От редакции. Новогодняя мозаика

Знаете ли вы, что…



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 1(39), 2023.



Первые рождественские елки в привычном нам виде — со свечами и украшениями — появились в Германии только в конце XVIII века, а до этого в качестве новогодней зелени употреблялись ветки других деревьев: омела, бук, тис, можжевельник и т. д.

* * *

Первоначально (вплоть до XIX века) подарки детям дарили не на Рождество, а в День святого Николая (6 декабря). В XIX же веке подарки на Рождество получали и дети, и взрослые, причем в роли дарителя выступал Христос-младенец, которого играла девочка или молодая женщина.

* * *

Во время рождественского цикла праздников, длящегося 12 дней и ночей (от Рождества до Дня трех королей, то есть волхвов, пришедших на поклонение Иисусу), по поверью, особенно оживляется деятельность различных духов. Широко распространена была вера в появление «Дикого охотника», летящего по воздуху со своей свитой и двенадцатью собаками, он же Водан — древнегерманский бог бури и мертвых, в некоторых местах Нижней Саксонии именовавшийся Hackelberg. В это же время являлась фрау Холле, наказывающая непослушных детей. Сродни ей и Перхта — женский персонаж, более всего напоминающий Бабу Ягу. Как ни странно, из них обеих впоследствии выковался образ юных и прекрасных спутниц Санта-Клауса: немецких «вайнахтфрау» и… русской Снегурочки. Последняя присутствует и в народных сказках, и в пьесе Островского, и в опере Даргомыжского — но там она кто угодно, только не спутница Деда Мороза. Впрочем, несмотря на существование в русском фольклоре «зимних старцев» вроде Морозко, сам Дед Мороз («рождественский дед») тоже скопирован с Санта-Клауса…

* * *

На 12 дней существовало много запретов и примет, связанных с верой в духов и нечистую силу: например, нельзя было чинить что-либо, стирать белье, прясть, выезжать в лес… По 12 дням судили о погоде двенадцати месяцев будущего года (каждый день соответствовал определенному месяцу).

* * *

У древних германцев начало нового года не было приурочено к какому-то определенному дню. В средние века оно неоднократно меняло свои даты. Первоначально новый год у немцев начинался на Пасху, с 1310 года для всей Германии начало года было перенесено на Рождество, с Реформацией вспомнили о 1 января, но лишь с 1691 года окончательно был установлен Новый год на 1 января, хотя в народных представлениях долго еще отмечались и другие дни начала года.

* * *

Новый год в разных землях Германии встречали по-разному. До недавнего времени был распространен обычай мужчинам и взрослым парням собираться в каком-нибудь доме или харчевне, около 12 часов ночи взбираться на столы, стулья, скамьи и с ударом колокола «впрыгивать в Новый год», шумно его приветствуя. В деревнях на Везере ближе к полуночи через всю деревню несли в ящике соломенную куклу, одетую старой женщиной (символ уходящего года), и, когда било 12 часов, бросали ее через голову в пруд или ручей, а в ящик сажали избранную специально для этого красавицу, во всех отношениях безупречную, с золотой короной на голове и в белом платье (олицетворение Нового года), и несли ее с пением в деревню.

* * *

Во многих местах поздравления с Новым годом длились до 6 января, до Дня трех королей. Дети ходили и поздравляли родственников, соседей, крестных и за это получали подарки; торговцы поздравляли своих постоянных покупателей.

* * *

У протестантов Нижней Саксонии переход к новому году начинался со службы в церкви в 6 часов вечера. Остаток вечера проводили некоторые в раздумье, пели духовные песни, читали молитвы. Женщины брали в спальню Библию или молитвенник, чтобы при первом пробуждении в новом году открыть его, и текст того места, где открыта страница, будет руководящим началом в новом году.

* * *

Праздник трех королей почитался у немцев большим, наивысшим Новым годом (Grossneujahr, Hochneujahr). В этот день в последний раз зажигали елку, после чего ее разбирали. Дом и двор окуривали, чтобы изгнать нечистую силу; на двери и воротах освященным мелом писали три начальные буквы имен трех королей (К+М+В) с крестами и окропляли дом и двор святой водой. Вечером накануне (Hofabend, Vorabend) появлялись мальчики, изображавшие трех королей — Балтазара, Каспара и Мельхиора; одетые в белые балахоны, с коронами на голове, ходили от дома к дому и пели. Главный из них, Балтазар, нес звезду на длинной палке. В домах их вознаграждали лакомствами и деньгами, иногда они устраивали театрализованные представления. Эти шествия ряженых, несмотря на «привязку» к христианским персонажам, имеют отчетливо языческий колорит. Впрочем, ведь и сам Санта-Клаус (не как св. Николай, а как «зимний старец», подводящий итоги года, раздающий дары и наказания) — тоже образ, пришедший из языческой древности. Впоследствии он как бы «разделился» на самого себя и своего слугу Рудольфа Красноносого, причем св. Николай взял на себя функции «дарителя», а Рудольф — экзекутора. Современные дети, пожалуй, Рудольфа знают лишь как оленя из упряжки Санта-Клауса (по диснеевскому мультфильму)…

Рождество «по старинным обычаям»: подарки раздает молодая женщина, уже чисто символически «замаскированная» под Христа-младенца. «Демоническая фигура» рядом с ней — это тот, кто впоследствии приобретет канонизированный облик Санта-Клауса. Но пока что в руках у него не мешок с подарками хорошим детям, а Weihnachtsrute для «плохих» детей

* * *

Еще в ХХ столетии широко распространен был в некоторых землях обычай выбора «бобового» короля (откуда и название Hofabend). Вечером накануне или в сам День трех королей устраивали общественный «бобовый бал», совмещавшийся до 1914 года с маскарадом. Здесь делили огромный пирог с запеченным бобом, и та, которой доставался кусок пирога с бобом, становилась «бобовой королевой». Иногда в пирог запекали черный боб (король) и белый (королева).

* * *

Ночь на Трех королей была и самой опасной из двенадцати: истончается «перемычка» между реальным и потусторонним миром, и во тьме проносятся стаи мертвецов, король Ирод, а особенно Холле и Перхта… В эту ночь младенцев клали под колыбель, чтобы их не увидела Перхта — похитительница маленьких детей.

* * *

Хотя в России еще Петр I повелел украшать дома на Новый год венками из еловых и сосновых ветвей, настоящие «новогодние елки» начали появляться лишь во второй половине XVIII века, причем исключительно как элемент дворцовых празднеств. За пределами императорского дворца вплоть до 1830-х годов елка считалась принадлежностью домов русских немцев. Первая публичная елка в Петербурге была устроена лишь в 1852 году, причем публика восприняла это именно как «немецкий обычай». Но с тех пор новогодняя елка стала неотъемлемой особенностью праздника в самых разных кругах — и люди, детство которых пришлось на вторую половину XIX века, даже представить себе не могли, сколь нова эта традиция.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s