Григорий Панченко, Алексей С. Криптид Поршнева: загадочный «монстр» (?) озера Сары-Челек

(Увы, типичная для нынешнего времени ситуация: иногда автор-биолог не может себе позволить выступить в криптозоологической статье под своим полным именем, потому что это чревато проблемами с коллегами — причем вне зависимости от того, единомышленники они или оппоненты…)


Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 12(14), 2020.


Борис Федорович Поршнев, ученый с мировым именем, известен не только своим интересом к проблеме реликтового гоминоида, он же «снежный человек», — но если говорить о проблеме выживания неизвестных науке видов, то интерес Поршнева, конечно, сводился именно и только к реликтовому гоминоиду. По иронии судьбы, тот единственный случай, когда Поршнев наблюдал какое-то неизвестное (во всяком случае, не определенное) существо своими глазами, к снежному человеку никакого отношения не имеет…

Подавляющему большинству учеников и последователей Поршнева об этом эпизоде неизвестно, хотя на «эхо» его им натыкаться иногда случается (см. ниже). Весьма возможно, Борис Федорович лично рассказывал о нем только своему другу С. К. Клумову.

Сергей Константинович Клумов (1906—2000), будучи зоологом, специалистом по китообразным, как раз криптозоологией вообще и конкретно — водными криптидами интересовался в большей степени, чем реликтовым гоминоидом. Рассказ этот он публиковал дважды, оба раза при жизни Б. Ф. Поршнева и, несомненно, с его благословения, пусть и не очень горячего (как уже говорилось, к «не гоминоидной» части криптозоологии Борис Федорович в целом был почти равнодушен). Один раз — в журнале «Юный натуралист» №1/1963: «Чудовище с Де-ля-Мэкс» — название продиктовано тем, что статья содержала подборку материалов (разной степени достоверности) о ряде озерных криптидов из разных областей земного шара, да и вообще была адаптирована к возрасту читателей. А вот вторая статья (точнее, хронологически — первая), «Есть ли на Земле еще неизвестные крупные животные», была опубликована в журнале «Природа» (1962, № 8), выпускаемом Академией наук СССР: издании солидном и даже консервативном, вообще-то к криптозоологии относящемся критически. Из нее и приведем цитату:

«Совсем недавно, в сентябре 1959 г. проф. Б. Ф. Поршнев побывал на Тянь-Шане, в отрогах Чаткалского хребта, на берегах глубокого провального озера Сары-Челек. Глубина этого озера достигает почти 500 м. И вот что он мне рассказал:

„Озеро Сары-Челек длиной около 8 км образовалось, вероятно, в четвертичном периоде. Оно окружено в большей своей части отвесными скалами, и лишь в немногих местах относительно отлогий берег образует заливы и пляжи. В озере водится рыба — маринка, промышленный лов которой начался лишь года два тому назад. Постоянного населения здесь нет. На берегу озера находятся лишь юрты пастухов и пасека. От местных жителей я услышал, что в озере живет какое-то странное существо, которое рыбаки неоднократно видели в течение последних двух лет и считали „змеей“. Мне рассказали, что окраска этой „змеи“ светлая, серебристая, что она очень быстро плавает, не хуже моторного катера. Охотники много раз видели, как она пересекала озеро поперек и обычно у самого берега уходила под воду.

Местные жители обратились ко мне с просьбой рассказать в Москве ученым-зоологам о странном неизвестном животном и просить их приехать на озеро Сары-Челек для проведения исследований.

Я не придал тогда никакого значения этим рассказам и быстро забыл о них.

Через несколько дней мы впятером отправились в экскурсию по озеру на моторном катере, чтобы поохотиться на уток. Был безоблачный и безветренный день, а в горах, когда ясно, воздух особенно прозрачен, и видимость была исключительной. Высадившись на отлогом песчаном берегу, мы вдруг увидели, что залив быстро пересекал какой-то предмет, напоминавший лежащее на воде бревнышко. Его высота над водой была, вероятно, около 40 см. Оно ярко блестело на солнце и выглядело как бы серебряным. От берега до него было около 500 м. Внезапно движущийся предмет изменил курс, и мы увидели, что от выдающейся над водой части тянулся еще и „хвост“, который был раза в четыре больше и достигал примерно полутора метров.

Все пятеро, не сговариваясь, бросились к катеру. Быстро завели мотор и направились к неизвестному предмету. Мы уже не сомневались в том, что это было живое существо и что, возможно, это была та самая „змея“, о которой рассказывали нам местные жители. Дойдя почти до берега залива, животное нырнуло и больше не показывалось. Мы долго кружили в этом месте в надежде, что оно опять вынырнет, но, не дождавшись его, отправились к берегу“.

Б. Ф. Поршнев — не зоолог, он историк и не мог даже приблизительно определить, что это было за животное, к какой группе его можно было бы отнести. Он не захотел высказать никакой гипотезы по этому вопросу. Единственно, в чем он сам и все его спутники не сомневались, — что это было какое-то живое существо, которое вело себя активно, быстро плавало и изменяло направления своего движения. Второй ученый, который был участником описанной поездки и который также наблюдал это неизвестное животное, — был физик. Он, разумеется, также не смог определить животное».

Добавим, что сама поездка Поршнева на Тянь-Шань вообще и конкретно в окрестности озеро Сары-Челек действительно была связана с исследованиями проблемы реликтового гоминоида, а не иных криптидов. Так что можно понять, отчего этот случай воспринимался им как «внеплановая» информация, почти помеха, не имеющая отношения к основной теме…

Через три с небольшим года журнал «Природа» опубликовал короткую статью «Загадочная „змея“ озера Сары-Челек» (1965, № 7), как будто содержащую совершенно обыденное объяснение. Но… действительно ли так? Впрочем, процитируем ее почти целиком:

«В июле я отдыхал на оз. Сары-Челек. Ко мне неоднократно обращались многие люди с вопросом, обитает ли действительно в озере загадочная огромная змея? Такая заинтересованность, очевидно, вызвана опубликованием в журнале „Природа“ статьи С. К. Клумова. <…> Статью прочитали многие в Узбекистане и Киргизии. Ежегодно на Сары-Челек приезжают сотни отдыхающих и туристов из Ташкента, Коканда, Намангана и других городов. Некоторые из отдыхающих стали уже с опаской посматривать на чудесные зеленовато-синие воды Сары-Челека.

Находясь на озере, я решил выяснить по возможности, что же это за загадочная „змея“? В течение последних 15 лет я часто бывал на Сары-Челеке, но никогда не обнаруживал там никаких гигантских змей, а лишь одних обычных полозов и ужей. Научные сотрудники Сары-Челекского заповедника тоже ни разу не видели эту загадочную „змею“.

Мои поиски долгое время оставались безрезультатными, а срок отпуска истекал. Но в конце июля мне повезло. Однажды утром я плыл на весельной лодке от одного из заливов — Чунет-сая к противоположному берегу. Погода благоприятствовала наблюдениям: необыкновенно прозрачный, чистый воздух позволял далеко просматривать зеркальную гладь озера. Прямо передо мной в фиолетовой дымке высилась величественная громада Чаткальского хребта, изрезанная длинными сверкающими языками снежников. И вдруг прямо перед собой я увидел темновато-серебристое существо, которое напоминало змею с длинным хвостом. Большое расстояние мешало рассмотреть его получше. Оно стремительно пересекало озеро, несколько раз ныряло и снова всплывало и наконец исчезло под скалами на противоположном берегу. У меня радостно забилось сердце: не оставалось никаких сомнений в том, что это и было то самое существо, которое видел проф. Б. Ф. Поршнев. В эту минуту я горько пожалел о том, что на моей лодке нет мотора. Но я не унывал и, запомнив место, где исчезла „змея“, приналег на весла. Минут через двадцать я приблизился к противоположному берегу и с большой осторожностью стал плыть вдоль него, почти бесшумно опуская весла в воду. Наконец в нескольких метрах от меня что-то стремительно забороздило зеркальную гладь воды. И сразу же все стало ясно. Это был молодой баклан-хлопунец. Он еще не мог летать, но быстро махал небольшими крыльями и как бы „бежал“ по воде. Вслед за ним шел длинный серебристый хвост вспененной воды. Это действительно напоминало гигантскую серебристую змею. Пробежав некоторое время, баклан нырнул, а затем, выскочив из воды, снова помчался по поверхности озера, словно маленький глиссер.

Вот и все. Я убедился, что загадочная „змея“ на озере Сары-Челек всего лишь обман зрения, биологическая ошибка.

И. И. Маленков

Наманганский краеведческий музей»

Это не бакланы, но утки, причем выводок — однако ситуация типична для всех водоплавающих птиц: вспугнутые взрослые птицы взлетают, а хлопунцы «бегут» по воде, оставляя за собой длинный след

Объяснение Маленкова действительно может быть реальным, а «Природа» с удовольствием приняла его как единственно возможное и окончательное. Но все же оно, пожалуй, содержит определенное количество натяжек.

Баклан-хлопунец (не умеющий толком летать птенец-подросток, хлопающий крыльями по воде) в июле, когда его застал намаганский краевед, еще возможен — но это близко к предельному сроку. А вот в сентябре таких хлопунцов уже не должно быть: они давно встали на крыло… Кроме того, бакланы даже в расцвете сил держатся под водой менее минуты, а ведь наблюдатели на моторном катере долго кружили по озеру, в пять пар глаз целенаправленно высматривая, не покажется ли нырнувший объект на поверхности. Добавим, что, кроме двоих московских ученых, в лодке были трое местных охотников, которым должно быть отлично известно, как выглядят хлопунцы обитающих там видов. Ну, и марш-бросок на почти 500 м в непрерывном «режиме хлопунца» для баклана (и любой другой водоплавающей птицы) очень странен и вряд ли возможен.

Вдобавок крайне трудно представить, чтобы он блестел серебром: наоборот, у бакланов будет бросаться в глаза намокшее темное оперение (их перья лишены жировой смазки). Блеск в принципе может указывать и на перьевой покров, но совсем другого типа.

А скорее он указывает на чешую…



Что ж, попробуем дать криптозоологическое объяснение.

Начнем с того, что сейчас ясно: ни о каком образовании озера Сары-Челек в четвертичном периоде не может быть и речи. Образовалось оно на самом исходе ледникового периода в результате мощного оползня, перегородившего небольшую горную реку Кара-Суу. Это важно: даже теоретически там можно встретить отнюдь не «древних завров» (впрочем, для них и четвертичный период — поздновато), а разве что современников последних мамонтов.

Не может там быть и огромных или хотя бы просто крупных рыб вроде сома или тайменя. Вообще ихтиофауна этого озера, как и герпетофауна округи, бедновата — во всяком случае, по количеству видов: количество особей может быть и велико (той же рыбой озеро весьма богато: кормит огромную биомассу водоплавающих птиц, то есть и небольшую популяцию умеренно крупных «озерных монстров» в принципе тоже прокормит). Среди обитающих там змей есть водяные ужи, но они не годятся для объяснения, так как: а) никоим образом не гиганты и б) хорошо известны местным жителям…

Казалось бы, «озерному монстру» и в самом деле взяться неоткуда. Но один вариант все-таки имеется.

В среде криптозоологов он иногда назывался «кавказским удавом», но на Кавказе и в Закавказье пролегает (или даже пролегала — пусть в совсем недавнем прошлом, еще на нашей памяти?) лишь самая окраина его ареала. Что представляет собой эта змея хотя бы в самых общих чертах, было непонятно вплоть до среднеазиатских экспедиций Ж. И. Кофман уже в 1970-х гг., после которых криптозоологи советской школы стали чаще использовать название «среднеазиатский удав». То есть какой именно змеей является этот криптид, мы по сей день не представляем (совсем не обязательно с удавами он в большем родстве, чем с питонами или даже крупными полозами1), но его максимальная длина порой превышает 6 м — и… он склонен к полуводному образу жизни, хотя наземен в достаточной мере, чтобы не быть жестко привязанным к водоему.

Надо полагать, именно эта змея в ответе за многие «невозможные» сообщения об азиатских «озерных монстрах», относящиеся к озерцам явно молодым (иногда это вообще пруды или водохранилища) и маленьким, то есть таким, в которых популяция крупных тварей не может ни издавна обитать, ни прокормиться за счет ресурсов самого водоема. А вот этот «удав» может и проникнуть туда по суше, обычным «змеиным путем» и кормиться не за счет ресурсов озера. Для крупной змеи достаточно раз в месяц «оприходовать» пришедшую на водопой косулю или овечку…

По-видимому, исконные его места обитания — тугайные заросли… а этот богатейший биотоп сейчас в Средней Азии погиб, на его месте «лунный ландшафт». В результате и туранский подвид тигра исчез, причем так, что на его выживание даже у криптозоологов надежды не остается.

Судя по всему, раздробленные остатки популяции этого загадочного «удава» в Средней Азии все же смогли зацепиться за ряд горных водоемов. Возможно, и включая Сары-Челек. Путь для них туда не труднее, чем для водяных ужей, и точно легче, чем для кобры, которую несколько раз фиксировали в окрестностях Сары-Челека, хотя для нее это явно чужой биотоп.

При этом в каждом отдельном случае такой «заход» в принципе может быть и единичным, без образования постоянной или хотя бы долговременной популяции. Конечно, далеко не факт (и даже маловероятно), что в нынешнем Сары-Челеке жизнеспособная популяция сохранилась до сих пор, даже если в конце 1950-х шансы на это еще сохранялись…

Даже у 5—6-метровых питонов и анаконд голова лишь иногда и ненамного превышает 20 см

Поршнев говорит о выступающей над водой «голове» высотой порядка 40 см, но тут, вероятно, следует предположить неверную идентификацию: речь идет не о голове, а о видимой на поверхности части тела вместе с головой. В этом случае примерно полутораметровый «хвост» — это погруженная часть тела в приповерхностном слое, а глубже могут находиться и еще несколько метров. В конце концов, участники наблюдения — не герпетологи, да и наблюдали они издали…

На какую высоту может поднять голову этот плывущий «змей» — данных не имеем, но 40 см фантастикой не выглядят. При опоре большей части тела на твердую основу он поднимает ее куда выше, согласно одному описанию — «до уровня морды впряженной в телегу лошади» (из-за чего та, всхрапнув, резко остановилась). Поволжские немцы, обстоятельствами судьбы (вряд ли надо объяснять, какими) заброшенные в Казахстан и в 1950-х гг. наблюдавшие «удава» во время охоты в тугаях, говорили, что он «как человек ходит», и объясняли: тело скрыто в воде (надо думать, не буквально на плаву, а в камышовых «плавнях» мелководья), а поднятая шея с головой — в рост человека. При учете того, что змея «в охотку» обычно поднимает менее трети тела, все выглядит вполне логично.

Интересно прослеживать, как тени поршневского описания зажили отдельной жизнью, порой становясь известными в среде исследователей проблемы реликтового гоминоида — но уже без связи с именем Поршнева:

«Попутно егерь рассказал ещё об одном криптозоологическом объекте. В конце 60-х годов на берегу Сары-Челека решили построить летний домик президента республики. Для выбора места для строительства приехала целая комиссия. Разгуливая по берегу, члены комиссии любовались живописным видом окружающих озеро скал. Вдруг кто-то обратил внимание на странное живое существо, плавающее метрах в 100—150 от берега. Столпившиеся на берегу члены комиссии увидели, что непонятное продолговатой формы существо тёмного цвета, подобно дельфину, весело кувыркалось в воде. Ни местные егеря, ни приезжие из столицы специалисты не смогли объяснить, что же это за животное. Увидели „Тянь-Шаньского Несси“, удивились, поговорили, уехали и забыли.
Это про шотландского Несси продолжают писать чуть не сотню лет, а про аналогичное загадочное существо, которое видели полтора десятка уважаемых в республике людей, ни одно киргизское издание не обмолвилось ни словом».

(Вадим Макаров «Атлас снежного человека»)

Трудно сказать, действительно ли тот егерь хоть в какой-то степени опирался на свои собственные воспоминания или на рассказы старожилов. Скорее его история напоминает пересказ описания поршневской встречи — причем, будучи уже седьмой водой на этом киселе, повествование сделалось куда менее «академическим», чем публикация даже в «Юном натуралисте», не говоря уж о «Природе».

А вдобавок в рассказе егеря смешались разные хронологические пласты. Президент республики для Киргизии 1960-х годов — явление намного более фантастическое, чем любой озерный монстр…

Хотя — кто знает? Может быть, где-нибудь среди старых отчетов какой-то строительной комиссии конца 60-х и сохранилась информация об этой встрече, пусть даже детали ее менее красочны, чем то прозвучало в устном рассказе несколько десятилетий спустя?


1 Род большеглазых полозов Ptyas включает гигантов, достигающих 4 м (P. carinata: характерно, что этот максимум признан недавно, большую часть ХХ в. сведения о длине свыше 2,5—2,75 м отметались как недостоверные). Вполне «удавий» размер! На территории бывшего СССР отмечено существование лишь одного из видов этой группы, P. mucosa: по советским и постсоветским данным его длина не достигает даже 2 м, но в нашем веке на территории Юго-Восточной Азии зафиксированы чуть ли не вдвое большие представители этого вида — до 3,7 м! Если так, то существование на территории Средней Азии какого-либо пока неизвестного науке, но еще более крупного вида большеглазых полозов, возможно, решает проблему, почти не требуя для этого «лишних» допусков…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s