послать ее в небесные сферы. Но это так тривиально… Может быть, предложите более оригинальный пример?

— Вот как? Признаться, я не предполагал, что вы второе издание Гелиобаса1, но раз так — ловлю вас на слове! Вообще-то нет ничего лучше, чем получить возможность вознестись в горние сферы и оттуда окинуть взглядом свою бренную оболочку; однако… на самом деле все же есть нечто лучше! Джек, — Чарли посмотрел на своего молодого спутника, — ты хорошо запомнил свое вчерашнее желание?

— Какое именно? — тот беспечно пожал плечами. — Ты ведь знаешь, что у меня легион желаний, причем большей частью несбыточных — не могу же я помнить их все! Может, я пожелал стать владельцем замка в Испании… или чтобы в меня влюбилась герцогиня…

— О нет! Вернись с небес на землю. Хайди и Дора, ты и я — ну, вспомнил теперь?

— А! Ты прав: тут нам астральная помощь придется в самый раз! Видите ли, в чем дело, — Джек повернулся к махатме, — у Чарли есть сестра, лучшая девушка в мире, и имя у нее лучшее в мире — Хайди! — и вообще нет никого прекраснее, умнее и добрее. У меня тоже есть сестра, Дора, и Чарли, дай ему только волю, сейчас скажет о ней ровно то же самое, что я о Хайди. Мы с Чарли — друзья, дружим давно, знаем друг друга отлично, понимаем с полуслова. Ну и каждый из нас свою сестру тоже вот так понимает, то есть с ней объясниться — не проблема. Но дело-то в том, что объясняться — в любви, — каждому из нас предстоит не со своей собственной сестрой, а с сестрой своего друга. Я и Хайди, Чарли и Дора — мы хорошо знакомы, но… выходит, недостаточно хорошо. По крайней мере, не так, чтобы понимать с полуслова. А ведь это самый важный разговор в жизни — и… никто из нас на него еще не решился. Буквально немеем. Понимаете? Вот если бы я оказался на месте Чарли — то, конечно, не стал бы неметь в разговоре с Дорой. И он тоже нашел бы слова, чтобы убедить Хайди выйти за меня замуж, окажись он на моем месте. Ч-черт, как бы это сформулировать… В общем, если бы нам с Чарли, так сказать, «обменяться» — не надолго, только на время этого объяснения! — а потом вернуться обратно… После этого мы бы наверняка вскоре смогли пригласить вас на свадьбу. На две свадьбы!

— Понимаю… — кивнул махатма. — То есть вы хотите устроить нечто вроде «объяснения в любви по доверенности», при котором брат выступит в роли жениха. Что ж, думаю, в моих силах вам помочь. Я просто отделю ваши астральные сущности от их материальных носителей и временно поменяю их местами. Таким образом духовная индивидуальность Джека окажется в теле Чарли — и наоборот. Вы готовы к этому прямо сейчас?

— К чему готовы? — в один голос переспросили друзья.

— К обмену личностями, разумеется.

Молодые люди переглянулись в несколько конфузливом испуге — а потом их неловкость сменилась удивленным смехом. Но махатма следил за ними с невозмутимо серьезным видом.

Смех умолк. Махатма вновь предложил Джеку и Чарли подтвердить их готовность. Друзья торжественно кивнули, хотя на их лицах при этом появились скептические улыбки.

Сам процесс обмена астральными сущностями оказался чрезвычайно прост — по крайней мере, внешне. Молодые люди сели на диван, а махатма приблизился к ним вплотную и пристально взглянул каждому в глаза. Что при этом происходило на «тонких слоях» бытия, навсегда останется тайной для непосвященных умов — однако махатма с уверенной улыбкой отступил от замерших неподвижно юношей, надел перчатки и шляпу, взял трость и вышел из квартиры, где происходил этот разговор, оставив двух друзей в состоянии, напоминающем глубокую дрему.



К моменту их пробуждения миновало уже несколько часов: тени в комнате по-вечернему удлинились. Наконец приятели одновременно вынырнули из дремотного забвения — и, взглянув друг на друга, тут же поняли: затея удалась.

— Поверить не могу: мы действительно обменялись душами! — воскликнул Чарли.

— Да как сказать… — Джек потянулся к карману, где обычно хранил сигареты любимого сорта, достал пачку и подозрительно уставился на нее: это был не его любимый сорт. — Что вообще «главнее»: тело или душа? Если первое, то мы обменялись телами. Да и одеждой заодно. Кстати, возьми свои сигареты и пошарь, пожалуйста, в своих карманах — то есть в моих, но они, вместе со всем прочим, сейчас на твоем теле… вернее, душе… Тьфу! В общем, мне нужен мой портсигар. Я не курю те гробовые гвозди, которыми увлекаешься ты.

— Тогда давай уже содержимым сразу всех карманов обменяемся.

— Нет. Я сперва подумал об этом, но давай не будем доходить до абсурда. Проще всего считать это временной арендой дома со всей обстановкой: тело — дом, а одежда и то, что в карманах, — как бы мебель, кухонная обстановка и прочее. Потом арендатор возвращает владельцу всю собственность разом, ты — мне, я — тебе. Конечно, главное тут — «дом», то есть тело…

Он фыркнул. С сомнением покачал головой:

— Случай в юридическом смысле уж очень необычный. Сам-то я понимаю, что хочу сказать, ты, конечно, тоже понимаешь, что я хочу сказать, но вот формулировка…

— Да, мне тоже трудно это сформулировать, — кивнул Чарли. — Слушай, а давай-ка, вместо того чтобы мучиться с абстракциями, лучше опишем наш случай как математическую формулу. Это куда легче запомнить: душа Джека — X, душа Чарли — Y, тело Джека — A, тело Чарли — B. То есть обычно все выглядит так: Джек = XA, Чарли = YB. А вот теперь все выглядит иначе: Джек = XB, Чарли = YA. Теперь ты понимаешь, кем являешься на самом деле — разумеется, до повторного обмена?

— О да, и этого мне не забыть. Я = XB. А ты, соответственно…

— Я = YA.

— Отлично! Мы определились с тем, кто мы есть, — давай же поспешим заняться тем, для чего это с нами было проделано. Где моя шляпа? Ага, вот…

— Нет. Это было шляпой XA. А теперь твоей голове полагается другая.

— О! Действительно…

Они с некоторым смущением обменялись шляпами (одинаково новыми, одинаково модными и вообще, строго говоря, практически одинаковыми) — и, все еще чувствуя себя неловко, вышли из квартиры. Самое странное было видеть себя со стороны — и при этом знать, что видишь на самом деле не себя, но лишь свое тело.

Впрочем, друзья обоих юношей, повстречавшиеся им на улице, тоже заметили кое-какие странности. Например, Карлтон, друг Чарли, при этом не знакомый с Джеком, был весьма удивлен, когда Чарли скользнул по нему равнодушным взглядом, зато идущий рядом незнакомец приветливо кивнул.

Перевод Григория Панченко


1 Бессмертный и почти всемогущий «электрический учитель», способный провести новичка через разные степени совершенствования: персонаж нескольких романов английской писательницы Мэри Маккей, более известной под псевдонимом Мария Корелли (1855—1924). Ее творчество, представляющее невыносимо скучный эзотерический «винегрет» из астральных тел, «магнетизма» и «электричества» в теософском понимании этих терминов, гипноза, переселения душ и т. п., теперь совершенно забыто, но в 1890-е гг. романы Корелли продавались большими тиражами, чем Киплинга, Конан Дойла и Уэллса, вместе взятые. (Примеч. перев.)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s