Дмитрий Баянов. Неандерталец против парантропа

Часть 5. Свидетельства с территории современного Кавказа и Центральной Азии


Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 8(10), 2020.



Даже если Страсенбург не хочет отстаивать свою позицию на основании сведений, исходящих из Европы, но ищет возможность продолжить «баталию» в других регионах, все же ясно: то, что верно для запада Евразии, не может быть проигнорировано для других ее частей. Тем более что неандертальские останки и/или артефакты были найдены буквально во всей Евразии.

Давайте теперь двинемся на восток, к Кавказу, лежащему на границе Европы с Азией и до сих пор являющемуся местом обитания реликтовых гоминоидов. То, что обитающие там существа имеют неандертальское происхождение, подтверждается, помимо прочего, и неандерталоидной черепной крышкой из Подкумка, датируемой историческим временем, и, например, известным свидетельством Карапетяна, относящимся к определенно несапиенсному существу, которое при этом настолько напоминало сапиенса, что его заподозрили в том, что это переодетый враг, диверсант (Hunter with Dahinden 1973:179—80, где цитата приведена по «Борьбе за троглодитов Б. Ф. Поршнева):

«Дело было зимой 1941 года — в суровое военное время. Стрелковый батальон, где служил врачом В. С. Карапетян, оказался вблизи высокогорного дагестанского аула. За врачом оттуда прислали: местные власти выловили в снегах безмолвного покрытого шкурой мужчину. Врача просили только ответить, натуральная ли на нем шкура, не маскировка ли. В теплом помещении находиться не мог — слабел от пота. Держали в холодном сарае. „Человек, которого я увидел, — как сейчас перед моими глазами. Мужского пола, голый, босой. Все его формы были человеческие, но на груди, спине и плечах тело было покрыто пушистыми волосами темно-коричневого цвета. Ниже груди шерсть была более тонкая и нежная. Кисти рук — грубоватые, с редкими волосами, ладони и подошвы ног — без волос. Напротив, на голове волосы очень длинные, до плеч, отчасти закрывавшие также и лоб; на ощупь волосы на голове оказались очень жесткими. Бороды и усов не было, на всем лице — легкая волосатость… Стоял как богатырь, — мощно выставив развитую могучую грудную клетку. На руках очень толстые, крепкие пальцы, необычно большого размера… Цвет лица был необычно темный, нечеловеческий. Брови — очень густые. Под ними глубоко впавшие глаза“. Но взгляд — ничего не говорящий, пустой, чисто животный. Никаких человеческих реакций. Мычащие звуки под нос. На груди, шее и особенно на лице — множество вшей, причем безусловно не принадлежащих ни к одному из трех видов, паразитирующих на человеке».

Продвинувшись на восток еще далее, в Центральную Азию, мы можем опереться на находку неандертальца в пещере Тешик-Таш, свидетельство Низами Аль-Аруди (CA. 15: 454), упоминание «дикого человека» в «Словаре анатомии» (Vlcek, 1959), а дойдя до показаний современных очевидцев — на свидетельство генерал-майора М. С. Топильского. Приведем выдержки из его рассказа, посвященного событиям 1925 года на Западном Памире (цит. по: Зерчанинов, 1964):

«На первый взгляд мне показалось, что передо мной труп обезьяны: он был покрыт шерстью. Однако я знал, что на Памире нет обезьян. Да и труп оказался вполне похожим на человека. Мы пробовали дергать за шерсть и убедились, что шкура не натянута для маскировки. Мы неоднократно переворачивали труп на живот и на спину, измеряли. Тщательный и длительный осмотр трупа, произведенный нашим лекпомом (он погиб позже в том же году), исключал допущение, что это был человек. Это было существо мужского пола ростом 165—170 см. Судя по седому оттенку волос в некоторых местах, он был пожилой или даже старый. В целом цвет его шерсти можно определить как серовато-бурый. Но в верхней части тела, на груди, волосы были более бурые, на животе — более серые. На груди они были более длинные, но редкие, на животе короче, но гуще. В общем, шерсть весьма густая, хотя и без подшерстка. Меньше всего волос на ягодицах, из чего лекпом сделал заключение, что существо это сидит, как человек. Больше всего волос — на бедрах. На коленях волос совсем нет, заметны мозолистые образования. На голени волосатость меньше, чем на бедре, и книзу еще уменьшается. Вся стопа и подошва совершенно без волос, покрыта грубой коричневой кожей. Плечи и руки покрыты волосами, густота которых уменьшается к кисти, причем на тыльной стороне кисти волосы еще есть, а на ладони совершенно отсутствуют; кожа на ладони грубая, мозолистая. Волосы покрывают и шею. Но на лице их совсем нет; цвет лица темный; нет ни бороды, ни усов, и лишь немногие волоски по краям над верхней губой создают впечатление намека на усы. На передней части головы, надо лбом, волос тоже нет, как если бы тут были глубокие пролысины, зато на задней части головы — густые, свалявшиеся, как войлок, волосы. Убитый лежал с открытыми глазами, оскаленными зубами. Цвет глаз темный. Зубы очень крупные, ровные, по форме не отличающиеся от человеческих. Лоб покатый. Над глазами очень мощные брови. Сильно выступающие скулы, придающие всему лицу сходство с монгольским типом. Нос приплюснутый, с глубоко продавленной переносицей. Уши безволосые, кажется, несколько более заостренные наверху, чем у человека, и с более длинной мочкой. Нижняя челюсть очень массивная. Убитый обладал мощной, широкой грудью, сильно развитой мускулатурой. В строении тела мы не заметили отличий от человека. Половые органы как у человека. В длине рук, в пальцах рук и ног особенностей не замечено, за исключением того, что кисть несколько шире человеческой, а стопа заметно шире и короче человеческой».

Страсенбург утверждает: «Накопившиеся данные о неизвестном гоминиде, которого мои русские коллеги называют „реликтовым гоминоидом“, свидетельствуют о сходстве между ним и парантропом по всем критериям, которые поддаются сравнению. Поэтому те, у кого сложилось впечатление, что предполагаемое вымирание парантропов имеет под собой какую-то вескую в эволюционном смысле причину или вообще является твердо доказанным, вполне могли бы теперь пересмотреть свои взгляды». Мы охотно поддерживаем это утверждение, но с небольшой поправкой: парантроп должен быть заменен неандертальцем.

Взгляд на американских гоминоидов

Мы намеренно пока оставляем в стороне гималайского йети, потому что у нас еще нет о нем столь же качественных материалов, как о гоминоидах в Европе и в Америке. Судя по имеющимся данным, американские гоминоиды выглядят более «архаичными», чем их европейские собратья. Объясняется ли этот «архаизм» (кавычки тут, возможно, необходимы) специфическими экологическими условиями и географической изоляцией гоминоидов в Новом Свете или тем, что они представляют собой более раннюю стадию эволюции, чем неандертальцы, в настоящее время неясно. Но некоторые предварительные соображения общего характера вполне уместны.

Известно, что высшие приматы первоначально проникли в Америку из Азии по Берингову сухопутному мосту, который находился, подчеркнем, в северных широтах. Не все высшие приматы, жившие в то время в Азии, могли попасть в Америку. (Орангутан, например, не мог этого сделать, потому что вся его биология связана с тропиками.) То, что H. sapiens это сделать мог и сделал, — безусловный факт. Вполне логично предположить, что его непосредственные эволюционные предшественники, которые, как известно, жили в северных землях, также могли пересечь Азию и достигнуть Америки.

Таким образом, любой сторонник Paranthropus, Gigantopithecus или вообще любой другой ранней формы высших приматов в Америке должен сначала доказать, что предпочитаемая им форма может выдержать жизнь на Севере. Затем ему предстоит решить проблему ее сосуществования с более поздними формами несапиентных Homo, которые должны были обитать на той части евразийской территории, откуда можно начать переход в Новый Свет, — и, наконец, собственно с H. sapiens.

Заключение

Мы должны извиниться перед читателем за необычно большое количество и объем цитат, приведенных в этой статье. Надеемся, что в данном случае эти литературные ссылки будут столь же ценны и показательны для антропологии, как в других случаях — ископаемые находки. Без такого широкого подхода это исследование даже не могло бы начаться.

Мы считаем, что ближайшая задача гоминолога состоит в том, чтобы «позаботиться о неандертальцах», предположив, что они в свое время могли позаботиться о питекантропе, а последний — о парантропе… или, возможно, парантропу стоило самому позаботиться о себе. Иными словами, если говорить о ранних гоминидах, то в их случаях, скорее всего, было достаточно времени для действия таких факторов, как эволюция, поглощение близкородственными формами или вымирание, чтобы объяснить отсутствие этих видов сегодня, — тогда как для поздних такие факторы, по-видимому, не являются убедительными. Тем не менее мы понимаем, что в вопросах естественной истории человек, что называется, предполагает, а природа располагает, — и, если, несмотря на наши доводы, все реликтовые гоминоиды окажутся не кем иными, как потомками рода Paranthropus, мы искренне поздравим нашего коллегу Страсенбурга.

Список использованных источников:

BERNHEIMER, RICHARD. 1952. Wild men in the Middle Ages. Cambridge: Harvard University Press.

GINI, CORRADO. 1962. Vecchie e nuove testimonianze o pretese testimonianze sulla esistenza di ominidi o subominidi villosi. Genus 18 (1—4).

HUNTER, DON, with RENE DAHINDEN. 1973. Sasquatch. Toronto: McClelland and Stewart.

LIEBERMAN, PHILIP, and E. S. CRELIN. 1971. On the speech of Neanderthal man. Linguistic Inquiry 2:202—22.

LUCRETIUS, TITUS CARUS. 1947. De rerum natura. Translated by Cyril Bailey. Oxford: Oxford University Press.

MAYR, ERNST. 1970. Populations, species, and evolution. Cambridge: Harvard University Press.

NAPIER, JOHN. 1973. Bigfoot. New York: Dutton.

PLUTARCH. 1792. Plutarch’s lives. Translated from the Greek by John Langhorne and William Langhorne. London: Dilly.

RAUBER, AUGUST. 1888. Zweite Auflage. Homo sapiensferus, oder Dieustünde der Verwilderten und ihre Bedeutung fur Wissenschaft Politik und Schule. Leipzig.

REINACH, SALOMON. 1899. Repertoire des vases peints grecs et etrusques. Tome 1. Paris: Ernest Leroux.

— // — . 1906. Deuxieme edition. Repertoire de la statuaire grecque et romaine. Tome premier. Paris: Ernest Leroux.

ROGINSKY, YAKOV. 1969. Problems of anthropogenesis (in Russian). Moscow: Vishaya Shkola.

SINGH, J. A. L., and ROBERT M. ZINGG. 1942. Wolf-children and feral man. New York and London: Harper.

STOLYHWO, K. 1937. Les praeneanderthaloides et les postneanderthaloides et leur rapport avec la race du Neanderthal. Ljubljana.

TAFEL, J. F. I. 1848. Die Fundamentalphilosophie in genetischer Entwickelung mit besonderer Rücksicht auf die Geschichte jedes einzelnen Problems. Tübingen: Expedition.

VIREY, J. J. 1817. Nouvelle dictionnaire d’histoire naturelle. Paris.

VLCEK, EMANUEL. 1959. Old literary evidence for the existence of the «Snow Man» in Tibet and Mongolia. Man (London), August, pp. 133—34.

WAGNER, MICHAEL. 1796. Beitrüge zur philosophischen Anthropologie und den damit Verwandten Wissenschaften. 2 vols. Wien: Joseph Stahel.

ZERCHANINOV, YURI. 1964. Is Neanderthal Man extinct? Moscow News, February 22.

Перевод Григория Панченко



ОТ РЕДАКЦИИ

Постоянные читатели нашего журнала вообще и этого цикла статей в частности уже знают, что некоторые возражения, дополнения и уточнения, которыми следовало бы сопроводить финальную статью, уже звучали раньше, — поэтому обозначим их здесь лишь тезисно. Впрочем, появились и новые.

Еще раз: возражения — не синоним опровержений. Просто наука и в самом деле не стоит на месте, поэтому выводы и предположения, актуальные для 1976 г., сейчас нуждаются в очень серьезной корректировке. Вне зависимости от того, были ли они сформулированы в рамках криптозоологии, гоминологии (которую мы склоны считать криптозоологическим направлением — причем важнейшим!) — или «ортодоксальной» приматологии, палеоантропологии и т. п.

— Формулировка «неандертальские останки и/или артефакты были найдены буквально во всей Евразии» теперь, безусловно, выглядит устарелой. Она была легитимна для времени написания статьи, когда неандертальцами называлось, условно говоря, «всё, что прогрессивней питекантропа и примитивней кроманьонца». Теперь ясно, что область распространения собственно неандертальцев значительно ýже — с другой стороны, досапиентные виды Homo действительно распространились по Евразии очень широко.

— Описания Карапетяна и Топильского по сию пору остаются классическими, хотя на самом деле очень подробных описаний, конечно, много: причем не только сейчас, но и в 70-х. Еще раз повторим, что звучащие в них детали указывают на признаки архаичные, но скорее не неандерталоидные — и архаика тут не просто более глубокая, но в целом «иная».

— По этим причинам формулу «парантроп должен быть заменен неандертальцем» мы сейчас в чистом виде принять не можем, хотя неандерталец к «условиям задачи» в целом куда ближе, чем парантроп.

(О том, как и почему в тему вообще затесались парантропы, т. е. массивные австралопитеки — которые для Евразии и тем более Европы, конечно, «странные персоны», — мы поговорим в следующих выпусках «Горизонта». Сейчас практически не осталось исследователей, которые разделяют это предположение… но оно взято не «с потолка», в 70-х годах для него были некоторые основания.)

— Об американских гоминоидах. Сейчас они выглядят никак не менее «архаичными» (по сравнению с их европейскими собратьями), чем то казалось в 70-х, — и многие американские криптозоологи высказывают обоснованные сомнения в том, следует ли относить их к роду Homo (впрочем, мы этих сомнений не разделяем, но это уже другой вопрос). Однако надо честно признать, что «некоторые предварительные соображения общего характера» сейчас могут звучать не так.

Берингов сухопутный мост находился, конечно, в северных широтах, но если люди современного типа проникли в Америку из Азии во время позднего этапа последних оледенений, то в предшествующие межледниковья тихоокеанский рубеж пересекала и теплолюбивая фауна. Кстати, леопард, лев и тигр в принципе такие же обитатели теплых краев, как орангутаны и гигантопитеки, — однако первые двое и сейчас удерживаются на Дальнем Востоке, где зимы весьма суровы, а пещерные львы, таксономически близкие к современным, успешно освоили даже самые что ни на есть ледниковые просторы. В случае с евразийскими предками американских ягуаров все получается еще парадоксальней, ибо ими оказались не леопарды, а дымчатые леопарды — вполне тропический вид, никогда не замеченный в высоких широтах.

При этом неандертальцы на тихоокеанский рубеж отнюдь не вышли, а вот более примитивные виды туда добрались — и гораздо раньше; там же был один из центров нового видообразования, чему пример недавно признанный «человек с острова Лусон» (Филиппины): архантроп, поздний потомок эректусов…

Вообще же стартовой площадки, откуда можно отправляться на заселение Америки, достигали не только представители «предпоследней волны» выходцев из Африки (гейдельбержцы, поздние эректусы) — но и гораздо более ранние евразийцы из «суперархаической» популяции гоминин (первые из которых сменили Африку на Евразию почти 2 млн. л. н.). Так что задолго до появления сапиенсов там обитали смешанные потомки этих волн… и никто из них не был неандертальцем.

А ведь сапиенсы начали осваивать Новый Свет в довольно неудачное время, когда ледниковая обстановка по американскую сторону Берингии надолго затормозила их расселение. Тогда как у их примитивных предшественников был огромный (даже не десятки, а сотни тысяч лет!) временной гандикап, во время которого геоклиматические условия не раз складывались гораздо более благоприятным образом.

— Довод «надо сначала доказать, что архаичная форма может выдержать жизнь на Севере», в целом будучи верен, не отсекает довольно многие архаичные варианты. В принципе тот же гигантопитек привязан к тропическому и субтропическому поясу никак не больше, чем тигр или дымчатый леопард. Скорее можно возразить по поводу неандертальской версии: любой ее сторонник сперва должен доказать, что предпочитаемая им форма обладала настоящим шерстным покровом и по-настоящему «звериным» образом жизни, затем ему предстоит решить проблему гигантизма — который для неандертальцев абсолютно не характерен, а вот у других высших приматов встречается…

И, хотя мы продолжаем считать, что в поисках этих высших приматов нет причин выходить за пределы досапиентных представителей рода Homo, остается только присоединиться к высказыванию Д. Ю. Баянова: «В вопросах естественной истории человек предполагает, а природа располагает».

Остается только пожелать себе мужества и готовности искренне поздравить коллег, придерживающихся противоположной точки зрения, — если в итоге окажемся правы не мы, а они…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s