Изменения в составе участников

Автор Николай Бершицкий отстраняется от участия в конкурсе по причине неспортивного поведения. Причина здесь.

Реклама

Окончание преноминации

Все присланные на конкурс рассказы рассмотрены.

Авторы, получившие письмо с отказом — не расстраивайтесь. Будут ещё конкурсы.

Авторы, не получившие ответа на свои письма: произошла какая-то ошибка. Пожалуйста, свяжитесь с администрацией через имейл, через форму связи, либо в комментарии к этому посту.

Всем участникам, чьи рассказы приняты и опубликованы: «Физкульт-привет!»  Читать далее

Анна Агнич. Идеальный вопрос

1

Ответчик знал природу вещей, и почему они такие, какие есть, и зачем они есть, и что все это значит. Он мог ответить на любой вопрос, будь тот поставлен правильно. И он хотел. Страстно хотел отвечать! Что же еще делать Ответчику?

 

Роберт Шекли

 

Перефразируйте вопрос, с затаённой надеждой сказал Ответчик.

 

Роберт Шекли

Директор приюта для бездомных собрал потенциальных невест в большой комнате, представил меня и ушел.

– Здравствуйте, женщины! – сказал я бодро. – Кто хочет стать женой колониста?

– А че дашь? – лениво спросила старуха с татуировкой на щеках и носу.

– Обеспеченную жизнь на планете седьмой категории. Брачный контракт на пять лет.

– Это под куполом сидеть, что ли? Ищи дур! – крикнула татуированная.

Женщины зашумели, вразнобой захлопали откидные сиденья.

– Стойте, – сказал я, – это не все. Читать далее

Елена Щетинина. Икар v 2.0

– Как ты считаешь, почему Икар упал? – спрашиваю я его осторожно, пока он тончайшими инструментами соединяет последние мельчайшие связи.

– Ну, тут и считать ничего не надо… – пожимает он плечами.

– Почему?

– Ну… – он отводит со лба тонкие спутанные седые волосы – жест, в котором больше привычки, нежели нужды, – ведь в мифе же ясно говорится – он слишком высоко поднялся в небо, солнце растопило воск, который скреплял крылья… и он упал…

– Да, но это нелогично, – возражаю я. – Ведь… Читать далее

Елена Щетинина. Дьявол в деталях

Я всегда говорил Морту, что его фамилия несколько претенциозна – особенно учитывая то, чем он сейчас занимается, и тем более учитывая то, чем он занимался раньше, – и предлагал сменить ее на что-то более простое, пусть даже и столь же звучное, но менее тематическое. Он задумывался, а потом вяло отвечал, что привык к ней. Или что это не мое дело. Или что если я придумаю хороший вариант – он его рассмотрит.

В результате я приходил к выводу, что Рюген Морт просто не хочет ее менять – только не знает, почему. Читать далее

Елена Щетинина. Люди 15-го года

Дверь открылась не сразу – словно посетитель, получив приглашение войти, внезапно засомневался, воспользоваться ли им.

– Мой секретарь-аппарат не уловил название вашего издания, – сказал, не оборачиваясь, стоявший у окна мужчина. – Откуда вы?

– «Неожиданные встречи», – мягкий женский голос заставил его, помедлив, развернуться. – Небольшое… издание. Совсем небольшое. Читать далее

Владимир Семенякин. Экстремум красоты

Валя Кармазинов был легендой нашего курса. Насвистывать в бинарном коде в телефонную трубку, когда отключился диал-ап модем? Вчерашний день! Валя был способен проделать такой же фокус с фонариком и оптико-волоконной сетью.

Саша Чухимцев, его сосед по комнате, клялся, что Валя – не человек вовсе, а терминатор-интеллектуал, посланный готовить вторжение инопланетных захватчиков. Якобы имелись неопровержимые доказательства. Читать далее

Владимир Семенякин. Разговор

Старик проснулся от металлического лязга за окном.

Издавая оглушительный шум, по дороге, проходившей через степь мимо его дома, шли танки. Бесконечной вереницей, с мрачным достоинством перебирая траками, они появлялись из-за горизонта на западе, проходили мимо, и исчезали на востоке. На каждой боевой машине сидел солдат, в серой форме похожий на часть танковой башни. Читать далее

Владимир Семенякин. Оракул-42

 

Чёртов постмодернизм

Энди Уорхол

 

Геннадий Григорьевич коснулся последнего контакта лучом квантовой отвёртки и поднялся на ноги. Он прошёл мимо рядов пластмассовых стоек, в которых покоились нейроны электронного мозга, поднялся к пульту и с гордостью взглянул сверху вниз на дело своих рук.

— Я нарекаю тебя Оракулом, — воскликнул Геннадий Григорьевич и его голос эхом разнёсся по машинному залу. — Оракулом… м-м… Читать далее