Олег Бутаев. Мир шпраху твоему

(Из цикла «Эти странные немцы»)



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 6(20), 2021.



Мы с женой говорим на разных языках, но все равно по-русски.



Говоря о социальных достижениях немецкого государства, едва ли не в первую очередь следует упомянуть действия, направленные на то, чтобы пришельцы побыстрее адаптировались к немецкой жизни. В частности, все они (пришельцы) в обязательном порядке посещают шпрахкурсы, то есть языковые курсы: бесплатные, шестимесячные. Поэтому через полгода все новые жители страны уже могут хотя бы чуть-чуть «шпрехать». Или, во всяком случае, должны. Потому что часто получается как в анекдоте, когда на вопрос анкеты о знании немецкого языка один из наших земляков написал: «Разговариваю со словарем. С людьми — пока не могу».



На первых порах из-за слабого знания языка возникает масса забавного.

Пошла, например, наша соотечественница покупать свитер, или, скажем на западный манер, пуловер. Зашла в супермаркет, отыскала тот, что хотела… Всё в нем хорошо, но цвет уж слишком яркий, маркий. Ей бы что-нибудь серенькое или потемнее. А лучше всего черное. Подозвала она продавца и спрашивает, мол, есть ли у вас schwanz (имея в виду черный)? Тот посмотрел на нее как-то странно и ответил смущенно, что, конечно, есть. Она, ясное дело, стала напирать — так покажите!

Продавец окончательно смутился и быстро ушел…

Потом она узнала, что «черный» по-немецки — это schwarz, а schwanz — аналог популярного русского слова из трех букв…



Один наш земляк долго допекал жену: «Когда же я дождусь холодца?» И вот жена дрогнула:

— Ладно, — говорит, — сварю, а ты купи необходимые продукты.

Пошел мужик в магазин, долго бродил по торговым рядам в поисках свиных ушей (без них, оказывается, холодец не холодец!) и решил обратиться за помощью. Составил предложение по-русски: «У вас есть поросячьи уши?» Потом перевел его на немецкий и двинулся навстречу продавщице. Уставился ей в глаза и с чувством произнес:

— Sie haben Schweinohren (У вас поросячьи уши).

Та опешила.

— Sie haben Schweinohren, — громко, без ошибок повторил он.

Все покупатели стали поглядывать на нее и хихикать.

— Sie gehen viel zu weit, mein Lieber (Вы зашли слишком далеко, дорогой), — сказала она и быстро ушла.

А наш земляк еще долго стоял в растерянности:

— Откуда она узнала, что я пришел издалека? Почему убежала, так и не сказав, где эти самые уши?..



…Учитель дает слово, с которым нужно составить предложение. На этот раз было слово «Eskimo». Слово настолько простое, международное, что и переводить его не нужно. Все кинулись расхваливать, с каким удовольствием они его едят!

Учитель, однако, был в трансе — оказывается, «Eskimo» не что иное как «эскимос»! И почему все русские с таким наслаждением едят эскимосов, он понять не мог!



Один земляк рассказывал. Его мать увидела по телевизору иностранный фильм — дублированный на немецкий — и чуть не заплакала с горя:

— Ну ты посмотри, даже негры с китайцами бойко говорят по-немецки! А я ну ни слова выучить не могу!



Попутно расскажу про то, как Ленин осрамился…

Вначале краткий курс немецкого языка. Есть два очень похожих слова: «ауфтретен» и «аустретен», но означают они совсем разное: первое — выступать, а второе — ходить по большой нужде.

Так вот, в далекие восьмидесятые годы группа немецких туристов совершает экскурсию по столице Советского государства. Профессионал-экскурсовод рассказывает о Москве и ее достопримечательностях, а переводчица — молодая студентка иняза — пересказывает все на немецкий. Автобус подъезжает к зданию Моссовета. Экскурсовод показывает на балкон, с которого выступал Владимир Ильич Ленин. Переводчица же сообщает:

— А вот с этого балкона испражнялся («аустретен») Ленин…

В рядах туристов замешательство, и переводчица уточняет:

— Да, да, можете не сомневаться, именно с этого балкона испражнялся Ленин!..



На языковых курсах девушка читает текст. Естественно, вслух. Попалось ей заковыристое слово Staatsexamen, состоящее, как можно догадаться, из двух слов: государственный (Staats) экзамен (Examen). Но она увидела в нем знакомое словечко sex и прочла: Staat-sex-amen, то есть разделила на три части. Поскольку staat означает «вместо», Sex есть «секс», а Amen — это «аминь», получилось следующее умозаключение: вместо секса — аминь! Ну прямо как лозунг старых дев!

Преподаватель, услышав такое, на минутку задумался, потом философски заметил:

— Пожалуй, в этом есть какой-то смысл!..



…По местному телевидению показывают наш фильм «Особенности национальной русской охоты». Фильм идет на русском, а внизу — титры на немецком. И вот один из эпизодов фильма — генерал после вечерней попойки поднимается и говорит с чувством: «Дайте опохмелиться — трубы горят!» Внизу по экрану бежит перевод: «Я хочу выпить, мои батареи капут


* * *


Наши люди, уже поднаторевшие в немецком, спокойно изъясняются в русской среде по-русски, с немцами — «по-ихнему». Некоторые любят немецкую речь приукрасить отечественным матом. Но чаще земляки общаются на басурманском языке — смеси русского и немецкого.

Вот пример такого диалога (переводим только самое непонятное для полностью русскоязычных):

— Ой, Натаха, привет!

— Ирулька, ты, что ль? Тебя не узнать! Давай айнбисхен (немного) пошпрехаем. Куда ты подевалась?

— Да вот, всё арбайтен, арбайтен, арбайтен, как учил Ленин.

— Ты уже не шварцуешь?

— Натюрлих (естественно)! Я, Натусь, работаю: теперь я настоящий «директор тряпки» — пуцкаю в двух гешефтах, причем офи-ци-аль-но!!!

— Толь! Просто толь! Ирунчик, ты гений!

— А ты-то как? Ви гейтс (как дела)?

— Как видишь, нихт шлехт! Абер (но) сижу дома… Цуэрст (сначала) тоже путцала по-белому. Потом долго арбайтслозила (получала как безработная). Теперь вот «заслуженная социальщица» — получаю хильфу (помощь). И не жалею. Работать — хабе я кайне интерес. Лучше буду пуцкать по-чёрному или, как мужики, с пиццей возиться.

— А как твой ман?

— Он получает арбайтслозы и на стройке шварцует…

— Так вы не бедствуете?!

— Год зай данк (слава богу), нет! Но каждые драй монате — мельдовка (отметка) в арбайтзамте. Да и социальщиком быть не хочет. Вчера немец-нахбар (сосед) сделал ему ангебот (предложение): ихнему гешефту нужны новые кунды (работники) — «шперу» (отходы) вывозить. Так он раненько пофрюштюкал (позавтракал) и помчался антраг (контракт) подписывать!.. А твой-то как?

— Раньше рекламу разносил, сейчас работу нашёл.

— Не пьет?

— Пока не работал, пил, а сейчас он — хаусмастер (аналог управдома)! Стал важным, отрастил живот и тринкает (пьет) только бир (пиво).

— У Вальтера баух (живот)?! Толь! Он же всегда был поджарый…

— Живот большой, а ножки хилые… Натусь, а у тебя-то как с гезундхайтом (со здоровьем)?

— Нихт шлехт, абер иногда копфшмерцы (головные боли) мучают. Недавно забухала термин к арцту (к врачу)… Прихожу… Мой ферзихерунг (страховка) беэндет (закончилась), а на новый я только-только антраг поставила. И смех и грех!

— Да, ихь вайс (я знаю), менш (человек) их не интересует, им только страховку подавай!

— Ду хаст рехт (ты права): для них человек — дрек (дерьмо)!.. Ириш, наших-то встречаешь?

— Натюрлихь. Помнишь Галочку со шпрахкурсов? Ну, такую маленькую.

— «Киндерсюрприз», что ли?

— Рихтихь (правильно). Она всё ныла, что живет аляйн (одна). Я ей говорю: «Мужика зухай» (ищи). А она мне: «Ой, Ирина Николаевна, ихь пробире (я пробовала), абер не получается!»

— Так и не нашла?

— Нашла, но мужичок — прямо вице (анекдот): еще меньше ее, ростом со шрайбтыш (с письменный стол)!

— А я, Ирусь, айнмаль (однажды) видела Люську и Клавку из Москвы. Помнишь таких? Обе важные.

— Натюрлихь. Одна когда-то кранкеншвестерила (была медсестрой) и этим гордится, другая — вроде бы лерериной (учительницей) была.

— Толь, они! Задумали тетки на старости лет хайратен (женихаться) и стали мужикам телефонировать. Прочитали в анцайге (в заметке), будто для женщин — костенлоз (бесплатно), ну и кинулись шпрехать на халяву. Потом одна получила рехнунг (счет) на 185 евро, другая — аж на 300!

— Они не рехнулись?

— Чуть с ума не сошли, до сих пор кроют матом и Германию, и ту газету.

— Кстати, Натусь, ты не забыла Маринку?

— Дох! Помню, зи шён унд глюг (она красивая и умная).

— Рихтихь. Она фаст цванцихь (почти двадцать) кило сбросила! И всё из-за местных херров (господ). Тоже по газете подыскала себе одного. Принарядилась и поехала к нему. А он ей прямо с порога: «Гутен таг, становитесь на весы!» Они у него тут же в прихожей приготовлены. Взвесил Маринку и заявляет: «У вас драйсихь кило меер (больше). Так что ауф фидер зейн!» И даже не стал разговаривать.

— Да тот херр не одинок. Я видела гляйхе (подобные) анцайги не раз. Цум байшпиль (например): «Мужчина средней полноты, немец, познакомится с женщиной до 70 кг». И всё! Ничто другое этого гада «средней полноты» не интересует! Нур (только) килограммы!

— Вот и взялась Маринка худеть, чтобы стать «хюбше фрау» (красивой женщиной) на их манер!

— Ой, Ируська, ентшульдигунг (извини), ихь мус (я должна) бежать!

— Послушай лецте (последнюю) хохму. Собралась я тут древнюю фрау безухен (навестить)… Телефонирую, она мне заявляет: подари мне то кляйде (платье), в котором я была у нее на гебуртстаге (дне рождения)! Ферштеешь? Старухе под восемьдесят! Зачем оно ей?! Где ей в нем шпацирен (гулять)? По фритхофу (кладбищу), наверное?!..

— Ну, я побежала. Чус (пока)!

— Полный чус!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s