Интервью с Мариной Дробковой

Марина Дробкова — писательница, внештатный литературный редактор, по специальности врач-терапевт, но в настоящее время полностью занимается деятельностью, связанной с литературой. У неё есть книги в разных жанрах, а еще не надо забывать, что она не раз публиковалась в наших изданиях. И вот теперь дала развернутое интервью, которое мы с удовольствием вам представляем.

1. Марина, Вы давно пишете и публикуете книги и рассказы. Какова судьба вашей первой серьёзной публикации? Как она нашла своих издателей и читателей.

«Так уж вышло, что ко всем публикациям я относилась серьёзно. Если говорить о крупной форме, то первым стал соавторский роман с Юлией Гавриленко «Первый судья Лабиринта», сайенс-фэнтези. Он вышел в издательстве «Эксмо» в 2010 году. Как нашли издателя? Просто упорно посылали его в «Эксмо» несколько раз, редактируя и улучшая. Повезло нам после романного семинара Г. Л. Олди – наконец, издательство сказало «да». Книга вышла, а через год после этого мы с соавтором получили «Золотой кадуцей» — награду за лучший дебют в жанрах фантастики и фэнтези. Сейчас права к нам вернулись, и книга лежит в сети в открытом доступе. Поскольку роман писался в 2007-2008 годах, с точки зрения современных информационных технологий, он уже немного «ретро». Но тем не менее читатели у него есть и сегодня, т.к. проблемы, которые мы затронули, никуда не делись».

2. Как Вы начали писать книги для подростков? Почему решили заняться этим? Ведь, насколько я знаю, начинали вы во взрослой фантастике и фэнтези, да и сейчас работаете в этих жанрах.

« Это получилось спонтанно. Пару лет я вообще не писала и не участвовала в сетевых конкурсах, занимаясь только редактурой. Но когда в конце 2014 года вернулась «в тусовку» фантастов, все вокруг беспрестанно обсуждали конкурс «Новая детская книга», который проводит ежегодно издательство Росмэн. Я всегда считала, что писать для детей и подростков гораздо сложнее, чем для взрослых (на самом деле, скорее, совсем по-другому), и не пыталась даже пробовать. Но всеобщий пример оказался заразительным. И вот я рискнула написать 6 авторских листов (конкурсный минимум) про девочку, которая умеет управлять механизмами. На успех не очень рассчитывала, но внезапно попала в лонг-, а потом и в шорт-лист. Так родилась и была опубликована «Техноведьма» — роман в трёх книгах. А после того как эта работа была закончена, мне не захотелось расставаться с подростковым миром. Так появился мистический триллер «Бездна танцует с тобой» и реалистическая повесть «На два голоса». А позже были написаны и приняты в печать несколько сказок – они уже даже не для подростков, а для детей».

3. Читателей интересует, в чём специфика литературного творчества для подростков? Как писать так, чтобы заинтересовать ребят этого непростого возраста?

«Специфика в том, что подростку многие вещи надо объяснять буквально, не надеясь, что он поймёт иносказание или прочитает между строк. Он (чаще всего) не будет искать ваши метафоры, гиперболы и прочее. Но зато поймёт ваши чувства. Я думаю, что взрослым и детям интересны одни и те же темы, разница только в языке изложения. А больше нет никакой специфики. Да, существует закон об ограничениях для литературы 12+ и 16+, но с этим сможет помочь редактор».

4. Я знаю, что вы редактируете книги в жанре фантастики, и собственные произведения в этом жанре у вас тоже есть. Что вы думаете о судьбе фантастики в настоящее время? Насколько интересны для читателя другие жанры?

«У меня для вас две новости: хорошая и плохая. Начну, как водится, с плохой.

Если вы автор, и жаждете ответа на вопрос: «Что бы мне такое написать, чтобы вышел бестселлер, и миллионы читателей приняли его с восторгом (со всеми вытекающими гонорарами и почестями)?», то ответа на этот вопрос нет. Читательский спрос неуклонно падает – а предложения растут.

По поводу твердой НФ – интерес к ней есть, но в основном это интерес узкой аудитории, изрядная часть которой сама пишет фантастику.

Хорошая же новость такая. Тем не менее, читать мы не бросаем. Книги востребованы, но преимущественно электронные. Кроме детской литературы. Здесь по-прежнему в ходу бумага. особенно с хорошими иллюстрациями. Интересно всё: фэнтези, мистика, хоррор (сейчас он на пике), детективы, реализм – а больше даже сюр- и магический реализм. Конечно, всегда будет спрос на любовные романы. В том числе в фэнтези-антураже. Если вы хотите просто найти своего читателя: пишите и найдёте обязательно. Только надо учитывать, что количество будет не столь грандиозным, как хотелось бы».

5. Вы работаете в разных жанрах не только фэнтези и фантастики, но и в жанре триллера и реалистической прозы, рассчитанных на взрослых и на детей. Какой из жанров вам нравится больше и почему?

«Мой навсегда любимый жанр это магический реализм. Т. е. это реализм, который можно сделать чуть-чуть другим с разными целями: облегчить кому-то задачу или усложнить. Сделать мир лучше – или, наоборот, сгустить краски. Расширить горизонты – или сузить обзор до туннеля. В основном в этом жанре я пишу рассказы, хотя некоторые читатели считают, что повесть «На два голоса» ближе к магическому реализму, несмотря на то, что фантастических допущений в ней нет. Но есть атмосфера».

6. У вас вышло много фантастических рассказов в самых престижных сборниках. Чем отличается работа над рассказом от создания большого романа? Это проще или сложнее?

«Примерно тем же, чем отличается одна качественная художественная фотография от выпускного альбома за все годы (и в плане работы тоже). Рассказ – это эпизод, и задача автора полностью показать героя (чаще всего) в конкретной ситуации. А цель романа – постепенно раскрыть метаморфозу героя в череде ситуаций. Для меня рассказы сложнее, они требуют максимальной концентрации и безжалостного отсекания всего лишнего. Романы, на самом деле, тоже, но там у вас больше возможностей для манёвра, больше «времени и места».

7. Насколько я знаю, по специальности вы врач-терапевт. Среди писателей много людей медицинских профессий. Как вы думаете, влияет ли профессия на творчество? У вас, по крайней мере.

«В моём случае, скорее, творчество повлияло на профессию – мне пришлось от неё отказаться. Когда большая часть времени, сил, а главное, мыслей отдаётся литературе, для полноценной работы врачом пространства не остаётся. Но я знаю людей, которые успешно совмещают то и другое, и они, несомненно, молодцы».

8. Что бы вы пожелали начинающим писателям, тем, кто только вступает на этот путь и мечтает о бумажных публикациях.

«Я бы пожелала им не мечтать о бумажных публикациях, а активно осваивать сеть. Сегодня там больше возможностей».

Источник

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s