Денис Фатеев, «Королевство Вверх тормашками» 7,6,5 — 6

В одном не слишком стандартном мире, где все было перевернуто  вверх дном и местные жители ходили по небу… Ну, то есть это была земля, но находилась она там, где у нас находится небо, а небо соответственно там, где земля. Ох, я совсем запутался, дорогой читатель. Давайте начнем сначала.

В одном необычном, но по-своему замечательном, мире, где, проще говоря, очень многое было наоборот и хуханы (так звали тамошних обитателей-вверхтормашевцев, похожих на маленьких человечков) ходили вверх тормашками, спали днем (днем там было темно), и совсем не причиняли вреда лесам родной планеты. В общем, там жил, и надеюсь, до сих пор живет, главный герой нашего повествования.

Хотя речь совсем не о нем. Мы ведь рассказываем о Вселенной, где все наоборот, значит и главную роль будет играть второстепенный персонаж, хотя при  этом он станет уже главным. Неважно, а то так мы никогда не начнем. В общем, в меру второстепенный и чересчур застенчивый хухан небольшого роста вышел из своего домика в ничего не предвещающую  ночь. Он было собрался немного прогуляться, но вспомнил о  своей важнейшей миссии, и понял, что прогулка отменяется. Читать далее

Реклама

Сергей Берестнев, «Божественная трагедия» 4,4,1 — 3

Аннотация. О некоторых проблемах, возникших у Бога и его соратников в процессе создания и воспитания Человека.

Это было много тысяч лет назад,

Однажды Творец наблюдал за племенем кроманьонцев, деливших тушу недавно добытого мамонта. Делёж происходил в соответствии со способностями. В наибольшей степени во внимание принималась способность оделяемого награждать своих соплеменников увесистыми затрещинами. Наблюдая процедуру делёжки, творец то недовольно морщился, то снисходительно улыбался. В это время к Творцу вошёл Вельзевул (он же Люцифер, он же Сатана), бывший тогда Ангелом высшей категории, ответственным за сбор позитивных энергий, выделяемых животными. Впрочем, с таким же успехом можно сказать, что Вельзевул влетел, вполз или вплыл к Творцу, поскольку в человеческом языке нет терминов, адекватно описывающих способы движения сущностей  тонкого непроявленного мира. Вообще, ангелы высших категорий способны одновременно находиться в нескольких местах. Точнее следовало сказать, что Вельзевул появился рядом с Творцом и приступил к интенсивному информационному обмену с ним, но по вашим человеческим меркам данное событие в наилучшей степени характеризуется терминами «вошёл» и «заговорил». Читать далее

Полина Матыцына, «Рыцарь для коллекции» 6,6,3 — 5

Он с удовольствием осмотрел свою коллекцию. Четыреста девяносто девять – замечательное число! Ни у кого больше нет ничего подобного, его коллекция уникальна и неповторима. Не столько даже количеством, сколько качеством, собранных в ней предметов. А как приятно осознавать, что Он собрал так много. И ведь каждый экземпляр  поистине уникален!

Он коснулся ближайшего предмета и погрузился в замечательные воспоминания о том, как этот предмет ему достался. Ах, каким упрямым и гордым был тот король! Теперь же он – всего лишь золотая искра в волшебном сосуде. А этот человечек – он мнил себя великим волшебником, хотя был всего-то бледным подобием величия. Но потенциал у него казался хорошим, возможно, он даже смог бы превзойти своего теперешнего хозяина. Впрочем, этого не случилось, а значит, и думать об этом не стоит. А она была редкостной красавицей – правда, лишь внешне, искра ее совсем тусклая… Зато эта — превосходная целительница — сверкает с невероятной яркостью! Читать далее

Иди Фри, «Весь мир в кармане пиджака» 4,3,9 — 5.3

Эта история, как и многое другое в человеческой жизни, начинается со смерти. Умер дядя Гриша, которого я не видел с тех самых пор, как он двадцать лет тому назад эмигрировал по еврейской программе в Германию. Поселившись за рубежом, он не поддерживал никаких отношений с семьей, поэтому еще недавно, о нем было известно лишь то, что до своего отъезда из СССР дядя работал зубным врачом. Даже когда пал железный занавес и стали возможны заграничные поездки, он ни разу не выходил на связь и ни с кем не встречался. Что касается меня, то за долгие годы, я успел полностью забыть о его существовании. Но ничего удивительного в этом нет: мы виделись всего один раз, причем мне было тогда около семи лет от роду. Читать далее