Памяти Светланы Тулиной



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 1(39), 2023.



8 января 2023 года ушла из жизни Светлана Тулина, она же «Фанни». Замечательный писатель, организатор многих конкурсов, редактор-составитель альманаха «Астра Нова», организатор и сопредседатель одноименной литературной площадки — той, на которой публикуется в том числе и наш журнал.

Слово тем, кто ее знал…

Татьяна Томах

Света Тулина. Фанни.

Умница и талант. Художник, реставратор, писатель, редактор. Организатор литературных мероприятий. Создатель волшебных миров, фантастически прекрасных шляпок, сказочных шестиногих котиков.

Добрая, открытая, жизнерадостная, весёлая. Всегда сияющая улыбкой, звенящая смехом, искрящаяся новыми идеями и проектами.

Мы познакомились много лет назад, почти одновременно с ней пришли на литературную студию. И столько всего было с тех пор. Занятий на студиях, на секциях, мероприятий, праздников, литературных конкурсов и проектов, выступлений в библиотеках, фестивалей, просто встреч в хорошей компании, разговоров про литературу и жизнь…

Совсем недавно я с ней говорила. И она была полна оптимизма и новых идей, как всегда…

Так странно, дико понимать, что этого всего больше не будет.

Новых добрых, трогательных, пронзительных рассказов. Фантастических ярких весёлых рисунков. Вдумчивых, тщательных — но притом добрых — разборов текстов. Разговоров про литературу.

Что не будет самой Фанни. Смешливой, звонкой, вдохновенной, летящей на крыльях фантастически прекрасных идей и проектов…

Лёгкой дороги, добрых интересных миров, чудесная Фанничка…

Сергей Удалин

Света была свободным, увлечённым радостным человеком. Она всё делала с радостью. Или, наоборот, занималась только тем, чем хотела, что приносило ей радость. Чем она только не занималась: боди-артом, делала миниатюрные куклы, рисовала иллюстрации к каким-то фанфикам и так далее. Да, разбрасывалась, и в результате написала меньше, чем могла бы, и издавалась реже, чем заслуживала. Но так уж она жила, по-другому, наверное, не умела и не хотела.

На обсуждениях чужих рассказов её было просто не остановить. Она выискивала там такие нюансы, которые другим и голову бы не пришли, начинала развивать их и в итоге сочиняла совершенно новый рассказ, имеющий только общую завязку с обсуждаемым. И потом, уже закончив разбор, она никак не могла успокоиться, высказывала всё новые, только что родившиеся соображения.

А ещё она придумала очень интересную фишку: в начале обсуждения коротко, в одной фразе излагала фабулу рассказа в шутливой форме. Возможно, авторы и обижались бы, если бы это не получалось так смешно. А потом, когда проходил смех и утихали зачатки обиды, становились видны все просчеты автора в логике сюжета и мотивации героев. Это было одновременно и весело, и полезно.

Она вечно бурлила идеями, у неё всегда была куча проектов, и многие остались незаконченными. А среди них были и серьёзные, важные для многих людей: журнал «Астра Нова», конкурсы «Астра-блиц», семинар «Малеевка-Интерпересскон». Хочется верить, что они не зачахнут без Светы, хотя бы в память о ней.

Григорий Панченко

Не помню, когда я познакомился со Светланой, но это точно была первая декада текущего века. А как писателя по-настоящему ее оценил во время работы над совместным проектом «Эра Мориарти», действие которого происходит в альтернативно-стимпанковском варианте «шерлокхолмсовской» Англии. Над этим замыслом трудились несколько авторов — но именно Фанни своим энтузиазмом, работоспособностью, творческой фантазией превзошла не только каждого из нас, но и, пожалуй, всех вместе. Причем так, что никто не почувствовал ревности: наоборот — мы буквально нарадоваться не могли!

С той поры разные подборки текстов этого замысла появлялись и на сетевых площадках, и в бумажных публикациях: сборники, журналы… Но полный, «канонический» корпус рассказов и повестей так и не опубликован, даже не завершен: не хватило нам, всем остальным, энтузиазма Фанни.

В последующие годы было еще многое: работа над самыми разными проектами, переводами, конкурсами. О диагнозе Светланы я узнал в конце лета — но долгое время хотелось надеяться на лучшее. Потом надежда эта начала угасать — но снова вспыхнула 8 ноября, когда Света на некоторое время почувствовала себя лучше и тут же с энтузиазмом вернулась к прежним планам. Наша активная переписка длилась по 5 декабря, все это время Света активно занималась литературой, собиралась участвовать в конкурсном проекте памяти недавно ушедшего от нас Сергея Дяченко… один из ее рассказов на этом конкурсе сейчас действительно играет — и раскрывать авторство пока не будем: она бы точно этого не захотела!

И между обсуждением литературных вопросов — короткие ремарки: «По пять-шесть часов в день сижу под капельницей. Льют много, и отрава сильная — но есть надежда, что раку эта дрянь нравится еще меньше, чем мне»…

Потом — пауза в переписке. И 18 декабря последнее сообщение: «Ожидаю, что новый курс назначат. А то что-то пока не выводится вся гадость. Но есть надежда»…

И вот ее уже нет. Ни надежды, ни Фанни.

Собраться бы теперь всем нам, кто работал над «Эрой Мориарти», довести до ума все обсуждавшиеся еще с Фанни задумки, завершить сюжеты, включить их в большой сборник, посвятить его памяти Светланы…

Также убедить бы какое-либо из ведущих издательств опубликовать ее авторский сборник сказок для дочерей Киммерийца — тех историй, которые Конан-варвар рассказывал своим дочкам на сон грядущий…

Фантастика? Или, может быть, все-таки осилим?

Ольга Дорофеева

…Не стало Фанни. Поверить не могу, хотя знала ещё с лета, что происходит. Так случилось, что она написала… у меня внутри всё заледенело от ужаса. Звучало очень плохо. Она, получается, полгода продержалась. Как жаль — такая прекрасная, невозможная Фанни, сказочная Фанни, звонкая, сияющая, вся в прожектах, всегда в полёте. Умная, чёткая, логичная. Больше не будет её рецензий, её рассказов, просто её больше не будет. Никогда мы больше не свидимся.

Спасибо тем, кто был с ней рядом.

Сижу плáчу.

Друзья, проверяйтесь, проверяйтесь, ходите на эти дурацкие диспансеризации, к этим крикливым врачам — они найдут тогда, когда ещё можно выжить.

Интервью о Светлане Тулиной, взятое Григорием Панченко у Кирилла Берендеева


ГП:

— Ты помнишь, когда и как вы познакомились?

КБ:

— Как ни стараюсь, но не могу назвать точной даты. Одно могу сказать с уверенностью: это случилось чуть больше 10 лет назад, в конце 2012 года. Тогда я как раз покинул редакцию так и не состоявшегося сетевого журнала — и активно искал себя именно как редактора. Моя хорошая знакомая Камелия Санрин познакомила нас со Светой, тогда горевшей схожей идеей — выпуска собственного издания для привлечения внимания к новым авторам и текстам, преимущественно фантастическим. Я охотно принял ее приглашение.

Какова роль Светы в становлении «Астра Новы»?

— Думаю, самая весомая. Света фактически создала и на своих плечах подняла наш литературный клуб: собственно, это ее идея, мы с Камелией, что называется, патроны подносили. В конце января 2013-го, как раз скоро будет первый юбилей этой даты, мы виртуально собрались, все обсудили, придумали название, затем, несколько позже, разработали концепцию самого ЛИТО, утвердили его устав и философию, которая записана сейчас на нашем сайте, а вскоре зарегистрировали и площадку для будущих конкурсов и выпусков журнала. Сразу скажу, журнал изначально должен был выходить бумажным: как ты помнишь, в то время многие издания массово закрывались, достаточно назвать «Шалтай-Болтай» или «Реальность фантастики». На таком безрыбье мы и решили появиться. Именно через Свету проходили все будущие связи нашего клуба с известными писателями, поддержавшими наш проект, с издателями и распространителями. Что-то находил и я, но в любом случае договаривалась и заключала договоры именно она. А также являлась нашим лицом на различных площадках, конкурсах, конвентах и встречах.

— Да, ее участие в литературных проекты, сборниках, конкурсах запомнилось даже тем, кто в них не участвовал…

— О, этих замыслов было превеликое множество. Вспомню только несколько, и прежде всего первый конкурс и сборник «Канатоходец», возникший еще до появления самого альманаха «Астра Нова», весной 2013-го. Мы тогда только искали возможность обратить на себя внимание авторов — в помощь этому и решили провести довольно крупный конкурс. Помню, я долго уговаривал знакомых фантастов посодействовать проведению и поучаствовать в судействе — предполагалось, что члены жюри будут не только выставлять оценки, но и давать обзоры рассказов. В итоге мы сумели набрать не только первый состав, но и запасных, которые и пригодились, ибо рассказов на конкурс подали где-то полтораста штук, неудивительно, что не все выдержали марафон в три тура. Зато и мы открыли для себя несколько славных авторов, теперь уже многим хорошо известных. А они, в свою очередь, открыли нас.

Что же касается других проектов, могу рассказать о самых важных для клуба. После того, как был налажен выпуск альманаха, Света особенно старалась подать его не только в Питере (где мы представляли его на «Интерпрессконе», а также провели несколько отдельных презентаций в обеих столицах), но и в провинции, где традиционно слабо представлена литература вообще. Посему она несколько раз выезжала в регионы вместе с авторами сборника, устраивая что-то вроде литературного десанта, проехала всю Карелию и забиралась в другие регионы. Чуть позже удалось «пробить» Свету на один из питерских каналов, где она неоднократно выступила. После ее пригласили на протестантское радио: там Светлана несколько лет вела передачу, посвященную открытым ей авторам. Далее было сотрудничество с издательством «Фантаверсум», выпускавшим наших авторов в рамках собственной библиотеки, после — договоры со студиями озвучивания… Плюс несколько антологий, собранных Светой и вышедших в региональных издательствах. Словом, проектов всегда было много, и самых разных.

— А что ты скажешь о конкурсе «Астра-блиц»? На мой взгляд, теперь это самый заметный из конкурсов миниатюр, последние годы во многом определяющий облик этого формата в фантастике. Кем была Светлана для него? Будет ли он продолжаться без нее?

— Я сейчас затрудняюсь определить дальнейший формат этого конкурса — как бы то ни было, сотый, юбилейный выпуск его мы выпустим в прежнем виде, а вот, что и как пойдет дальше, решим уже в феврале, когда более-менее придем в себя после постигшей нас потери…

Я бы не стал, конечно, считать, что именно наш скромный конкурс определил формат жанра миниатюры, до него было немало подобных, и одновременно с ним тоже — но немало его авторов действительно по итогам «Блицев».

Да, именно Света создала «Астра-блиц» в сентябре 15-го, она организовала его, придумав формат и подачу, и, конечно, она осуществляла вычитку всех написанных для него миниатюр. Да вообще весь он долго держался исключительно на ней как на идейном вдохновителе и модераторе. Только в последнее время она потихоньку стала передавать бразды правления Анне Деминой и Ольге Краплак. Впрочем, без нее не обходился ни один блиц — даже последний, случившийся аккурат в новогодние праздники… в последние дни ее жизни…

— Расскажи, пожалуйста, о ней как об авторе фантастики.

— Трудно сказать, какие именно произведения мне больше всего запомнились: Света — мастер короткого слога, большая часть мной прочитанного у нее — это рассказы и миниатюры. И, как ты понимаешь, раз уж мы в свое время поделили направления — Света занималась российским с «Астра Новой», я же зарубежным с «Эдитой», — мы иногда друг друга публиковали. У нее тонкое чувство юмора (никак не могу заставить себя сказать: «У нее было тонкое чувство юмора»), так что на меня наибольшее впечатление произвели именно такие ее вещи. Скажем, ее полный тонкой иронии цикл «Атавист» о социальных или культурных проблемах человеческих сообществ. И не менее остроумный сборник историй «Котдог», посвященный попыткам постичь чужую культуру, разум, бытие, особенно когда эта культура буквально сваливается на голову ничего не подозревающего человечества.

Но столь же интересны ее совместные литературные проекты, особенно вольное переложение в стиле стимпанка историй о Шерлоке Холмсе — «Эра Мориарти», с ее парадоксальным видением человеческой натуры.

— Несколько слов о Светлане как о человеке и как о фигуре в фэндоме…

— Я чуть выше немного коснулся этой темы, потому расскажу о том, что не попало в предыдущие абзацы. После создания альманаха перед нами возник резонный вопрос о путях его продвижения, естественным ответом на который стали библиотеки. Нет лучшего места для встречи с авторами, чем залы либерей, — немудрено, что, мы, как и многие другие творческие союзы, воспользовались им. Первые презентации «Астра Новы» проходили в Питере, при этом поначалу известных авторов приглашал я, а Света отчего-то стеснялась, хотя и знала их не в пример лучше. Но мандраж первых месяцев быстро прошел, сменившись очень активной деятельностью. Вскоре она приглашала наших общих знакомых уже и на мои презентации…

А работу ее как редактора нужно отметить особо. Дело в том, что Света всегда являлась подвижницей. Часто посещая самые разные семинары, на которых всегда училась чему-то новому, она не могла не передавать полученные умения другим. Как гласит суфийская мудрость: «Знаешь — учительствуй». Этой мудростью она пользовалась в полной мере. Проводила собственные мастер-классы, занятия в группах, на конвентах, а после и вовсе перехватила упавшее знамя «Малеевки», возродила из небытия этот романный семинар, приглашая на него хорошо знакомых мэтров вроде Семеновой или Кубатиева, да и сама, конечно, тоже преподавала тонкости работы со словом. При этом сразу отмечу, что «Малеевку», как и все свои начинания, она проводила на свои средства, ни у кого ничего не спрашивая и специально не заморачиваясь со спонсорами, чтоб не быть от них в зависимости. Поэтому все недостающие средства приходили из ее кармана. Лишь иногда, когда имелась такая возможность, мог подключаться кто-нибудь из ее соратников. В этом плане она действительно была бессребреница, мало обращавшая внимания на собственные весьма стесненные условия жизни.

— Ну и напоследок — о Светлане как художнике. Я с этой стороны совсем ее не знал…

— Безусловно, как человек творческий Света весьма разнообразна в своих умениях. Одним из таких стала живопись. И профессионально началась она весьма давно, еще в начале нулевых Светлана по заказу местных районных администраций расписывала дворы и площадки, залы и патио, а также рисовала афиши для кинотеатров. Кстати, она, наверно, была вообще последним художником, кто это делал: афиши ручной работы, крепившиеся на видных местах перед входом или в кассах, уже ушли в далекое прошлое, сменившись штампованными постерами. В этом плане она была «ламповым» художником. Сейчас такое даже модно, а еще десять лет назад порой вызывало недоумение. Еще Света рисовала обложки, занималась боди-артом, то бишь нательной живописью. Между прочим, ее работы в этой сфере в свое время были весьма популярны. Делала комиксы и внутренние иллюстрации, да что далеко ходить: значительная их часть опубликована в наших альманахах… Оформляла многие из собственных сборников, вышедших в издательстве «Северо-Запад». Рисовала плакаты к выставкам и конвентам. Надо сказать, часть ее работ, выполненные в наивном стиле или в примитивизме, многие не понимали. И совершенно напрасно! Вот как пример сочетания высоких технологий и наива — обложка первого нашего альманаха, где на «мультяшное» изображение позднее были нанесены цифровые пейзажи:

Конечно, у Светы осталось немало незавершенных дел, которые хотя бы частично мы постараемся закончить. Надеюсь, об этом еще состоится разговор — но позже, уже по итогам разбора ее архивов, которым будет заниматься ее сестра Ольга…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s