Владимир Чернявский. Навигатор



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 9(23), 2021.


1

Весна принесла паводок. Вода подступила к окнам дома. Юй примотал записку к радиомаячку, засунул его в пустую майонезную банку и тщательно закупорил емкость, промазав клеем шов между стеклом и жестяной крышкой. После высунулся из окна и на веревке спустил банку в воду. Мутный поток подхватил банку, завертел и понес прочь. Минуту она виднелась на поверхности, но вскоре затерялась среди мусора.

На письмо у Юя ушло больше месяца. Он тщательно, трафаретным шрифтом наносил на бумагу слова, стараясь, чтобы строки шли ровно и не заваливались. Маячок же он спаял всего за два дня из деталей старого радиоприемника, лежавшего среди хлама в кладовке. Юй скрывал свое занятие от матери — он скажет ей позже, когда все уже будет сделано и послание уплывет к адресату. Пришло время принцу искать свою принцессу.

Юй жил в небольшом шлакоблочном доме. Одну комнату занимали они с матерью, а две другие — дядька с женой. Дядька был не родной, но жил с ними, сколько Юй себя помнил. По утрам Юй стоял в очереди в общий совмещенный санузел. Впереди стоял дядька, ожидая, когда помоется жена, и Юй пялился на широкую дядькину спину с переброшенным через плечо махровым полотенцем.

География дядькиной спины походила на глобус Луны, стоящий в их с матерью комнате за стеклянной дверцей серванта. Такие же впадины, холмы и кратеры. Юй представлял, как метеориты годами бомбардируют некогда гладкую дядькину кожу, оставляя на ней прыщи и шрамы.

Про метеориты Юй узнал от матери. Она раньше преподавала астрономию в школе. Когда этот предмет отменили, в квартире появились ненужные схемы Солнечной системы, глобусы планет и карты созвездий. Юй часами изучал эти артефакты минувшей эпохи, запоминая названия небесных тел вместе с длинными списками их характеристик.

Кроме звездных атласов, в шкафу лежали книги и папки, оставшиеся от отца. В основном энциклопедии и справочники — таблицы, графики, схемы. Юй знал их все почти наизусть и мог сходу найти нужное место по любому вопросу. В воображении он часто путешествовал по страницам отцовских книг, на многие часы выпадая из жизни.

2

После паводка прошло несколько месяцев. Наступил август. В одну из ночей Юю приснились киты. Они плыли сквозь звездный океан, издавая протяжные стоны. А утром приехала Принцесса. Она позвонила в дверь и, когда мать открыла, протянула ей выловленное в реке письмо Юя. В белом с синим горошком ситцевом платье Принцесса стояла по пороге, держа в руках потертый чемодан. Мать прочитала послание и молча посторонилась, пропуская гостью в дом.

Теперь в комнате их стало трое. Поперек натянули бельевую веревку и повесили на нее выцветшую штору. За ней и поселилась Принцесса. На следующее утро, придя к туалету, жена дядьки впервые наткнулась на закрытую дверь. В ванной мылась Принцесса. Слышался шум воды и невнятная веселая песня.

Юй сидел за столом и наблюдал, как чаинки в стеклянном заварнике набухают и медленно поднимаются к поверхности. В коридоре гремел дядькин бас и временами писклявый теткин фальцет. Дядька орал и колотил кулаками по хлипкой туалетной двери. Внезапно раздался оглушительный грохот. Юй выскочил в коридор. Дядька, хрипя, лежал на полу, его жена прижималась к стене, а мимо, пританцовывая, шла Принцесса — в легком розовом халатике и с тюрбаном из махрового полотенца на голове.

Потом Юй вместе с матерью и Принцессой пили чай. Юй жевал бутерброд, а Принцесса расспрашивала мать об отце. Отец Юя работал в НИИ. Дядьку к ним подселили присматривать за отцом. Отец умер, а дядька так и остался жить в их доме.

Принцесса спрашивала, знает ли мать о родителях отца. Откуда он приехал в эту часть страны. Но отец мало о себе рассказывал. Даже матери. Юй знал, насколько опасно распространяться о своих предках. Особенно тем, кто связан с наукой. В газетах писали, что от пустого знания один вред. Во всем должна быть конкретная польза.

Принцесса гладила Юя по голове:

— Ты мне поможешь? — и что-то еще говорила матери о «врожденном знании», «генетической памяти» и других вещах, в которых Юй не смыслил. Ему было достаточно, что Принцесса рядом.

На следующее утро Юй стоял в туалет первым в очереди — ждал, пока помоется Принцесса. Вместо дядькиной спины он рассматривал облупившуюся туалетную дверь. Из щелей в досках время от времени показывались черные муравьи-разведчики. Они по одному вылезали из щелей между досками, суматошно бегали по трещинам на краске и снова ныряли в щели. Юй считал муравьев. Некоторых он узнавал и давал им имена.

Через неделю дядька съехал. Принцесса выправила в городе какие-то бумаги, и теперь весь дом принадлежал матери Юя. Воскресным утром коробки, чемоданы, тюки и сумки заполнили коридор. Раскрасневшийся дядька таскал вещи на улицу, а здоровенный рабочий в засаленной серой робе закидывал пожитки в открытый грузовик. В кузове между коробок сидела бледная заплаканная дядькина жена.

Ближе к обеду грузовик заполнился доверху. Дядька и рабочий забрались в кабину, тетка осталась в кузове. Громко хлопнула дверь, и машина тронулась. По лужам и черной грязи она медленно вырулила со двора и, натужно урча, выбралась на дорогу. Водитель со скрежетом переключил передачу. Мотор взревел, и грузовик начал быстро удаляться, оставляя на сером асфальте две жирные грязные полосы.

3

В жизни Юя наступила новая эпоха. Принцесса переселилась в бывшую комнату дядьки. Каждое утро начиналось с совместного завтрака, а потом Принцесса перебирала отцовскую библиотеку. Юй, как мог, помогал — отвечал на вопросы и открывал книги на нужных страницах.

Однажды мать рассказала Принцессе, что Юй в семье — третий ребенок. Двое других умерли еще до рождения Юя. С тех пор Принцесса стала звать его «Третьим». Каждое утро она приходила в их комнату и, улыбаясь, говорила:

— Ну-ка, Третий, чем займемся сегодня?

Юй не возражал против нового имени. Ведь его дала ему сама Принцесса.

Прошла осень. В конце ноября мокрый снег покрыл двор жирным слоем размякшей серой жижи. По реке поплыли одинокие полупрозрачные льдины. Несколько раз в неделю по дороге рядом с домом проезжал бульдозер и отваливал на обочину тающую массу, расчищая путь для легковых машин.

Пока дорога стояла не расчищенной, Принцесса не выходила из дома. Это радовало Юя: он привязался к ней и скучал, когда она отлучалась в город. Они почти перебрали всю отцовскую библиотеку, и Юй начал лучше понимать то, что давно помнил наизусть. Его воображаемые путешествия по книжным страницам стали более осмысленными. Ожившие образы из книг постепенно складывались в необъятную многоуровневую мозаику.

Прежде чем приступить к работе, Принцесса надевала очки в тонкой медной оправе и становилась похожа на мать Юя. Такая же с виду строгая, с внимательным цепким взглядом. Мать всегда была добра к сыну, но отдалилась и замкнулась после смерти отца. Принцесса же вновь вернула Юю ощущение женского тепла.

4

Вскоре ударили морозы. Река стала. Метели замели бугристый лед слоями снега. Холодными днями Юй разворачивал на полу у чугунного радиатора матрац и лежал в полудреме, нежась в тепле и разглядывая морозные узоры на заледеневшем окне.

Он засыпал и во сне поднимался по ступеням бесконечной винтовой лестницы. Слева от него зиял провал круглой шахты, а справа — высилась стена, сплошь заставленная полками с книгами. Шахта, насколько хватало глаз, уходила вверх и вниз, вмещая миллионы томов.

Юй мог брать любую книгу и погружаться в мир ее образов и идей. Они представлялись ему комбинацией сложных геометрических фигур, которые непрерывно двигались, складываясь в объемные супрематистские картины.

Проснувшись, Юй делился снами с Принцессой. Она хорошо рисовала и часто делала зарисовки по мотивам его рассказов. Со временем собрался целый альбом рисунков. Принцесса любила делать наброски углем. Юю нравилось смотреть, как она растушевывает тени, а потом долго не может смыть черноту с пальцев. Ему казалось, что через сажу, которая хранила отпечатки его снов, между ним и Принцессой устанавливается сокровенная связь.

5

Весна наступила нежданно, накатившись теплой волной на двор и реку. Глубокий снег, окруживший дом, казалось, прочно и надолго, быстро превратился в журчащие ручьи и широкие лужи. Вскоре местами зазеленело. Река снова вышла из берегов и подступила к самому дому. Весна, всегда наполнявшая жизнь Юя радостью и щемящем чувством неясной надежды, на этот раз принесла беду.

Однажды в последних числах марта Юй проснулся среди ночи. Сквозь шторы в комнату пробивался бледный лунный свет. Глухую тишину нарушало лишь мерное тиканье настенных часов. Юй представил, как внутри них медленно раскручивается стальная пружина, заставляя крутиться зубчатые колеса. Они цепляются друг за друга и двигают массивные фигурные стрелки.

Внезапно к тиканью часов добавился неясный шипящий звук. Юй привстал на постели, вдруг дом вздрогнул и накренился. Юя выбросило из кровати. Он больно ударился о пол, покатился и на четвереньках выполз в коридор. Дом снова содрогнулся, наполнился грохотом и едким дымом. Входная дверь вылетела вместе с частью стены, а в открывшийся проем полезли темные человеческие фигуры. Юю показалось, что одни из них — дядька, их прежний сосед.

В конце коридора появилась Принцесса. В ее руках бешено вращался многоствольный барабан, выплевывая на атакующих потоки дроби. Со двора ударили ответные выстрелы. Дом наполнился свистом, пылью и звоном бьющихся стекол. Пули разрывали обои и выбивали фонтаны штукатурки, от мебели летела щепа.

Юй полз, не разбирая дороги, пока не оказался в липкой луже и не уперся в мягкую преграду. Он приподнялся голову. Поперек коридора, истекая кровью, неподвижно лежала мать. Ее остекленевшие глаза смотрели в потолок, отражая отсвет занимающегося пожара.

6

Принцесса схватила Юя за руку, они вместе выпрыгнули из распахнутого окна в реку и доплыли до лодки. Плоскодонка скользили вниз по течению. Держась за борта, Юй привстал на корме и завороженно смотрел, как исчезает его дом, объятый дымом и языками пламени. Юй чувствовал, что вместе с домом сгорает прежняя жизнь.

С первыми лучами солнца Принцесса направила лодку к поросшему камышом берегу. Они выбрались на росистый берег и пошли через дикое поле в сторону чернеющего вдалеке леса. Густой туман стелился над травою, они рассекали его своими телами, будто купались в молочном озере.

К полудню вышли к старой бетонной дороге. На ее обочине Принцесса разыскала спрятанный под ветками автомобиль. На нем они покинули дельту реки и направились в покрытые лесом горы.

В машине Юй почти все время дремал и видел сны о матери. Когда прошел шок, Юй ясно понял, насколько она ему была дорога. А он в последнее время перестал замечать ее присутствие — привык, что она всегда рядом. Теперь же Юй ясно чувствовал пустоту там, где раньше было тепло и надежно.

7

Замок Принцессы прятался внутри живописной седловидной горы. Вход в него преграждал массивный стальной шлюз, а в жилые помещения вела глубокая шахта лифта. Принцесса называла замок «станцией». Говорила, что родилась и выросла в ее стенах.

Вместе с Принцессой на станции жили ее подданные — мужчины, женщины и дети. Они называли Принцессу «капитаном» и по-доброму отнеслись к Юю. Он чувствовал, что попал в дружную семью. Ему даже выделили отдельную большую комнату, хотя у остальных было теснее.

Жизнь потекла своим чередом. Юй снова начал видеть сны про спиральную библиотеку и, как прежде, пересказывать их Принцессе. Она делала зарисовки и крепила их на стены комнаты Юя. Вскоре они полностью заполнились и стали похожими на пленку черно-белого кинофильма, кадры которого безнадежно смешал неудачливый монтажер.

Принцесса подолгу рассматривала рисунки. Иногда она снимала какой-нибудь и просила Юя рассказать, что он видит. Юй чувствовал: за угольными узорами спрятано нечто важное, но не находил для этого знания нужную форму — как порой трудно поймать слово, которое уже, казалось бы, вертится на языке.

Весна сменилась летом. Юй с Принцессой подолгу гуляли в лесу. Лето выдалось жарким. И, хотя под деревьями еще сохранялась прохлада, зной проникал и туда, разнося в воздухе терпкий запах смолы и до трещин в земле высушивая открытые прогалины.

Принцесса любила устраивать пикники, расстилая под каким-нибудь большим деревом аляповатое покрывало. Между пакетами с едой сновали муравьи, подлетали птицы, и Принцесса кидала им крошки хлеба. Юю нравилось лежать на мягкой и немного колючей подстилке, смотреть, как солнце светит сквозь листья, высвечивая на них тысячи прожилок, сплетавшихся в замысловатые узоры.

Иногда во время прогулок над ними на большой высоте пролетал аэроплан. В такие минуты они прятались под деревьями. Принцесса говорила, что очень рискует, привезя Юя на станцию, но «нужно использовать шанс». Много лет назад, до рождения Принцессы, жители станции помогали людям этой страны, пока кто-то из властей не устроил диверсию. Многие тогда погибли, а на выживших до сих пор идет охота. Но пока удавалось скрывать, где спрятана станция.

— Люди, Третий, не терпят тех, кто знает больше, — говорила Принцесса. — Теперь этот мир стремительно деградирует.

Вздыхала и обнимала Юя:

— И уже ничем не поможешь. Мы сами почти забыли, кто мы такие.

Юй начал составлять гербарий. Принцесса достала картонные альбомы, и Юй наклеивал на их страницы высушенные листья. Он обводил их контуры карандашом и в отдельном блокноте перерисовывал тонкую вязь прожилок. Эти линии завораживали его не меньше рисунков Принцессы. Было между ними неуловимое родство и сходство.

8

В один из летних дней они по обыкновению вышли со станции, но пошли не в лес, а поднялись по склону седловидной горы. Там, по словам Принцессы, размещалась старая обсерватория. И действительно, на одной из скал виднелся характерный продолговатый купол. У основания скалы они нашли небольшую проржавевшую дверь и долго в круге света от фонарика поднимались по темной лестнице с широкими пролетами.

От телескопа на платформе остались только покореженные детали крепления. Под ногами хрустели куски бетона. Принцесса попросила Юя покрутить маховик на стене. Юй осторожно взялся за ржавый обод и без особой надежды поднатужился. Но механизм поддался неожиданно легко. Послышалось приглушенное урчание, створки купола раздвинулись, открыв взору колыхающийся у подножья горы зеленый лесной океан.

В обсерватории они провели весь день и остались на ночь. Юй положил спальник под раскрытым куполом и после захода солнца долго смотрел на миллиарды звезд на бездонном черном небе.

Этой ночью Юю снилось, будто он снова поднимается по лестнице, но не в библиотеке, а в обсерватории. Ему не понадобился фонарик: ступени впереди загорались ярко-синим цветом. Юй не поднялся на платформу, а прошел в открывшийся на одном из лестничных пролетов портал. Переступая порог, Юй прочитал на стене выведенную красным надпись «ВНЕШНИЙ ЭВАКУАЦИОННЫЙ ПУЛЬТ УПРАВЛЕНИЯ».

9

Ранним утром Юя разбудили капли дождя. Небо затянуло тяжелыми темными облаками. Принцесса тоже проснулась, вскочила и начала вращать маховик, закрывая створки купола. Как только они сомкнулись, дождь с новой силой забарабанил по металлической обшивке, наполняя зал низким вибрирующим гулом.

Юй и Принцесса наспех собрались, побежали вниз и выскочили на склон горы, когда его уже захватил набирающий силу грязевой поток. Дождь перешел в ливень, и спуск превратился в опасное скольжение. До станции они добрались насквозь промокшие, перепачканные коричневой глиной, но веселые и счастливые, будто стихия наполнила их своей силой.

Это был последний радостный и беспечный день. Когда закончился ливень, в небе появился аэроплан. Он не пролетел, как обычно, мимо, а начал описывать над седловидной горой широкие круги. В воздухе непрерывно слышался гул его моторов.

— Похоже, придется встречать гостей, — озабоченно сказала Принцесса.

Жизнь на станции забурлила и перестроилась на военный лад. На нижние этажи переселялись женщины и дети, на верхние поднимались люди с оружием. За хлопотами и неотложными делами Принцесса, казалось, забыла Юя. Даже последний сон остался без обычного обсуждения.

Аэроплан два дня подряд прилетал и кружил над горою, в лесу видели посторонних людей. На третий день на ближайшую дорогу выехала колонна военной техники. Поднятое ею желтое облако пыли хорошо просматривалось из окон верхних этажей. Уже к полудню войска выгрузились в пяти километрах от седловидной горы, развернулись в боевой порядок и двинулись к станции.

10

После похода в обсерваторию Юй пребывал в заторможенном состоянии. Окружающий мир словно расслоился. Юй лежал на кровати в своей комнате и одновременно летел вдоль стен спиральной библиотеки из своих снов.

В библиотеке вместо привычных томов полки занимали папки с рисунками Принцессы, собранные им гербарии, схемы из книг отца и школьные звездные атласы матери. Как только Юй к ним прикасался, их содержимое оживало, росло и заполняло окружающее пространство. Он парил между звездами, вплетенными в узор из сложных геометрических конструкций. Юй пытался разгадать их предназначение, но смысл раз за разом ускользал.

Он почти отчаялся, когда словно по щелчку картинка обрела ясность. Сны, звездные карты, зарисовки гербариев — все совместилось в многомерном рисунке, в центре которого находился сам Юй.

Створки шлюза с лязгом сомкнулись за спиной. Юй закинул на плечо наспех собранный рюкзак и под нарастающий гул военной техники побежал вверх по склону. Через четверть часа, задыхаясь от бега, он открыл металлическую дверь и ступил на лестницу обсерватории. Зажег восковую свечу, что схватил в спешке вместо фонарика, и начал подъем. Слабый огонек выхватывал из кромешной темени лишь небольшой участок лестницы, но внутри у Юя была полная ясность.

На последнем лестничном пролете он осторожно приблизился к глухой стене и приложил к ней ладонь. Шершавая поверхность завибрировала, осветилась ярким синим светом и отъехала в сторону, открыв проход в просторный сумрачный зал. В затхлой полутьме по стенам мертво стояли панели приборов и пультов.

Юй подошел к высокому прямоугольному выступу в центре зала и положил ладонь на его гладкую прохладную поверхность. Тут же контур пальцев очертился белой линией, Комната ожила. На потолке, потрескивая, зажегся мягкий электрический свет, заработали приборы, на стенах засветились экраны.

На них Юй увидел горные склоны вокруг станции. Звука не было. В полной тишине сквозь лес, подминая кусты и деревья, ехали самоходки и танки. За ними двигались вооруженные люди в зеленом камуфляже. Машины поочередно останавливались, из стволов извергались пылающие шары и стремительно летели к станции. Иногда снаряды отклонялись к обсерватории, и тогда пол под ногами Юя вздрагивал, картинка на экранах шла рябью. Со станции в атакующих тоже стреляли. Огненные грибы лопались между машинами, и люди в камуфляже, словно спотыкаясь, падали ничком на землю.

Другие экраны показывали станцию изнутри — бойцов, подносящих снаряды к орудиям, ожесточенно давящих на рычаги ракетниц и гашетки пулеметов. Без звука происходящее походило на кадры немого кино.

На центральном экране невидимый оператор транслировал изображение с Принцессой. Бледная и сосредоточенная, она вглядывалась в приборы перед собой. Переключая тумблер передатчика, она отдавала неслышимые команды и слушала донесения.

Юй пальцами прочертил на поверхности центральной панели несколько линий. В ответ она отъехала в сторону, уступив место массивному креслу. На его спинке светилась надпись «НАВИГАТОР» — и ниже: «UI-3».

Забравшись в мягкое кресло, Юй еще раз взглянул на Принцессу и нажал на кнопку на подлокотнике. Сверху ему на голову опустился полупрозрачный шлем. Юй вздрогнул, посидел с минуту неподвижно, а потом его пальцы заплясали в воздухе, управляя голографической проекцией, возникшей перед глазами.

11

Юй парил по центру шахты библиотеки. Он мог мгновенно переместиться в любую ее точку и дотянуться до любой книги. В отличие от сна, эта библиотека имела купол в виде объемного звездного атласа.

Скользя мимо цветных корешков, Юй вычислял и извлекал из книг нужные ему геометрические элементы. Он соединял их в замысловатые фигуры и вставлял в звездный атлас. От этого одни звезды приближались, а другие — уменьшались и пропадали. Со временем вся конструкция начала обретать форму межзвездного туннеля.

Время исчезло. Юй растворился в потоках цифр и символов и лишь чувствовал, как растет напряжение по мере приближения к цели. Наконец его бесплотная рука коснулась обжигающей поверхности раскаленной сферы с оранжевой короной и десятком крупных планет вокруг нее. Юй закончил работу.

Он зафиксировал на атласе найденную звезду, нажал на вспыхнувшую перед глазами надпись «ЭВАКУАЦИЯ» и растворился в разлившемся вокруг сиянии.

Юй не видел, как в коридорах станции замигала предстартовая сигнализация, закрылись перегородки между отсеками и на нижних этажах ожил реактор. Гора над станцией задрожала. Сотни тысяч тонн породы сорвались и накрыли атакующих. Сошедшая земля обнажила серебристый диск станции, на котором виднелась местами потертая надпись «ПРИНЦЕССА». Диск начал медленно подниматься в воздух, порождая на поверхности разрушительную бурю из пыли и пламени.

Последним обрушился склон седловидной горы, погребая под многометровым завалом купол старой обсерватории. Станция поднималась все выше и выше, превратилась в сияющую серебристую точку и скрылась из виду.

12

Юй сидел на траве и жмурился на ласковое теплое солнце, прикрывая глаза ладонью. Сквозь пальцы он видел мать. Она сосредоточенно резала хлеб и раскладывала его по расставленным на подстилке тарелкам. Отец стоял чуть поодаль и курил, улыбаясь сыну сквозь пожелтевшие от табака усы. Юй улыбнулся в ответ, встал, подошел к нему и обнял.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s