Лучшие письма читателей



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 3(17), 2021.


Г. Аликов

Я недавно прочитал сообщение, что роль первого из Чужих исполнил масай, у которого в результате редкой мутации были изменены пропорции тела: https://division—bell.livejournal.com/1854157.html. Это правда или преувеличение?

От редакции

Тут преувеличений и путаницы куда больше, чем правды. Во-первых, масаи живут главным образом в Кении и Танзании, а Боладжи Бадеджо был родом с противоположной стороны Африки, из Нигерии — и он не масай, а йоруба. Во-вторых, при серповидноклеточной анемии (ничего загадочного в ней нет: эритроциты ее носителей «неудобны» для малярийного плазмодия, и потому для человеческих популяций, обживших малярийные регионы в домедикаментозную пору, это была, как ни парадоксально, скорее ценная мутация) пропорции тела не меняются. Более того: при сколько-нибудь заметном ее проявлении у человека очень страдает физическое развитие. А козырь Бадеджо, позволивший ему «влезть в шкуру» ксеноморфа, как раз заключался в том, что молодой художник был чрезвычайно вынослив, ловок и силен. При этом он, конечно, обладал вытянутыми пропорциями — но они у антропологов не случайно называются «экваториальными»: это базовая особенность прежде всего коренных африканцев…

А. Шикова

Во время поездки в Париж (это было как раз перед всеми карантинами!) экскурсовод обещал, если успеем, показать нашей группе улицу «Ищи вчерашний день», упоминающуюся в «Трех мушкетерах». Но тогда это в программу не уложилось, а когда теперь удастся повторить — вообще неясно. Может быть, ваш журнал подскажет, что это за странное название, раз уж в «Горизонте» было столько статей по истории Франции?

От редакции

Наверно, все-таки не «Ищи вчерашний день», а «Ищи полдень»: Rue du Cherche-Midi, сейчас располагающаяся между станциями метро Saint-Sulpice и Falguière. Герои «Трех мушкетеров», конечно, метро не пользовались, но вполне могли там ходить, вот только они не называли эту улицу так, да и вообще никак не называли: она младше Дюма, а при мушкетерах была частью Rue de Vaugirard. Сохранившаяся застройка там немногим старше «обособления» улицы, т. е. тоже примерно времен Дюма.

Версий происхождения названия существует несколько. Самое популярное связано с французской пословицей «Chercher midi à quatorze heures» — «Ищи полдень во втором часу дня», что по смыслу близко к поиску ветра в поле или плачу по волосам после снятия головы… однако при чем тут именно эта улица? Наиболее вероятной представляется другая версия: улица «Ищи полдень» пролегает точно с севера на юг, на ней почти всегда идеальное солнечное освещение — и поэтому на стенах нескольких домов установлены солнечные часы. Так что там всегда можно было определиться со временем, а полдень — как бы «средоточие» дня…

Р. Е.

В связи с интересом «Горизонта» к теме снежного человека: посмотрите вот на эти средневековые изображения. Не слишком ли человекоподобна «обезьяна» из «Бестиария» Нортумберленда (ок. 1250—1260 гг.)?

И вот второе изображение: тут есть одежда, но ведь алмасты иногда встречают одетыми?

Правда, пальцы на ногах обезьяньи, а во втором случае и осанка тоже. Однако, может быть, это вольность художника?

От редакции

К сожалению, это именно обезьяны, маготы — бесхвостые североафриканские макаки (Macaca sylvanus: разве что видовое название роднит их с силенами, то есть в каком-то смысле и с реликтовыми гоминоидами). Их хорошо знали в средневековье и часто изображали, они вовсе не были далекой экзотической фауной: широко обитали в африканской части Средиземноморья. Возможно, в ту пору макаки местами сохранялись даже в Испании или Франции. Это еще не криптозоология, а всего лишь историческая зоогеография: фаунистический комплекс Атласских гор, основного местообитания маготов, в целом «испанский», не случайно там вплоть до исторических времен обитал такой европейский вид, как медведь. А Гибралтар (где сейчас тоже обитают маготы!) — в прямом смысле слова «перевалочная база», во время ледникового периода еще более доступная, чем теперь. Не случайно там и неандертальские останки найдены.

Впрочем, 10-килограммовых легко приручающихся обезьянок без труда можно было завозить и из Северной Африки, так что они сделались постоянными спутниками средневековых жонглеров. Во втором случае одежонка (капюшон) — элемент жонглерского «спецкостюма»: в этих труппах порой и дрессированные собачки, медведи, козы выступали в шутовских колпаках, с поясами и т. п….

В первом случае масштаб искажен, но для средневековых миниатюр такое не редкость. Изображен тут бродячий сюжет, часто фигурирующий в бестиариях и имеющий отношение скорее к нравственным аллегориям, чем к биологии: якобы обезьяны обычно рожают близнецов, при этом мать одного из детенышей любит, а другого — нет. Когда обезьяна замечает охотника, то бросается бежать и, не надеясь спасти обоих детенышей, любимого уносит перед собой на груди, а нелюбимого несет на спине, прикрываясь им, подставляя его под удар…

Вот еще пара миниатюр из других бестиариев, изображающих разные варианты этой темы:

На второй миниатюре «нелюбимого» детеныша спасает отец, но по той же схеме: ведя его за собой, а не впереди. Как бы там ни было, обезьяний статус персонажей не вызывает ни малейшего сомнения.

А вот образ «диких людей», когда средневековые художники за него берутся, очень сильно отличается от обезьяньего. Но об этом как-нибудь в другой раз…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s