Валентин Гусаченко. Биективное отображение

Разноцветная пыль от мела прилипла к рукам.

Хлопок в ладоши стал для мира отправной точкой. Эта самая отправная посреди вселенной вскипела яркой лучистой звездой и моментально раздулась в эннмерном пространстве, будто жареная кукуруза. Дырявый ноль сменился одинокой единицей, и бесконечный во все стороны и направления поток времени хлынул в пространство вязким кленовым сиропом. Пространство, заполненное «ничем» от и до – пустое, угрюмое и мертвое, взорвалось на всю вселенную пестрой разноцветной жизнью. Радуга из конфетти, подхваченная резвым новорожденным ветром, опустилась на третий шарик от звезды клубком озер и рек, россыпью гор и оврагов, стаями птиц и счетным многообразием разумных букашек. У этих букашек, нужно сказать, вмиг завелись свои таракашки. Читать далее

Екатерина Бакулина. Технология жизни

Алька лежала тихо-тихо, слушая его дыхание. Он дышал мерно, глубоко, как и всегда во сне. Живой. Совсем рядом, только руку протяни… но протянуть руку Алька отчего-то не решалась, только смотрела.

В полутьме можно было различить лишь контуры — профиль на фоне окна.

За окном неохотно меркли ночные огни.

Утро уже, а она все вертится, не может уснуть. Которую ночь подряд. Каждый раз, раз от раза, убеждая себя, что это глупости, что она привыкнет. Но пока не привыкает никак. Ей все кажется, что это не он, не ее муж, а какой-то посторонний человек, пусть и похожий до последней черточки… Читать далее

Олег Готко. Охота на марсианского зайца

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:»Обычная таблица»;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:»»;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:»Times New Roman»;
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

Дятлов третий день рулил вездеходом грязно-серого цвета, за которым тянулся шлейф марсианской пыли. Иногда экран заволакивали песчаные смерчи, и тогда водитель чертыхался, в остальное же время позевывал и старался объезжать валуны, щедро усыпавшие долину Аргир. Читать далее