Сергей Удалин. Дмитрий Иванович меняет обличие



Серебристый туман унылыми ветвями ветлы еще свисал над Непрядвой, но сухой степной ветер уже обдавал лицо полынной горечью. Вороний грай разносился над княжеской дружиной. Край окоема на востоке окрасился кровью.

— Ох, не к добру это, — вздохнул Дмитрий Иванович, расправляя тускло блестевший от росы калантарь. — Не надо было нам через реку-то переходить.

— Не робей, князь, выстоим! — бодро отозвался Владимир Серпуховской, потирая наносник шелома. — Зато теперь Ягайло к нам не подберется. Так и будет до конца битвы по округе рыскать.

— Не доберется, говоришь? — задумался Дмитрий. — А ты почем знаешь?

— Да это любому ребенку известно, — благодушно отмахнулся Владимир. — Один мужик на форуме писал, что Ягайло вообще драться не собирался.

— На форуме? — встревожился великий князь. — Грек, что ли?

— Ну, вроде того, — почему-то смутился его двоюродный брат.

— А, ну тогда господь с ним, — просветлел лицом князь. — А то меня аж оторопь взяла — мужик, и вдруг писал.

Он уже хотел было подозвать приотставшего воеводу Боброк-Волынского, но вдруг опять посуровел.

— Погоди, а когда ж это он успел написать, ежели битва еще не началась?

Владимир Серпуховской опустил голову и долго что-то рассматривал под копытами коня.

— Прости, князь, — выдохнул он наконец. — Я давно собирался тебе сказать, да все к слову не приходилось. А теперь оттягивать уже некуда… В общем, я не твой брат. Не совсем. Я поселился в его теле, но на самом деле…

— Ой, уморил! Ты еще скажи, что ты демон, — недоверчиво хмыкнул Дмитрий .

— Да ты никак мне не веришь? — обиделся демон Владимир.

— Отчего же не верить. Верю. Многим ратникам перед битвой голоса всякие мерещатся. Или письмена. Вон Алексашка Пересвет третий день меня упрашивает, чтобы я его на поединок с каким-то Челобоем выпустил. Вот чудак — татары испокон веков поединки не жалуют, якобы их закон запрещает один на один биться. И Алексашка-то вроде бы с этим и не спорит, но все никак не унимается. Говорит, что погибнет в схватке и тогда его причислят к лику святых, а мощи погребут в Храме Богородицы. Эвон как!

Князь усмехнулся.

— Ну, так то Алексашка — божий человек, у него одна святость на уме. А тебя-то, брат, с чего на форумы потянуло?

— Ну, не веришь — твое дело, — насупился Владимир. — Только распорядись, чтобы после битвы за обозами присмотрели. Не то пограбит их Ягайло, да и раненых всех перебьет. И вот еще что. — Серпуховской прикрыл глаза, словно что-то припоминая. — Ты велел засадный полк по левую руку поставить, а надо было по правую.

— Не слушай его, князь, — вступил в разговор догнавший братьев воевода. — Как ты велел, пусть так и будет. Во всех учебниках говорится, что полк слева был.

— А в «Задонщине» сказано, что справа.

— Ха, в «Задонщине»! Да когда она была написана? Много они там понимали? — Судя по горячности воеводы, спор этот они вели уже не в первый раз. — Да и ты не лучше. Ты вообще чуть весь план не загубил, когда раньше времени в атаку собрался!

— Так это ж не я. Это все Владимир Серпуховской. А я…

— А ты вообще без году неделя на форуме!

— Как? И ты, Боброк? — поразился великий князь. — Ты тоже этот… с форума?

— Значит, князь, ты все уже знаешь? — даже бровью не повел воевода. — Да, наших здесь много: Андрей Ольгердович, Иван Всеволодович, Глеб Брянский, Тимофей Вельяминов, Алексашка Пересвет. Вот насчет Осляби я не уверен…

Дмитрий Иванович чуть слышно простонал, обернулся к своему — внезапно ставшему не таким уж и своим — воинству и, приподнявшись в стременах, отыскал в нем дородную фигуру Михайлы Бренока.

— Мишка, скачи-ка сюда! — крикнул князь.

Бренок, взбивая пыль, примчался на зов.

— Отвечай как на духу, — грозно молвил Дмитрий Иванович. — Ты — это ты или тоже демон с форума?

— Кто?.. Я?.. Дак, батюшка-князь… да разве ж я когда…

По тому, как зашлепал пухлыми губами бедный Бренок, князю сразу стало ясно, что хотя бы этот — свой, настоящий.

— Отъедем-ка в сторонку, — чуть мягче, но все еще недовольно буркнул князь.

Михайло Бренок порысил следом, не решаясь неосторожным словом нарушить княжеские думы.

Дмитрий Иванович Московский снова оглянулся на свое воинство. Спорщики не унимались. К ним по одному подъезжали другие обитатели таинственного форума: Андрей Ольгердович с братом, Глеб Брянский, Пересвет с Ослябей. И тут же вступали в разговор. На мгновение за их спинами мелькнула согбенная фигура старца Сергия. Князь протер глаза и облегченно вздохнул: померещилось. Шума и без него хватало.

Похоже, каждый из здесь собравшихся знал наперед, как победить Мамая, и старался убедить в своей правоте других. В пылу спора они на время позабыли о князе, но скоро вспомнят.

— Вот что, Миша, — решил Дмитрий Иванович. — Переоденься-ка ты в мой доспех да побудь здесь вместо меня. А я лучше в передовой полк пойду с татарами рубиться. Сил моих больше нет этих демонов слушать!

Вернуться к содержанию номера



Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s