Григорий Галич. Главный памятник России («немецкий след»)



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 10(12), 2020.


Каждый, кто бывал в Великом Новгороде в качестве командированного, туриста или просто проездом, стремился первым делом в кремль. Там, осмотрев главную достопримечательность — Софийский собор 1050 года, замирал перед величественным созданием ума и рук человеческих — памятником Тысячелетию России.

А теперь давайте оценим (хотя бы по анализу фамилий), сколь заметен в нем немецкий след. И учтем, что для всех участников это было совершенно естественным: национальный вопрос в их среде стоял никак не более остро, чем за тысячу лет до того, во времена Рюрика…

В 1862 году Россия готовилась отметить свое тысячелетие (по летописной версии, вождь варягов Рюрик был приглашен на княжение в Новгород именно в 862 г.). Император Александр II утвердил предложение Комитета министров об увековечении этого события памятником и заявил о своем желании открыть его в августе 1862 года. Наиболее подходящим местом для монумента определили площадь в центре Новгородского кремля. Предполагаемая стоимость сооружения составила 500 000 рублей. Седьмую часть этой немалой суммы собрали по народной подписке, остальное выделила государственная казна. Право на проведение конкурса проектов получило Главное управление путей сообщения и публичных зданий. В соответствии с условиями требовалось, чтобы памятник отражал шесть эпох русской истории: «Основание государства Русского — Рюрик, 862 год», «Введение христианства на Руси — Владимир, 989 год», «Начало освобождения от татарского ига — Дмитрий Донской, 1380 год», «Основание единодержавия Российского царства — Иван III, 1491 год», «Избрание на царство — Михаил Романов, 1613 год», «Преобразование России и основание Российской империи — Петр I, 1721 год». Венчать монумент должно было символическое изображение православия.

К назначенному сроку — 1 ноября 1859 года — на конкурс было подано 53 проекта от самых разных лиц, из них 15 только в виде идеи — без чертежей. Достоинства проектов оценивала комиссия, в состав которой входил Совет Академии художеств — архитекторы К. Тон, А. Штакеншнейдер, А. Брюлов, живописцы Ф. Бруни, Т. Нефф, скульпторы П. Клодт и Н. Пименов, а также инженеры и архитекторы Главного управления путей сообщения, включая будущего строителя памятника инженер-генерал-майора В. Евреинова. Для дальнейшего обсуждения было отобрано три проекта: только что окончившего Академию художеств живописца М. Микешина — 1-я премия, архитектора И. Горностаева — 2-я и архитектора П. Анисимова — 3-я. Проект Микешина представлял собой громадную «державу», увенчанную скульптурой «Православие». Вокруг «державы» размещались вышеназванные шесть групп. Проект Горностаева предлагал памятник в виде аллегорической фигуры России, стоящей на полушарии. На плоскостях шестигранного пьедестала размещались рельефы на исторические темы. В проекте Анисимова памятник изображался в виде полукруга, центральное место на котором занимал пьедестал с колоссальной скульптурой «Россия». При окончательном рассмотрении предложений предпочтение было отдано Микешину с рекомендацией разместить на пьедестале горельеф (по Горностаеву). После утверждения проекта императором встал вопрос об исполнении замысла. Микешин как художник никогда не занимался ваянием. Соавтором его был ученик скульптурного класса Академии художеств, талантливый, но не имевший профессионального опыта И. Шредер. Вся тяжесть работы по исполнению уменьшенной модели сооружения легла именно на него.

И. Шредер. Портрет последних лет жизни

Этот этап был наиболее важным, так как позволял исправить композиционные и технические недостатки замысла, после чего надлежало поручить другим скульпторам создание монументальных групп в натуральную величину. Шредер справился со своей работой с честью. Скульптурные группы «Михаил Романов», «Дмитрий Донской», «Рюрик» были исполнены академиками Р. Залеманом и П. Михайловым. Наиболее сложные группы «Иван III», «Петр I», «Православие» изваял сам Шредер. Микешин осуществлял общее наблюдение за ходом работ.

Тем временем шло составление списка лиц, подлежащих отображению на горельефе постамента, проект которого был выполнен профессором Г. Боссе. К этой работе Микешин привлек наиболее эрудированных людей своего времени — историков, славистов, этнографов, литераторов: Н. Костомарова, В. Соловьева, И. Срезневского, Н. Калачёва, Н. Устрялова, И. Тургенева, А. Майкова, Я. Полонского… В списке было намечено четыре раздела: «Государственные люди», «Военные люди и герои», «Писатели и художники», «Просветители». Вот наиболее выдающиеся имена из этих групп: Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Иван III; Петр I, Екатерина II, Александр I; Александр Невский, Дмитрий Донской, Ермак, Минин и Пожарский, Румянцев, Суворов, Багратион, Кутузов, Нахимов; Кирилл и Мефодий, Сергей Радонежский, Нестор, Феофан Прокопович; Ломоносов, Державин, Фонвизин, актер Волков, Карамзин, Жуковский, Грибоедов, Крылов, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Глинка, Брюллов. В окончательном варианте раздела «Государственные люди» не оказалось Ивана Грозного: против него выступили прогрессивные деятели России и общественность Новгорода, имевшая особые счеты к палачу новгородской вольницы.

Фриз «Писатели и художники». Среди них, впрочем, присутствует один актер (Федор Волков), двое композиторов (Глинка и ныне известный лишь историкам Бортнянский) и один архитектор (Александр Кокоринов, тоже известный ныне лишь историкам). Художник, впрочем, тоже лишь один, Карл Брюллов… если не считать уместившегося на крайне левом фланге Ломоносова, который попал сюда немного как художник, но в основном как поэт — и совсем не как ученый!

Император согласился с этим — как и с тем, что на памятнике нашлось место новгородской посаднице Марфе Борецкой, боровшейся против московского засилья. Соответственно и общественности пришлось пойти на ответные уступки, изъяв из списка «Писатели и художники» Шевченко. Александр II не желал видеть его фигуру на памятнике, причем ни политические, ни национальные вопросы тут роли не играли, император руководствовался другими соображениями: «Этот человек оскорбил мою мать!» Основания для царской обиды действительно существовали, причем веские: тогдашняя (а тем более последующая) «прогрессивная общественность» предпочитала о таком не говорить, но образ императрицы Александры Федоровны в шевченковской поэме «Сон» действительно выведен, чтоб не искать других слов, крайне по-хамски… несмотря на то, что именно она несколькими годами ранее приняла основное участие в выкупе молодого Шевченко из крепостной неволи.

Деталь фриза «Военные люди и герои»: Марфа Посадница, скорбящая над разбитым вечевым колоколом Новгорода. «Прогнившему самодержавию» хватило широты взглядов, чтобы не пытаться вычеркнуть этот эпизод из истории

Окончательная отливка деталей памятника производилась на заводе Никольса и Плинке в Санкт-Петербурге. Оттуда бронзовое литье по Неве и Волхову переправлялось в Новгород. Гранит для пьедестала был доставлен из Сердоболя (Сортавала). Выглядел памятник весьма внушительно: общая высота — 15,7 м, диаметр постамента — 9 м, высота скульптур — 3,7 м, высота фриза-горельефа — 1,5 м, длина его по окружности — 27 м. Всего на монументе было представлено 129 фигур.

7 сентября 1862 года в Новгород на пароходе по Волхову из Санкт-Петербурга прибыл с семьей и свитой Александр II. Около памятника выстроились войска. Церемония открылась пятью пушечными выстрелами, и из Софийского собора к месту празднества двинулся крестный ход. После молебна и военного парада в городе, украшенном флагами и иллюминацией, началось массовое гуляние. Все лица, принимавшие участие в создании памятника, были в этот же день в соответствии с императорским указом отмечены наградами. Наибольшей чести удостоились Микешин и Шредер, получившие наряду с денежными премиями ордена — соответственно Владимира четвертой степени и Анны третьей степени.

…И еще один «немецкий след», на сей раз, увы, не созидающий. Почти через сто лет фашисты, занявшие Новгород, разобрали памятник на части, подвели к нему узкоколейку и уже собрались отправить его в Германию на переплавку. Стремительное наступление советских войск не позволило осуществить варварский план. В ноябре 1944 года, буквально через десять месяцев после освобождения города, когда он весь еще лежал в руинах, восстановленный и отреставрированный памятник Тысячелетию России вновь занял свое место на главной площади Новгородского кремля.

Чтобы увидеть это чудо сегодня, право, стоит приехать в Великий Новгород. Даже из Германии!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s