Роман Геллер. Париж их помнит. Герои Национального музея естественной истории

(Окончание.)



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 9(23), 2021.


Левицкий Анатолий

(09/22.08.1901, Малаховка, Московская губерния — 23.02.1942, форт Мон-Валерьен в пригороде Парижа Сюрен)
учёный-антрополог, участник французского Сопротивления

Друг Бориса Вильде и его ближайший соратник по борьбе Анатолий Сергеевич Левицкий (Рогаль-Левицкий) родился недалеко от Москвы в интеллигентной еврейской семье. Его родители исповедовали православие, и Анатолий также, следуя их примеру, был до конца жизни верующим человеком. Его отец Сергей Александрович Левицкий был юристом и чиновником на государственной службе, занимался общественной деятельностью. Он являлся одним из организаторов женских Пречистенских курсов в Москве. В семье росли пятеро детей: кроме Анатолия, ещё старший брат Юрий, братья Сергей, Олег и сестра Аглаида. Вскоре дети остались без матери из-за её ранней смерти, и заботу о них взял на себя отец. В начале 1914 года он повёз свою болезненную дочь Аглаю на лечение в Швейцарию, а вскоре началась Первая мировая война, и они уже не смогли вернуться на родину. Анатолий учился в выпускном классе московской гимназии, когда началась Октябрьская революция. Как и многие другие молодые люди из интеллигентных семей того времени, Анатолий не прошёл мимо революционных событий, присоединившись, по некоторым сведениям, к движению левых эсеров. После окончательной победы большевиков юному революционеру пришлось даже скрываться за пределами Москвы. Началась Гражданская война, положение в стране ухудшилось, и опасность грозила не только Анатолию, но и благополучию всех членов семьи бывшего царского чиновника С. А. Левицкого. В 1918 Анатолий Левицкий вместе с братьями покидает Россию1 и перебирается в Швейцарию к отцу и сестре. О швейцарском периоде жизни Анатолия сведений сохранилось немного. Известно, что он жил в Лозанне и Монтрё, городах, расположенных недалеко друг от друга во франкоязычном кантоне Во на берегу Женевского озера. Юноше сразу же пришлось зарабатывать на жизнь, он находит работу в русскоязычных организациях.

Анатолий столярничал в мастерской Российского общества Красного Креста, а в Русском пансионе поработал служащим. Не забывал и о необходимости учиться. Поскольку в России он так и не успел закончить гимназию, в 1923 он сдал экзамены на аттестат зрелости при Женевской экзаменационной комиссии, после чего слушал лекции в Лозаннском университете. Но в 1925 Анатолий прерывает занятия в университете и переезжает в Париж, где уже, по-видимому, жил его старший брат Юрий.

Прибыв в Париж, Анатолий Левицкий вскоре поступил на историко-филологический факультет Сорбонны и в Этнографический институт, где позднее будет учиться и Борис Вильде. Одновременно с учёбой Анатолий подрабатывал шофёром ночного такси, шофёром-секретарём и при этом ещё находил время для сотрудничества с русскими эмигрантскими организациями.Известно, что он был активистом Русского студенческого христианского движения (РСХД) и, возможно, ещё во второй половине 1920-х годов познакомился с участниками этого движения Н. М. Зерновым, Е. Ю. Скобцовой — будущей матерью Марией и в то время ещё студентом Богословского института Дмитрием Клепининым, который годом раньше Анатолия перебрался в Париж из Сербии. В 1931 году Анатолий Левицкий закончил учёбу в Сорбонне и поступил на работу в Этнографический музей Трокадеро, который вскоре был преобразован в Музей человека, а Анатолий стал одним из самых активных его организаторов. В эти же годы Анатолий Левицкий, обладавший ровным, спокойным и отзывчивым характером, начинает участвовать в недавно организованном матерью Марией объединении «Православное дело». С 1934 Анатолий некоторое время жил в парижском пригороде Сен-Жермен-ан-Ле2, и есть свидетельства того, что до войны он проживал в Париже по адресу площадь Марселя Туссена, 2 (Square Marcel Toussaint) в 15-м округе. К этому времени он уже получил французское гражданство, вскоре после чего его призвали на службу в армию, где он закончил офицерские курсы, а затем был уволен в запас.

После возвращения из армии Левицкий продолжил заниматься научной работой в Музее человека. Вскоре он стал известен в научных кругах как один из ведущих исследователей шаманизма коренных народов Сибири. В числе других тем им была написана, в частности, работа по истории еврейской диаспоры. В 1938 Анатолия Левицкого назначили руководителем отдела сравнительных технологий. Тогда же он начинает активно посещать собрания кружка И. И. Фондаминского, практически с самого начала его основания. В эти предвоенные годы Анатолий сблизился с уже работавшим в Музее человека Борисом Вильде и Ивонной Оддон, библиотекарем музея и своей сверстницей. Борис стал его другом, Ивонна — невестой, а позднее они оба стали его соратниками по участию в Сопротивлении. Действительно, мирной жизни продолжаться оставалось уже недолго. Вскоре после начала Второй мировой войны, поздней осенью 1939 года Анатолий Левицкий был мобилизован во французскую армию. Он получил назначение на должность командира взвода в пехотное подразделение, расположенное в одном из северо-западных парижских пригородов — Понтуазе3. Это давало возможность Анатолию в первый период, когда ещё не было активных боевых действий, иногда появляться в Париже, встречаться с родственниками — кроме брата Юрия, в Париже уже находилась приехавшая из Швейцарии его сестра Аглаида, здесь она вышла замуж и приняла фамилию мужа Шиманская. В такие дни Анатолий приходил и в Музей человека, встречался со своей невестой Ивонной Оддон и другими сотрудниками, обсуждал с ними научные вопросы. Борис Вильде был в те дни в армии далеко от Парижа.

Дни затишья закончились для Анатолия Левицкого с наступлением лета 1940, когда, не встречая сколько-нибудь серьёзного сопротивления, в сторону Парижа полным ходом двигались немецкие войска. Правда, французское командование всё же сделало попытку организовать оборону столицы со стороны северо-запада, как раз в том районе, где располагалась часть, в которой служил Анатолий. Младший лейтенант Левицкий получил приказ выйти вместе со своим взводом на соединение с одной из находившихся здесь дивизий. Но командир батальона, в составе которого выступил взвод Левицкого, не был вовремя проинформирован о том, что накануне поступил другой приказ командования — оставить Париж без боя и отступать на юг, в направлении Орлеана. Буквально через два дня после этого, 14 июня 1940 в столицу Франции вошли войска вермахта. Для Парижа наступили чёрные дни четырёхлетней оккупации города. Повсюду царила атмосфера неразберихи, растерянности и позора, который тяжело переживало большинство жителей Франции. Дороги были полны большим количеством беженцев, воинских частей, которые передвигались, не имея чёткого плана действий. В этой ситуации Анатолий Левицкий проявил решительность, сумев с большей частью своего взвода догнать всё же те части, которые должны были оборонять столицу. Произошло это в 90 км юго-западнее Парижа в районе города Шартр, и оттуда вместе с этими частями Левицкий со своим взводом отступил до Бордо и дошёл до атлантического побережья Франции в районе Бискайского залива. Здесь и узнал он о перемирии, в результате которого французская армия была демобилизована, и Левицкий вернулся в оккупированный Париж.

Для Левицкого, так же как и для Вильде, не было никаких сомнений в необходимости продолжить борьбу. И потому, когда в Париж вернулся Вильде и друзья встретились, они сразу же обсудили формы этой борьбы и план своих дальнейших действий. Было решено не применять методы вооружённого сопротивления, а заняться политической пропагандой. Тем более что к этому у них были все предпосылки — официальная работа в Музее человека, имевшаяся там типография и находившаяся в ведении Ивонны Оддон музейная библиотека, помещение которой впоследствии использовалось для тайных встреч подпольщиков этого музея. Немаловажную роль в формировании подпольной «Группы Музея человека» сыграл тот факт, что действия инициаторов создания такой группы поддержал своим участием директор музея Поль Риве. Вся подпольная группа состояла из представителей различных слоев интеллигенции, а признанными её лидерами были Борис Вильде и Анатолий Левицкий. Деятельность этой группы началась в августе 1940 года с нелегального выпуска и распространения листовок, призывавших французских граждан к сопротивлению оккупантам. Первая листовка называлась «33 совета оккупированным», её текст звучал по лондонскому радио. В сентябре вышла листовка, раскрывавшая предательство правительства, обосновавшегося на юге Франции в курортном городе Виши и сотрудничавшего с оккупантами. Следующая листовка призывала последовать призыву генерала де Голля к Сопротивлению и вступать в формировавшуюся им армию движения «Свободная Франция».

Самое деятельное участие принимал Анатолий Левицкий и в других акциях группы, будь то сбор военной информации и передача секретных документов британской разведке либо организация переброски за границу через свободную зону юга страны добровольцев для армии де Голля. В свободную зону по нелегально добытым документам переправлялись и те, кому грозила реальная опасность ареста и депортации. Как известно, подобную помощь людям оказывали и мать Мария (Скобцова) с отцом Димитрием Клепининым из движения «Православное дело», а так как Анатолий Левицкий был знаком и сотрудничал с ними ещё до войны, можно предположить, что и в это непростое время он также мог быть с ними в контакте. Осенью 1940 Анатолий Левицкий совместно с Борисом Вильде и другими подпольщиками начал подготовку к выпуску первого номера нелегальной газеты «Резистанс» («Сопротивление»). Этот номер датирован пятнадцатым декабря. Для него Анатолий не только отбирал статьи вместе с Борисом Вильде, но и сам отпечатал этот номер в типографии музея. А после того, как 30 декабря вышел второй номер газеты, также отпечатанный Левицким, в начале 1941 возникли первые проблемы у распространителей газеты, когда оккупационные власти занялись выявлением местонахождения нелегальной типографии. В это же время Анатолий Левицкий руководил всей деятельностью «Группы Музея человека», заменив отбывшего на юг страны для поиска новых связей Бориса Вильде. Третий номер подпольной газеты вышел 31 января. За распространителями уже следило гестапо. Поняв это, Анатолий Левицкий приказал всем участникам группы перейти на нелегальное положение и получить фиктивные документы, которые изготавливались подпольно.

Первым арестованным из числа участников группы оказался адвокат Леон Морис Нордманн, который с приходом нацистов к власти бежал из Германии. Его задержал при проверке документов нацистский патруль, заподозрив неладное в паспорте, после чего Нордманн был передан гестапо. Следует отметить, что уже тогда, как впоследствии выяснилось, в группу подпольщиков из Музея человека внедрился гестаповский осведомитель, который после окончания войны был разоблачён и осуждён французским судом. Тогда же на суде появились свидетельства того, что первые аресты стали следствием доноса в полицию двух русских сотрудников Музея человека. Тем не менее, перейдя на нелегальное положение, многие участники группы были этим спасены, чего не сделали сам Анатолий Левицкий и Ивонна Оддон. Они продолжали ходить на работу в надежде, что в типографии музея будет продолжен выпуск газеты. Но этому уже не суждено было сбыться, поскольку 12 февраля гестаповцы явились с обыском непосредственно в Музей человека. Для придания их действиям видимой легитимности подобные акции проходили в сопровождении французской полиции. Из всех задержанных и допрошенных в тот лень аресту подверглись только Анатолий Левицкий и Ивонна Оддон. По некоторым данным, во время ареста Анатолию Левицкому удалось вырваться из рук задержавших его агентов гестапо, добежать до метро. Вход в него расположен рядом с северным крылом дворца Шайо, всего в паре десятков метров от южного крыла дворца, где находится Музей человека. Но в метро Анатолия догнали и захватили. Другие свидетельства говорят о том, что он сам вернулся и сдался немцам, когда увидел, что его невеста Ивонна Оддон тоже арестована. В последующие дни, несмотря на предпринятые меры предосторожности, аресты продолжились. Бориса Вильде арестовали после его возвращения в Париж 26 марта 1941. Группа была фактически разгромлена. Всего по этому делу, получившему название «Дело Музея человека», арестовали восемнадцать подпольщиков. Все они содержались в гестаповской тюрьме Френ, расположенной южнее Парижа. Несмотря на зловещий характер этой тюрьмы, большинству арестованных по данному делу удалось избежать применения к ним пыток. Лишь двух из них подвергли пыткам — Нордманна и Левицкого. Как признавался позднее гестаповский капитан, в ведении которого было это дело, к этим двоим арестованным применили избиения и пытки из-за их еврейского происхождения. Но, несмотря на это, Нордманн и Левицкий мужественно прошли через все испытания, никого из своих товарищей не выдав.

Почти год длилось разбирательство. Судебный процесс, проходивший в тюрьме Френ, продолжался сорок дней с 8 января по 18 февраля 1942, когда был вынесен приговор. Семь человек, в том числе Бориса Вильде и Анатолия Левицкого, приговорили к расстрелу, остальных — к депортации в фашистские концлагеря. Через пять дней, 23 февраля 1942, семерых приговорённых к расстрелу перевезли из тюрьмы к месту казни в форт Мон-Валерьен. Там их поместили вначале в небольшой часовне, где разрешили проститься друг с другом и исповедаться перед капелланом по католическому обряду, однако Левицкий и Вильде от этого отказались. Затем всех вывели в небольшой двор, и расстрельная команда в два приёма, поскольку для всех не хватило места у стены, привела приговор в исполнение. Левицкий, Вильде и Вальтер по их желанию приняли смерть последними. Так безвременно, в сорок лет, оборвалась жизнь учёного и героя Сопротивления Анатолия Левицкого. За день до расстрела Анатолий Левицкий написал из тюрьмы прощальное письмо родным и друзьям:

«Дорогие мои, пишу Вам всем вместе, так как мне трудно написать каждому отдельно… Знайте, что я люблю вас всей душой… Не могу себе простить горя, которое я вам причиняю, и умоляю вас простить меня всем сердцем… Я не ожидал столь быстрой развязки, но, быть может, лучше, что это так. Я готов уже давно и совершенно спокоен. Мне кажется, что душа моя в мире с Богом. Да исполнится Его воля. Пусть возьмёт Он и вас под Своё высокое покровительство! В последний раз от всей души обнимаю Вас. Анатолий».

Анатолий Левицкий был похоронен на парижском кладбище Иври рядом с Борисом Вильде и другими соратниками по Сопротивлению.

Так же как Борис Вильде, в 1943 году он был посмертно награждён приказом генерала Шарля де Голля медалью Сопротивления4, а в 1985 Указом Президиума Верховного Совета СССР в связи с 40-летием Победы — орденом Отечественной войны I степени.

Невеста Анатолия Левицкого Ивонна Оддон и ещё две участницы подпольной группы Музея человека также были приговорены к расстрелу, но затем этот приговор в отношении троих женщин был приостановлен и заменён на депортацию в концлагеря на территории Германии. Вначале Ивонна Оддон содержалась в нескольких разных тюрьмах, а в ноябре 1944 ее перевели в крупнейший женский концлагерь Равенсбрюк. Освобождена 14 апреля 1945 благодаря посредничеству Международного Красного Креста, проводившего переговоры с руководством нацистской Германии. После войны Ивонна Оддон работала в системе ЮНЕСКО, где занималась вопросами образования, а также стояла у истоков создания Международного совета музеев. За участие в движении Сопротивления награждена высшей наградой Франции, став кавалером ордена Почётного легиона, а перед выходом на пенсию в 1964 произведена в звание офицера этого ордена. Ивонна Оддон умерла в 1982 году и была похоронена на кладбище Жубер в департаменте Дром региона Рона-Альпы. В день 65-летия освобождения Парижа 25.08.2009 её именем названа улица в северном пригороде Парижа Обервилье (Aubervilliers), там же, где есть улица Бориса Вильде.


1 Выездные визы для братьев Левицких получил их дядя, лояльный новой власти врач Вячеслав Левицкий, обратившись напрямую к председателю Совнаркома Ленину. (Здесь и далее — примеч. авт.)

2 Сен-Жермен-ан-Ле (фр. Saint-Germain-en-Laye) — город в департаменте Ивелин, на реке Сена, в 19 км к западу от Парижа. Известен со средневековья благодаря Сен-Жерменскому замку, ставшему загородной резиденцией французских королей.

3 Понтуаз (фр. Pontoise, в переводе «мост через Уазу») — административный центр департамента Валь д’Уаз региона Иль-де-Франс, расположен на реке Уаза в 27 км к северо-западу от Парижа.

4 Биографический словарь «Русское зарубежье во Франции. 1919—2000» указывает, что Анатолий Левицкий, кроме медали Сопротивления, посмертно был награждён также Военным крестом с пальмовой ветвью и орденом Почётного легиона. Однако по официальному запросу автора в ответе из Большой канцелярии ордена Почётного легиона информация о награждении А. Левицкого этим орденом не подтверждена.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s