Евгений Лотош. Ловушки «экологического мышления»



Большинство из нас твердо уверено, что с глобальным потеплением и парниковым эффектом надо бороться, нефть вот-вот кончится, а нефтяные корпорации роют человечеству могилу, душа на корню исследования в области альтернативной энергетики, разработки электромобилей и тому подобные прогрессивные штучки. Рассмотрим хотя бы некоторые из этих стереотипов подробнее.

Исчерпание нефтяных запасов и энергетический кризис

Постапокалипсис — любимая тема прогностической фантастики. Все плохо, индустрия развалилась, наука дискредитировала себя, прогресс кончился раз и навсегда… Но самое худшее в том, что исчерпались запасы нефти, а несчастное человечество, как встарь, вынуждено пахать землю и возить грузы на лошадках. За немногие уцелевшие бензохранилища ведется война, на автомобилях рассекают только суперважные лица и пустынные бандиты-отморозки, а ржавые нефтепроводы стоят унылыми памятниками самим себе.

Причем неявно подразумевается, что произойдет это вот-вот (по историческим меркам, разумеется), через десять-двадцать-пятьдесят лет. Поэтому рассмотрим идею энергетического кризиса с точки зрения сегодняшних технологий.

Популярная пресса и телепередачи, рисуя мрачные картинки исчерпания запасов нефти, упорно выпускают одно-единственное, но при этом ключевое слово: «разведанных». Но нефтеразведка ведется постоянно — хотя бы просто в надежде найти новые, более удобные источники нефти. Арабские шейхи за счет нефти живут, Америка и Европа стараются поменьше зависеть от шейхов, а потому колесо крутится безостановочно. Если в середине прошлого века разведанных запасов хватало на сорок лет (по тем темпам потребления), то сегодня эта цифра составляет лет семьдесят. Единственная страна, где на сегодняшний день разведанные запасы нефти и газа уменьшаются, — это, увы, Россия. О причинах предоставляю догадываться читателю, но в скобках могу заметить, что исчерпание нефтяных запасов здесь ни при чем. Достаточно лишь посмотреть, во что вкладывают свои прибыли корпорации наподобие «Лукойла» или «Газпрома».

Можно констатировать, что на обозримый исторический период этих запасов хватит. Что случится дальше, гадать бессмысленно. Как сказал один умный человек, «каменный век завершился отнюдь не из-за того, что кончились запасы камня…».

Разумеется, легко спрогнозировать, что человечество изо всех сил будет стремиться уйти от использования нефти в качестве топлива: это слишком ценный материал для химической промышленности. Однако страшные сказки о людях, создавших таблетки для воды, на которых обычный автомобиль ездит в десять раз дольше, чем на бензине, а потом пропавших без вести, — это все-таки сказки. Нефтедобывающие корпорации, конечно, могущественны и влиятельны, но соперничать с общеэкономическими тенденциями они не смогут. Тем более если эти тенденции поддержит кто-то вроде правительства Дяди Сэма. Нефтяной кризис конца семидесятых (когда арабы потребовали платы за нефть не долларами, а чистым золотом) из памяти американцев изгладится не скоро, а одним из его последствий было, например, полное исключение углеводородов как сырья для выработки электричества.

Кстати, малоизвестный у нас факт: в США имеются и активно разрабатываются собственные нефтяные месторождения — однако значительная часть добытой нефти превращается в стратегический запас, закачиваясь в огромные подземные хранилища типа выработанных шахт. Так что поставить Америку на колени нефтяным шантажом сегодня будет очень сложно.

Но предположим, что случилось страшное. Завтра утром мы просыпаемся и обнаруживаем, что нефть заодно с газом кончаются. И что нам остался год (два, пять, десять) пользоваться этим источником углеводородов. Ожидает ли нашу цивилизацию энергетический крах? Ответ однозначен — да никогда в жизни. Помимо нефтяных и газовых теплоэлектростанций, существует еще масса способов производить энергию. Например, можно топить электростанции углем, исчерпание запасов которого на нашей планете не прогнозировал еще ни один сумасшедший фантаст. Угольные ТЭС на сегодня не являются наиболее распространенными только потому, что с углем возникает масса как технологических, так и экологических хлопот и оттого нефтепродукты и газ куда удобнее. Помимо угля, можно вспомнить еще солнечные и ветряные генераторы, спирт из сахарного тростника (на котором в теплой Бразилии бегает большая часть автомобилей), газовые конденсаты северных шельфов (которые сегодня толком не умеют ни добывать, ни перерабатывать, но это временно), гидроэлектростанции, паровые и парогазовые генераторы (которые можно топить хоть дровами), приливные и геотермальные станции, а также нелюбимые «зелеными» атомные станции. Можно упомянуть и термоядерные установки, которых сегодня нет в действующем виде только из-за непомерной дороговизны экспериментальных образцов. Углеводород — царь современной энергетики, но лишь потому, что обладает наиболее низким соотношением цена/качество.

Наконец, в прогнозах нельзя не учитывать, что сто лет назад большую часть современных методов производства электроэнергии еще не изобрели, а годовые объемы производства электричества на всей планете были меньше, чем сегодня за час потребляет не самый крупный мегаполис. Тем не менее это время трудно назвать эпохой варварства и одичания…

Поговорим об альтернативных двигателях для автомобилей

Известных альтернатив, собственно, три.

Первая — упомянутый выше бразильский спирт. Это действительно реальная замена бензина. Одна беда — для его производства требуется массовое производство сахарного тростника или иного сахаросодержащего продукта. Хорошо теплой Бразилии, а остальным что делать? Разумеется, можно производить топливо и из простых дров, но это гораздо менее эффективно, чем применение углеводородов. Кроме того, леса и так сводятся куда быстрее, чем восстанавливаются.

Вторая альтернатива — электродвигатели. Все очень здорово до тех пор, пока не встает вопрос о том, как их питать. На сегодня известен единственный метод запасать электричество впрок — аккумуляторы. Но пока не существует аккумуляторов, способных соперничать по емкости с бензобаком. Кроме того, аккумуляторы содержат огромное количество весьма опасных химических элементов и соединений — от свинца и серной кислоты в классическом варианте до кадмия, никеля, кобальта и лития в последних версиях (второй, максимум третий класс опасности химических веществ). Эффективных методов утилизации аккумуляторов, равно как и солнечных батарей, не существует, так что они отправляются на свалки целиком, отравляя все вокруг.

Еще один любимый конек попсовых экологов — водородный двигатель. Действительно, трудно возразить против выхлопа, на сто процентов состоящего из водяного пара. Однако для того, чтобы добыть водород, требуется огромное количество электроэнергии. Откуда ее взять? Говорить после этого об экологической чистоте водорода становится как-то неприлично. Опять же, на данный момент не существует эффективных методов транспортировки и хранения водорода: он чрезвычайно взрывоопасен, а в жидком виде еще и весьма текуч, вдобавок разрушительно действует на материал контейнера (насыщение металла водородом повышает его хрупкость). Да, придуманы безопасные способы запасать его в пористых структурах (например, платиновых), но пока они так и не могут покинуть пределы лабораторий и от народа куда дальше, чем декабристы.

Итак, на данный момент человечество обладает массой возможностей добывать энергию, и энергетический голод ему не грозит (была бы энергетическая инфраструктура). Однако все эти способы являются опасными для окружающей среды… как, впрочем, и вся человеческая деятельность. Се ля ви, к сожалению.

Вернуться к содержанию номера

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s