Энни Нилсен. Новогоднее поветрие, или Полный джинглбелз



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 1(39), 2023.



Майя украшала свой магазин к Новому году. Татьяна-то давно в своем ёлку нарядила, эта выдра крашеная всё успевает вовремя, а ей некогда было: приехала дочь с мужем и внуками, неугомонными мальчишками-погодками. Дочь проводила время со старыми друзьями, а на Майе оказались внуки. Сорванцам не сиделось дома, и бабушке приходилось выдумывать им развлечения, с которыми в их маленьком северном городке были проблемы. Больше всего им нравились старые заброшки, в которых давно никто не жил. Майя переживала, что там опасно, и старалась их туда не пускать. Но разве мальчишек удержишь? Вот и сегодня с утра куда-то испарились, правда, быстро вернулись. Какие-то взъерошенные, но бодро распевающие про новогодние игрушки, свечи и хлопушки. Майя удивилась, откуда они знают эту песню, и сама начала напевать её. Потом открыла магазин.

Покупателей в тот день оказалось немного, но все они радостно улыбались Майе, продолжающей петь новогоднюю песенку.

Вечером выяснилось, что мужа дочери срочно вызвали на работу и ему надо возвращаться домой. Они еле успели проводить его на маленький самолёт, совершавший последний рейс в этом году. На прощание они всей семьёй так задорно исполнили песню, что им хлопали все, кто был на аэродроме.

На следующее утро песня продолжала крутиться в голове у Майи. Она не придала этому большого значения, все же приближался Новый год и настроение было праздничным. Но, когда старый Петрович спросил, завезли ли кильку в томате, а она в ответ спела про весёлых зверушек, перевернувших весь дом, Майя как-то напряглась. Не то чтобы ей стало страшно, но желание петь становилось всё сильнее. Слова сыпались из неё, словно сахар из прохудившегося мешка.

В обед Майя пошла домой. Дочь с сыновьями сидели на диване и дружно пели. Их лица не выглядели веселыми, но рулады они выводили старательно и увлечённо. Майя потащила всех к фельдшерице. Та внимательно выслушала пение, прописала пить валерьянку и больше гулять. Потом, смущаясь и краснея, запела «Ласт Кристмас» и призналась, что в молодости очень любила Джорджа Майкла.

Возле магазина Майю ждал Петрович, снова пришедший за килькой. Заливаясь крупными, словно горошины, слезами, он прорыдал, как холодно в лесу маленькой ёлочке. Майя отдала ему три банки и закрыла магазин.

Валерьянка не помогала, как и долгая прогулка. Хотя на улице, когда они вместе лепили большого снеговика, желание петь немного поутихло. Уснули они после двенадцати совсем измученные.

Наутро Майя пошла в церковь. Но едва она приоткрыла дверь, то услышала местного священника, раскатистым басом читающего про поддатого Деда Мороза, которому ещё в Чили и Перу, а Снегурочка вообще куда-то пропала. Несколько голосов подпевали ему, что новый год к нам мчится и скоро всё случится. Майя быстро захлопнула дверь.

В маленьком городке новости разносятся быстро — вскоре все знали про песенную эпидемию. Временное облегчение приносили оливье, шампанское и мандарины, можно было недолго помолчать или даже поспать. Майя порадовалась запасам всего нужного в своём магазине.

Через пару дней в магазин пришла её бывшая подруга, а теперь единственная конкурентка Татьяна. Осунувшаяся, с синяками под глазами, осипшим голосом она почти неслышно хрипела про джинглбелз. Майя недовольно поморщилась. Конечно, эта выпендрежница всегда любила всё импортное. Говорить Татьяна не могла, поэтому написала в прихваченном блокнотике, что ей нужно шампанское. Отрицательно мотая головой, Майя злорадно пропела про смешной лесной народ и что закончился сказочный сон.

Вечером пошёл снег. Он не прекращался несколько дней, пока не засыпал весь город. Пропало электричество, связь Интернет. Перепуганные жители собрались в единственном большом помещении в городе — в зале собраний администрации. Работающий генератор давал там свет. Никому не хотелось оставаться в одиночестве. Из разных углов доносилось нестройное пение. Людей, выбирающих одну песню, что-то притягивало друг к другу, они объединялись в группки. Другие песни вызывали раздражение. Группа «Три белых коня» пыталась перекричать певших «Хэппи Нью Йер». Главный задира Василий уже хрустел шеей в предвкушении драки. Положение спас Петрович. Он притащил старый видик с кассетами. Телевизор в зале был, и мужики быстро всё подключили. Знакомые кадры однотипных многоэтажек и песня про друга, который не приходит, сразу всех умиротворили. Они подействовали, как пена из огнетушителя на разгорающийся пожар. Женщины начали резать салаты, мужчины — пить пиво. Потом вспомнили, что пора уже встречать Новый год.

Утром желания петь больше не было. Ремонтная бригада восстановила электричество, а вот связь не появлялась. Дочь Майи никак не могла дозвониться мужу и другим знакомым. Потом все же связалась с подругой. В трубке кто-то сипел про январскую вьюгу и людей, теряющих друг друга. Дочь Майи положила трубку и вернулась к своим.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s