От редакции. Криптозоология по переписке: диалог с читателями



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 11(25), 2021.


Валентин Политикс

В 2000-м был случай в армии в нашем отряде: контакт на учениях в тайге. Практические учения по выживанию спецподразделений — и в ходе них леший испугал нашего «терминатора» (штатный волкособ спецназначения). Волкособа в итоге списали, его хозяин оказался более стойким.

Подробности: лето 2000 года, вроде август. Войсковая разведка, сводный спецотряд (по крохам тогда армию собирали). Сибирь, защита ядерного района. Томская северная область. Учения, боевое слаживание отрядов и групп. Слаживали войсковую разведку разведки генштаба, спецуправление внутренних войск, госбезопасность…

Всё очень серьезно. Все с боевым опытом. Вскоре все убыли на юг в очередную командировку, так что готовились сильно (2000—2001 годы: это было время войны спецназов и разведок в рамках КТО, контртеррористических операций). Изучали новейшие автоматы, гранаты, связь, снайперское вооружение и т. д. Волкособов было четыре из спецучебки, оттуда же прибыли и их командиры. Обученный волкособ — это очень дорогое было оружие, каждая псина на особом учете. Жуть. Заточены в рейде снимать растяжки противопехотные, перекусывать шею часовым, не боятся выстрелов танков и очередей из БМП, БТР, взрывов… Их самих, этих крокодилов, все бойцы боялись.

С вертолета забросили в тайгу на выживалку: без оружия, спичек, еды, без связи и денег. Только ножи. У каждого бойца свой маршрут. Надо было пройти маршрут до места задачи, срок — порядка 5—7 дней. Тот парень, контрактник, сержант, потерялся, искали его потом, нашли вместе с его собакой в заброшенном древнем городке геологов-нефтегазовиков, в бочке.

Парень рассказал, что, когда они шли, его «братан» (так он называл волкособа) кого-то учуял. Но повел себя очень странно: вдруг встал как вкопанный, уши торчком, хвост горизонтально и так замер, уставился куда-то вперед. Это было нечто похожее на оцепенение. Такое с ним было впервые: раньше при угрозе или любой потенциальной цели волкособ мгновенно прижимался к земле и начинал медленно ползти на сближение для решающего рывка на цель. А тут такое…

В лесу они бывали нередко, и на крупного медведя он бросался как на белку или лягушку. Парень сам почувствовал: тут что-то совсем иное… Он охотник с детства, лес знает, многое сам рассказать может, следопыт с большой буквы.

Потом вроде прошло это вязкое состояние. Они двинулись дальше, но его «братан» (не помню его кличку) оставался на взводе, уши торчком постоянно, поступь медленная стала, беззвучная, тихая. Ясно: кто-то рядом. Они перешли на бег, спортсмены ведь оба. Было состояние реального ощущения, что некто присутствует совсем близко, причем иное ощущение, чем ранее бывало в отношении людей (снайперы с опытом чувствуют людей, хоть и не видна еще цель). Затем они стали слышать, как очень массивное что-то/кто-то бежит за ними большими шагами. Сначала парень подумал, что это тяжелый лось, но вскоре понял, что нет (да и зачем лосю их преследовать летом, ведь не время гона еще), потом — что медведь. В общем, этот кто-то догнал их и бежал параллельно им, но прямо напролом по густому ельнику (а сами они, как я понял, бежали по лосиной протоптанной тропе среди невероятно часто растущего ельника с березками). Несся параллельно им, «как паровоз» (буквально цитирую этого моего знакомого), ломая все на своем пути, постоянно хрустя стволиками. Он был очень тяжелым, его топот ощущался чуть ли не физически. Парень продолжал бежать.

Вскоре стало окончательно ясно, что это не медведь, хотя медведи порой специально выходят на твою дорогу перед тобой и сбоку, как бы на перехват, демонстрируют себя, запугивают, особенно большие, уверенные. Но это был не медведь, поскольку бежал он очень странно. То проносился справа от них сзади, обгонял, ломая березки и елочки, то вдруг пробегал слева встречным курсом, не показываясь…Так было несколько раз. Парень лишь единожды увидел высокий (а он и сам под два метра, биатлонист, чемпион каких-то состязаний) темно-бурый силуэт: как будто огромный медведь на задних лапах бежит со скоростью лошади, ломясь сквозь чащу, словно паровоз или танк, время от времени пересекая их курс сзади и спереди. Нормальные медведи так не делают, даже на четырех лапах.

Волкособ был сильно напуган, и, видимо, это было решающим фактором для появления паники у самого парня. Впрочем, ее он отрицал, но иначе и нельзя было: как ему не отрицать тогда собственную панику…

Нашли его где-то на десятые сутки в бочке. Их обнаружили разыскные собаки других разведчиков. Он объяснил все тем, что заблудились, устали и решили от дождя посидеть в бочке. Потом его разговорили, в том числе психологи наши. Он перевелся из разведки в штурмовое подразделение, снял зеленый берет, пересдал на краповый. Стал «городским» снайпером. Спустя более полугода весной 2001 мы с ним в госпитале снова встретились — и вот тогда он мне рассказывал все подробности.

Говорит, что реально было страшно, особенно из-за того, как волкособ запаниковал: постоянно бежал рядом, боялся оглядываться, хвост все время держал не вниз и не вверх, а назад — и сам весь вытянулся напряженно, как труба железная, от носа до хвоста. Они так шли-бежали-шли-бежали минут сорок, а этот то нагонял их, то отставал — вместо тревожащего огня устраивал им тревожащие параллельные пробежки. Все это было днем (впрочем, время суток я не уточнял, но судя по описанию — точно не ночью). В итоге им по пути попался на поляне заброшенный пункт: какая-то МБ (база материально-технического обеспечения геологов) или черт его знает, что еще… Там и была штуковина, в которой они отсиделись: типа дома-цистерны, вся железная, без окон, сама бочка стояла на каком-то основании, приподнятая, а снизу был единственный ход, буквально лаз. Вот в эту бочку они и спрятались. Он мне рассказывал, что в ней они просидели трое суток. С ними была лишь фляга воды и штык-нож. При этом тот «бегемот» несколько раз подходил, и было слышно, как он тяжелыми шагами перемещается вокруг. Волокособ каждый раз, сопровождая его движения, крутил головой, как будто смотрел сквозь бочку. Парень залез подальше от лаза, все трое суток провел без сна со штык-ножом в руке. А пес, как сфинкс, всё лежал перед входом в бочку, всё время с торчащими ушами. Когда потом по их следу к ним пришли разведчики, на лай их собак и крики человеческие они вылезли.

Вот такая история из военного госпиталя. Тут важно понимать, что тогда, во время «разбора полетов» сразу после учений, о своем страхе он не мог заговорить даже теоретически. Другое дело потом, в госпитале, ночью, с сослуживцем-срочником…

В итоге пса списали, так как он перестал правильно выполнять многие команды, стал одновременно слишком агрессивным и пугливым, короче, разболтался, утратил прежнюю уравновешенность. А это, повторюсь, было очень дорогое оружие, экспериментальное, возможность их использования тогда командование специально изучало, да и денег было крайне мало, поэтому всё штучное было тогда. Сам же парень, как я уже говорил, перевелся из разведки, перестал ходить в лес и старался избегать этой темы. И леса стал сторониться: я знал его после этого менее года — за это время он в лесу так и не бывал. Может, прошло… Я к лету 2001 ушел на дембель, а он остался дальше по своему контракту. Знаю, в их подразделении потом были потери, не в курсе, что с ним стало.

От редакции

Хотя это сообщение из вторых рук, да и сам очевидец своими глазами объект почти не рассмотрел — перед нами очень информативный рассказ, ряд деталей которого подтверждается другими описаниями из нашей копилки. И бег чрезвычайно характерен, и вообще манера поведения (объект, конечно, еще загодя «срисовал», что автомата при бойце нет, — так что не стремился передвигаться бесшумно, наоборот, обозначал свое присутствие), и реакция собаки, да уж и человека тоже. Разумеется, это был не медведь — по множеству причин, среди которых достаточно назвать хотя бы только одну: на задних лапах мишка может передвигаться порой довольно ловко, но совершенно точно не сумеет бежать с той же скоростью, как тренированный человек (а тут он бежал с большей, по очень трудной местности — и достаточно долго).

Узнать бы для привязки к месту, где находился тот пункт материально-технического обеспечения геологов или кого уж там… Нам важны не столько конкретные координаты (наверняка тот объект не сидит рядом с бочкой все миновавшие 20 лет), сколько возможность вписать в «карту наблюдений», соотнести с другими встречами.

Что волкособа (экспериментальная порода на основе помеси волка и немецкой овчарки) потом пришлось списать — тоже в пределах ожидаемого. Эксперимент с ними в целом скорее не удался (хотя в начале 2000-х еще сохранялись некоторые иллюзии) именно потому, что у них относительно легко может проявиться непредсказуемость и нестабильность: слишком тонка собачья пленка над дикой частью натуры. Так что после такой психологической встряски — очень достоверная реакция. Впрочем, тут и идеально обученная собака без волчьей крови тоже может испортиться, да и у человека порой поведение меняется надолго…

Возможно, этот случай официально зафиксирован где-то в военной документации: разумеется, за вычетом тех подробностей, которые «заблудившийся» разведчик предпочел скрыть. Ведь даже без них эпизод действительно приметный, особенно если учесть, что волкособы в то время и вправду представляли собой «штучный товар». Если так, то определить координаты удастся гораздо точнее, чем может вспомнить через 20 лет солдат срочной службы, к тому же лично в том пробеге через тайгу не участвовавший. Но вряд ли нам удастся добраться до такой документации, пусть даже военной тайны она и не содержит.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s