Карл-Август Аванти. Бестиарий доктора Аванти, найденный им в глубинах собственного подсознания


(Окончание.)



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 7(21), 2021.


Varanus Anserimorfus


Varanus Anserimorfus встречается в лесах Гвинейского нагорья. Местные жители считают данное живое существо одним из видов змей. Голландские мореплаватели, услыхав о пресмыкающемся со смертоносными лапами, загорелись идей поймать диковинного зверя. Колонизация материка позволила европейцам заполучить несколько экземпляров и дать виду необычное имя.

Изначально это животное назвали Alligator Anserimorfus, не проводя аналогию с обитателем Нового Света. Данное имя является характеристикой его стиля охоты — удерживания добычи сильными задними лапами, снабженными острыми когтями. Сравнение с гусем встречается у охотников, доставивших в форт на реке Святого Павла на Перечном берегу первого представителя этого вида. Смельчаки описывали свою встречу с птицей, обладающей вполне знакомыми очертаниями. Только при внимательном осмотре подстреленной дичи они поняли, с чем имеют дело.

Очевидно, Varanus Anserimorfus происходит от высокогорных ящеров. Среди скал сформировались его конечности и гибкое тело, однако фауна суровых мест не могла обеспечить пищей самые крупные экземпляры. Спустившись в долину, они столкнулись с необходимостью охотиться на копытных. Приспособления, которые служили им верой и правдой среди скал, нужно было лишь немного адаптировать для успешного выживания на равнине: задние лапы, отвечавшие за максимально надежную сцепку с каменными стенами, превратились в орудия для захвата и удерживания жертвы, а ловкие передние прекрасно справлялись с преодолением преград в лесистой местности.

Высота гусеобразного варана достигает метра, а длина его тела, включая хвост, может быть в три раза больше. Масса хищника невелика — 15—20 килограммов. Охота из засады и захват жертвы за уязвимую спину дают ему возможность добывать равнозначных ему по габаритам животных, но стычка с другим охотником может быть смертельной. Varanus Anserimorfus — крайне осторожный и скрытный зверь. Хорошее обоняние и зрение позволяют ему избегать встреч с конкурентами и людьми. Своих территорий у этого пресмыкающегося нет, однако есть привычные пути миграции каждого представителя вида.

Невысокая численность двуногой рептилии связана со склонностью данного вида к каннибализму. Varanus Anserimorfus не социален, встреча двух особей возможна только в брачный период. Через месяц самка делает из опавшей листвы гнездо, куда откладывает от 5 до 10 яиц. Она не сторожит кладку, что увеличивает риск ее расхищения. Маленькие гусеобразные вараны становятся добычей для многих плотоядных видов, включая взрослых сородичей.

Современные исследования Varanus Anserimorfus показывают, что активная хозяйственная деятельность человека негативно сказывается на популяции. Крупные вараны стали встречаться реже, в редком гнезде можно обнаружить 10 яиц, хищника все чаще замечают в гористой местности. Велика вероятность того, что вид возвратится в среду, из которой вышел миллионы лет назад, а мы потеряем уникального обитателя африканской фауны.

К сожалению, к мнению зоозащитников правительства небогатых стран не прислушиваются и не могут ограничить вырубку лесов в местах обитания гусеобразных варанов. В силу этого рассматривается вариант создания заповедника, где представители этого вида могли бы жить в пригодной для них среде.

Ranapithecus Lapidiphilus


Ranapithecus Lapidiphilus оспаривает звание самого северного примата у Macaca fuscata — обитателя острова Якусима. Встретить представителя этого вида можно на юго-восточной границе Китая и Монголии. С японской макакой лягушачья камнелюбивая обезьяна в родстве не состоит. Некоторые исследователи ищут общее между ней и Rhinopithecus roxellanae.

Первым европейцем, узнавшим о существовании Ranapithecus Lapidiphilus, был Марко Поло. Путешественник скептически относился к легендарным животным, о чем открыто высказывался в своем труде «Книга о многообразии мира». Когда ему рассказали о ручном сурке с лягушачьими лапами, изловленном в степи и преподнесенном в дар одному из чиновников Долон-Нура, и показали чучело дивного питомца, итальянец решил, что столкнулся с неумелой фальсификацией. Позже в насмешливом духе он упоминал этот эпизод в письмах современникам.

На исследователей, лично столкнувшихся с лягушачьей камнелюбивой обезьяной, это живое существо производило неизгладимое впечатление: житель засушливой степи обладает удлиненными пальцами на задних конечностях, между ними натянута перепонка. Наблюдение за приматом позволило узнать их предназначение — гипертрофированные стопы помогают относительно крупному зверю, масса тела которого может достигать 7 килограммов, передвигаться по пескам и глубокому снегу. Привычка сидеть на своих стопах и укладывать на них детенышей в холода предотвращает обморожение тонкой кожаной перепонки. В жару обезьянки используют свои необычные лапы для защиты головы от прямых солнечных лучей.

Длинный хвост служит примату в первую очередь средством коммуникации с сородичами. Эти существа социальны, половой диморфизм у них отсутствует, группа состоит из доминантной пары и ее потомства, не достигшего возраста половой зрелости. На территориях, богатых пищей, могут мирно уживаться до сотни особей, ежедневно контактируя друг с другом. При встрече с плотоядным эти животные ведут себя настолько громко и агрессивно, что у них практически нет врагов. В то же время они сами, оголодав, способны отбить добычу у мелкого хищника.

Звание камнелюбивой лягушачья обезьяна получила за оригинальный способ коротания часов отдыха. Обнаружив в степи валун, приматы занимают на нем места согласно их рангу, причем логика выбора мест лидером и подчиненными до сих пор не ясна. Разместившись на камнях, группа громкими криками обозначает свое присутствие на данной территории.

Ranapithecus Lapidiphilus всеядны. Предпочитают они сытные злаки, а в засушливое время года восполняют недостаток влаги, выкапывая коренья ловкими передними конечностями. Около водоема шумная стая напоминает лягушек, однако никто не видел, чтобы эти зверьки плавали.

Специфический рацион из диких растений, насекомых и падали делает невозможным содержание лягушачьей камнелюбивой обезьяны в неволе. Странный внешний вид животного защищает его от охотников, известны отдельные случаи убийства Ranapithecus Lapidiphilus для магических обрядов.

Китайские власти, увлеченные защитой видов, которые прочно ассоциируются с Поднебесной, не спешат вкладывать значительные ресурсы в охрану степной обезьяны. Сегодня изучением Ranapithecus Lapidiphilus заняты главным образом местные энтузиасты и европейские ученые. По их оценкам, единственное, что угрожает виду, — стаи бездомных собак, которые не боятся громких звуков и нередко атакуют приматов. Отсутствие интереса людей к местам обитания редкого животного позволяет не беспокоиться за будущее лягушачьей камнелюбивой обезьяны.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s