Владимир Чекмарев. Поговорим о брандерах



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 12(38), 2022.



Брандер (по-буржуински — «fire ship», «brulote», «brander») — корабль, нагруженный, как правило, горючими (иногда взрывчатыми) веществами, используемый для поджога и уничтожения судов противника. Управлялся экипажем, подгонявшим и прицеплявшим брандер к кораблю противника, покидавшим брандер до огневого контакта. Иногда просто сплавлялся по течению или по ветру в сторону вражеских кораблей, особенно если они стояли на якоре.

Первое упоминание о боевом применении брандеров присутствует в фундаментальном труде греческого историка Фукидида «История Пелопоннесской войны». В 413 году до н. э. под Сиракузами против афинского флота был применен брандер: торговый корабль, нагруженный лесом и вязанками хвороста, политого маслом. Его подожгли и пустили дрейфовать в сторону афинского флота, но афиняне уклонились от странного корабля — и на этом первое боевое применение, а вернее его попытка, закончилось.

Потом брандеры более удачно были использованы против Александра Македонского во время осады Тира в 332 году до н. э. По приказу Александра было начато строительство дамбы, должной соединить берег с городом, и для защиты строителей македонцы установили на насыпи две боевых деревянные башни. Тирийцы построили брандер, подвели его к башням и коварно подожгли, ну а потом занялись и сами башни. Брандер действовал при поддержке нескольких триер, откуда вели огонь лучники, не давая македонцам тушить пожар, а затем с них и вовсе высадили десант, молодецкой атакой выбили македонцев с насыпи, которую потом и разрушили. Месяцы работы македонских инженеров и саперов пропали напрасно. Александр, говорят, был настолько недоволен, что последовали оргвыводы по наказанию невиновных и поощрению непричастных. Так или иначе, брандеры «выстрелили» первый раз.

Очередное зафиксированное историками применение брандеров имело место быть в Поднебесной, в 208 году уже нашей эры, во время битвы при Чиби на реке Янцзы, она же «Сражение у Красных утесов»: война царства У (полководец Лю Бэй) против царства Вэй под командованием генерала Цао Цао. Там уже применялись штатные брандеры, то есть целенаправленно созданные специально для огненного боя. Они представляли собой суда, заполненные кувшинами с нефтью и связками тростника, пропитанного нефтью. На носу этих судов были устроены специальные шипы-захваты для надежного сцепления с кораблями противника. Сунь Цюань, командующий флотом царства У, с помощью массированной атаки этих брандеров одержал победу над Цао Цао. Как писали летописцы, Янцзы была красной от огня и крови.

Потом в применении брандеров настал долгий перерыв. Византийцы изобрели так называемый «греческий огонь» и стали применять нечто вроде огнеметов и ампулометов. Этим жутким зельем они пытались отогнать от Царьграда в том числе и русских дружинников во время их походов в 951 и 953 годах н. э. Но это все-таки были не столько брандеры в прямом смысле этого слова, сколько корабли, вооруженные огненным боем.

В XVII и XVIII веках брандеры штатно присутствовали во всех флотах мира, уже как официальная корабельная боевая единица. В стандартном брандере была, как правило, пороховая и нефтяная начинка плюс команда головорезов с абордажными крючьями, прообраз морской пехоты. В идеале все выглядело следующим образом: брандер врезáлся во вражеский корабль, команда прикрепляла свое судно к кораблю-жертве абордажными крючьями, поджигала фитили и по возможности уходила на шлюпках или на подручных средствах.

Изобретение пороха существенно усилило мощь брандеров. Итальянский инженер Фредерико Джамболли одним из первых применил пороховые брандеры при осаде испанцами Антверпена в 1585 году.

Поучаствовали брандеры и в «разгроме» знаменитой «Непобедимой армады» (кавычки необходимы не только во втором, но и в первом случае). В ночь с 7 на 8 августа 1588 года англичане пустили в сторону испанского флота восемь брандеров. Испанцы, помнящие еще страшные голландские брандеры, начиненные порохом, впали в панику и стали рубить якорные канаты. Ни одно из пылающих утлых суденышек, груженных хворостом, соломой и смолой, так и не достигло цели — но боевой порядок испанцев был нарушен, и многие их суда столкнулись друг с другом.

Самое забавное (если это слово уместно), что гордые бритты не смогли нанести какого бы то ни было урона испанцам, а своим ужасающим разгромом последние, можно сказать, обязаны провидению: страшному шторму, потопившему 55 из 130 судов испанского флота. Но после этого случая в британском флоте брандеры присутствовали уже штатно. Команда брандера состояла из командира, пяти унтер-офицеров и двадцати пяти матросов-абордажников.

Не гнушались брандерами и джентльмены удачи. В 1669 году легендарный, но тем не менее существующий пират Генри Морган попал в ловушку в городе Маракайбо, где его заблокировала испанская эскадра адмирала Алонсо дель Кампо-и-Эспиноса. Хитрый пират Морган вступает в переговоры с Эспиносой, а пираты тем временем готовят брандер. Ночью брандер поджигают, сцепляют с испанским флагманом, и вскоре испанский корабль превращается в гигантский костёр. Вам это история что-то смутно напоминает?.. Не буду злоупотреблять вашим любопытством: эту сцену позаимствовал из жизни Сабатини, поместив в своей «Одиссее капитана Блада».

7 июня 1672 года состоялось сражение при Солебее. Голландский флот адмирала де Рюйтера дал бой англо-французскому флоту герцога Йоркского, лорда Монтегю и графа д’Эстре. Во время этой битвы голландским брандером был уничтожен флагман лорда Монтегю, стопушечный линкор «Роял Джеймс».

Голландцы до сих пор считают, что они первые придумали начинять брандеры порохом. Потомки гёзов именно с помощью своих новых брандеров потопили немало и испанских, и британских кораблей…

Но по закону бумеранга самим голландцам тоже пришлось испытать на своей шкуре огонь брандеров. 29 апреля 1676 года французская эскадра адмирала де Вивонна атаковала уже лишившуюся своего великого командующего адмирала де Рюйтера испано-голландскую эскадру под командованием дона Диего Харры и Ден Хаена. Де Вивонн начал это сражение в основном ради поддержания личного престижа перед Людовиком XIV, выразившим недовольство его пассивностью в предыдущих боях. Удачно применив брандеры, он сжег семь из двадцати семи кораблей союзников. Оба их командующих погибли.

1 ноября 1693 года коммодор британского флота славный адмирал Бенбоу спланировал нападение на французский порт Сен-Мало, опираясь на мощные брандеры. Четыре бомбардирских корабля1: «Серпент», «Мортар», «Файрдрейк» и «Гренада» — несли тяжелые мортиры на оружейной палубе, но и они, и их орудия лишь отвлекали противника, ибо звездой адской флотилии являлся 300-тонный галиот со знаковым именем «Инфернал». Этот корабль был плодом идеи молодого француза Рено, который уже двенадцать лет носился с идеей супербрандера. Судно было от киля до мачт забито взрывчатыми материалами: нижняя палуба заполнена бочонками с 20 000 фунтов пороха, на второй палубе сложено 600 корабельных зажигательных бомб, а на третьей — пятьдесят бочек, наполненных всем, что французы смогли найти взрывающегося, от гранат до пиротехники. Верхняя палуба была густо заставлена старинными пушками, набитыми порохом и всяким ненужным железом. Командир, никому не доверивший эту честь, будучи единственным человеком на судне, подвел брандер на расстояние пистолетного выстрела от цели. После чего он поджег фитили и покинул судно. Взрыв, потрясший город, был ужасен. Крыши снесло примерно с 300 домов, обрушилась крепостная стена, обращенная к морю, и разбились все стекла, фарфор и прочая керамика в радиусе трех лье. Причем само судно-камикадзе, что интересно, не было полностью уничтожено2.

Следующий весьма показательный случай атаки брандера состоялся во время Первой берберийской войны (1801—1805), также известной как Триполитанская война. 14 июля 1804 года лихой американский капитан Ричард Сомерс набил трофейный кеч взрывчаткой, назвал его «Неустрашимый» и решил пробраться на нем в гавань Триполи, забитую пиратскими кораблями, и поднять там все на воздух. Но берберийские пираты были народом опытным — и пустили на дно этот брандер вместе с капитаном и командой.

В 1809 году британцы применили брандеры против французов. В феврале французский флот численностью до 14 вымпелов стоял на рейде у берегов Басконии на якорях. Командующий британскими силами лорд Кокрэн пустил в дело брандеры, которые вызвали у противника такую панику и всеобщее смятение, что большинство французских судов просто выбросились на берег.

Использовались брандеры и в Греческой войне за независимость 1821—1832 годов. Там они попортили много крови турецким адмиралам. Быстро и бесшумно греческие фелюги-брандеры сцеплялись с турецкими кораблями, команда спускалась в шлюпки, и только тогда капитан поджигал фитили. Первая успешная атака турецкого флагмана греческим брандером произошла у острова Лесбос. Командовал брандером капитан Папаниколис, ставший признанным героем Греции.

Был еще и такой вариант, сумрачного тевтонского гения, как «Прибрежный поджигатель» («Kustenbrander») отставного прусского капрала Бауэра, который до этого предлагал свой проект британцам, австрийцам и даже русским. Шла датско-прусская война, датские корабли блокировали немецкое побережье, а серьезного флота немцы в те времена не имели. И тогда отставной капрал баварской артиллерии Вильгельм Бауэр из городка Диллинген и предложил свой проект ныряющего брандера. Лодка имела длину 25 футов (7,62 м), ширину 6 футов (1,83 м), высоту 9 футов (2,74 м) и водоизмещение 37 тонн. По бортам и в носовой части были расположены иллюминаторы из толстого стекла. Для погружения вода принималась в балластную цистерну, расположенную в трюме, для всплытия требовалось выкачать ее из цистерны за борт ручным насосом. Двигалась лодка посредством мускульной силы двух членов экипажа, они, работая ногами, вращали четырехлопастной гребной винт. У германцев кораблик числился как «Ныряющий брандер», хотя был вооружен минами. История «Kustenbrander» вообще весьма мутная, но, по легенде, в декабре 1850 года капрал Бауэр на своем «Ныряющем брандере» вышел из Кильской гавани, намереваясь атаковать датский флот. Увидев необычное судно, датские корабли сломали строй и бросились врассыпную. Это была первая и последняя победа подводного брандера3.

Последними массовыми пользователями брандеров были японцы. Сначала, во время осады Порт-Артура в 1904 году, они трижды, группами по 5, 9 и 12 брандеров, проводили атаки на бухту крепости. Была ли у них задача только закупорить вход в бухту или атаковать заодно и русские корабли, так и не выяснено, но в истории этой обороны они остались как брандеры.

А потом, уже во время Второй мировой войны, в 1944—1945 годах применялись созданные для «надводных» камикадзе скоростные катера-брандеры, начиненные взрывчаткой. Символическое название катеров этого типа — «Синъе» (сотрясение океана). Отсюда пошло наименование катерников-самоубийц: «синъе токкотай». «Синъе» изготавливались из дерева, снабжались двигателем в 67 л. с., развивали скорость до 18 узлов. Дальность их действия была до 250 км. Оснащались либо 120-килограммовой авиабомбой, либо глубинной бомбой в 300 кг. Атаки «синъе токкотай» были весьма эффективны, и американцы их очень боялись. А данные об их атаках засекречивались. Всего этих катеров было выпущено 1000 штук.

Но самое удачное и эффективное применение брандеров связано с названием ЧЕСМА. Впрочем, Чесменское сражение заслуживает отдельного описания, и о нем как-нибудь в другой раз.


1 То есть корабля, предназначенных не для морского боя как такового, а для артиллерийской дуэли с береговыми укреплениями. (Здесь и далее примеч. ред.)

2 Судя по отчету самого Джона Бенбоу, ситуация выглядела несколько иначе. Предполагалось, что судно-брандер первоначально будет действовать тоже как бомбардирский корабль, причем именно под прикрытием огня своих орудий оно сможет приблизиться вплотную к крепостной стене. Но брандер не сделал ни единого выстрела, взорвался на некотором расстоянии от стены, поэтому нанесенный ущерб оказался меньше ожидаемого. Тем не менее после взрыва английская эскадра успешно атаковала один из наиболее пострадавших фортов, захватила его и разрушила. Однако от взятия самого города англичанам пришлось отказаться — и разгневанный Бенбоу отдал капитана брандера Генри Турвиля под трибунал. Трибунал, однако, его оправдал, так как выяснилось, что орудия на брандере действительно были установлены старые, вышедшие из строя. При таких обстоятельствах капитан Турвиль, конечно, не мог все время быть единственным человеком на «Инфернале», даже если непосредственно перед тем, как поджечь фитили, он действительно оставался на корабле один.

3 Пожалуй, это и в самом деле легенда: в авторитетных источниках, описывающих морские сражения той войны, не значится ничего похожего на такой эпизод. С полной уверенностью о проекте под названием «Der Kustenbrander» можно говорить применительно к 1864 году; это была совместная разработка Джованни де Лупписа (итальянца по происхождению, но капитана австрийского военно-морского флота) и англичанина Роберта Уайтхеда, впоследствии сумевшего сконструировать первые действующие торпеды. «Der Kustenbrander» тоже задумывался как торпеда, беспилотный аппарат с пружинным двигателем — но дистанция, которую проходил этот «подводный брандер» с таким двигателем, оказалась слишком ничтожна для того, чтобы использовать его против вражеских кораблей (в дальнейшем Уайтхед, учтя это, применил вместо пружины пневматику), да и возможность наведения на цель практически отсутствовала.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s