Сергей Куковякин, Наталья Куковякина. Личность целителя в народной медицине



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 9(11), 2020.


Продолжаем знакомить читателей с тезисами монографии С. и Н. Куковякиных «История народной медицины северо-востока Европейской России» (полностью см. тут: http://samlib.ru/k/kukowjakin_s_a/k-6.shtml).



До введения на северо-востоке Европейской России земского самоуправления «население края практически не знало медицинской помощи… в редких случаях была доступна лишь фельдшерская помощь да оспопрививание». Народный целитель являлся практически единственным врачевателем на селе. Не отказались жители региона от помощи народных целителей и в период существования в крае земско-медицинской службы, а также в более позднее время. Периодическая печать Вятской губернии на рубеже XIX—XX века отмечает, что «знахарей (в губернии авт.) много и знахарство… в большом ходу».

Обращение жителя исследуемого региона к народному целителю в XIX — начале XX века, даже при наличии в месте проживания фельдшера или врача, довольно легко объяснимо и исходит из представления о причинах возникновения заболеваний: если болезнь возникла от сглаза, порчи, наговора, вмешательства нечистой силы, то и лечение должно быть соответствующим. Поэтому и шли проживающие в крае удмурты к туно (знахарю), туноги (лечцу), эмзя (ворожее), мари — к мужедше, гадающему на бобах или хлебных шариках «по поводу болезни», шуведыше (заговаривающему), шунчамужшо (провидцу), русские — к знахарю, еретику, лечцу, умывальшице, костоправу. Вера в народного целителя оказывала терапевтическое воздействие, и нередко его пациенты выздоравливали просто от общения с ним при разного рода функциональных расстройствах. Взаимопонимания между жителем исследуемого региона и народным целителем в XIX — начале XX века было больше, чем с врачом, нуждающийся в лечении мог «отвести душу», поговорив о своем заболевании, выслушать много примеров о чудесных выздоровлениях от самых тяжелых болезней, получить знакомые ему отвары и настои трав, а не «безвкусное лекарство… что ни то, ни се». Врач хотя и вошел в период земского самоуправления «в народную среду», но не был для крестьянина как народный целитель — «свой брат».

Народные целители в XIX — начале XX века пользовались у жителей региона почетом и уважением, «будь то мужчина или женщина, хотя и не совсем хорошего поведения». С народным целителем советовались во всех трудных случаях, без него не обходилось ни одно важное событие в жизни крестьянина — роды, крестины, свадьба, похороны. Целитель приглашался на каждый праздник: «человек он нужный». К народным целителям обращались явно — для лечения, а иногда и скрытно — для ворожбы, наведения порчи.

Изученные материалы свидетельствуют, что народных целителей в регионе «побаивались», особенно «еретиков» (колдунов) и «формазонов» (чернокнижников). Один их взгляд «заставлял трепетать мнительного».

Жители региона в XIX веке среди знахарей-колдунов выделяли убежденных, невольных и случайных. Из них первые «вступили в свою роль» самостоятельно, по убеждению. Считалось, что знания свои они «приобрели от таких же колдунов… или от нечистого». Невольными колдунами считались те, «которые производятся народом в колдуны против их воли». Г. Верещагин пишет, что «таким колдуном можно сделаться легко, стоит только в сумерки или поздно вечером гулять одному по улице и вести разговоры с самим собой». Становились случайными колдунами те, кто имел какую-нибудь «бросающуюся в глаза… особенность — белки глаз большие, из волос и бороды выглядывают клоки седых волос, или же кривой какой-нибудь глаз… двоезубые, троезубые, рыжие, двоеженцы, троеженцы…». Мог стать случайным колдуном и «встречный» (тот, кто шел навстречу) и «поперечный» (тот, кто пересекал дорогу идущему), если «после них… случалось какое-нибудь несчастье».

Согласно представлениям вятчан, желающий научиться колдовству (будущий убежденный колдун) должен был явиться к известному колдуну. Последний уводил его за околицу. Здесь пришедший отрекался от своей религии (становился «еретиком» авт.), колдун читал заклинания, и перед ними появлялась огромная жаба с разинутой пастью. Колдун приказывал ученику залезть в пасть этой жабы, что тот и должен был сделать. За жабой появлялся заяц, за ним — волк, следом — медведь. Ученик должен был «пролезть сквозь этих зверей, как сквозь жабу, и тогда он будет научен наукам колдовства, но если кто, пролезши сквозь жабу, струсит — тот сойдет с ума».

Вятчане выделяли и другой способ научиться колдовству — дать нечистому подписку. По мнению вятчан, пишется она «собственной кровью, добытой из безымянного пальца, под диктовку самого нечистого (дьявола авт.)». Желающему стать колдуном вручается черная книга, а подписка уносится в ад, где и хранится до смерти подписавшего. Когда «пробьет последний час колдуна (чернокнижника), демоны являются к одру умирающего с подпиской и берут его душу в свои руки, уносят ее в ад». По другим сведениям, душа уже со времени подписания подписки находится в аду, а «вместо ее в теле остается пар, который и поддерживает жизнь».

Чернокнижники представлялись вятским крестьянам «почти такими же, какими представляются колдуны». Хотя колдуны и чернокнижники являлись «страшными исчадиями ада», но их же «считали и полезными — они находят целебные травы и коренья против неизлечимых болезней».

Жители региона в XIX — начале XX века подразделяли всех народных целителей (по причине занятия знахарством) на промышленников, злоумышленников и славолюбивых. Промышленное знахарство, по их мнению, «возникает из цели наживы или… снискания пропитания». Среди «промышленников» было много лжезнахарей — «собирателей рублевиков». Пользы от их лечения зачастую было мало. Но и среди этой группы встречались большие знатоки своего дела. Злоумышленное знахарство являлось «средством для причинения зла ближнему» путем порчи, сглаза и т. п. Знахарство третьего рода происходило от желания иметь известность знахаря.

Г. Верещагин делил всех народных целителей Вятской губернии на две категории: первая — те, кто прописывает больным снадобья из трав, кореньев и других лекарственных веществ, и вторая — занимающихся нашептыванием заговоров. Но, как уже было сказано выше, народные целители северо-запада Европейской России лечили и мерянием, очерчиванием, горшком, умыванием, использовали тепло, воду. Очень редко один народный целитель сочетал все эти виды лечения. Чаще народные целители дифференцировались по специальностям и даже внутри последних. Так, в XIX веке в с. Лопья Уржумского уезда Вятской губернии сначала был один старик, который лечил от всех болезней, затем появился ряд знахарок, из которых «одна шептала, другая взбрызгивала от родимца, третья — наговаривала редьку… одна старуха снимала все бабьи болести корешками, другая насчет двенадцати сестер-лихоманок лечила». В то же время очень редко один «шептун» лечил заговорами все болезни. Чаще кто-то «превосходно заговаривал зубы, другой — головную боль, третий — кровь и от укуса змеи».

Народные целители рассматриваемого региона очень часто использовали для лечения наговоренную воду. Ее давали внутрь, спрыскивали больного снаружи, специальные умывальницы умывали болевших. Лечебная сила воды увеличивалась, если ею предварительно обмывалась икона («спустить воду с иконы»). Усиливались исцеляющие свойства воды и опусканием в нее угольков из печи.

Народные целители, проживающие в исследованном регионе, лечили болезни также с помощью «испуга». В Сарапульском уезде Вятской губернии в XIX веке боль в пояснице лечили «запугом» следующим образом. Больной ложился на порог избы с обнаженной поясницей. По одну сторону от него с топором в руках становился целитель, а по другую — свидетель. Целитель замахивался топором и прикасался его острием к пояснице больного, а свидетель спрашивал: «Что ты делаешь?» Целитель отвечал: «Утин рублю». Свидетель, в свою очередь, говорил: «Руби его больше, чтобы и близко не было». Народный целитель после этого начинал махать топором над поясницей. В Вятской губернии этот метод лечения имел свою особенность: лечить утин «запугом» могли только первенцы и последыши в семье.

Еще одной группой народных целителей, практикующих в исследуемом регионе в XIX — начале XX века, являлись костоправы. Они вправляли вывихи, лечили переломы костей, накладывая примитивные повязки и шины из луба, бересты.

Особую группу народных целителей в указанный выше период на северо-востоке Европейской России составляли рудометы. Они занимались кровопусканиями. Одни из них «открывали кровь жильную», т. е. вскрывали вены. Другие — «извлекали кровь рожками». Лечение рожками заключается в следующем. Берется коровий или козий рог, широкий конец его ровно обрезается, для того чтобы он плотно прилегал к коже, на узком конце делается небольшая дырочка. На спине получающего лечение производится небольшой надрез, он накрывается широким концом «рожка», а через узкий конец исцеляющий высасывает воздух. «Рожок» после этого закрывается чем-либо и постепенно заполняется кровью.

У жителей исследуемого региона широко было распространено мнение о том, что человек «основан на пупу» и что пупок — существеннейшая часть человеческого организма. Человек вследствие физического перенапряжения («надсады») может повредить пупок, и он «сходит с места», «развязывается», «рассыпается», «прирастает к спине» — все это влечет за собой болезнь. «Пуп правили» правильщики и правильщицы. Делали они это с помощью горшка. Лечение горшком было уже описано выше. Необходимо только добавить, что лечение горшком проводили натощак, два-три раза, после каждой процедуры получающему лечение рекомендовали выпить вина с солью или сажей. Правильщики Сарапульского уезда Вятской губернии в XIX веке «ставили пуп на место» еще и следующим образом. Получающий лечение ложился на живот и старался как можно сильнее выгнуть спину. «Под живот» больному предварительно подкладывали какой-нибудь предмет.

Обучиться народному целительству было нелегко. Обучение начиналось в 9—10 лет, а заканчивалось в 18—20. За это время ученик постигал умение узнавать травы и «другие целебные вещества», учился готовить лекарства, заучивал заговоры. Для обучения заговорам требовалась хорошая память, так как изменять текст заговора, переставлять и выпускать (а также добавлять) слова в нем не рекомендовалось.

За время учебы обучающийся целительству получал определенный объем знаний и практических навыков, но на этом не останавливался. Практикуя, народный целитель стремился «приобретать новые знания путем расспроса у подобных же знахарей», разыскивал различные рукописные лечебники, травники. Необходимо сказать, что «знанием науки таинственной» (народного целительства авт.) целители делились неохотно.

Сложность овладения искусством народного целителя можно проиллюстрировать на примере обучения лечению травами. По мнению вятских знахарей, «каждая ничтожная травка имеет чудесную силу врачества… но не каждая травка, полезная для мужчины, в то же время полезна для женщины… травку от травки должно отличать строго и знать, какие именно назначены природой в лекарство женатым и вдовым мужчинам, замужним женщинам и вдовам, равно какую должны принимать в известной болезни холостые и девицы». Для того, «чтобы заниматься сбором трав, должно изучить некоторые слова и молитвы, относящиеся к заготовке трав, также необходимо знать и правила, каким образом и когда должно рвать ту или иную траву… одну травку нельзя сорвать голой рукой, к другой нельзя прикоснуться простой рукой, третью надо рвать на утренней заре, при срывании четвертой должно читать положенные молитвы и слова, а пятую нельзя сорвать никому, кроме самого больного».

Лекарственными травами, а равно и растениями другого рода, народные целители запасались преимущественно «между началом их всхода и Ивановым днем». Лучшим временем сбора, за исключением некоторых, считался май. Наибольшую целебную силу, по мнению жителей региона, имели травы, сорванные в ночь на Ивана Купалу. Особенно часто искали в эту ночь папоротник. Считалось, что папоротник цветет в ночь на Иванов день. За цветами этой травы шли в самое глухое место в лесу, куда «не доходил звук пения петухов». Пришедши на место, нужно было обвести вокруг себя черту взятым с собой железным предметом и положить на землю под листья папоротника чистую скатерть. Затем рекомендовалось лечь на спину и, глядя на небо, считать звезды. Около полуночи к черте будут подходить в образе животных бесы и угрожать смертью. Делают это они с целью прогнать лежащего из круга и лишить его цветов папоротника. В самую полночь папоротник должен расцвести и уронить три серебряных цветка. В это время лежащий в круге «будет испытывать странные видения и слышать нечистую силу». При первом пении петуха нечистая сила исчезнет, и, следовательно, цветы искавшим их добыты.

К сбору трав допускались только «люди чистые душой и телом». Чаще это были девушки до 18 лет. Люди «злые, пропитанные алкоголем и табаком», по мнению жителей региона, не могли собирать лекарственные травы и коренья.

Перед тем, как собирать лекарственную траву, в Вятской губернии рекомендовалось прочесть заговор: «Небо-батько да земля-мати, разреши мне, рабе Божьей, травки порвати, корешков покопати. Отныне и до веку веков. Аминь». А при сборе лекарственных трав приговаривали: «От земли корешок. К чему она пригодна, тому и польза». И еще перед тем, как взять травку, рекомендовалось поднести к ней руку — «если к руке пойдет холод, то травку лучше оставить, она не принесет пользы, если же тепло — то такая травка поможет, ее и следует сорвать». Вятчанами учитывалось и место, где растет та или иная трава. Так, васильки на полях собирать не советовали: «василек, который растет во ржи, забирает от ее весь шум колосьев». Собранные травы нужно было правильно высушить (если они не использовались «в сыром виде») и соответствующим образом хранить. Выкопанные корешки мыть не рекомендовалось. Их, а также плоды сушили «на солнышке», а стебли, цветы, листья — чаще в сухих, хорошо проветриваемых местах, «там, куда не попадал прямой солнечный свет». Считалось, что правильно высушенные растения должны сохранить свой первоначальный цвет. Хранили высушенные лекарственные растения в сухих местах, упакованными в чистые мешочки, коробочки и т. п. Душистые травы помещали отдельно от не душистых, ядовитые от не ядовитых.

Народные целители северо-востока Европейской России употребляли для лечения лекарственные растения как наружно, так и внутрь, в виде отваров (водных извлечений из лекарственного сырья), настоев (чаще на водке), экстрактов (сгущенных извлечений из растений), чаев, напаров (заливали лекарственное сырье кипятком и «парили» в печи), использовали их для приготовления припарок, ванн, примочек, мазей, делали порошки.

В Вятской губернии в XIX — начале XX века больному, который принимал назначенное целителем лекарство, не рекомендовалось говорить об улучшении своего состояния, иначе «пользы от лечения не будет». Выварки трав нельзя было «бросать в лохань или другое нечистое место, равно и во двор на попирание ногами, а должен непременно бросать в печь, иначе-де благотворного действия не должно ожидать».

Во второй половине XX — начале XXI века на северо-востоке Европейской России профессиональное народное целительство практически исчезает и существует лишь в единичных случаях, но сведения о лечении и профилактике заболеваний методами народной медицины продолжают передаваться от поколения к поколению. Носители знаний данного рода и в настоящее время в регионе не редкость, но используются данные знания и умения, как правило, эпизодически для самолечения или лечения членов семьи, а также узкого круга знакомых. Знание народного целительства, особенно заговоры, и сегодня стараются хранить в тайне, не передавать случайным людям.

Кто же сегодня на северо-востоке Европейской России является носителем сведений, а иногда и применяет на практике методы народной медицины? Из 128 респондентов, согласившихся предоставить сведения о народной медицине исследуемого региона, подавляющее большинство (94,5%) являются лицами женского пола, более чем две трети опрошенных (78,1%) — это жители села, возраст большинства превышает 60 лет.

Рассматривая вопросы народного целительства на северо-востоке Европейской России, необходимо сказать и о том, что не всегда лечение у знахаря, помощь повитух приносили пользу, имелись и негативные последствия контакта с народной медициной. Так, в XIX веке в Казаковской волости Орловского уезда Вятской губернии «четыре бабки-повитухи тащили веревкой ребенка (в родах — авт.), вследствие чего вытащили одно туловище, а голова осталась в утробе матери, которая и померла». И еще один пример: несколько лет назад, по сообщению участкового терапевта N, работающего в настоящее время в Республике Коми, пациенту с карбункулом в области грудной клетки народным целителем были рекомендованы компрессы с человеческой мочой. Вследствие данного «лечения» развилась обширная флегмона, а в дальнейшем последовала смерть больного. И эти примеры можно продолжить.

Таким образом, народный целитель занимает центральное место в народной медицине северо-востока Европейской России в конце XVIII — начале XX века. Именно к нему обращались чаще жители региона в случае родов, заболевания, если сами «поправиться не могут». Личность народного целителя окружена множеством легенд, его «побаиваются», но считают «человеком нужным». Целитель редко является универсалом, чаще он практикует какой-либо один метод лечения (травами, заговорами, «мечет кровь» и т. п.), но существуют и исключения — когда он является специалистом сразу по нескольким направлениям народного врачевания. Освоение народного целительства довольно сложно, на это уходит немало времени, от ученика требуются определенные качества — ум, наблюдательность, хорошая память. Обучение целительству продолжается и в период практической деятельности. Лечение народных целителей строится на бытующих среди населения представлениях о причинах болезней. Во второй половине XX — начале XXI века на северо-востоке Европейской России профессиональное народное целительство практически исчезает, но сохраняется достаточное количество носителей сведений о методах народной медицины, кои их эпизодически применяют для самолечения и врачевания близких. В настоящее время право на занятие народной медициной (целительством) регламентировано «Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (1993).

Заключение

Рассматривая эволюцию взглядов на российскую народную медицину, необходимо сказать, что первоначально народная медицина в России отвергалась, объявлялась вредной, противоречащей научной, ее представители не признавались и даже преследовались. Врачеватели-язычники в Древней Руси считались служителями дьявола, волхвов и кудесников за зелейничество и ведовство наказывали вплоть до сожжения на костре. В 1733 году в России было введено наказание за медицинскую практику «без дозволения Медицинской Коллегии», и народная медицина с этого времени юридически рассматривалась как незаконное врачевание. Негативным было отношение к народной медицине также приказных и земских врачей. В советский период отечественная народная медицина была объявлена «Основами законодательства СССР и союзных республик о здравоохранении» (1961) и законом РСФСР «О здравоохранении» (1971) также недопустимой к использованию. Сегодня отечественная народная медицина признана, отмечается необходимость ее изучения.

Народная медицина — это не только прошлое, методы народного целителя используются на северо-востоке Европейской России и сегодня. Причиной существования народной медицины в регионе в XVIII — начале XX века являлась высокая степень недоступности научной медицины, для широких масс населения народная медицина была практически единственным видом лечения. В настоящее время народная медицина в северо-восточном регионе Европейской России практикуется вследствие семейной традиции, финансовой и территориальной недоступности здравоохранения, отсутствия полной безопасности научной медицины.

Вплоть до начала XX века в регионе преобладают нерациональные, мистические представления о причинах заболеваний, на рубеже XX—XXI века жителям северо-востока Европейской России более присущи естественнонаучные взгляды на болезнь, но среди сельского населения старших возрастных групп архаические взгляды на причины возникновения болезней сохраняются.

Народная прогностика заболеваний на северо-востоке Европейской России нерациональна, базируется на мистических представлениях, архаичности мышления.

Проведенное исследование позволяет сказать о том, что народная медицина северо-восточного региона Европейской России является методами оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, базирующимся на представлениях населения о причинах возникновения заболеваний. Последние отражают систему взглядов населения края на окружающую действительность, сложившуюся в результате повседневного опыта, преданий, религиозных и мистических представлений.

Ряд представлений о причинах болезней, сложившихся в регионе, имеет рациональную основу: переохлаждение способствует заболеваниям дыхательной системы, травмы головного мозга могут повлечь за собой психические заболевания.

Представления о причинах возникновения заболеваний с течением времени изменяются. Так, на фоне существующих постоянно (болезнь вследствие физического перенапряжения, неправильного питания, порчи, сглаза) ряд представлений во второй половине XX века исчезает или встречается реже (болезнь вследствие кары Бога, воздействия злого духа), а ряд — появляется вновь и широко распространяется (болезнь из-за загрязнения окружающей среды, плохой наследственности, нервных перегрузок, приема в пищу консервированных продуктов).

Народная гигиена северо-восточного региона Европейской России проявляется в способе расселения, характере жилища, его архитектурном типе, ведении хозяйства, в одежде, питании, трудовых процессах, привычках, обрядности, личной санитарии, способах предупреждения заболеваний. Во многом она рациональна. Так, при расселении учитываются природно-климатические условия, удобство осуществления трудовых процессов, возможности водоснабжения, передвижения. Тип жилища зависит от природных условий, то же можно сказать и о хозяйственных постройках. Род хозяйственной деятельности, перечень возделываемых культур, направление в животноводстве определяются также в соответствии с климатической зоной региона. Система питания, сложившаяся на северо-востоке у русских, коми, удмуртов и марийцев, имеет свою этническую специфику, но в целом определяется хозяйственной деятельностью и особенностями местной флоры и фауны. Национальный костюм региона, несмотря на этнические особенности, в целом обусловлен природно-климатическими характеристиками региона, приспособлен к разнообразной трудовой деятельности.

Личная санитария — стрижка и бритье волос на голове, бороде, умывание, купание, мытье в бане, содержание в чистоте своей одежды и обуви, а также отказ от ношения чужой — распространена в регионе широко и повсеместно. Положительные гигиенические аспекты имеются в свадебной, родильной и похоронной обрядности.

Способы же предупреждения заболеваний, многие из которых базируются на архаичности мышления, религиозно-мистических представлениях, во многом нерациональны, но часть из них, сложившихся на основании повседневного опыта, пусть даже и облеченные в мистические формы, несут в себе элементы рациональности. Ряд рациональных профилактических мер — сокрытие болезни, прием настойки мухомора с целью предупреждения онкологических заболеваний — нерациональны и способны нанести вред.

Болезни в народной медицине северо-восточного региона Европейской России получают свои названия по их наиболее ярким симптомам, причине или пораженным частям тела. Одно и то же заболевание может носить различные названия, а разные — называться одинаково. Имеют болезни и свои региональные национальные названия. Обозначение симптомов заболеваний также очень многообразно. Так, чувство боли дифференцируется по видам (можжит, стреляет и т.д.) и локализации. Народная медицинская терминология северо-востока Европейской России охватывает практически все части и органы тела человека. С течением времени она претерпевает значительные изменения.

В народной медицине северо-востока Европейской России можно выделить следующие основные направления лечебной деятельности: помощь при родах и лечение гинекологических заболеваний, лечение заболеваний терапевтического профиля, лечение заболеваний хирургического профиля, лечение кожных болезней, лечение детей.

На северо-востоке Европейской России вплоть до 30-х годов XX века основной объем помощи при родовспоможении и при лечении гинекологических заболеваний приходился на народное целительство, большую часть родов в данное время принимали повитухи, пуповязницы, пупорезницы. Местом родоразрешения чаще всего была баня, для «облегчения родов» выполнялось множество обрядов и ритуалов. Во время родов повитухами практиковались приемы, иногда представляющие опасность для жизни женщины и ребенка. Для лечения гинекологических заболеваний использовались средства растительного, животного и минерального происхождения. В настоящее время население северо-востока Европейской России при родовспоможении и при лечении гинекологических заболеваний методы народной медицины на практике не использует.

Лечение заболеваний терапевтического профиля в народной медицине северо-восточного региона Европейской России, как правило, имеет своей целью устранение симптомов болезни — снижение температуры тела, уменьшение боли, нормализацию стула, купирование кашля… Для лечения наиболее часто используются средства растительного, животного и минерального происхождения, применяются тепловые процедуры, массаж, «меряние». Методы народной медицины при лечении заболеваний терапевтического профиля широко используются и сегодня, но применяются они с течением времени все реже и реже, и, как правило, при легкой форме течения или в начале заболевания. Ассортимент методик также со временем сокращается, реже применяются при лечении заболеваний терапевтического профиля средства животного и минерального происхождения.

В народной медицине северо-востока Европейской России практикуется лечение заболеваний хирургического профиля, имеющих, как правило, видимую локализацию на коже и слизистых, травматический характер или являющихся последствиями тяжелых физических нагрузок. Наиболее часто для лечения заболеваний хирургического профиля в народной медицине северо-востока Европейской России используются средства растительного происхождения, реже — животного и минерального происхождения, продукты пчеловодства, а иногда, даже в середине прошлого века, «очерчивание», «горшок», «притворение», «мыление». Со второй половины XX века частота применения и спектр исцеляемой патологии хирургического профиля методами народной медицины уменьшаются.

Как в прошлом, так и в настоящее время в народной медицине северо-восточного региона Европейской России практикуется лечение заболеваний кожи. Спектр кожных заболеваний, в отношении которых используются методы народного целительства, невелик и постоянен во времени: угри, чесотка, бородавки, дерматит, выпадение волос. Однако необходимо отметить, что методики лечения заболеваний кожи со временем изменяются. Для лечения кожных заболеваний применяются средства растительного, животного и минерального происхождения без значительного преобладания какой-либо одной группы из вышеуказанных.

В народной медицине северо-восточного региона Европейской России лечение взрослых и детей как в прошлом, так и в настоящее время чаще всего не имеет различий, но в ряде случаев при исцелении детей имеются особенности. Так, наряду с традиционным для взрослых применением средств растительного, животного, минерального происхождения, продуктов пчеловодства, для лечения детей чаще применяются «меряние», «мытье ложек», умывание наговоренной водой, «свадебная скатерть», «свадебное мыло», широко используются тепловые процедуры. Несмотря на развитие научной педиатрической помощи, и в настоящее время при лечении детей в некоторых случаях (заболевания системы дыхания, энурез) на северо-востоке Европейской России применяются методы народного целительства.

Очень часто причина заболевания в понимании жителей региона неизвестна, неопределенна, таинственна, заболевание имеет магическое, волшебное происхождение, представляет собой кару Бога, злого духа, колдуна, вызвано сглазом, порчей, испугом, а поэтому и лечение его должно быть соответственным — с использованием лечебной магии, заговора. Все заговоры, используемые в народной медицине региона, можно разделить на профилактические и лечебные, а те, в свою очередь, на детские и взрослые. Эти группы, кроме того, подразделяются по видам заболеваний. Отдельную группу представляют собой заговоры «от всех болезней». Во время лечения заговорами выполняются различные ритуалы, обряды, читаются заговоры — как правило, в определенное время в определенном месте. Частота использования заговоров в настоящее время сокращается, но к заговорам обращаются и сегодня, когда научная медицина не помогает и остается только надежда на чудо.

Исследование показало, что народная медицина северо-восточного региона Европейской России сходна с народной медициной других регионов страны, но вместе с тем имеет и свои особенности.

Ряд представлений о причинах возникновения заболеваний имеет региональный характер и не встречается на других территориях России. Так, только у вятчан как причина болезни этнографами описан дух огненный змей, удмурты, проживающие на территории региона, считали, что заболевания могут появляться вследствие действий злого духа Керемета, марийцы винили в болезнях духов Йомшенера, Чумбулата, Курук-Кугузу, Немед-урука и Пиамбару.

Народная медицинская терминология северо-восточного региона Европейской России тоже не всегда совпадает с общероссийской. Так, сифилис в регионе в XIX веке носил название «татарская оспа», лихорадку коми-пермяки называли низовкою, насморк — возгреею. Изученные материалы показывают, что еретиком народного целителя называли только в исследованном регионе.

Имеет особенности и народная гигиена изученного региона. Так, троециплятница или обряд опахивания практиковались только в народной медицине северо-востока Европейской России. Региональные особенности профилактики болезней также ярко проявляются в мероприятиях, проводимых с целью предотвращения заболеваний проживавшими на данной территории марийцами, коми, удмуртами и коми-пермяками. Так, марийцы для защиты от сглаза употребляли внутрь полынь, зверобой, чеснок и лук, носили с собой гроздья рябины, коми-пермяки для защиты от урочения опоясывались по голому телу лыком, а вотяки с этой же целью наносили на лицо сажу.

Лечение заговорами широко распространено по всей территории России, но анализ изученных материалов позволяет сказать о том, что тексты заговоров, используемых в регионе, отличаются от применявшихся на других территориях страны. Имеют особенности и ритуалы, сопровождающие лечение заговорами. Так, марийцы хранили заговоренную пищу или питье в закрытом сосуде, «чтобы не улетучивалась чудодейственная сила». Они же в знак благодарности обязательно давали заклинателю (шуведыше) монету. Русские, проживающие в Слободском уезде Вятской губернии, считали, что за лечение, в том числе заговором, благодарить не надо: «пользы от лечения не будет».

Исцеление болезней средствами растительного, животного и минерального происхождения практиковалось и практикуется в народной медицине России повсеместно. В северо-восточном регионе Европейской России наиболее часто употребляются для лечения средства растительного происхождения, чуть реже — животного и менее часто — минерального происхождения. Как и в других регионах, одно и то же средство применяется с целью излечения ряда различных заболеваний, а вместе с тем народные целители разных национальностей одну и ту же болезнь лечат по-разному. Так, травой бобки (трилистник водяной) в регионе в XIX веке лечили «от озноба», ею же «выгоняли грыжу от сердца», «сводили желтуху», она же использовалась для лечения туберкулеза, грыжи, зубной боли. Русскоязычное население «вытягивало жар» листьями квашеной или свежей капусты, свеклы, хрена, лопуха, мать-и-мачехи, ясеня, а коми-пермяки с этой целью прикладывали к пяткам тертую картошку.

Марийцы при обширных ожогах тела забивали овцу или теленка, снимали с них шкуру и заворачивали в нее больного. Русские, проживавшие в регионе, ожоги лечили смазыванием барсучьим, медвежьим или кошачьим салом. Удмурты для лечения ожогов применяли протертый подорожник, смешанный с гусиным салом. Предварительно рану они промывали свежими щами или процеженным рассолом квашеной капусты, смешанной с яичным белком или патокой. К обожженной поверхности также прикладывали свежие или протертые яблоки.

Терапия средствами растительного, животного и минерального происхождения в народной медицине региона была, как показало проведенное исследование, часто комплексной, а многообразие накопленного эмпирического опыта в разных регионах России неизбежно породило региональные особенности в лечении болезней. Так, для лечения золотухи вятчане применяли киноварь, настои череды и лаврового листа. В других регионах России такое сочетание средств народной медицины для лечения данной болезни не применялось.

«Меряние», «сбрызгивание», «очерчивание», «умывание», «горшок», использование для лечения тепловых процедур и массажа в бане практиковались народными целителями многих регионов России и не являются особенностью народной медицины изучаемого региона.

В конце XVIII — начале XX века на северо-востоке Европейской России народный целитель занимает в народной медицине центральное место. Именно к нему чаще обращаются жители региона в случае родов, заболеваний, если «сами поправиться не могут». Личность народного целителя окружена множеством легенд, его «побаиваются», но считают «человеком нужным». Народный целитель редко является универсалом, чаще он практикует какой-либо один метод лечения. Во второй половине прошлого — начале нынешнего века на северо-востоке Европейской России профессиональное народное целительство практически исчезает, но сохраняется достаточное количество носителей сведений о его методах, кои их эпизодически применяют для самолечения и врачевания близких.

Все методы, использовавшиеся и используемые в народной медицине северо-восточного региона Европейской России, можно разделить на рациональные и нерациональные.

К рациональным, приносящим пользу методам народной медицины северо-восточного региона Европейской России можно отнести родоразрешение в бане (в соответствующий исторический период), изоляцию больных инфекционными заболеваниями, разнообразное питание, во многих случаях — траволечение. К нерациональным относятся заговоры, подвешивание роженицы с целью исправления положения и предлежания плода, присыпание ран землей, выдавливание ребенка в родах.

Анализ изученных материалов позволяет сказать, что рациональные, приносящие пользу методы народной медицины региона базируются, как правило, на эмпирическом опыте, а нерациональные — на религиозно-мистических представлениях.

1 комментарий в “Сергей Куковякин, Наталья Куковякина. Личность целителя в народной медицине

  1. Можно предположить, что с дальнейшей цифровизацией и внедрением «электронной очереди» произойдет возрождение народной медицины, как применимой немедленно, а не через две-три недели.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s