Лучшие письма читателей



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 12(14), 2020.


Роман Локтин

Знакома ли вам эта статья: https://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0185306 — «Самоодомашнивание у Homo sapiens: выводы сравнительной геномики»? Это в чистом виде генетическое обоснование концепции проф. Поршнева. Поршнев выдвинул предположение об инстинктивном искусственном отборе, сформировавшем сперва подвид «хомо сапиенс», затем — вид… Как если бы мы с вами сидели на зоне, а урки нас отбирали на «консервы»…И вот теперь — современная научная статья о генном обосновании «одомашнивания» хомо сапиенс (которое Поршнев называл инстинктивным искусственным отбором).

От редакции

Нет, результаты этого исследования все же фактически не перекликаются с тем, что Б. Ф. Поршнев в работе «О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии)» называл «самоодомашниванием». Согласно Поршневу, основной движущей силой на эволюционном пути от обезьян к человеку был страх быть съеденным своими же сородичами, фактически запустивший соревнование между растительноядной и хищной частью прачеловечества, не прекратившееся и тогда, когда последнее доросло до обработки камня. Согласно этой концепции, первые войны между праплеменами возникли раньше, чем охота на животных, и представляли собой по сути охоту на представителей иного племени, причем осуществлялась она силами «растительноядных», но по воле властвовавших над ними «хищников»-каннибалов. Лишь впоследствии развитие орудийных навыков сделало охоту на четвероногих более эффективной, чем на двуногих…

Для тогдашней палеоархеологии и антропологии эта концепция не выглядела полностью невозможной. Но сейчас ситуация изменилась.

Если же говорить о статье «Self-domestication in Homo sapiens: Insights from comparative genomics», то там идет речь о вещах по сути противоположных. А именно — о возникающем в популяции отборе на тип мозга и формы поведения, способствующие дополнительной дружелюбности, любознательности, внимательности, более высокой социализации. Все это в каком-то смысле «неотенические», ювенильные варианты — которые и телесно сопровождаются более изящным телосложением, отличавшим наших предков от других видов Homo, включая неандертальцев.

В данном случае лучше всего отнестись к этой идее Поршнева так, как в антропологической генетике относятся к Кавалли-Сфорца: он титан и учитель, он двинул науку в том направлении, которое его последователи довели до современного уровня знаний, без него они бы на этот путь не встали… Но при всем при этом конкретные предположения Кавалли-Сфорца, на уровне генетики 1990-х выглядевшие революционно смелыми, оказались, как теперь ясно, не просто неточны, а «анти-верны», с точностью до наоборот. Ну и его ученики, будучи людьми настоящей науки, понимают, что плохую же услугу они окажут своему учителю, если будут развивать антропологическую генетику «по нему», отстаивая его ошибки, а не достижения.

Татьяна Васильева

Узнала про академика Николая Александровича Морозова, что он был снайпером на Великой Отечественной войне и, видимо, самым пожилым ее участником: 88 лет. Вопрос: насколько это правда? На эту тему есть противоречивые мнения. Посмотрите обсуждение вот на этом форуме: https://forum.guns.ru/forummessage/2/2565287.html. Там приходят к выводу, что такое вряд ли возможно. А что думаете вы?

От редакции

На самом деле их сомнения в принципе разрешимы. Участники форума — специалисты по стрелковому оружию, а не по биографии Морозова и истории советской науки, потому они упускают ряд факторов:

1) Как он мог выучиться на снайпера, где тренировался и почему вдруг вообще решил освоить столь странную для старого ученого специальность? Но как раз у Морозова в описываемое время со всем этим проблем нет: он ведь директор института им. Лесгафта, а там, помимо прочего, проводились исследования на тему физической выносливости, скорости, силы и т. п. Вообще этот институт к предвоенному времени стал даже более «физкультурным», чем то было в планах его основателей (их интересовала возможность научных исследований «на стыке» признанных направлений). С самого начала ВОВ понятие «лесгафтовец» было почти синонимично нынешнему «спецназовец». Это, конечно, касалось в основном студентов и молодых сотрудников; однако если до войны более чем пожилой, но еще очень крепкий (и, кстати, с «революционной биографией») директор вдруг захочет пройти курсы по одной из боевых дисциплин — ему это устроят. И не потребуют сдавать кросс с полной выкладкой. И даже на очки закроют глаза (каламбур). А при настраивании прицела он свои дефекты зрения учтет и ползти с винтовкой сможет (Морозов действительно был в отличной физической форме, даже когда ему миновало 85). А учитывать влажность, температуру, скорость ветра — так и вовсе лучше молодых сумеет.

2) Как его пустили на фронт? Ну, собственно, как снайпера его и не пускали: Морозову разрешили оказаться на линии огня для испытания изобретенного им нового оптического прицела, который якобы мог дать гораздо лучший эффект, чем принятые на вооружение, но был еще капризен и непременно требовал личного контроля со стороны изобретателя. «Якобы» — потому что прицел был самый обычный, Морозов эту легенду специально выдумал, чтобы получить разрешение.

(Во всяком случае, так это описывается в версии, которую принято считать официальной, — и каких-то принципиальных «невозможностей» тут не видно.)

При других обстоятельствах это не прошло бы — но 1941 год, самые страшные месяцы… а Морозов — директор того самого института, откуда физкультурников сразу начали брать в особые подразделения… Ну и, наконец, Морозов — не такая уж знаковая фигура, чтобы над сохранением его жизни в те месяцы как-то специально тряслись. А испытания в полевых условиях выигрышного прицела — дело действительно важное.

3) Как он уцелел и почему нет воспоминаний однополчан о его участии в боях? Тут вступают в силу грустные закономерности: даже если престарелый академик и «не такая уж знаковая фигура», все же знаковая. Да еще и потенциально важные испытания проводит. Его, надо думать, как-то подстраховывали, бросили не в самое пекло, а на относительно малоопасный участок (другое дело, что ТОГДА даже самый «курортный» из таких участков ежечасно мог превратиться в мясорубку!), дали дополнительные инструкции командованию… Да и отозвали с фронта, даже согласно той же официальной версии, через считанные недели (опять-таки: ТОГДА даже считанные дни и даже не на самом опасном участке далеко не всякому удавалось продержаться!).

А та часть, откуда его отозвали, — это ведь одно из ополченческих формирований. И если потом оно действовало наравне со всем остальным ополчением (а как иначе?), то очень вскоре могло и не остаться кому вспоминать…

И, кстати, известно, что в начале 1942 г. у Морозова было диагностировано воспаление легких, здоровье резко пошатнулось на несколько месяцев, его самолетом доставили в Москву, некоторое время он провел в Кремлевской больнице. Как раз получается — сразу после возвращения с фронта.

С другой стороны, согласимся, что странно, отчего даже на исходе советского времени об этой стороне его деятельности никаких сведений вообще не было. А ведь публикаций о Морозове тогда было не так уж мало, да и ситуация — отнюдь не из тех, которую скрывают… И младшие современники, общавшиеся с ним во время ВОВ, о таком в своих последующих мемуарах не вспоминают: профессор Стрельников, зам. мин. тяж. маш. Виноградов, академик Вольфкович… Ничего опровергающего в их воспоминаниях тоже нет, все они виделись с Морозовым позже ключевых месяцев, но…

Интересно, где и когда впервые появилась информация о Морозове-снайпере? Кажется, уже в годы Интернета!

Найя Диним

По поводу https://www.youtube.com/watch?v=hq6IN1cgyXs&feature=youtu.be?

Мне вот не понятен настолько живой интерес криптозоологов (или правильнее сказать — гоминологов?..) к гибели тургруппы Дятлова. Это только на Смолинский семинар, а это, как я понимаю, совсем небольшое сообщество, уже как минимум три варианта «версии снежного человека». А что из этой версии, если не записывать её с ходу в фантастические, можно такого вот прям полезного извлечь для криптозоологии? Что можно наковырять из свидетельств очевидцев, хотя бы некоторых — это понятно: что-то общее про видовые повадки или даже привычки конкретных особей, какую-то небесполезную для поиска информацию, если повезёт раздобыть свежую историю. А что в данном-то случае? Что крупный зверь (если он реален, конечно), весом ориентировочно в два-три центнера, а то и больше, способен напугать-помять-убить человека? Что он может очень агрессивно отстаивать свою территорию или семейство защищать? А что, если туристы не погибли бы, то никому настолько очевидные вещи в голову не пришли бы? Вот серьёзно, непонятно, что гоминология пытается выжать из гибели группы Дятлова.

От редакции

Сказать «гоминологов» не правильней. Те, которые начинают отрицать значимость криптозоологии и переходят к именованию себя «чистыми» гоминологами, рано или поздно с печальной закономерностью вступают в астральные контакты с гоминоидами из иного пространства Гипербореи через рунические порталы Атлантиды посредством торсионных полей планеты Нибиру.

Что до криптозоологов, пусть и специализирующихся преимущественно на теме реликтового гоминоида, то нам действительно есть что сказать — а также есть с чем поспорить в общепринятых версиях.

Кстати, если тема в самом деле вызывает повышенный интерес публики, то в удовлетворении его (без потаканий любителям сенсаций) ничего плохого нет. Это не «хайпожорство», а забота о деле. Результат налицо: в ходе обсуждений и обмена комментариями удалось выйти на ряд недавних очевидцев, а также на возможные места современных встреч. Что определяет направления работы на экспедиционный сезон.

Ширяев Иван Борисович:

Несколько ранее середины ноября я обнаружил на даче небольшого, размером с мелкую кошку, приземистого черного зверя, который громко щебетал и стрекотал, как пара сорок, только ночью. Я так и подумал — птицы! А посветил фонариком и увидел убегающую зверюшку.

Пару суток спустя вновь видел этого зверька, он молча шмыгал по огороду. Не думаю, что эта зараза особо хищная, потому что толстые садовые кошки её игнорируют. Так что плюнул и выпустил оставшихся уток на ночь гулять, пока погода теплая. Зверек их не тронул: или мелковат (утки крупные, килограммов по 4—5, могут и затоптать), или был не голоден…

Больше он не показывался: возможно, две моих кошки его все-таки прогнали. Они в норме слишком откормленны и вальяжны, чтобы кем-то меньше козы интересоваться, но охотничьи навыки не утратили: иногда на крыльцо кладут мышь или крысенка.

Не пойму, кто же это был такой? Лисы так не щебечут, хорьки тоже. Если только карбыш? Но что он в холод на поверхности земли делал?

От редакции:

Хорьки как раз щебечут, вообще очень странные звуки издавать умеют, куньи на это горазды. Вот тут послушайте: http://mp3hunter.ru/audio/horek/ — подходит? 

Выдра и вовсе «поет», ее тоже можно послушать на этом сайте (справа колонка с голосами разных животных). Но это зверь куда более редкий, потом, хотя от воды она порой забирается довольно далеко, все же где-то в пределах досягаемости эта вода должна быть. К тому же для выдры размер утки — не проблема, а кошка — не угроза.

Своеобразные звуки издает и барсук, однако вряд ли его можно принять за «кошкообразное» существо. Да и спать ему в ноябре надо.

Хомяку (карбышу) точно в это время года на поверхности земли не место, к тому же он зверек не собственно ночной, хотя достаточно захватывает темное время суток. Потом — он, конечно, заметно меньше кошки, даже если по боеспособности с иной сравним… Хорек тоже меньше — но в темноте может показаться соизмеримым (куда в большей степени, чем хомяк).

В принципе можно смоделировать ситуацию, при которой хомяк может шастать в это время и года, и суток: если у него исчезла (затоплена, срыта бульдозером и т. п.) кладовая с припасами. Он спит не мертвым сном, а пока не оголодает: не может набирать жир на все зимние месяцы, как сурки или суслики. Тогда просыпается, идет в отнорок с накопленными припасами, доводит себя до кондиции — и снова в сон. Если же снова набрать жир не за счет чего, то может повести себя как медведь-шатун: с нарушением всех правил поведения, ибо уж слишком «не до жиру» во всех смыслах.

Вот кто еще временами «щебечет» — енотовидная собака. На том сайте ее нет, слушайте тут: https://clubhunters.ru/zvuki-golos-enotovidnoj-sobaki-krik-laj.html. Среди них встречаются особи и темные, и размером с кошку (хотя обычно выглядят больше), а главное — теперь их повсюду встретить можно.

Но все же наиболее вероятная кандидатура — хорек1.

Илья Трейгер

В «Горизонте» неоднократно звучали очень критичные формулировки по поводу инфразвука, который якобы не может издавать никакой биологический объект: дескать, «для этого он должен быть размером с крейсер». Должен вас серьезно огорчить: вас по этому поводу очень неквалифицированно проинформировали. Никакого генератора размером с крейсер для этого не требуется. Я сам лично, еще будучи студентом МАИ, собирал такой электронный генератор с колонками для отпугивания алкоголиков во дворе. Прекрасно работало. Тогда же нам в лаборатории МАИ демонстрировали инфразвуковой свисток, который просто надевался на выхлопную трубу легкового автомобиля.

Сейчас в Интернете без труда можно найти несколько элементарных схем таких конструкций.

Генератор размером с крейсер нужен, чтобы разогнать мощность, требующуюся для реального органического воздействия на внутренние органы. Но для воздействия не органического, а функционального достаточно карманного воздушного свистка. Такую малую мощность генерируют практически все животные, причем даже достаточно мелкие. В частности, именно так моя маленькая такса вполне эффективно отпугивала подвыпивших хулиганов, пристававших к моей тогда еще 12-летней дочери. Фактически она вызвала у них дискомфорт рычанием: очень тихим, на пределе слышимости, и находилась собачка при этом метрах в трех от них. Но они испугались, обернулись на таксу. И как себя должны были повести подвыпившие мужики, увидев маленькую собачку? Пнуть ногой. Однако вместо этого они предпочли торопливо удалиться с испуганными лицами.

И это не я определил, что она генерирует инфразвук: сначала мне это объяснила зоопсихолог, а потом на приборах подтвердили звуковики к/с «Мосфильм». То есть подобные свойства животных — штука доказанная. Иными словами, есть инфразвук, и есть инфразвук: вопрос в мощности. И воздействие воздействию тоже рознь: органическое и чисто функциональное путать не следует.

И потом, здесь есть еще один момент. Если кто-нибудь сделает акустический свисток «размером с крейсер», то получится широкополосный генератор — а если мощность маленькая, то это будет работать только с точечной направленностью. Но для того, чтобы не убивать, а вызвать дискомфорт на расстоянии многих метров или даже десятков метров, особой мощности не надо. И это действительно способно объяснить определенную часть «загадочных случаев».

От редакции

Тут нам и сказать нечего. Разве что смиренно признать свою ошибку…


1 Этот номер журнала уже готовился к выходу, когда мы получили ответ: щебетание и стрекот действительно похожи на звуки, издаваемые хорьком. Зверек на даче, правда, был гораздо более громогласен — но хорек вполне может «раскричаться» громче обычного. Так что вопрос, видимо, решен.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s