От редакции. Криптозоология по переписке: диалог с читателями



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 1(15), 2021.


Похоже, у «Горизонта» появляется прототип еще одной рубрики, пусть пока не постоянной, но уже регулярной: см. прошлую статью «Криптозоология по переписке: диалог с читателями». Вероятно, журнал будет чередовать номера, в которые входят эти материалы, с другими, включающими материалы рождающейся рубрики «„Незамеченные“ встречи с реликтовым гоминоидом». Впрочем, наступивший год с первых же дней выглядит столь замечательно стабильным и предсказуемым, что долговременные прогнозы делать остережемся…


Сергей Зазирный

Я с этой темой соприкоснулся, когда жил на севере в реальной глуши: на Нижней Тунгуске. Сведений там не много, да я и не спрашивал. Слышал пару раз о встречах от местных эвенков.

Я лично реликтового гоминоида не видел, но четыре случая непонятных было. Слушая внимательно и постоянно материалы, публикуемые в рубрике «О криптозоологии на YouTube: „Горизонт“ рекомендует», понял, что можно соотнести эти случаи с темой.



Как я уже говорил, в конце 80-х в начале 90-х мне довелось жить в Эвенкии: посёлок Нидым. Первый раз видел цепочку следов вокруг посёлка. След оборвался возле свалки, там сильно натоптано было, куда он потянулся дальше — не искал. Что это был за след, я понял спустя много времени, но необычность заметил сразу. След был в снегу и поэтому нечёткий, но с очень маленьким развалом: так у нас называли закидывание ноги в сторону при ходьбе по глубокому снегу. Нам идти трудно, и мы ногу как бы уводим вбок, а он как будто гораздо выше поднимал колено и шёл словно на одной ноге. Я пытался прямо по следу идти, но оказалось неудобно: шаг был гораздо шире моего. Тогда ещё подумал, что так никто не ходит. Следы местных обитателей я знаю прекрасно.

Снегоступов у меня не было, а на лыжах тяжело очень, снег рыхлый в морозы, они проваливаются всё равно. Да и по тайге из лиственницы плохо идти с лыжами. Она плотная, деревья небольшие вроде, но близко друг к другу.



Второй случай был той же зимой. Напротив посёлка есть небольшой остров, кишащий зайцами. Там много тальника, они его любят. Я ставил там петли, немного: штук пять-шесть. Заяц, когда попадает в петлю не за горло, а, например, за ногу или туловище, сильно орёт. Если ночь тихая, то слышно далеко. На следующий день я ходил и проверял. Ловил столько, сколько съесть можно, не больше. И один раз прихожу утром — а заяц снят. Не оторван, не съеден собакой, как бывает, а именно распутан и забран.

Следы с длинным шагом пришли со стороны леса, а не посёлка. Мои-то остались, и, бывало, по ним собаки петли находили. А эти откуда пришли, туда и ушли. След опять нечеткий, так как снег глубокий и рыхлый. Мой след — как борозда идёт, а тот — вышагивает, как будто снег не 80 см, а 20.

Ночью в тайге на морозе кто-то пришел не по моим следам, а на звук, на крик зайца. Когда уже за – 50, ветра почти не бывает. Остров, на котором ставил петли, напротив — реку перейти. Если допустить, что это человек, то по такому морозу, по такому трудному снегу обойти вокруг острова ради какого-то зайца?! Для любого из местных жителей, русских или эвенков — исключено!!!

Не говоря уж о том, что там нельзя воровать. Застрелят. У нас замков даже не было, мы ломик к дверям ставили, это значит — дома никого нет.

Из-за того, что я ещё был всё-таки подросток, классе в восьмом, я не расспрашивал особо местных или охотников. Это сейчас я бы им душу вывернул…



Третий случай летом был. Недалеко от посёлка я поставил коптилку и на рыбалке коптил хариуса и сигов. Иногда ходил домой показаться. И в эти мои уходы заметил, что порой пропадает рыба. И мой пёс то со мной сидит, и всё нормально, то жмётся, скулит и потом вообще домой сваливает. Рыбу снимали аккуратно, не срывали: именно с палочек снимали, на которых она висит. Это можно сделать руками, животное не способно на это. Пропадало несколько в верхнем ряду: наверно, сколько в руки влезло. Если бы срывали животные, то как минимум весь ряд бы упал.

Местные так не сделают: я уже писал — воровать там не принято.

Собаку свою пытался повоспитывать дома, а мимо шел старый эвенк и спросил, чего пса наказываю. Я рассказал, а он говорит: «Ловишь рыбу — относи пару хариусов в лес и уходи».

Я в дальнейшем так и делал. Рыбу кто-то забирал, и собака больше не боялась.



И четвёртый случай «невстречи», хотя хронологически он первый, несколько раньше. Тоже летом. Ниже по течению есть ещё один большой остров. Там когда-то даже был пионерский лагерь, но в наше время давно заброшенный, разваленный. Мы во время каникул туда пацанами вчетвером плавали на моторке пошарить в этих развалинах. Там мало что целое осталось, а вот самое крайнее строение с видом на обтекание реки острова было почти целое. Шикарный наблюдательный пункт! И вот там на полу была какая-то лёжка: накидано мха, веток хвои, и видно, что всё примято. Стоял какой-то запах, напомнивший канализацию. Мне кажется, что того, кто спал в этой лежке, мы либо спугнули, либо чуть-чуть разминулись.

Бомжей в тех краях тогда не могло быть, да и после они не появились: не те края…



Были тогда и пропажи людей. Ничего не находили. Всё списывалось на медведя и на водку. Пьют там конечно, сильно, я не спорю — но всё списать на это нельзя. Кстати, по аналогии со «Злым духом Ямбуя»: не знаю точно, что значит Ямбуй, но у нас там есть гора Ямбукан и река с тем же названием. Место известно как гиблое и страшное.

Если в наших местах и обитали (может быть, до сих пор обитают?) реликтовые гоминоиды, то, думаю, их мало. Либо это вообще не места постоянного обитания, а транзитные пути: в Тюмень на западе или в Якутию на востоке. Хотя, может, потому и сведений у нас меньше, что плотность населения тоже меньше. Дорог не было совсем: либо лодка, либо вертолёт. Но очень мало болот, поэтому кормовая база относительно скудновата. Хотя голубики и брусники — тонны. Много леммингов. Ну и сам посёлок считался оленеводческим: стадо 17 000 голов, только пастбище не возле нас, а севернее.

В общем, прокормиться и спрятаться есть где…

От редакции

Анализ настолько грамотный, что почти нечего добавить. Четко подмечена характерная особенность: у реликтового гоминоида не только шаг длиннее нашего, но и «вытаскивание» ноги лучше организовано. В одном из следующих номеров мы попробуем провести параллели между этой походкой — и известными особенностями его анатомии.

Что касается местообитания в заброшенном пионерлагере — то, по ряду сообщений, гоминоиды и при действующих лагерях регулярно подкармливались (без труда оставаясь за пределами прямой видимости, разве что при случайных встречах), привлекаемые пищевыми отходами.

Ш. Д.

Могу рассказать о трех встречах. Две с интервалом десять лет — тогда еще в Ворошиловградской области тогда еще Украинской ССР, областной городок Красный Луч: он до сих пор так называется, хотя область и страна изменились. Третий раз, совсем недавно — небольшой поселок в Липецкой области (от редакции: автор сообщил нам координаты, но, поскольку это действительно совсем «свежая» встреча, мы не приводим название поселка; как и имя автора — по его просьбе).

Первый случай вы, наверно, не примете в расчет, потому что мне было всего 8 лет. Но я очень хорошо помню свое раннее детство.

Это был дом с садом, принадлежащий моему деду: фактически не в городе, а в поселке. У нас были гости с собакой. Собака мощная: кажется, американский бульдог, таких в СССР тогда почти не было, но гости — это мой дядька с кем-то из своей семьи, а он был собачник, держал серьезных псов, в том числе и кавказских овчарок. Она оставалась в саду, привязанная за поводок: помню, я, когда пришел домой, немного испугался, протискиваясь мимо.

Время — летние каникулы. Вечер, еще не ночь. Сидели за столом, услышали, как собака начала лаять, захлебываясь. Помню, все выбежали на улицу, а я с мамой выходил последним.

В итоге эта собака выскочила между мной и существом. Не знаю, отвязалась она сама или ее спустили с поводка.

Он сначала стоял в отдалении, в саду, а потом, когда понял, что мы его увидели, бросился бежать. Собака держалась так, чтобы, если он повернет, преградить ему дорогу ко мне, отпихивала меня боком, чтобы я все время оказывался за ней.

Он пробежал передо мной, наверно, метрах в пяти и, что называется, эффектно ретировался: перепрыгнул летний душ у забора, разгораживавшего наш сад и огородный участок соседки. Перед этим ему пришлось пробежать между беседкой и виноградником: помню, что он немного пригнулся и в результате не задел головой виноградные плети. Это примерно дает высоту: в том месте я срезал виноград, становясь на высокую табуретку и сильно вытягиваясь, поднимая руки, чтобы достать до гроздей ножницами. Роста я был, конечно, не взрослого, но как прикидываю — тот, кто пробежал там, слегка пригнувшись, в выпрямленном состоянии заметно превышал 2 м.

Мне показалось, что он был черный с белой или седой спиной, полностью покрытый шерстью. Больше ничего я не рассмотрел. Каких-нибудь особенных звуков или запаха не запомнил.

Сломал ли он что-нибудь в саду, я не помню, но дед очень сильно ругался на осетинском языке. Он был родом из Осетии, а на войне познакомился с бабушкой, она была русская. Когда я спросил у мамы, что дед говорит, она сказала, что это слово означает «варвар».

Соседка была пожилая одинокая старушка, она пускала ребят к себе в дом играть. У нее был чердак с круглым окном, и нам нравилось там бывать. На следующий день я рассказал друзьям, что было, и мы пошли к соседке посмотреть, не остались ли следы. Застали там как раз милицию. Следы были очень большие и глубокие, тянулись по вскопанной земле наискосок к забору, который вел на улицу. Дом соседки был в поселке крайним.

Вроде бы на следах можно было различить контуры пальцев, но деталей не помню. Милиция как-то эти следы фиксировала: кажется, гипсом не заливала, но фотографировала точно.

Кто-то тогда и упомянул снежного человека. Я не помню уже, кто, но все были уверены, что это был он. Домашние (а там, кроме деда с бабкой, жили мамины братья и сестры) боялись ходить ночью по двору — все, кроме деда. Он набил на заборе деревянные бруски с гвоздями. После этого нас никто не беспокоил.

Может быть, дед с бабушкой знал больше. Но спросить у кого-то уже не получится: и они, и мама умерли в течение нескольких лет, дом этот после их смерти продали, с той линией родни у меня связь прервалась.

Теоретически должны были остаться сведения в милиции, но я не думаю, что какие-нибудь «вещдоки», даже фотографии, сохранились до сих пор. А с учетом событий последних лет — тем более.



Второй раз я с этим существом (то есть, похоже, уже другим) встретился, когда мне было около 18 лет. Это было примерно в 1992—1993 гг., то есть я немного перепутал в начале, сказав, что дело происходило еще в УССР. Но тот же городок, тоже частный сектор, окраина — пусть и другая. Время года теплое, но не лето, а весна или осень.

Поздно вечером, фактически ночью, после 23:00, я шел домой, а передо мной метрах в 50 шли двое взрослых мужиков. Они свернули на окраинную дорогу возле закрытого уличного киоска, ярко освещенного стоящим рядом фонарем (это был единственный источник света вокруг), — и почти сразу, как скрылись за киоском, я услышал их вопли: «А! А-А-А!!!» Через секунду оба выбежали обратно и изо всех сил понеслись по темной улице назад, мимо меня. Я крикнул им: «Эй, что там?», но они не остановились и даже не оглянулись на меня. Ну, в 18 лет страха еще нет, даже когда надо бы, к тому же я был крепкий парень, натренированный боевыми видами спорта. И я пошел туда посмотреть.

Через дорогу от киоска рос пирамидальный тополь: большой, но не высокий, потому что его вершина была спилена на высоте примерно 8 м, и не густой, больших веток на нем не было. Я увидел, что почти с уровня верхнего спила на меня смотрят два глаза, светящиеся красным в темноте.

За некоторое время до этого по Красному Лучу ходила история (а может быть, байка), что из выступавшего в городе цирка сбежала пантера. Я тогда подумал о чем-то в этом роде. Даже странно, что не испугался. Прикинул расстояние между глаз — и подумал: ого, какая здоровенная башка! А потом и по этому, и по другому стало ясно, что передо мной не пантера.

Первые секунды, когда я его рассмотрел, он, получается, держался на тополе выпрямившись, стоя, отчасти был скрыт за стволом, но лицо выглядывало. Сразу начал спускаться. Этот спуск я описать не смогу, кажется, он был как бы винтообразный, потому что посередине его я в какой-то момент перестал видеть красные глаза. Но все остальное время, пока он слазил с дерева, не сводил с меня взгляда.

Когда он слез с тополя на землю, я понял, что рост его около 2 м, может, несколько больше. Но дело не в росте: очень мускулистое тело. Чувствовалась невероятная мощь.

Сразу, оказавшись ногами на земле, он передернул поочередно правым и левым плечом, но голова у него при этом осталась словно бы зафиксирована: взгляд оставался неподвижно уставлен на меня. Это немного походило на то, как бывает у сидящих птиц: крылья шевельнулись, но голова остается в прежнем положении. Она виднелась почти посреди плеч, в смысле — была глубоко посажена.

Он был на противоположной стороне обычной двухполосной дороги, чуть наискосок, то есть нас разделяло расстояние немного больше, чем ширина этой дороги: мы оба стояли на обочинах. Хорошо виден в свете фонаря на столбе рядом с киоском. Такое освещение не позволяет толком рассмотреть цвет, но, кажется, он был скорее тускло-коричневый, чем черный. Шерсть на всем теле, какая-то словно бы облезлая. На руках шерсть длиннее, чем на туловище. Половые органы не были заметны, но по всей фигуре понятно, что это взрослый мужчина.

Лицо темное. Нос, форму глаз, были ли видны уши, отличались ли волосы на голове от шерсти, покрывавшей тело, — не запомнил. Было ли что-то похожее на бороду — тоже: во всяком случае, нижнюю часть лица и рот она не закрывала.

Рот мне как раз запомнился. Он не был как у обезьян, хотя по выступанию челюстей и очертаниям губ — словно бы между обезьяной и человеком. Растянут в широкой, тупой улыбке. Кажется, были видны клыки.

Сейчас, смотря на произошедшее сквозь опыт прожитых лет, я вспоминаю это так, как если бы тогда смотрел в лицо убийцы. Во всяком случае, он стремился максимально напугать человека.

Потом он сделал ко мне шаг, одновременно сделав движение рукой. И я пустился бежать.

Дальше начинается словно бы мистика. Я не оборачивался, не видел его, но скажу так: мне казалось, что он преследовал меня до самого дома. Когда мы стояли лицом к лицу, он не издал ни звука, но на бегу я слышал что-то похожее на кошачье мяуканье — и думаю, что эти звуки издавал он.

Дома я застал свою собаку, зажавшуюся и скулившую в углу. Это была не комнатная собачка, а серьезный пес. А потом меня накрыло сумасшедшее чувство страха: я был уверен, что «этот» сейчас стоит на крыше надо мной. Сперва я не мог поднять голову, не помню, как добрался до стола с инструментами (не внутри дома, а во дворе), достал оттуда молоток и топор. Меня буквально колотило от страха. Потом я почувствовал прилив сил, как бывает, когда открывается второе дыхание, — и одновременно злость сменила страх. Я приставил лестницу к стене и взлетел на крышу. В этот время услышал, как задрожали ворота (они были металлические), словно кто-то перепрыгнул через них или, выходя, хлопнул. Побежал туда, кричал что-то ругательное… Но больше никого не увидел.

Не знаю, почему он не напал: я уверен, что, несмотря на свои спортивные качества, ничего бы ему не смог сделать. Честно говоря, думаю, что даже то, чем я вооружился, не помогло бы.

Пес меня встретил уже нормально. Но он вообще не лаял после этого несколько дней.

Был ли какой-то запах — не помню ничего, но вскоре меня сильно вырвало, и после этого долго болела голова.

Самое странное: он ведь пересек дорогу, а потом бежал по окраинным, но все-таки городским улицам… Как это возможно для снежного человека?



И за некоторое время до того был странный случай в Красном Луче — не со мной, а с моим старшим знакомым. Он ездил на шахту на велосипеде — спортивный был парень, и велосипед у него был спортивный, хороший, с большим количеством переключаемых скоростей: по тем временам у нас еще редкость. Так вот, он рассказывал, что во время такой поездки за ним погнался кто-то «огромный, мохнатый и вонючий». Этот мой знакомый использовал все свои навыки опытного велосипедиста, развил большую скорость — и не без труда, но сумел оторваться. Он не очень рвался рассказывать подробности, а я не очень всерьез к этому отнесся…



Третий раз его видели в окно и я, и супруга (но она не хочет об этом вспоминать). Это было совсем недавно: летом 2020 г. Мы снимали домик в поселке, вокруг там много заброшенных деревень с полуразрушенными домами, запустевших садов… Этот вошел ночью во двор и заглянул в окно. Стоя снаружи, я при росте 185 см доставал там макушкой до подоконника, а его лицо мы увидели посередине окна, то есть он где-то на две головы выше меня.

Ничего не сделал, показался и ушел, но было страшно. Чтобы оказаться во дворе, ему достаточно было перешагнуть символический заборчик, но он, видимо, подошел к окну не по прямой: утром я увидел, что сдвинута в сторону массивная скамья-качели (это требовало большой силы), которая не была у него на пути, если бы он двигался непосредственно от забора.

Были ли в тех краях еще у кого-нибудь такие встречи или, может быть, сад был как-то странно обнесен, собака испугана и т. п. — не расспрашивал.



Как вы думаете, может ли такое быть, что его привлекают определенные люди — или это совпадение? И где он может прятаться? Может быть, под землей, выкапывая себе укрытие? Или устраивает себе замаскированное логово в кроне деревьев?

А чем он питается так близко от городов и поселков?

От редакции

Вполне примем в расчет и первую встречу: 8 лет — достаточно сознательный возраст, чтобы такое запомнить и описать.

Как и чем реликтовый гоминоид может кормиться буквально за окраинами и даже на окраинах маленького городка? Ну, начнем с того, что это для него эпизодические «заходы». Но при этом основная его добыча — грызуны, лягушки, корни и стебли лопуха, кукуруза (очень любит заходить в поля, когда початки зреют, иногда по много дней оттуда не вылезает)… Часто посещает свалки за окраиной деревни или даже прямо в деревне, если можно туда ночью тайком добраться, — так что и «поселочные» окраины малых городков не представляют собой чего-то радикально нового, даже если приходится освещенную дорогу пересечь. Может силос и комбикорм попробовать, может — даже конский помет (там остаются питательные вещества): впрочем, рабочих лошадей сейчас встретишь чуть ли не реже, чем гоминоидов. Ваша первая встреча в саду — тоже классический случай.

Где он может скрываться? Вообще-то способен в кустах или высокой траве за несколько метров от тропы спрятаться — и не заметишь. Но, конечно, если где-то есть пещерки, заброшенные полуразрушенные здания на отшибе, заброшенные шахты — то там он тоже может оборудовать себе дневку. Постоянного логова у него, как правило, нет — бродит по каким-то своим маршрутам… Но в удобном месте, бывает, и по несколько дней живет, и дольше.

Нападает ли он на человека? Всякое, конечно, могло быть. Но весьма возможно, что в ваших случаях (даже втором, самом страшном) он просто любопытствовал, игрался, как подросток-хулиган. Получал от этого удовольствие. При этом он далеко не всегда имеет злые намерения, не обязательно даже хочет испугать: просто так уж вышло, что для нас он страшен. Пожалуй, вам повезло, что он решил уйти прежде, чем вы выскочили на него с молотком и топором. Но вообще до этого он, похоже, не собирался ни нападать, ни догонять.

Может ли быть, что его привлекают определенные люди? Порой привлекают: и те, кто его испугался (охотно повторит такую игру), и, наоборот, те, с кем он рассчитывает поладить — пообщаться (ему ведь бывает скучно, если «своих» рядом нет), а может, даже получить подкормку… Регулярно навещает и тех, кто живет там, куда можно незаметно подойти: на окраине, в сторожке, на отдельном подворье… Но в Вашем случае, насколько можно понять, все описанные встречи были с разными особями.

Р. С.

У нас в *** когда-то появился некий человек, который разжигал костры, где только мог, милицию вызывали, но она его поймать никак не могла, поскольку он до их приезда убегал. Это было еще в 90-х годах. Все думали, что это какой-то сумасшедший бомж, который палит костры, чтобы выжигать провода и сдавать медь в металлолом. Мне сосед говорил, что его надо поймать и убить, пока он кого-нибудь вместе с домом не спалил. Я ему сказал: «Ты что, с ума сошел: это же человек как-никак, надо поймать, но не убить, а обезвредить». И вот я один раз оказался на пустыре за городом случайно — и встретил этого «бомжа». Он прошел по тропинке мимо меня: роста довольно обычного, 185 см или около того, но выглядел совсем не как человек. Кожа серая, волосы темно-пепельного цвета, низкий лоб, надбровные дуги очень развиты, челюсти выдвинуты вперед. На нем было серое драповое старое пальто и шапка. Когда он мимо меня проходил, то смотрел вниз на землю и что-то бубнил себе под нос. На лице волосы были, но не больше, чем у шимпанзе. Кисти рук тоже в волосах. Я подумал: «Откуда только взялась эта обезьяна в пальто?», а потом только понял, что это тот самый «бомж». Он вид имел убогий, и ловить его желания не было, к тому же от него шел неприятный запах. Потом через неделю или две он пропал насовсем, и сведений о нем больше не было.

Я это написал к тому, что Станислав Дробышевский утверждает: все заповедные и редкие животные учтены, на них повешены бирки, и все о них известно. На самом деле мы даже людей еще не научились учитывать и определять, кто из них кто. Думаю, гоминиду скрываться от людей или даже быть какое-то время среди них совсем не сложно, как показал этот пример. Я когда спрашивал у людей: «Как вы думаете, почему у него кожа темная?», они отвечали: «Так он грязный, закоптился от костра»…

От редакции

Без уточнений трудно что-то сказать наверняка: этот случай, при всех допусках, совсем уж на грани возможного — но, пожалуй, не за гранью!

Вообще у нас пусть очень изредка, но появляются сообщения, что гоминоид может поддерживать огонь: например, подкладывать в него ветки из запаса, сложенного рядом человеком… Собственно разжигать костер ему нечем — но, возможно, он способен утащить головни из разведенных вокруг костров и устраивает «поджог» на новом месте? Как мы поняли из вашего описания, ситуация «палят костры, чтобы выжигать провода и сдавать медь в металлолом», была обычна.

Ну и опасения «надо поймать и убить, пока он кого-нибудь вместе с домом не спалил», тоже имеют параллели: нам известно одно подобное описание в Балкарии, правда, давнее, довоенное. Там подросток-алмасты регулярно наведывался в окраинную саклю, выгребал из протопленной печи уголья и разбрасывал их по полу (жизненный график обитателей горской усадьбы был таков, что помещение это, хотя и жилое, после закладки дров в печь на многие часы оставалось без надзора, а заросший дикий склон — прямо по ту сторону забора, считанные десятки метров). Несколько раз из-за этого возникал риск пожара. В итоге его подстерегли и убили, хотя с алмасты это делать, по народным обычаям, «не полагается». Рассказывал нам это внучатый племянник хозяина усадьбы, неохотно и без подробностей, до сих пор опасаясь, что тот эпизод может «обернуться к худу» для их рода…

А сведениями о том, что гоминоид может набрасывать на себя «позаимствованную» с просушки или со свалки одежду, нас тоже не удивишь: во всяком случае, тех, кто работает по Кавказу, где такой «симбиоз» довольно обычен.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s