От редакции. Что день грядущий нам готовит…

Футурологические прогнозы: взгляд вперед на четверть века, полвека, век


Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 4(6), 2020.


11 марта в блоге Сергея Панарина http://samlib.ru/p/panarin_s_w/00_1dnevnik.shtml появился «ретрофутурологический» обзор: предсказания на наше время, сделанные футурологами прошлых эпох. Читать их прогнозы было поучительно… и смешно. Бо́льшая часть этих предсказаний делалась примерно на полвека плюс-минус несколько лет (из середины 1960-х — в 2020), некоторые — примерно на четверть века (из середины 1990-х), а отдельные и на век с лишним (из 1910-х). Обсуждение их предвидений и промашек вызвало предложение всем желающим повторить ошибку предков и дать прогноз на ближайшие 25, 50 и 100 лет.

И прогнозы появились! Некоторые из них — под сетевыми никами, другие участники игры рискнули подписаться своими именами.

Итог был подведен 15 марта, то есть еще до того, как коронавирус объявил нам всем карантин. Здесь — расширенная версия по сравнению с обсуждением в блоге: и вообще, и как раз применительно к коронованному вирусу SARS-CoV-2, а также прогнозам, связанным с вызванной им пандемией COVID-19. Они, сформулированные позже, вынесены в особый раздел.

Достоверность первой волны прогнозов смогут оценить довольно многие из нас, второй — немногие… Зато третью оценим все: из астрала.

Читайте, если не боитесь будущего!


ЧЕРЕЗ 25 ЛЕТ:
Григорий Панченко:

— Успехи клонирования, репарации ДНК и, возможно, разработки «искусственных маток» приведут к воссозданию ряда вымерших видов. Пока не очень древних (до мамонтов доберутся на следующем этапе), но разные государства будут соревноваться в этом, как ранее в космической гонке. Раз уж это станет настолько предметом престижа, то международные программы, занимающиеся такими делами, постараются более внятно «вернуть под крышу» государственных структур, чем то есть сейчас.

На вопрос «Какой полезный выход ждёт от ЭТОГО страна, если ЭТО невозможно использовать ни для нападения, ни для обороны, не несёт медицинской/культурной/религиозной ценности, да еще вдобавок обложено кучей морально-этических и прочих запретов?» ответ будет двойным:

а) Полезный выход тот же, что от Эйфелевой башни, «Джоконды», Букингемского дворца, алмазного фонда или космотуризма: цивилизация, достигшая некоего изобилия (да, не во всех областях — но без возможности увеличить вклад там, где он «не впихивается»: подобно тому, как США сумели слетать на Луну, но не смогли радикально изменить криминогенную ситуацию в «нехороших» кварталах хотя бы только Нью-Йорка), начинает «играть в избыточность».

б) Такие биотехнологические игры позволят нарастить общий уровень в смежных областях — а это приводит к тому, что какая-то из них даст полезный прорыв. Причем заранее непредсказуемо, какая. Условно: генное конструирование, направленное на воссоздание шерстистого носорога, вдруг наконец-то позволит получить «мясо из пробирки» (не обязательно носорожье) по коммерчески оправданной цене. Или, например, даст толчок к синтезу биопротезов из тканей заказчика.

— Одновременно с этим обозначится резкая борьба за то, чтобы на уровне закона запретить что-то подобное с людьми. В смысле — создавать свои копии, вынашивать даже обычных детей (не клонированных) в этих «искусственных матках» (суррогатные матери станут, наоборот, приветствоваться как признак «доброго старого времени»), наделять детей какими-то дополнительными свойствами, продлевать жизнь. Эффективность этой борьбы будет примерно как у борьбы с нарушением «сухого закона» в США соответствующих лет. То есть — не шибко…

— Устаканится истерика вокруг глобального потепления, экологического активизма и прочего веганства. Выработается некая равнодействующая, скорее напоминающая улучшенный вариант того, что мы имеем на сей момент, чем перевернутый по-гретотумберговски мир.

— Сильно трансформируется система образования, причем разрыв между элитными (в хорошем смысле) школами и университетами и «ширпотребом» станет больше, чем сейчас. За счет социальных структур как-то будет обеспечиваться приток в элитные образовательные центры талантливых, но неимущих. Не всегда и не без драматических последствий. Например, «утечку мозгов» начнут организовывать еще на уровне подростков, а в ряде случаев и вообще детей — причем развитые страны будут (или постараются) купировать интересы и желания не только «неразвитых», но и конкретных семей, потомство которых планируется заманить к себе. Это приведет к большим общественным тёркам.

— Обозначатся возможности материализовывать и визуализовывать то, что проявляется пока только в виде замыслов и желаний. В результате будет огромный спрос на креативщиков — перемежающийся кризисами: часто будет оказываться, что ярких «хотелок» недостаточно, все же знания и труд рулят, их никто не отменял. Тут же возникнут и проблемы с законодательством (условно говоря, если кто-то захочет «намыслить» себе то, что будет защищаться авторским правом, законами о собственности, правилами общественной безопасности и пр.).

Сергей Панарин:

— Демография. Человечество достигнет-таки «плато» возле 10—11 млрд граждан. К 2045 году, скорее всего, население будет заметно сокращаться за счёт тех стран, которые сейчас считаются развитыми и около того. Слишком долго слабые гены передаются в новые поколения, медицина, делая добро, закладывает мину под будущее. Бесплодие и высокая смертность от пороков и слабости иммунитета. Сворачивание лгбт-моды.

— Экономика. Капитализм обанкротится и перезапустится по чуть-чуть новым правилам. Проблема массовой незанятости будут решаться «гибридной» занятостью: удалённой работой, системой подёнщины и т. д. Бедность. Китай, Индия, Россия рулят, остальные не очень, только США, а ЕС в большой игре лишь формально и в сильно сокращённом виде либо с серьёзной сегрегацией стран — Европа двух скоростей: первой и задней.

Массовый переход на удалённую работу разгрузит транспортную проблему.

Транспорт по-прежнему бензиновый, но положение вещей таково, что малолитражность/экономичность/гибридность — правило. Разумеется, электротранспорт, в т. ч. беспилотный. Возможно, всё-таки будет решение по водородному топливу, и оно начнёт завоёвывать рынок. Велосипед, скутер и прочие производные — буквально норма, которую будут массово прививать, воспитывать, пропагандировать, поощрять.

— Космос. Коммерческий и военный в почёте. Научный и гражданский — так себе. С родной орбиты — разовые вылазки. Возможно, за это время будет даже несколько полётов к Луне с прилунением. Но большого экономического смысла в таких полётах нет. Идеологического тоже, хотя… Китай. Вероятнее всего автоматические экспедиции с условными «роботами Фёдорами».

Главная проблема — отсутствие дешёвых технологий старта, доставки, посадки на другую планету и обратного старта. Это всё пока сложнейшие разовые события, а не отработанная обыденность.

То же и с космическими колониями: риск велик, смысл невелик.

— Технологии. Компьютерные упрутся в потолок роста. Квантовый комп либо «не взлетит», либо не станет массовым из-за дороговизны технологии. Связь типа 5,6,7G покроет весь мир, но подлинного глобализма не случится. Наверняка случится обратное: в результате почти открытых войн (очень горячих гибридных) все займутся огораживанием и вспомнят об истоках.

— Медицина. Будут разработаны принципиально годные индивидуальные средства защиты от вирусов/бактерий. Угроза эпидемии? Покупайте устройства индивидуального применения «Стопвирус»!

— Катастрофы. Предсказывать бессмысленно.

Олег Мушинский:

— Земляне колонизируют Марс. Первый город будет основан близ северного полюса, где обнаружат большие запасы воды. Следующие города вырастут из разбросанных по планете шахт и возникших рядом с ними поселений. Они будут связаны сетью железных дорог (безусловно, не нынешнего типа). На Луне будет основан целый ряд станций, но очень низкая гравитация и «беспонтовый» статус спутника не позволят стать Луне чем-то большим, чем первым космическим форпостом Земли. Впрочем, постоянные жители Луны будут гордиться этим статусом. Начнется строительство космопорта для межзвездных полетов. Но это далекая перспектива, а пока главное — не звезды и не Луна, а Марс.

Почему именно Марс? Он близок (по космическим меркам), и условия там не такие суровые, как на Венере. Там есть вода (на Венере практически нет), он богат различными минералами (которые не придется таскать с Земли), и там есть атмосфера (не такая плотная, как на Венере, где давление у поверхности в 92 раза больше земного). Собственно, современное развитие техники уже позволяет основать базу на Марсе, а планы по его терраформированию не такие экстремальные, как по Венере.

Причем главная проблема вовсе не в колонизации, а в том, чтобы доставить колонистов на Марс. Пока не проработана защита от космического излучения, они будут прибывать на место хорошо прожаренными. По этой же причине отпадает колонизация пояса астероидов, да и на Венере пока проще поселиться на орбите, где опять же та же проблема. Атмосфера Марса тоже в этом плане не подарок (на поверхности планеты колонист за пару дней схватит дозу, для которой он должен был бы бродить по Земле под солнцем целый год), но это всё равно меньше, чем в космосе, да и защиту на поверхности можно выстроить поосновательнее, чем для корабля, у которого каждый килограмм на счету.

Почему так быстро? На то тоже есть причины.

Одной из них традиционно называют добычу полезных ископаемых, и это так, но она далеко не на первом месте. Доставка добытого на Землю обойдется дороговато, хотя, возможно, будут найдены в промышленном количестве те ископаемые, где земляне за ценой не постоят. Опять же, Марс ближе к поясу астероидов и может служить некой опорной точкой для добычи уже с астероидов.

Главной же причиной быстрой колонизации Марса станут кризисы перенаселения и перепроизводства, которые уже маячат на горизонте. Конечно, людей можно сократить и войнами/эпидемиями, но я оптимист и верю в гуманный путь. Опять же, война способна остановить кризис перепроизводства только в военно-промышленном комплексе, тогда как массовая колонизация Солнечной системы поначалу будет пожирать людей и продукцию, словно Молох.

Кроме того, США именно сейчас теряют статус планетарного гегемона и всеми силами стараются его вернуть. Их армия с этой задачей не справилась, а вот по высоким технологиям США пока что впереди планеты всей (а где не впереди, там может позволить себе скупить ученых или банально представить дело так, что они как бы чуть-чуть, но всё равно впереди), и у них есть отличный шанс возглавить процесс, став гегемоном уже на космическом уровне.

Проще говоря, колонизация Солнечной системы — это реальная альтернатива третьей мировой войне, и я надеюсь, что человечество предпочтет мирный путь.

Михаил Николаев:

— На планете гарантированно будет применено ядерное оружие; будет выпущено на свободу несколько искусственно выращенных вирусов; власти наплюют на любые права человека (контроль станет тотальным, а вмешательство безапелляционным); Европа превратится в несколько халифатов.

Александра Ковалевская:

— Примерно в 2040 году с тотально зараженной вирусом Земли на Марс отправят десять здоровых экипажей по десять человек в каждом. Полёт в один конец. Люди готовы к этому. Один из экипажей моложе других лет на пять-десять, средний возраст его космонавтов 25 лет. В этом экипаже собрали «звёздных деток» в буквальном смысле: детей нынешних поп-звёзд, рождённых от суррогатных матерей и выросших в роскоши. Из чувства противоречия эти дети в подростковом возрасте отказались участвовать в светской жизни своих родителей и ушли в науку. На Марс полетели сознательно и с полным правом, как талантливые учёные-исследователи. Первые марсианские корабли опустят по радиусу. Названия кораблей: «Красный-1» и т. д. до «Красный-10». Из каждого корабля начнут тянуть, как ступицы в центр колеса, заглубленные в грунт теплицы. В будущем теплицы должны соединиться в центре — там место для будущего космодрома. Диаметр окружности колонизированной зоны — километров 20. Внутри теплиц со временем пойдёт транспорт, соединяя базы с космодромом и друг с другом. Но пока передвигаются в вездеходах, экранированных от радиации. Базы — закрытые модули под поверхностью Марса. Едят марсиане продукты гидропонных теплиц, синтезированное мясо, выращивают живую рыбу и гибрид перепелов. В первый же год марсиане столкнутся с трудностями психологического свойства: в колониях и теплицах обоснуется особый грибок, из-за него кожа станет покрываться твёрдыми шанкрами. Мутация не влияет на здоровье, но необратима и приведёт к серьёзной депрессии поселенцев, которым и так нелегко обустраиваться в враждебном мире. Психолог и врач из экипажа «звёздных деток» неожиданно создаст культ: грандиозную мистерию и моду на маски. Капитан этого же экипажа захочет изолировать психолога за присвоение особых полномочий. Люди всех жилых баз против решения Капитана. Им нравится Мистерия. С этого момента культура Марса и даже общественное устройство двинутся своим путём.

Иван Ширяев:

— Если не будет глобальной ядерной войны, человечество разделится на две неравные части географически, политически и социально. Развитая часть будет диктовать свои правила остальному миру в жестком колониальном стиле.

Возможно, и это переломный момент, она получит самоназвание, отличное от привычного «человек», потому что будет подвергаться генетическим вмешательствам. Нам трудно о них судить, но, скорее всего, и мораль будет иная, не основанная на традиционных религиях.

«Недоразвитому» миру будет оставлена в наследство «зеленая энергетика», генетически модифицированные сельскохозяйственные виды и, вероятно, набор вирусов и бактерий, делающих невозможной слишком долгую жизнь: возможно, на уровне 30—40 лет. Это необходимо, чтобы после деградации 1-й половины XXI века нигде, кроме как в «развитом» мире, не происходило развитие науки и технологии.

Рибоза Второй:

— Надпись «Содержит системные яды, канцерогенные и мутагенные вещества» начнут печатать не на пачке папирос, а на смартфонах.

И. Гюрза:

— Мне кажется, в ближайшие 25 лет ничего особенного не случится, всё будет хорошо: как в детском мультике про хомяка (но большой лис, как в том же мультике, будет бродить где-то рядом).

Не будет ни резкого потепления или похолодания, ни взрыва в Йеллоустоне. Падения катастрофически крупных метеоритов тоже не стоит ожидать.

Не появится ни новых высокоэффективных источников энергии, ни прорывных компьютерных или космических технологий, ни беспилотных авто на улицах городов.

Вот такой крайне пессимистический прогноз.


ЧЕРЕЗ 50 ЛЕТ:
Григорий Панченко:

— Победа (в том или ином виде) тех тенденций, которые обозначились выше. Т. е. создания новых организмов и воссоздания прошлых — на уровне животных; аналогично, хотя и с отсечением (жестким) наиболее крайних форм всего этого на уровне людей. Как за счет генетики, так и за счет образования. Ну и в мире предметно-информационном — доведение до ума тех «креативных хотелок», вписывание их в новую реальность того мира.

— Фактически это приведет к расколу человечества на несколько псевдовидов, скрещивание между которыми возможно, но де-факто почти не происходит. Это разделение будет гораздо важнее государственного (которое, впрочем, сохранится). В развитых странах оно будет как-то смягчено, но «недоразвитые» окажутся предоставлены сами себе и жестко осажены в возможностях. Россия окажется среди развитых, хотя и не без нюансов.

— Отбушует несколько больших войн: и по этому поводу, и в связи с нерешенными проблемами предшествующей четверти века (различимыми уже из нашего нынешнего времени). Для проигравших (а это будут НЕ «развитые страны») последствия окажутся тяжелы: их представления, что «цивилизованный мир», условно выражаясь, легко удастся разделить на халифаты — ибо он «утратил стержень», погряз в гуманизме, феминизме, веганстве, толерастности, политкорректности и пр., — не оправдаются. Т. е. да, он-то погряз, но именно из-за этого (ценя себя, любимого) этот мир будет действовать очень жестко, вернувшись к раскладу «бремя белого человека — и противостоящие этому дикари». Возможен и буквальный возврат к каким-то вариантам неоколониализма. Если 2-я половина ХХ в. и его конец стали «парадом суверенитетов», то это будет эпоха «десуверенизации»: запоздалой (потому что многое надо было решать в предшествующую четверть века), но потому особенно безжалостной.

— Большой прорыв в космосе (на уровне Солнечной системы) — и несколько десятилетий застоя, когда будет казаться, что эти прорывные достижения «никому не нужны», как в свое время такое казалось насчет полетов на Луну, марсоходов и т. п.

Сергей Панарин:

— Демография. Стабилизация населения. Продолжение тенденции умирания «Старой Европы» на фоне почти полной остановки роста населения Китая-Индии.

— Экономика. Полностью плановая в промышленно и информационно развитых странах. Сверхколониализм в отношении неразвитых стран, замаскированный под опеку.

— Космос. Появление годных космических технологий, первые колонии на Луне и, возможно, Марсе.

— Технологии. Невероятно развитая инфосфера, качественно покрывающая чуть ли не всю Землю. Триумф аддитивных технологий.

Олег Мушинский:

— На Марсе продолжится рост городов. Начнется экспорт продукции и редких полезных ископаемых на Землю. На горе Олимп будет построен новый, очень помпезный космодром, рядом с которым вырастет новый город. Жизнь там будет уже не такая суровая, как у первых поселенцев, и на Марс сплошным потоком устремятся переселенцы.

— Земля начнет очень амбициозный — и фантастически дорогой — проект терраформирования Венеры. Начнется процесс с изменения венерианской атмосферы и будет рассчитан на целых полвека. Вокруг планеты появится сеть космических станций, обслуживающих и направляющих этот процесс.

— На Луне, на пустующем космопорте для межзвездных полетов, временно сделают свалку списанных кораблей.

Александра Ковалевская:

— В 2050 году — риск очередной мировой войны. Если обойдется, то где-то в 2070 году человечество открывает новый вид космической энергии.

Михаил Николаев:

— Прилетит большой метеорит (от двухсот метров до километра); человечество приступит к освоению Луны (появятся первые стационарные базы); поменяются местами магнитные полюса; власть имущие введут для населения вживленный мультипаспорт (фактически чипирование), причем эта тенденция охватит даже самые отсталые страны вплоть до африканской глубинки.

Иван Ширяев:

— Через 50 лет, с использованием компьютеров на новых физических принципах, будет предпринята более-менее успешная попытка переноса человеческого сознания в неорганическую оболочку. И вслед за этим попытка переселения в иные звездные системы, но не людей, а их неорганических «дублей» в виде зондов или даже информационных пакетов волн, предназначенных миллионы лет пересекать пустые пространства.


ЧЕРЕЗ 100 ЛЕТ:
Григорий Панченко:

— Возможность создания разумного «дочернего вида» (или нескольких) по тому же принципу и с той же целью, как то предположил Дэвид Брин: цивилизацию, которая такие сапиентизированные виды не создает, в космосе не уважают. Впрочем, это перспектива не на век, а на века, в 2120-х гг. к ней только подступятся. Если же только на век — то никаких иных цивилизаций, своих или инопланетных, на горизонте еще нет, однако закончатся десятилетия космозастоя, станет ясно, кому нужны новые достижения и чего достигать дальше. В остальном — решение большей части проблем, сформулированных на прошлом этапе, и усугубление до неразрешимости меньшей их части.

— Планетарные колонии будут очень локальны, до войн за отделение дело не дойдет, до терраформирования и антиграва («летающие города») — тоже. А к тому времени, как человечество дорастет до возможности терраформирования, все наши нынешние соображения будут столь же актуальны, как мысли футурологов XIX в. по поводу методов уборки конского навоза в мегаполисах XXI в. К тому же верить, что человек со временем (лет за сто) адаптируется к условиям чужой планеты, не приходится: гравитация — базовая константа, эволюция под нее наш проект миллиарды лет затачивала. То есть даже марсианская (не говоря о лунной) гравитация для постоянной жизни тяжела. Будут устроены центрифуги — которые проблему не решат полностью, но смягчат. Ну и система спортивных нагрузок станет обязательной. Тут уже тема фантастического спорта вырисовывается: вплоть до полетов за счет мускульной силы (особенно на Луне).

— Наверно, оптимальное решение проблемы, которое вдобавок позволит избежать и войны с «Земной метрополией» (а заодно повысит связность цивилизации): всех детей колонии лет до 7 выращивать на Земле, а лет до 18 регулярно на ней бывать, по несколько месяцев в году! И взрослым раз в несколько лет устраивать годичное пребывание. Такой вот аналог «вахтового метода». Затратно, чревато социальной напряженностью, но это, возможно, единственный способ…

— Если говорить о полезных ископаемых иных планет, то вспоминается «принцип внедорожника»: джип — это машина, которая застрянет там, куда больше никакая не доберется. В смысле — инопланетная продукция и ископаемые потребуются прямо там и только тем, кто туда добрался. На Землю их ввозить едва ли рентабельно. Т. е. для Земли главный профит — отселение избыточной части своей популяции с переводом на самообеспечение, без того, чтобы из метрополии вливания делать. Но даже это вряд ли получится всего через 100 лет.

Сергей Панарин:

— Оглядываясь назад, в 1920 год, я понимаю, что никогда бы «оттуда» не предсказал ни мобильника, ни Интернета, ни даже атомной бомбы. Поэтому я не знаю, что будет в 2120-м. Собственно, и в 2070-м тоже. Но в 2070-м мне может случиться 94 года: мизерная вероятность увидеть 2070-й собственными глазами, но ненулевая. А вот с 2120-м точно не прокатит. И ну его.

Олег Мушинский:

— На Марсе начнется гражданская война между коренными марсианами и понаехавшими. Беззубое правительство не справится с ситуацией. Когда коренные возьмут Олимп штурмом, с Земли пришлют войска. Однако земные солдаты, не имея опыта марсианской войны, особых успехов не добьются, и в итоге порядок наведут ЧВК местных корпораций. С земной техникой они восстановят порядок и сформируют новое правительство: фактически совет директоров марсианских корпораций. В дальнейшем этот совет будет играть ту же роль, что изначально играла ООН на Земле.

— Трансформация атмосферы Венеры завершится успешно. Утихнут ураганы, облачный слой будет рассеян до земного уровня, воздух станет пригоден для дыхания (это если без претензий, совсем без претензий). Начнется второй шаг: работа с поверхностью. Однако к тому времени земляне освоят технологии работы с гравитацией, и их вполне устроит атмосфера Венеры, где будут парить летающие города. На поверхности будут лишь добывающие мощности, большей частью автоматизированные и обслуживаемые вахтовым методом. Поэтому второй шаг терраформирования Венеры, требующий весьма серьезных вложений, будет отложен.

И. Гюрза:

— Мне кажется, освоения Марса и Венеры в привычном нам по фантастике виде не будет.

Перед освоением Марса попробуйте основать (хотя бы мысленно) на полном самообеспечении колонию на Эвересте или в Антарктиде. По сравнению с Марсом там просто райские условия: полно кислорода, воды, солнечной энергии.

Ну или на километровой глубине в океане — там тоже гораздо комфортнее, чем на Венере.

Если получится (хотя бы мысленно), попробуйте развязать войну этой колонии с остальным населением Земли.

Александра Ковалевская:

— Прогноз не «на 100 лет вперед», а на тот век, который наступит через 100 лет — и на последующие. К 2250 году на Земле существуют параллельно и почти не пересекаясь две цивилизации. На Суше — те, кто выжили после Третьей мировой 2050 года. В глубинных модулях в южном полушарии — процветающая цивилизация Подводников, обогнавшая надземное человечество, ибо строит своё общество с учетом узаконенного церебрального сортинга. Естественно, во всех неудачах на Суше винят демонов-подводников. Естественно, подводному обществу отлично видно, что деграданс на Суше неминуем. Придётся вмешаться, хоть и не хочется.

— Если в 2050 обошлось без Третьей мировой, то примерно через 200 лет человечество колонизирует полтора десятка планет земного типа, Звёздный флот кочует между мирами. Жители планетоидов с лёгким пренебрежением относятся к населению планет. Колонисты отвечают им тем же. Затягивается узел неминуемых противоречий. Потенциальная опасность для космического человечества, хотя и нет никакой опасности для продвинутых колоний на планетах.

Михаил Николаев:

— Взорвётся Бетельгейзе (гарантированно), но жители Земли (я не акцентирую, кто именно это будет) узнают об этом событии далеко не сразу.

Иван Ширяев:

— Прилетит ответка на длящееся уже полвека «переселение дублей» (см. выше, в прогнозе на 50 лет): более развитая система цивилизаций потребует прекратить рассылку спама в виде духовно несовершенных сущностей и поставит вокруг Земли информационную завесу. Развитым цивилизациям вовсе не нужны ничтожные материальные ресурсы планеты, но из стремления всё упорядочить Земля будет объявлена заповедником и сектором исследования разумных форм жизни. На этом индивидуальная эволюция человечества завершится.


О КОРОНАВИРУСЕ (НА БЛИЖАЙШИЕ НЕДЕЛИ, МЕСЯЦЫ И ГОДЫ):
Григорий Панченко:

Как ни крути, эпидемия эта при должном (т. е. не разгильдяйском, но и не экстраординарном) медицинском контроле дает сотни умерших на десятки тысяч заболевших — и все это на десятки миллионов населения в конкретном регионе. Даже при нынешнем лечении, скорее симптоматическом — а оно ведь будет совершенствоваться. Называть такое пандемией и ужасаться как-то даже странно.

Через год мы о ней будем говорить так же, как сейчас — об атипичной пневмонии и птичьем гриппе. А уже в конце ЭТОГО апреля мир будет поддерживать часть карантинных мер лишь по инерции, чтобы не признаваться самому себе, какого дурака только что свалял. Остатки этой инерции захватят все лето.

В итоге у огромного количества людей возникнет ощущение, что главный урон нанес не коронавирус, а борьба с ним. Поэтому начиная с осени алармистов (во всех областях, вплоть до гретотумберговских) станут бить канделябром при первых же издаваемых ими звуках — и так продлится ближайшие четверть века. Из-за чего человечество даже может пропустить какую-нибудь умеренно серьезную проблему, которую по нормам 2019 г. купировало бы в зародыше…

А вообще меня всегда умиляет (если это правильное слово) потаенное ликование по поводу того, как «проклятые пиндосы» (вариант — «старушка-Европа») вот-вот поголовно вымрут или хоть тяжелее всех пострадают от СПИДа/кризиса/толерастности/мигрантов/коронавируса — нужное подчеркнуть, недостающее вписать… Ведь сами посмотрите, «спЯшитЯ видЯть!» — они собственноручно расписываются в том, сколько у них заболевших, сколько умерших, сколько миллиардов они теряют! Ну разве это не признак полного полярного лиса? Ведь в Северной Корее все тишь и гладь, а в Иране тоже почти аллахова благодать — ну, во всяком случае, по сравнению с «обителью зла»… и по их собственным признаниям!

Право слово, злопыхателям нечего на это надеяться (а это в большинстве случаев, чего уж там, именно надежды, пусть и замаскированные под беспристрастный анализ или даже сочувствие настолько, что сами аналитики в такое верят). Наилучшие шансы выйти из беды с терпимыми потерями — у тех стран, где высок «запас прочности». Он складывается из многих факторов — и, конечно, высок соблазн подумать, что у американцев баланс окажется «хуже всех». Ну, он реально будет-таки не «лучше всех» (что удивит многих, завороженных представлениями об американской мощи), но те, кто сейчас потирают ладошки в предвкушении их упадка и грядущего собственного доминирования… в общем, должны приготовиться к разочарованию.

Как и те, кто злорадно потирает ладошки в предвкушении «большого и толстого полярного лиса» для России. Таких тоже хватает.

Сергей Панарин:

Я тут скорее пессимист и полагаю, что на выходе мы получаем серьёзный экономический кризис, который уже начал сказываться, но выльется в куда более значимые проблемы.

Александра Ковалевская:

Переболеет восемьдесят процентов населения, болезнь у них пройдёт как простуда разной степени тяжести. 20 процентов будет нуждаться в серьезной медицинской помощи. Часть из них по-любому умрёт из-за комплекса сопутствующих причин.

Эксперт в области биологической безопасности вангует, что мир прошёл пик массовой мобильности по планете, эпоха безответственного туризма с континента на континент скоро отойдёт в прошлое, — и при этом забывает, что, уже выйдя на глобальный уровень контактов, назад мы вернёмся, только если нас станет миллиарда на четыре-пять меньше. Из Европы в Америку ежедневно (!) летали 78 миллионов человек! Только не говорите мне, что это исключительно туристы!

Вообще будет много последствий, мир уже не будет прежним. В дальнейшем подобные вспышки вируса будут повторяться всё чаще, и с этим надо учиться жить, т. е. и экономика, и политики должны быть готовы к пандемиям, остановкам производства, карантинам и прочим нежданчикам. Пора организовывать обывателей в команды по месту жительства и учить действовать в чрезвычайных ситуациях.

Олег Мушинский:

Сколько народу унесла «испанка» — и что же? Человечество встряхнулось, собралось и снова продолжило убивать друг друга.

Вот так оно и пойдет дальше. Чтобы мир не был прежним, придется вирусу истребить всё человечество. И то не факт, что те, кто придут за нами, будут лучше.

Так что мир останется прежним…

Иван Ширяев:

Я склонен исходить из пессимистичного сценария: переболеют все, потому что у людей нет ни врожденного, ни приобретенного иммунитета, и, по предварительным данным, он не приобретается (во всяком случае, надежно и на длительный период).

Можно будет говорить о своего рода демографической катастрофе. Квалифицированных специалистов больше как раз среди пожилых, и в целом интеллектуальный уровень общества сильно упадет.

Рибоза Второй

Всё будет страшно. В Олимпийский год отменяют сборища на стадионах и в концертных залах. Майдан будет во многих странах мира!

Михаил Николаев:

Число жертв ПМВ — 10 миллионов военных и 11 миллионов гражданских. Число жертв ВМВ — 24 миллиона военных и 46 миллионов гражданских. И это всё отнюдь не в год, а всего.

Коронавирус выходит на геометрическую прогрессию. Население Земли 7,8 миллиардов человек. Для окончания пандемии требуется, чтобы заразилось 70% населения (тогда у всех появятся антитела к вирусу). Смертность в Китае составила около 4%. В Италии сейчас 9%. С учётом того, что смерть наступает спустя 17 дней после заражения, она ещё увеличится. В Корее — 1%. В Израиле будет меньше 1%. Итальянский сценарий ещё не самый жёсткий — в США, например, всё пойдёт куда жёстче. Сколько всего будет жертв — считайте сами. Я такие цифры озвучивать не буду. А когда посчитаете, сравните с цифрами по мировым войнам и сделайте выводы.

Но это не точно. Может быть, с приходом лета всё закончится.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s