От редакции. Наука, Чьё Время Настало

(Отзывы ученых о книге Дмитрия Баянова «ГОМИНОЛОГИЯ: Наука, Чьё Время Настало»)


Д-р Джейн Гудолл

Дмитрий Баянов предложил создать новую науку, посвящённую изучению многочисленных свидетельств существования неклассифицированных прямоходящих приматов, сведения о которых поступают из разных регионов Земли. Начав свою научную деятельность в 60-х годах прошлого века, Баянов работал с профессором Борисом Поршневым и другими российскими учёными, которые изучали свидетельства о реликтовых гоминоидах (например, алмасты — существе, которое называют возможно сохранившимся до наших дней неандертальцем). В результате этих исследований Баянов написал несколько книг и ряд статей, в которых убедительно доказывает необходимость перейти от мифов и легенд об этих существах к их биологическому изучению. Автор посвятил своё творчество исследованию этой проблемы, с её возникновения, отражённого в самых ранних письменных источниках, и до наших дней, вложив итог своего многолетнего труда в эту важную книгу.

Джейн Гудолл, PhD, Командор ордена Британской империи, Основательница Института Джейн Гудолл, посол мира ООН



Д-р Николай Дроздов

Серьёзное изучение вопроса о «снежном человека» началось с выхода ломающей стереотипы книги профессора Бориса Поршнева «Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах» (1963). Профессор отметил в ней зарождение новой науки о неклассифицированных высших двуногих приматах, которая позже получила название гоминологии. Будучи студентом МГУ им. Ломоносова, я не раз слушал лекции профессора Поршнева об этой проблеме и даже получил в подарок от него экземпляр знаменитой книги. Он инициировал изучение вопроса о реликтовых гоминоидах комиссией Академии Наук СССР, продолженное группой энтузиастов под руководством главного хранителя Дарвиновского музея Петра Петровича Смолина, а затем Дмитрия Баянова. Написанная им книга (английский вариант в соавторстве с Кристофером Мёрфи) является своевременным и весомым вкладом в исследование, которое происходит на переднем рубеже науки.

Николай Дроздов, доктор биологических наук, доктор географических наук, кафедра биогеографии МГУ им. М. Ломоносова



Д-р Поль ЛеБлон

На протяжении многих лет Дмитрий Баянов упорно призывает учёных к биологической интерпретации сведений о диких гоминидах, таких как сасквач, йети, алмасты. Эта книга — красноречивое обобщение его борьбы за научную гоминологию. В ней содержится подробный рациональный анализ собранной информации. Это умная и серьёзная книга о предмете, вызывающем горячие споры.

Поль ЛеБлон, заслуженный профессор, кафедра физики и океанографии, Университет Британской Колумбии, Канада



Д-р Генри Бауэр

Эта книга является ясным свидетельством того, что изучение таких существ, как йети, сасквач и им подобных, представляет собой не что иное как науку, получившую в данном случае название гоминологии. Эта деятельность является наукой как в силу её научного характера, так и по причине того, что существует огромный объём неоспоримых свидетельств реальности этих существ и того, что они стоят в более близком родстве с человеком, чем обезьяны. Посвятив себя осуществлению этого проекта с самого начала, автор даёт правдивое описание истории проведённых исследований. Это ценный источник информации как для сторонников, так и для скептиков в исследовании этой проблемы.

Генри Бауэр, заслуженный профессор химии и науковедения, Университет Сиднея, Австралия

Д-р Джефф Мелдрам

«Гоминология» означает изучение «гоминов» (homins) — рабочий термин, предложенный Баяновым для обозначения особей таксона, объемлющего всех «обволошенных прямоходящих приматов, чью степень родства с человеком (Homo sapiens) предстоит установить». Это название, в сущности, синонимично термину «реликтовый гоминоид», ставшему широко известным благодаря Борису Поршневу. После долгих раздумий я использовал термин «реликтовый гоминоид» в названии электронного журнала The Relict Hominoid Inquiry, см. https://www.isu.edu/rhi/. Это единственный академический ресурс такого рода, созданный в 2012 году под эгидой Idaho State University вслед за появлением новой революционной дисциплины.

Рассказ о многосложном пути её возникновения связан с рассмотрением противоречащих друг другу взглядов, интерпретаций, тенденций и парадигм. В институциональном подходе к этой научной загадке с американской и советской стороны существовали любопытные различия. Существовали и продолжают существовать кардинально противоположные мнения о природе искомых приматов: одни учёные считают, что они ближе к человеку, другие сближают их с обезьянами. Продолжают существовать расхождения во мнениях относительно единства и разнообразия гоминов.

С большевистским энтузиазмом, но вряд ли выражая мнение большинства, Баянов проводит параллели между принципами научной революции в теории Томаса Куна и борьбой за научное признание гоминологии, и всё это на фоне смены поколений, способствующей смене парадигмы. Смена связана с поворотом от гипотезы о единственном виде, согласно которой два вида гомининов, носителей культуры, не могут существовать одновременно, так как один должен вытеснить другого. Но ископаемые останки свидетельствуют о том, что в одних и тех же регионах одновременно обитали разные гоминины, считающиеся ныне вымершими. Поэтому эволюцию следует представлять не в виде единой восходящей линии или голого ствола дерева, а в виде дерева раскидистого, со множеством ответвлений. Такой образ вполне теоретически допускает существование в наше время бигфутов и других реликтовых гоминоидов.

Тем не менее вопрос остаётся: что свидетельствует о том, что реликтовые виды прямоходящих приматов существуют на Земле до сих пор? Баянов обвиняет научное сообщество в том, что оно, позволив средствам массовой информации «ввести себя в заблуждение», поверило в отсутствие убедительных доказательств существования реликтовых гоминоидов. И это несмотря на сизифовы старания некоторых исследователей представить через научные каналы соответствующие данные и свидетельства и приступить к их объективному обсуждению.

Согласно антропологу Эстабану Сармиенто, «Теория — это инструмент, дающий нам возможность видеть факты. Чтобы увидеть нечто совершенно новое, нужна соответствующая этой степени новизны теория. Без наличия новых теорий некоторые факты останутся скрытыми от учёных». Баянов воздаёт должное Борису Поршневу как первопроходцу, который предложил теорию для объяснения «аномальных» фактов.

Джон Нейпир, приматолог, работавший в Смитсонианском Институте, один из немногих учёных, давших относительно объективную оценку свидетельств, пришёл на основании изучения следов сасквачей к выводу о реальности существования этих приматов. «Существует нечто на Северо-Западе Америки, требующее объяснения, и это нечто оставляет человеческие следы» (Bigfoot, 1973, p. 205). Баянов в своей книге ссылается на мой доклад, с которым я выступал на ежегодном собрании Американской ассоциации физических антропологов в 1999 году. Ранее, в 1996, я исследовал цепочку следов гоминоида, каждый отпечаток которых был длиной 15 дюймов (37,5 см). Теперь, более 20 лет спустя, в моей коллекции находятся уже свыше 300 образцов следов стоп, оставленных реликтовыми гоминоидами в разных регионах мира. И, конечно, после недавнего 50-летнего юбилея нельзя не вспомнить о самом впечатляющем свидетельстве — фильме Паттерсона и Гимлина, снятом в 1967 году. Российские исследователи внесли большой вклад в изучение и анализ этого фильма. Здесь обнаруживается очередная дихотомия — противоположные мнения относительно одних и тех же изображений на киноплёнке. Речь идёт о суждениях, с одной стороны, антропологов и зоологов, а с другой — специалистов, которым не приходится защищать в данном случае честь своего мундира. Длительная история противоположных оценок фильма красноречиво свидетельствует о медлительности смены парадигм в науке. Для иллюстрации этого сошлюсь опять на Джона Нейпира, который одним из первых среди учёных США взялся за критическое изучение фильма. Он пришёл к заключению, приведённому в его книге, согласно которому фильм не заслуживает доверия, признаваясь при этом, что не может точно сказать, на каком основании он так считает. Позднее он привёл следующий довод: «Верхняя часть туловища снятого существа схожа с таковой обезьяны, а нижняя типично человеческая. Почти невозможно представить существование такой гибридной конструкции в природе. Значит, половина этого существа должна быть искусственной».

Существо, которое мы видим в фильме, не соответствует сложившимся представлениям о том, как должен выглядеть гоминид, не говоря уже о том, что принятая ныне парадигма не допускает существования в наше время прямоходящего примата, помимо современного человека. Вскоре после выхода книги Нейпира в Восточной Африке был обнаружен ископаемый скелет особи Australopithecus afarensis, нашего дальнего предка (особи дали прозвище Lucy). Пресса цитировала слова экспертов: «Выше талии существо похоже на шимпанзе, а ниже талии на человека». Выходит, что существа с таким строением тела всё же могут существовать. Поэтому нельзя считать невероятным обитание в наше время и других прямоходящих приматов наряду с Homo sapiens.

Уместно процитировать слова д-ра Гровера Кранца: «То, что говорится о невежестве учёных в отношении фильма Паттерсона, одинаково верно в отношении следов бигфута и свидетельств очевидцев. Эти данные не публикуются в научных журналах. Я не знаю ни одного учёного, который бы с уверенностью отрицал существование сасквача после вдумчивого изучения доказательств» (Big Footprints, p. 123).

Это было напечатано в 1992 году. А каково положение дел сейчас? В ответ на продолжающиеся настойчивые упоминания загадочных гоминоидов в последнее время вышло много критических книг по вопросу о бигфутах (например, Long 2004, Daegling 2004, Buhs 2009, McLeod 2009, Nickelll 2011, Loxton & Prothero 2013). По необъяснимой (для отрицателей неизвестных науке гоминоидов) причине значительная часть этих книг, авторы которых являются признанными учёными, была напечатана авторитетными университетскими издательствами, такими как University of Chicago Press и Columbia University Press.

Если следовать теории Куна, возможно, потребуется смена поколений в учёном мире, прежде чем новая парадигма получит признание и развитие. Баянов, в сущности, призывает к действию, которое в случае осуществления возымеет успех прежде всего среди учёных нового поколения. Я уже наблюдаю признаки готовности двигаться в этом направлении и полагаю, что данная книга может способствовать росту этой тенденции.

Д-р Джефф Мелдрам, профессор анатомии и антропологии, Университет Штата Айдахо



Заказать книгу можно в издательстве Hancock House Publishers: https://www.hancockhouse.com/products/the-making-of-hominology

Вернуться к содержанию номера

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s