Гровер Кранц. Анатомия стопы сасквача



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 3(17), 2021.


Было подробно изучено множество гипсовых слепков и фотографий следов, которые, как сообщается, оставлены одним из видов двуногих приматов, сасквачем, также называемым бигфутом. Они оказались не просто увеличенными человеческими следами, но показали некоторые особенности. К этим особенностям относятся плоский свод, двойная подушечка в основании большого пальца и увеличенная пяточная часть. Изучение рычажной механики человеческой стопы показывает, что при повышенной массе тела были бы выгодны определенные изменения. Ожидаемые изменения такие же, как и отмеченные на предполагаемых следах сасквача.

За последнее столетие несколько сотен человек сообщило о наблюдениях гигантских человекоподобных животных в лесах и горах Тихоокеанского северо-запада. Сотни других видели огромные следы, оставленные этими волосатыми существами. Возможно, в десятки раз больше людей наблюдали этих гигантских приматов и их следы, ничего не сообщив журналистам или сотрудникам правоохранительных органов из опасения быть осмеянными.

Животное, о котором идет речь, обычно называют сасквачем — по одному из индейских названий его — или «бигфутом», «большой ногой» по понятным причинам. Если это животное действительно существует, оно, вероятно, должно быть ближайшим ныне живущим родственником человека и членом зоологического семейства Hominidae. Однако это не человек ни в коем смысле этого слова; все сообщения сходятся в том, что у него нет языка, предметов материальной культуры и социальной организации.

В то время как некоторые ученые принимают данные сообщения всерьез, большинство сомневается, что подобное животное существует. Наблюдения обычно отвергаются как относящиеся к стоящим на задних лапах медведям, галлюцинации или выдумки; следы объясняются как следы медведей или, если они достаточно отчетливы, как намеренные подделки, мистификации. Кроме того, скептики отмечают, что ни один экземпляр, живой или мертвый, не был доступен для научного исследования — даже ни одна кость не была идентифицирована как принадлежащая этому виду.

Вещественные доказательства существования этого типа приматов состоят главным образом из нескольких фотографий, двух коротких кинопленок, отпечатков рук (Krantz 1971)1 и собственно следов, т. е. отпечатков стоп, многие из которых были измерены, зарисованы, сфотографированы и отлиты в гипсе. Я не буду пытаться рассмотреть здесь все вышеприведенные доказательства, но ограничу анализ прежде всего тем, что можно вывести из запротоколированных следов. Другие доказательства будут использоваться только для того, чтобы помочь установить приблизительный вес тела, так как это является главным фактором в понимании конструкции стопы, предложенной здесь.

Существует множество источников информации о следах сасквача или бигфута, американского «снежного человека», но не все они одинаково надежны. Я изучил слепки, сделанные с отпечатков ног 17 разных особей, и фотографии следов и слепков еще 50. В одном случае я исследовал настоящий след, оставленный на снегу. Не исключено, что некоторые из фотографий изображают поддельные отпечатки — известно, что люди пытались делать это, — но большая часть материалов, на которых основано мое исследование, вероятно, так же достоверна, как и большая часть всех существующих.

Информацию о массе тела сасквача получить сложнее. Большинство людей, которые сообщают, что видели сасквачей, уверены, что они очень тяжелые. Оценки варьируются от примерно 300 фунтов (около 137 кг) до полутонны или более, но они обычно делаются в сложных обстоятельствах и не могут быть приняты как достаточно точные.

Столь же неопределенны оценки, основанные на глубине отпечатывания следов. Стопа сасквача имеет примерно в три раза большую площадь поверхности, чем стопа обычного человека. Можно предположить, что если отпечаток такой же глубины, как оставленный человеком на том же грунте, то сасквач в три раза тяжелее. Если отпечаток в два раза глубже, то это указывает на вес тела, как у шести человек. Обычно, когда люди сравнивают свои собственные следы со следами сасквача, это происходит при свете дня и часто на много дней позже оригинала, оставленного ночью. Изменения мягкости и сжимаемости почвы делают такие заключения лишь грубо приблизительными.

Я знаю по крайней мере три случая, о которых имеется более точная информация. Первый — это сообщение о поимке молодого экземпляра в 1884 году около Йеля, Британская Колумбия, железнодорожной бригадой (Green 1968, 1970; Sanderson 1961). Оригинальный газетный отчет недавно подтвердил мне внук одного из участников. Существо, которое вскоре исчезло, как сообщается, было ростом 4 фута 7 дюймов (около 140 см) и весило 127 фунтов (около 57 кг) — очень коренастое телосложение.

Роджер Паттерсон, который снял короткометражный фильм о шагающем существе в северной Калифорнии, оценил его вес в 500 фунтов (около 227 кг). Анализ этого фильма показывает, что объект был всего 7 футов ростом (213 см). Оценку Паттерсона можно принять всерьез из-за его продолжительного внимательного разглядывания животного и его способности безошибочно угадывать человеческий вес — он точно назвал мои собственные 210 фунтов (95 кг). Третий случай является совершенно непроверенным, но хорошо вписывается в серию. Опытный охотник и старатель на северо-востоке штата Вашингтон утверждает, что он застрелил один экземпляр. Этот охотник сказал мне, что рост экземпляра составлял 8½ футов (260 см), а вес — 850 фунтов (385 кг), если судить по тщательному осмотру тела. (Поскольку он не представил никаких доказательств в подтверждение своей истории, некоторые предполагают, что она была выдумана.)

При нанесении на график эти три показателя роста и веса непосредственно вписываются в кривую, основанную на теоретических расчетах. Объем (и масса) объекта увеличивается не в прямой пропорции с его линейным размером или высотой, а пропорционально кубу этого измерения. Таким образом, если тело животного сделать вдвое выше, сохраняя ту же форму, то оно будет в восемь раз тяжелее. В меньшем масштабе, если рост животного увеличить наполовину, его вес увеличится в 1½ раза в кубе (1½ х 1½ х 1½), или в 3,375 раза.

Джим МакЛарин (Jim McLarin) из Уиллоу-Крик, штат Калифорния (Willow Creek, California), был первым, кто применил этот принцип к размерам сасквача, взяв за базовый показатель рост 6 футов (183 см) и вес тела 300 фунтов (136 кг) и увеличив его. Кривая, проведенная от этой базовой линии, дает 134 фунта (61 кг) вместо 127 (57 кг) при 4 футах 7 дюймах (140 см), 477 фунтов (216 кг) вместо 500 (227 кг) при 7 футах (213 см) и 852 фунта (386 кг) вместо 850 (385 кг) при 8 футах 6 дюймах (250 см). Все три примера очень близко соответствуют кривой (рис. 1).

Рис. 1

По имеющимся сведениям, подавляющее большинство сасквачей имеют высоту от 7 до 9 футов (примерно от 213 до 274 см). Вес тела от 500 до 1000 фунтов (примерно от 227 до 454 кг) — в данном случае самые разумные ожидания. Заявлялось о больших росте и весе, и продление по этой шкале дает 1389 фунтов (около 630 кг) для 10 футов (около 3 м) роста и 2350 фунтов (около 1066 кг) для 12 футов (около 3,66 м) роста — и т. д. Я склонен считать 9 футов и полтонны самым большим размером двуногого примата, который мог бы нормально функционировать2.

Типичный след стопы сасквача внешне выглядит очень похожим на человеческий, увеличенный примерно до 17 дюймов (около 43 см). Внимательное изучение, однако, показывает определенные отличия, которые до сих пор вызывали определенное любопытство, но мало что объясняли. Ключ к вычислению типа стопы лежит в понимании того, как указанная масса тела повлияла бы на гигантскую, но в остальных отношениях нормальную человеческую стопу. Исходя из этого, можно предугадать, каких модификаций можно было бы обоснованно ожидать в такой стопе, чтобы поддерживать тело весом от 500 до 1000 фунтов (примерно от 227 до 454 кг).

Увеличение размеров тела имеет интересное последствие для прочности анатомических структур. Тяговая сила мышц и прочность сухожилий и связок на разрыв прямо пропорциональны площади их поперечного сечения. Однако их масса, как и масса всего тела, увеличивается с увеличением объема. Площади поперечного сечения увеличиваются пропорционально квадрату линейного размера, а масса возрастает пропорционально кубу. Таким образом, если бы человек был вдвое выше, при сохранении всех пропорций одинаковыми его мышцы и опорные ткани были бы в четыре раза сильнее, но его вес стал бы в восемь раз больше. В отношении к весу, с которым ему пришлось бы маневрировать, его сила уменьшилась бы вдвое. Для такого увеличенного человека были бы желательны некоторые изменения в строении тела, особенно в длине рычагов, чтобы он мог двигаться, как и другие люди. Большой размер, указанный для сасквача, порождает ту же проблему.

Рис. 2

Данный отпечаток демонстрирует уплощенный свод, широкую пяточную часть и двойную подушечку большого пальца, а также равные по размеру пальцы и почти квадратный носок. Первая особенность этих гигантских следов заключается в том, что они совершенно плоские. Подъем или продольный свод стопы отсутствует. У человека он поддерживается связками и мышечным натяжением сухожилий. При массе тела 500 фунтов (227 кг) или более эти структуры не имели бы достаточной повышенной прочности, и свод должен был бы сделаться плоским. В то время как отпечатки взрослых сасквачей плоские, некоторые из предположительно оставленных молодыми демонстрируют определенную сводчатость. Интересен вопрос, становятся ли стопы плоскими по мере взросления только из-за веса или существуют генетические механизмы, которые могли бы привести к плоскостопию независимо от употребления. Если бы какое-то количество людей занималось изготовлением поддельных следов бигфута, можно было бы ожидать, что многие из них не задумывались бы о данной характеристике и использовали бы своды, сравнимые с их собственными. Ни одно из исследованных мною свидетельств не показывает нормального человеческого свода.

Многие следы сасквача демонстрируют то, что называется двойной подушечкой у основания большого пальца. Там, где подушечка находится в человеческой стопе, часто имеются две отчетливые выпуклости, одна за другой (рис. 2). Единственная выпуклость на человеческой стопе находится на дистальном, или переднем конце первой плюсневой кости (см. рис. 3 для костей нормальной человеческой стопы). Тогда возникает вопрос, какая из этих двух подушечек соответствует таковой на человеческой стопе и что представляет собой другая. В своей книге Айвен Т. Сандерсон (1961) предположил, что задняя подушечка находится на конце плюсневой кости, а передняя подушечка представляет собой подушечку плоти под первым сегментом очень длинного пальца. Если предположить, что все пальцы одинаково длинны, то из этого следует, что они на большей части своей длины соединены перепонками. Если бы эти животные много плавали (такие предположения существуют), подобное строение пальцев ног, по-видимому, имело бы смысл. Однако эта интерпретация не очень хорошо согласуется с тем, что указывает на вес существа.

Рис. 3

Очень длинные пальцы при ходьбе не могут с большой силой вдавливаться в грунт. Они не переносят непосредственно вес тела, но будут давить вниз только в результате натяжения сухожилий вдоль их нижней стороны. Мускульной силы, доступной для сгибания или скручивания таких длинных пальцев, было бы недостаточно, чтобы вдавить их в землю так же глубоко, как остальную часть стопы. Длинные пальцы ног отгибались бы вверх при каждом глубоко вдавленном шаге, но все следы показывают хорошо отпечатавшиеся следы пальцев. Только относительно короткий палец ноги мог бы иметь подходящий сухожильный рычаг, чтобы плотно прижиматься к земле. Таким образом, следует заключить, что именно передняя выпуклость соответствует подушечке человеческой стопы, оставляя относительно короткие, сильные и лишенные перепонок пальцы. Заднюю выпуклость еще предстоит объяснить. При совершенно уплощенной ступне все структуры, которые могли бы образовать свод, будут плотно прижаты к земле. За подушечкой стопы находится следующий костный выступ, ближний или проксимальный конец первой плюсневой кости (рис. 3). Если бы задняя выпуклость образовывалась под другим концом этой же кости, то обе выпуклости отстояли бы гораздо дальше друг от друга, чем это видно на любом следе сасквача. Единственный путь для того, чтобы задняя выпуклость была расположена так далеко спереди, как она есть, согласно этой теории, — предположить, что плюсневая кость аномально коротка, а кости позади нее аномально длинны. Изучение механики ходьбы показывает, что в случае гигантского гоминида это действительно должно быть так.

Ступню можно описать как простой рычаг на конце ноги. При выполнении шага мышцы икры (икроножная и камбаловидная) сжимаются и подтягивают выступающую пятку. При повороте стопы в голеностопном суставе ее передняя часть затем давит вниз, таким образом поднимая тело в основном «шаговом» действии. Если силовое плечо этого рычага (пятка) короткое, а плечо нагрузки (передняя часть стопы) длинное, то к каждому шагу добавляется значительное удлинение. Это нормальное человеческое состояние (рис. 4).

Рис. 4

Если масса тела возрастает во много раз, а сила икроножных мышц увеличивается в гораздо меньшей степени, то это действие уже невозможно при продолжительной ходьбе. Если бы стопа сасквача была устроена так же, как у человека, у сасквача не было бы достаточно силы в икроножных мышцах, чтобы легко поднимать его значительно большую массу с каждым шагом. Простейший способ справиться с данной проблемой — изменить длину плеч рычага. Если пятка, или силовое плечо, удлинена, то к шагу прилагается большая сила; если передняя часть стопы, или нагружаемое плечо, укорочена, то требуется меньшее усилие. Другими словами, эта корректировка означает, что голеностопный сустав должен быть расположен относительно дальше вперед по длине стопы.

Кости плюсны — самые длинные кости в передней части стопы. Если эта область должна быть относительно укорочена, основание первой плюсневой кости должно быть выдвинуто далеко вперед. При достаточном укорочении данной кости два ее конца будут находиться в нужном положении, чтобы образовать двойную подушечку, как это видно на многих следах сасквача.

Если сегменты стопы изменяются таким образом, пяточная часть должна быть соответственно длиннее. Это трудно оценить по следам, но в некоторых случаях всё же ясно видно. Вместо того, чтобы быть просто длиннее, область пятки также и шире — обычно одна треть длины стопы. Такого общего увеличения calcaneum (пяточной кости) следовало бы ожидать для большей устойчивости и обеспечения большей прочности на разрыв пропорционально увеличившейся нагрузке, оказываемой на нее.

Действие, описанное выше, — это шаг, когда дистальные концы всех пяти плюсневых костей прижимаются к земле, когда пятка поднята. «Отталкивание» — еще один момент, когда сегмент носка ноги используется для удлинения шага с последним дополнительным толчком. У человека только большой или первый палец значительно вовлечен в этот последний толчок. Действие не очень мощное, и многие люди не используют его вообще. Если бы сасквач попытался использовать такой последний толчок с использованием только большого пальца ноги, у него, вероятно, не было бы достаточной силы, чтобы совершить что-либо подобное. Лишь используя все пять пальцев ноги в таком действии, можно было бы придать какой-то вероятный толчок его огромной массе.

Пятипалый толчок потребовал бы по меньшей мере двух анатомических изменений по сравнению с нормальным человеческим состоянием, которые были бы видны на отпечатках стоп. Поскольку упор делается не только на первый палец, все пять должны быть примерно равны по размеру и силе. Кроме того, чтобы они могли толкать синхронно, передняя часть стопы должна быть скорее квадратной, а не столь заметно клиновидной, как у человека (рис. 2).

Многие следы сасквачей демонстрируют почти равные по размеру пальцы ног, выстроенные почти прямо поперек в довольно нечеловеческой манере, как и следовало ожидать. Любопытно, что существуют также несколько сообщений о следах бигфута, не проявляющих многих из этих черт, а кажущихся более человеческими в плане строения пальцев. Возможны два объяснения этому. Стопы снежного человека могут включать в себя большой диапазон вариаций от почти человеческого набора пальцев на одном полюсе до идеального типа, описанного выше, на другом полюсе. Вторая возможность заключается в том, что некоторые из этих отпечатков были подделаны, по крайней мере частично, путем увеличения отпечатка первого пальца, чтобы сделать их более «убедительными». Я бы предпочел в настоящее время не выбирать между этими двумя альтернативами.

В 1969 году было сообщено о нескольких наблюдениях сасквача в 100 милях к северу от Спокана, штат Вашингтон (Spokane, Washington), а в конце того же года многие наблюдатели заметили и зафиксировали несколько последовательностей следов. Слепки, сделанные с четких отпечатков обеих ног этой особи, были изучены очень подробно. Данный экземпляр особенно интересен тем, что его правая стопа деформирована. Отпечатки каждой стопы имеют длину около 17 дюймов (около 43 см), что указывает на довольно крупное существо, возможно в пределах 700—800 фунтов (318—363 кг) (рис. 5).

Рис. 5

На правой стопе оказалось четыре пальца — средний либо отсутствовал, либо держался вертикально, в то время как примыкающие пальцы повернуты внутрь, в основном заполняя промежуток. Более важным является искривление всей стопы, которая изогнута вокруг своей длинной оси. Происхождение этой деформированности неясно3, но ее последствия иллюстрируют некоторые особенности строения стопы.

Если считать пятку неподвижной, вся передняя часть стопы повернута внутрь примерно на 30 градусов. Экземпляр не ходил со стопой в этом положении, а поворачивал ее немного наружу так, чтобы ее линия носок — пятка была параллельна линии другой стопы. При этом левая часть пятки и пальцы загибались внутрь, в то время как вес ноги больше опирался на наружный край ступни. Одним из следствий этого смещения является небольшое повышение в подъеме. Данный случай — единственный, когда отпечаток ноги взрослого сасквача демонстрирует то, что можно назвать приподнятым сводом.

Еще интереснее внешний край ступни, где на слепке видны два боковых выступа. Обе ступни кажутся сильно мозолистыми по краям, и эта мозоль на правой ступне распространяется вокруг двух упомянутых выступов. На первый взгляд кажется, что они соответствуют по расположению нормальным костным выступам. Передний будет проксимальным или задним концом пятой плюсневой кости. Задний будет тогда выступающей частью на заднем крае кубовидной кости. Если бы эти определения были верны, то выступающие части находились бы намного дальше кпереди, чем обычно для человеческой стопы. Это означало бы, что пятая плюсневая кость ненормально коротка, а пяточная кость очень велика, как указано выше из других данных.

На самом деле выступы не выглядят похожими на мозоли над указанными костями. Обе выступающие части довольно симметричны и равны по размеру. Однако эти две нижележащие кости, будь то у человека или гориллы, не симметричны и не имеют одинакового размера. Поэтому требуется иная интерпретация.

Скручивание этой стопы вызывало сжатие элементов по внутреннему краю и расширение или разрастание всех элементов по внешнему краю стопы. Если измерить внешнюю кривую от основания мизинца до кончика пятки, то правая стопа почти на два дюйма (5 см) длиннее левой. Если некоторые кости не являются увеличенными, отсюда следует, что между некоторыми из этих костей должны быть открытые промежутки. Поскольку только три кости образуют этот край стопы (пятая плюсневая, кубовидная и пяточная), есть лишь два промежутка, которые могли бы открыться. Они находятся спереди и позади кубовидной кости (рис. 6).

Рис. 6

Промежутки между соседними костями должны быть заполнены хрящевым или костным веществом для стабилизации стопы. Можно было бы предположить, что это заполнение выросло наружу за пределы костных промежутков, чтобы сформировать основания, на которых развились мозоли.

Выступы таких заполнителей щелей будут располагаться сразу за костными отростками, которые были впервые рассмотрены. Это означает еще более короткую пятую плюсневую кость и более длинную пяточную кость, чем было указано ранее. Что отлично согласуется с короткой первой плюсневой костью, как установлено на основании двойной подушечки на внутреннем краю стопы.

В общем, стопа сасквача отличается от человеческой тем, что имеет значительно увеличенные кости пяточной области, очень короткие кости плюсны и приближенный к ровному ряд пальцев. Все вышеперечисленные характеристики являются логическими требованиями к человеческой стопе, приспособленной к весу тела в 500 фунтов (227 кг) и более. Эти характеристики также очевидны в зафиксированных следах.

В дополнение отмечу, что по крайней мере два очевидца подтвердили эту реконструкцию. Роджер Паттерсон сказал мне, что у наблюдавшегося им сасквача были удивительно толстые лодыжки, хотя это не было ясно видно в его фильме. Если стопа выдвинута относительно дальше вперед, чем у человека, то следствием является толстая лодыжка. Человек, утверждающий, что застрелил сасквача на северо-востоке штата Вашингтон в начале 1970 года, описал мне его ногу в некоторых деталях. Больше всего его поразила относительно короткая и круто скошенная верхняя поверхность передней части стопы.

Все отпечатки сасквача хорошего качества должны иметь одно или другое из возможных объяснений. Либо это настоящие следы гигантского субчеловеческого примата, либо они были сфабрикованы в качестве мистификации. (Только очень нечеткие отпечатки можно спутать со следами медведей.)

Есть ряд причин полагать, что, по крайней мере, некоторые следы снежного человека не могли быть подделаны мистификаторами. Их уединенные места находок означали бы, что, возможно, было бы проложено в сто раз больше следов, чем было обнаружено. Длина шага и преодоленные препятствия в случаях этих находок часто превосходят все, что может сделать человек. Глубина отпечатков потребовала бы, чтобы мистификатор нес много сотен фунтов дополнительного веса, что сделало бы ходьбу еще более невозможной. Независимые движения пальцев ног, замеченные в некоторых следах, потребовали бы специального устройства для выполнения этих действий.

Ко всему этому следует добавить тот факт, что наш предполагаемый мистификатор не просто обладает очень изобретательным умом, но и является подлинным экспертом в области анатомии. Он оказался способен вычислить «из ничего» все подробности того, как должна быть изменена стопа, чтобы поддерживать вес тела в несколько раз больше, чем у человека. И он продолжал оставлять эти следы на протяжении более чем целой жизни, всегда демонстрируя лишь смутные намеки на данные анатомические особенности. Они включают в себя большую ширину пятки, двойную подушечку большого пальца и более прямую линию пальцев аналогичного размера.

Каким бы невероятным ни казалось то, что сасквач существует и остается непойманным, еще более невероятно верить во все атрибуты гипотетического человека — изготовителя следов. Как выразился Шерлок Холмс: «…если вы исключите невозможное, то все, что останется, каким бы невероятным оно ни было, и есть правда». Даже если бы не произошло ни одного из сотен наблюдений, мы все равно были бы вынуждены заключить, что гигантский двуногий примат действительно обитает в лесах Тихоокеанского северо-запада.

Перевод Алексея С. (под редакцией Григория Панченко)

(Увы, повторяется типичная для нынешнего времени ситуация, уже проявившаяся в статье «Криптид Поршнева»: иногда автор-биолог, подступаясь к криптозоологической тематике, вынужден «утаивать» свое полное имя, потому что это чревато проблемами с коллегами — вне зависимости от того, единомышленники они или оппоненты…)


Цитируемая литература:

1. Green, John. 1968. On the Track of the Sasquatch. Agassiz, B.C.: Cheam Publishing.

2. ——. 1970. Year of the Sasquatch. Agassiz, B.C.: Cheam Publishing.

3. Krantz, Grover S. 1971. Sasquatch Handprints. Northwest Anthropological Research Notes, 5(2): 145—151.

4. Sanderson, Ivan T. 1961. Abominable Snowmen: Legend Come to Life. Philadelphia: Chilton Co.


Northwest Anthropological Research Notes 6(1) (Spring 1972).

https://www.woodape.org/index.php/anatomy-of-the-sasquatch-foot/


1 Статью об отпечатках кистей сасквача мы планируем опубликовать в следующем номере. (Здесь и далее — примеч. ред.)

2 На настоящий момент набралось уже некоторое количество описаний, заставляющих предполагать, что максимальный рост взрослых самцов составляет около 3 метров — но вес их в этих случаях, видимо, не превышает полутонны, так как пропорции не остаются неизменными.

3 Во время беседы с редактором этой статьи (Г. Панченко) в 1993 году Гровер Кранц сказал, что наиболее вероятной причиной такой травмы он считает попадание в медвежий капкан.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s