Анна Романенко. Густав Климт



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 8(10), 2020.


Он сидел в инвалидном кресле, гладил здоровой рукой кошку и листал альбом с фотографиями. Кошка была пушистой, но не рыжей. А он всегда любил рыжих..

К счастью, он не испытывал недостатка в деньгах. Его портретное искусство ценилось очень высоко, можно было выбирать, за какие заказы браться.

Облик Климта известен нам только по фотографиям: он, наверно, единственный художник югендстиля, кто не оставил автопортрета. Зато у него есть короткое эссе под названием «Комментарии на несуществующий автопортрет»…

Сейчас художник не нуждался, но было ощущение, что для других, здоровых людей Густава Климта уже не существует…

Густав родился в многодетной семье, поэтому уже в четырнадцать лет ему пришлось поступить в художественное училище. Позже туда же пришел учиться его брат Эрнест. Они писали портреты с фотографий.

И продавали по шесть гульденов за портрет.

В восемнадцать лет он получил заказ на роспись потолков во дворце в Вене.

Климт улыбнулся. Многие ли могут похвастаться, что видели живого императора? А Густав в двадцать с небольшим лет получил орден из рук самого Франца Иосифа.

В течение десяти лет братья путешествовали по Европе и расписывали дворцы.

Густав стал известным. Его картинам удивлялись. Говорили, что они очень необычны.

«Адам и Ева» Климта: женщина тут, как и практически везде в его картинах, на первом месте

В чем только не обвиняли художника Густава Климта — в том, что его картинами можно иллюстрировать теории Фрейда, что его женщины смотрят так, будто хотят кастрировать мужчин, что женская красота в его исполнении уничтожит мир и мужчин в первую очередь.

— «Все зло от женщин и их разнузданной сексуальности, ведь так?..» — спрашивали его.

Он только молчал и улыбался. Были у него другие картины.

Колоссальная фреска «Бетховенский фриз» (1902) представляет собой «визуализацию» впечатления от Девятой симфонии Бетховена. Это — фрагмент композиции «Тоска по счастью»: руки изнемогающего человечества в последней надежде тянутся к рыцарю в золотых латах (с лицом композитора Густава Малера), который готов выступить против враждебных сил. Над головой рыцаря аллегории Честолюбия (с венком) и Сострадания: лишь вместе они могут побудить к борьбе за счастье…
Бетховенский фриз. «Враждебные силы» (фрагмент). В центре — «демонический великан» Тифон (здесь он показан в том воплощении, которое больше похоже не на змея, а, пожалуй, на Кинг-Конга), слева — его дочери-горгоны Болезнь, Безумие и Смерть: трактовка, достаточно далекая от античной мифологии, но на то и югендстиль! Справа — пороки: Буйство, Разврат и Излишество

В 1886 году Густав Климт рисует аллегории «Юриспруденция», «Философия» и «Медицина». Эти фрески вызвали такой скандал, что даже не были завершены. Особенно досталось последней: по мнению критиков, вся ее символика говорила не о победе над смертью, а о чем-то прямо противоположном.

Фрески-аллегории погибли в 1945 г., они известны нам только по описаниям и черно-белым фотографиям. «Философия» не просвещает людей, а заводит их в туман…
Без объяснений трудно было бы разобрать, что изображено на фреске «Юриспруденция», но по возмущенным (и восхищенным) отзывам мы знаем, что центральная фигура — чудовищный спрут, охвативший подозреваемого кольцами щупалец, а женские образы соответствуют эриниям: богиням не правосудия, но мщения…
«Медицине» (точнее, главной из ее фигур, Гигее) повезло чуть больше, чем остальным…
От нее сохранился цветной эскиз. Кроме того, с Гигеи, главной из фигур «беловика» фрески, была сделана цветная фотография!

Судя по этой фотографии, Гигея не просто повернулась к страждущему человечеству спиной: она вообще напоминает скорее одну из «роковых красавиц» Климта, чем богиню здоровья…

В 1901 году Густав пишет картину «Юдифь».

Юдифь совершила подвиг, которым избавила Иерусалим и Иудею от нашествия вавилонского полководца Олоферна.

Около 589 года до н. э. вавилоняне осадили иудейский город Ветилую, защитники которого начали ощущать острую нужду в продовольствии и воде. И вот тогда спасти своих соотечественников вызвалась молодая богатая вдова-красавица Юдифь.

Она, изысканно нарядившись, в сопровождении служанки отправилась в неприятельский стан. Ее красота и ум пленили Олоферна. Упоенный страстью и вином, он уснул в своем роскошном шатре. Во время сна Юдифь отсекла ему голову и принесла ее старейшинам Ветилуи. Жители осажденного города напали на врагов, обескураженных известием о смерти своего полководца, и разгромили их.

Юдифь, как свидетельствует Святое Писание, осталась в Ветилуе вдовою в доме своем, приобрела себе великую славу и честь. Прожив до ста пяти лет, она по смерти была погребена рядом со своим мужем.

Как же еще может поступить молодая красивая женщина, когда ее городу угрожает опасность?

Почему же картина вызывает такие споры?

«Юдифь-I»: одновременно и картина на библейский сюжет, и портрет Адели Блох-Бауэр, главной из «муз» Климта

Может быть, всё было по-другому?

Жила красивая девочка. Выросла, превратилась в красивую девушку. Влюбилась сильно, так, как влюбляются в юности. Но замуж вышла за того, кого указали родители.

Нелюбимый муж умер. Она осталась вдовой. Юдифи не жалко мужа, поэтому никто не видит ее слез. А люди восхищаются ее силой воли.

Она мучается виной, принимает обеты, молится, постится.

Могла бы теперь, наверное, выйти замуж за любимого, но что-то останавливает.

А люди восхищаются ее верностью и праведностью.

Когда приходят враги, она предлагает пойти и убить военачальника. Просто хочет отмстить в его лице всем мужчинам, которые ее унижали.

А люди восхищаются ее смелостью.

И тут она влюбляется. Страстно, безоглядно. В человека, который в любой момент может уничтожить ее родной город. И он тоже к ней неравнодушен.

Но выбора нет, и Юдифи приходится убивать. Люди называют ее героиней, а Юдифь снова оказывается обманщицей. Она не врет, просто не может рассказать всю правду.

Все считают, что она — спасительница. А она — убийца любимого человека, вынужденная всю жизнь скрывать свои мысли и свою сексуальность. Обреченная на полное одиночество и молчание. Потому что никто не поймет. Только осудит.

И никакого спасения от мыслей и чувства вины. Крест, который придется нести одной всю жизнь.

В 1904 году Густав Климт пишет настенную мозаику для дворца Стокле в Брюсселе.

В 1907 году Густав Климт знакомится с молодым Эгоном Шилле.

В 1908 году Австрийская государственная галерея покупает картину «Поцелуй».

Героиня «Поцелуя» — тоже Адель, хотя, по-видимому, тут ее черты «слиты» с обликом Эмилии Флёге, еще одной музы и возлюбленной художника

Один богатый граф влюбился в обычную девушку. Удивительно, правда?

Но еще удивительнее, что девушка графа не полюбила. Мучился он, мучился и решил заказать художнику медальон, на котором граф со своей возлюбленной слились бы в страстном поцелуе.

Художник исполнил заказ, только вот губы мужчины и женщины так и не соединились.

Граф остался доволен, но его интересовал один вопрос — почему художник не нарисовал самого поцелуя.

Художник объяснил, что так лучше, ведь теперь на медальоне изображено ожидание, настроение, состояние души перед любовным наслаждением.

Граф согласился с такой трактовкой и заплатил художнику обещанные деньги.

Девушка увидела портрет и согласилась выйти замуж за графа. Они поженились и уехали в свадебное путешествие.

Она так и не узнала, что художник тоже полюбил ее и не дописал картину из чувства ревности и мести.

В 1909 году Густав Климт вернулся к мыслям о роковой женщине, за любовь к которой мужчина готов отдать жизнь.

Так появилась Юдифь II. Но все, кто видел картину, называли ее Саломеей.

Библейская легенда гласит:

После Крещения Господня святой Иоанн Креститель был заключен в темницу Иродом Антипой, правителем Галилеи. Пророк Божий открыто обличал Ирода в том, что тот сожительствовал с Иродиадой, женой своего брата Филиппа. В день своего рождения Ирод устроил пир. Дочь Иродиады Саломея плясала перед гостями и угодила имениннику.

В благодарность девице он пообещал дать все, что она захочет, даже половину своего царства. По совету матери Саломея попросила у Ирода в награду принести ей на блюде голову святого.

Иоанну Крестителю тут же отрубили голову и принесли Саломее.

Даже Ирод поразился просьбе Саломеи. Но ничего не смог сделать, поскольку слово уже дал.

Зимой на реке Саломея провалилась под лед. Голову ее, отрезанную острой льдиной, принесли Ироду и Иродиаде, как некогда принесли им голову св. Иоанна Предтечи, а тело ее так и не нашли.

«Юдифь II», воспринимаемая как Саломея (хотя неясно, таковы ли были намерения Климта). Очередной портрет Адели Блох-Бауэр, пускай и несколько завуалированный

Саломея крутилась перед зеркалом. Ей хотелось выглядеть как можно привлекательней. Сегодня она будет танцевать для Ирода. Мама сказала, что, если Ироду понравится танец, он пообещает исполнить любое желание Саломеи.

В таком случае ей надо попросить голову Иоанна Крестителя. Саломея фыркнула. Уж если бы просила она, так попросила бы платьев и драгоценностей побольше.

Но мама… она так посмотрела. Когда она так смотрит, Саломея сразу вспоминает детство, когда мама хмурила брови и говорила: «Я не буду тебя любить». И уходила.

Саломея вспомнила, как плакала и бежала за мамой. Нет, такого больше не повторится.

Она сделает всё, чтоб не потерять любовь матери. Даже такое, что вызовет ужас у всех остальных. Главное, чтобы мамочка ее не бросила.

Когда Ирод в ужасе отшатнулся, Саломея посмотрела на мать. Иродиада счастливо улыбалась. Значит, все в порядке.

В 1909 году Густав Климт завершает работу над фресками во дворце Стокле.

Так появляется картина «Даная».

У царя Аргоса Акрисия, внука Линкея, была дочь Даная, славившаяся своей неземной красотой. Акрисию было предсказано оракулом, что он погибнет от руки сына Данаи. Чтобы избежать такой судьбы, Акрисий построил глубоко под землей из бронзы и камня обширные покои и там заключил свою дочь Данаю, чтобы никто не видал ее.

Но великий громовержец Зевс полюбил ее, проник в подземные покои Данаи в виде золотого дождя, и стала дочь Акрисия женой Зевса. От этого брака родился у Данаи прелестный мальчик. Мать назвала его Персеем.

Недолго прожил маленький Персей со своей матерью в подземных покоях.

Однажды Акрисий услышал голос и веселый смех маленького Персея. Он спустился к своей дочери, чтобы узнать, почему слышится в ее покоях детский смех.

Акрисий удивился, увидав маленького прелестного мальчика. Как испугался он, узнав, что это сын Данаи и Зевса. Тотчас вспомнилось ему предсказание оракула. Опять пришлось ему думать, как избежать судьбы. Наконец Акрисий велел сделать большой деревянный ящик, заключил в него Данаю и сына ее Персея, забил ящик и приказал бросить в море.

Долго носился ящик по бурным волнам соленого моря. Гибель грозила Данае и ее сыну. Волны бросали ящик из стороны в сторону, то высоко подымали его на своих гребнях, то опускали в пучину моря. Наконец вечно шумящие волны пригнали ящик к острову Серифу. В то время на берегу ловил рыбу рыбак Диктис. Он только что закинул в море сети. Запутался ящик в сетях, и вместе с ними Диктис вытащил его на берег. Он открыл ящик и, к своему удивлению, увидал в нем поразительной красоты женщину и маленького прелестного мальчика.

Диктис отвел их к своему брату, царю Серифа Полидекту.

Дед Персея Акрисий не избежал того, что определил ему неумолимый рок.

Однажды устроил Персей пышные игры. Много героев собралось на них. В числе зрителей был и престарелый Акрисий. Во время состязания в метании тяжелого диска Персей метнул могучей рукой бронзовый диск. Высоко, к самым облакам взлетел тяжелый диск, а, падая на землю, попал со страшной силой в голову Акрисия и поразил его насмерть.

В «Данае» изображен именно миг зачатия Персея — и вряд ли случайно, что ряд «абстрактных» узоров напоминает бластоцисты, эмбрионы на ранней стадии развития. Климт, судя по всему, бывал на лекциях знаменитого физиолога и анатома Эмиля Цукеркандля, их считалось модным посещать, это был своего рода «культурный код», понятный и художнику, и его зрителям из числа венской элиты…

Отец обожествлял Данаю. Дарил сумасшедшие подарки, наслаждался ее красотой. Сравнивал с богинями Олимпа. И вдруг все изменилось. Что же произошло?

Отец услышал предсказание и поверил, что Даная вступит в заговор против него.

Когда Даная улыбается, отцу чудится лицемерие и притворство. Он запирает Данаю, чтоб не видеть лица той, которой недавно восхищался.

Даная не понимает, что произошло с любимым папой. Даже когда он заключает ее под землю, она не понимает, что Акрисий струсил. Она благодарна отцу за то, что он сохранил ей жизнь.

Золотой дождь? Он пришел ночью, и она думала, что это сон.

Папа!! Прости меня, папа!!!

Все шло прекрасно, но в 1915 году умирает мать Густава Климта.

Художник вздохнул и отъехал от окна. Уже несколько лет прошло, а по-прежнему тяжело вспоминать.

После смерти матери краски на картинах художника становятся более темными.

Изображения получаются одноцветными, с полотен уходят золото и пышность.

Вскоре после смерти матери у Климта случился удар, через несколько месяцев художник подхватил пневмонию и умер. Ему было всего пятьдесят шесть лет.

Многие картины Густава так и остались незавершенными.

«Невеста» — самая известная из незавершенных картин Климта

Достаточно скоро один за одним умерли Эгон Шилле, Отто Вагнер, Фердинанд Ходлер, Коломан Мозер…

В 2005 году Рауль Руис снял фильм о жизни художника Густава Климта, на главную роль пригласили Джона Малковича.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s