Агата Бариста. Пир во время чумы. Part two

Ж е н с к и й   г о л о с

Он сумасшедший, —
Он бредит о жене похороненной!

С в я щ е н н и к

Пойдем, пойдем…

П р е д с е д а т е л ь

Отец мой, ради бога,
Оставь меня!

С в я щ е н н и к

Спаси тебя господь!
Прости, мой сын.

Уходит. Пир продолжается. Председатель остается, погруженный в глубокую задумчивость.

А. С. Пушкин «Пир во время чумы»
(Из вильсоновой трагедии «The City of the Plague»)

П р е д с е д а т е л ь
(очнувшись)

Ушёл.
И слава Богу…
Иль дьяволу, что вскоре будет ясно
Всем нам. Так что, Луиза, тот прохожий,
Твой чёрный человек с чумной телегой,
В кою любезно звал, оскаля зубы,
Он убедил тебя шагнуть в чертоги
За гранью радостей земных и бед?

Л у и з а

Ещё чего! В компанию такую
Лишь жребий роковой направить может.

П р е д с е д а т е л ь

Тебя там встретят — остроумный Джаксон,
Охочий до забавных анекдотов,
Иль тень Матильды выступит навстречу…
Вы прежде неразлучны были, то-то
Соединенье душ сверкнёт лучами,
Чудесным маяком среди тумана.

Л у и з а

Ах, Вальсингам, насмешник неизменный,
Мне жаль подругу, жаль тебя, но даже
Среди чумы деревья зеленеют.
Матильды нет. А я жива и рядом.
Взгляни же на меня и позабудь
О розе Севера. В могиле ныне
И кудри жёлтые, и водяные
Очи, и смех, и голос — всё ушло.
Прах к праху,
А живой к живому должен
Тянуться, таковы установленья
Природы, и не нам переменять их.

Г о л о с

Приятель, поздравляю, право молвят,
Что свято место пусто не бывает.
Красотки взор пылает страстью.

П р е д с е д а т е л ь
(глухо)

Вижу.
Скажи, Луиза, о часах последних
Матильды. Я загнал коня, другого,
Однако опоздал вернуться в город,
И на твоих руках дух испустила
Жена…

Г о л о с а

Что за расспросы! лучше чаши
Нальём и выпьем!

М о л о д о й   ч е л о в е к
(пылко)

Бахус и Венера
Унынья не простят!
Ты стал нам мил вдвойне,
Когда среди рыданий безутешных
Собрал сей пир причудливый, перчатку
Чуме в лицо швырнув невозмутимо,
И всем пример подал преобладанья
Над чувствами, сводящими с ума.
Теперь же сам печали поддаёшься?

П р е д с е д а т е л ь

Укоры понапрасну прозвучали,
Позвольте продолжать и убедитесь —
Недаром я главой собраний дерзких
Провозглашён. Отменной шуткой
Всех угостить хочу.

Г о л о с а

Вот это дело!
Веселье нынче хлеб нам и вино!

П р е д с е д а т е л ь

Итак, Луиза…
Как ушла Матильда?
Была ль тиха, предчувствуя разлуку
С восторгом бытия, или шептала
В горячке имена святых, молилась,
В молитвах поминала ли супруга?

Л у и з а

Какое! Не в себе была подружка;
Покрытая знаменьями заразы,
Ужасна видом и душой безумна,
Мычала как животное на бойне…
Прости, мой Вальсингам, за эту повесть,
Принудил сам к рассказу без прикрас.

П р е д с е д а т е л ь

Я к дому опустелому вернулся,
К безмолвию фамильного гнезда
И к склепу, где прибавилось надгробий…
Скрижалью роковой мой ум был ранен…

Г о л о с

Коль это шутка, я — наместник папы!

П р е д с е д а т е л ь

У ложа опустелого нашёл я
Вино в стакане… пригубить хотел…

Л у и з а

Ах!..

П р е д с е д а т е л ь

Стакан я уронил. Моя собака
Лизнула лужу. Не прошло и часа,
Как сдох мой верный пёс.

Л у и з а

От старости, конечно, короток их век.

П р е д с е д а т е л ь
(возвышая голос)

Я разыскал врача с клювастым носом,
Чудное он поведал… Будто б видел
Он ангела на смертном ложе и что мор
Матильду пощадил: ни чёрных пятен,
Ни страшных язв, лилейно белоснежен
Лик был, вот только голубели губы…

Л у и з а

Всё ложь!
Врач, верно, бредил!
Каждый день столь многих
В последнюю дорогу провожая,
Рассудок потерять немудрено!

М э р и

Ужасны ваши речи, перестаньте!

Л у и з а

Ужасны Вальсингама подозренья;
Такие мысли можно ль среди друзей
На волю выпускать; я неповинна
В жребии злосчастном, что дом его
Разрушил…

П р е д с е д а т е л ь

Мне не скажешь,
но быть может, сознаешься ему…

Л у и з а

Ему? Кому? Мне не в чем признаваться!

П р е д с е д а т е л ь

Тогда без страха слушай: ближе, ближе
Колёс тележных стук неотвратимый…
По улицам идёт посланец ада
И души собирает, словно жатву.
Недаром он манил тебя вначале —
Черна душа твоя, как его кожа…

Из-за угла появляется пустая телега, её везёт давешний негр. Он останавливается напротив стола и, ухмыляясь, манит Луизу к себе.

Л у и з а

Ох, нет! ступай же мимо, образина,
В огонь геенны я не пойду с тобой…
Грозит и призывает чёрным пальцем…
И смотрит белоглазо… Страшно мне!..

П р е д с е д а т е л ь
(Склоняясь к уху соседа по столу)

Голодного актёра нанял я.
Он рад был услужить, за горстку злата
Хоть дьявола, хоть ангела представить
Соглашался…

С о с е д
(тоже вполголоса)

Затеи суть я понял.
Другим собратьям новость прошепчу.

П р е д с е д а т е л ь

Покайся же, Луиза, раскаянье,
Как верно говорят, угодно Богу
Поболе, чем молитвы непорочных.

Л у и з а
(оборотясь к Председателю)

А что, скажу! Но знай, не только ужас
Язык мне развязал. Давно хотела
Фортуну упрекнуть в слепой раздаче
Подарков; так Матильде всё досталось —
Известное семейство, власть богатства,
Притворный вид невинного ягнёнка.
Я ж дальняя родня и приживалка…

П р е д с е д а т е л ь

Она сестрой тебя считала…

Л у и з а

Как же!
И ты, мой Вальсингам, попался в сети…
Она тебя в мужья заполучила,
Как будто мало было ей рубинов,
Сапфиров, жемчугов… А я чем хуже —
Красива так же и умнее точно,
Слова мои не раз всех заставляли
Смеяться громко…

Г о л о с

Нынче не смешно…

П р е д с е д а т е л ь

Бесовка, что ты сделала с Матильдой?

Л у и з а

Матильды нет, а ты, мой Вальсингам
Всё ею дышишь… Мнится мне, напрасно
Я годы провела в мечтах…

П р е д с е д а т е л ь

Ну, к делу!

Л у и з а

Когда чума сошла на край наш мирный,
В саду я отыскала волчьих ягод
И в ступке истолкла, с вином смешала
И убрала бутыль, приберегая
Себе. Я от своей руки решила
Погибнуть, если вдруг чумы проклятье
Меня коснётся. Глупая служанка
Сосуд заветный подала к столу;
Я просто отвернулась и молчала,
Пока вино пила твоя жена…

П р е д с е д а т е л ь

Теперь гореть в аду твоя судьба;
Досадно мне, что вместо Люцифера
Пришёл комедиант.

Л у и з а
(хохоча)

Комедиант!
Вы слепы все! Неужто глаз горящих
Не видите и страшного оскала!
А запах серы — чуете его?
Я исповедь свою не лицедею
Вручила.

М о л о д о й   ч е л о в е к

Вот ещё одна свихнулась.
Что ж, умопомраченье
Приходится спасеньем иногда.

Л у и з а
(продолжая хохотать)

Глупцы слепые!

П р е д с е д а т е л ь

Уймись, Луиза!
Довольно!

Ч ё р н ы й   ч е л о в е к
(увеличиваясь в размерах и меняя очертания — видны рога и копыта)

Да, довольно, вот актёр ваш!
Грехи нашлись и у него.

Поднимает за ногу труп негра, лежащий на телеге, роняет обратно.

Г о л о с а

Не может быть! Настал конец!

Ч ё р н ы й   ч е л о в е к

Приблизься,
Дитя. Я нашептал тебе на ушко
Сестру отправить на тот свет молчаньем;
Похвально послушание твоё,
В награду забираю душу в пекло…

Луиза падает без чувств, Чёрный человек шагает, перекидывает её через плечо, как тряпичную куклу.

П р е д с е д а т е л ь

Постой! Возьми с собой! Грехов неправых
И у меня найдётся вдоволь; пуст
Мой дом… я словно в гробе очутился,
Ещё дыша, ещё любя…

Ч ё р н ы й   ч е л о в е к
(качает головой)

Признаться,
Не прочь бы. Но защита свыше тебе
Дана. Та, что любила на земле,
На небе охраняет твою душу.
Прощай иль до свиданья, Вальсингам, —
Дорогу выбирай… Я лишь промолвлю:
Приятно будет свидеться. А ныне
Я удаляюсь, захватив добычу.

Проваливается вместе с телегой под раскаты грома и в клубах дыма.
Мэри начинает петь.

Вернуться к содержанию номера

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s