Жанна Ивченко. Шпионка, которая навсегда закрыла публичные дома во Франции



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 11(13), 2020.


Марта, в девичестве Бетенфельд, родилась 15 августа 1889 г. во французском городе Нанси, но она не этническая француженка: её родители немецкого происхождения. Отец работал на пивоварне, мать была домохозяйкой. В юные годы Марта Бетенфельд несколько лет воспитывалась в католическом учреждении (и тут внезапно вспоминается другая красивая и сексуальная девушка, которая тоже воспитывалась в католическом учреждении — монастыре, а позднее стала известна под оперативным псевдонимом Миледи). Но долго зубрить молитвы и учиться вышивать крестиком Марте не пришлось: уже в 14 лет её отдают в ученицы в мастерскую по пошиву брюк. Однако рано созревшую девушку то, что в брюках, интересовало куда больше, чем искусство шитья на швейной машинке. Вскоре Марта убегает из родительского дома. В мае 1905 года её задержала полиция нравов за приставания к мужчинам на улице и вернула родителям. Правда, ненадолго: шестнадцатилетняя девица снова удрала — и на этот раз навсегда.

Причиной бегства стала любовь: Марта безумно влюбилась в красавца-итальянца, человека искусства, скульптора, страстного, яркого и пылкого. Как он обнимал, как обещал небо в алмазах! Надо только немного поработать на панели, совсем чуть-чуть, и все устроится. Пока Марта стояла на тротуаре, поджидая клиентов, красавец-итальянец вел переговоры с владелицей солдатского борделя. И как только они сговорились о цене, продал влюбленную в него девушку. Увы, «скульптор» оказался самым банальным сутенёром.

Любой, кто читал «Яму» Куприна, имеет представление о солдатских борделях — именно туда боялись попасть героини книги, поскольку это были заведения самого низшего разряда. В сутки их работницам приходилось пропускать через себя до 50 клиентов, состояние здоровья которых, как правило, никто не проверял. Не проверяли и самих проституток. Марта так и не узнала, кто заразил её сифилисом, но парадоксальным образом этот человек помог ей изменить жизнь. Марта, в свою очередь, заразила какого-то солдата, который заявил об этом в полицию (где она с 21 августа 1905 года состояла на учёте как несовершеннолетняя проститутка). Спасаясь от уголовного преследования, она сбежала в Париж, где ей крупно повезло.

В столице Марта вылечила дурную болезнь и пошла работать в так называемые «общественные бани» на улице Годо-де-Моруа — публичный дом, где проституток эксплуатировали нещадно. Там сентябрьским вечером 1907 г. она познакомилась с Анри Ришаром, комиссионером на рынке Ле-Аль. Он увидел, что этой красивой девушке всего 18, и понял, что она не совсем потеряна для общества. А ещё она ему очень понравилась, настолько, что мсье Анри взял Марту на содержание и после 8 лет совместной жизни официально женился на ней 13 апреля 1915 г.

Марта в расцвете мирной красоты. Такой она была не всегда…

Марта оставляет прошлое позади, осваивает светские манеры и становится респектабельной дамой Прекрасной эпохи. Она даже попыталась убрать свою карточку из национальной картотеки проституток, но ей в этом отказали. Впрочем, не в характере Марты было переживать о несбывшемся, тем более что её захватила новая страсть — авиация. 23 июня 1913 г. она получила лицензию пилота № 1369, став шестой француженкой, обладающей правом управлять летающими средствами, а муж купил ей небольшой самолет.

Марта успешно участвовала в авиашоу в Нанте, Шато-Гонтье и Порнике, вызвав восторг журналистов, давших ей за решительность и хрупкость прозвище «Жаворонок». Позднее она осуществила ряд полётов на дальние расстояния в Бургундии и Швейцарии, причем один из них чуть не стал для нее роковым: 31 августа 1913 г. при посадке на неподходящую местность храбрая авиаторша получила тяжелую травму и провела 3 недели в коме. Тем не менее уже 5 февраля 1914 г. на своём новом самолёте Марта возобновила тренировки.

После аварии, едва не ставшей роковой, она снова вернулась в небо

У неё был амбициозный план: побить женский рекорд в дальности полёта, перелетев из Ле-Кротуа, где река Сомма впадает в Ла-Манш, в швейцарский Цюрих. Потренировавшись, Марта поняла, что после травмы такой перелёт в полном объеме ей не по силам. Но из любой ситуации есть выход: Марта с авиамехаником долетела до бургундской деревни, посадила самолет, разобрала его на части (если вы видели фотографии этих фанерок, то поймете, что это было вполне возможно), погрузила разобранный самолёт в поезд и приехала в Швейцарию. Там она снова его собрала, взлетела и приземлилась в Цюрихе.

После начала Первой мировой Марта основала Патриотический союз французских лётчиц (l’Union patriotique des aviatrices françaises), рассчитывая стать военным лётчиком, но её не взяли в армию. Её муж ушёл на фронт и в мае 1916 года погиб под Верденом. И тогда Марта решает сквитаться с немцами по-другому и идет работать в разведку. Её непосредственным руководителем становится глава контрразведки, тот самый капитан Жоржа Ладу, который завербовал Мату Хари. Ладу присваивает ей кодовое имя «Жаворонок», даёт невидимые чернила, снабжает контактами и направляет на различные задания с июня 1916 года по сентябрь 1917 года.

В качестве одного из заданий она отправилась в Испанию, на курорт Сан-Сабастьян. Как сообщает Википедия, там Марта познакомилась с военно-морским атташе Германии в Мадриде бароном Гансом фон Кроном, быстро стала его любовницей и сумела раздобыть много ценной информации. В частности, она «получила сведения о намерениях Германии организовать во Французском Марокко восстание, а также узнала о тайном проходе в Пиренеях, которым пользовалась немецкая разведка. По приказу фон Крона Марта Ришар открыла салон красоты „Зеркало жаворонков“, который немецкая разведка собиралась использовать для маскировки шпионов и отправки их во Францию. Действия Марты Ришар помогли французской контрразведке выловить всех немецких шпионов».

А потом Штирлиц вернулся на родину и попал в застенки НКВД… стоп, это другая история. Арестовали не Марту, а ее шефа Ладу. Его заподозрили в том, что он двойной агент. Соответственно, агентуру Ладу попросту отстранили от работы: всем спасибо, все свободны. И тут вспоминается другая женщина, работавшая на французские спецслужбы, — та, которую звали Никита, — и её последний разговор с её наставником Бобом: «Ты нездоров, Боб, ты должен знать об этом». У людей, которые долго живут в этом мире лжи и интриг, действительно со временем едет крыша, так что Марта, можно сказать, легко отделалась. Она не получила награды за свои подвиги, но психику сохранила в целости и сохранности.

Богатая, всё ещё красивая и весёлая вдова принялась жить в своё удовольствие. В 1926 г. она выходит замуж за англичанина Томаса Кромптона — финансового директора Фонда Рокфеллера — и уезжает с ним в Англию. Когда он неожиданно умер в 1928 г. в Женеве, Марта переехала в Буживаль, где жила открыто и принимала гостей. Учитывая свободу французских нравов, никто не удивлялся, что у почтенной дамы есть любовники. Одним из них был видный политик Эдуард Эррио, который трижды занимал пост премьер-министра, так что можете представить, птицей какого полета стала бывшая девочка из солдатского борделя.

Тем временем оправданный капитан Ладу издал свои мемуары, повествующие, среди прочего, и о работе агента «Жаворонок». Марта прочитала их и пришла в ярость: она же знала, что всё было не так! Её заслуги остались недооцененными, её поступки изображены в искаженном свете. Ничего не оставалось, как написать собственную книгу. Ее мемуары «Моя жизнь шпионки на службе Франции» мгновенно стали бестселлером, а их автор — национальной героиней. Под давлением средств массовой информации Эдуард Эррио в 1933 г. вручил овдовевшей мадам Кромптон орден Почетного легиона. А в 1937 г. по ее книге был снят художественный фильм.

Капитан Ладу вручает «агенту Жаворонок» свои мемуары. Марта пока что не прочла их, поэтому еще держится спокойно

Но на пороге уже стояла новая война. Во время Второй мировой войны Марта Ришар участвовала в движении Сопротивления, была схвачена и отправлена в Германию, откуда с триумфом вернулась на родину после победы. В 1945 году, теперь известная как «героиня двух войн», она была избрана в муниципальный совет 4-го округа Парижа.

13 декабря 1945 года Марта представила свой план закрытия публичных домов в районе Иве. Предложение было принято, и они были закрыты в течение трех месяцев. Ободренная Марта начала кампанию по искоренению проституции во всей Франции — и добилась успеха. 13 апреля 1946 г. был принят закон, известный как «закон Марты Ришар», положивший конец тысячелетней истории французских публичных домов. 1400 публичных домов были закрыты, в том числе 180 в Париже. Конечно, это не означало исчезновения проституции как явления, но наиболее тяжёлая форма сексуальной эксплуатации стала незаконной.

Хотела ли Марта в глубине души, отменив бордели, отменить и своё прошлое? Возможно. Но несомненно, что ею двигали и более благородные мотивы. Деятельность Марты вызвала бурную реакцию в обществе, и нашлись люди, пожелавшие ей отомстить. Редактор журнала Le Crapouillot обвинил ее в причастности к организованной преступности, контрабанде ювелирных изделий, а также в сокрытии преступления. Инспектор национальной безопасности Жак Деларю, специалист по ложным героям войны, расследовал обвинения и в 1954 г. признал их ложными.

Когда шум вокруг ее имени подутих, Марта смогла предаться литературной деятельности. Став сперва респектабельной пожилой дамой, а потом и элегантной старушкой, она писала эротические романы. Как мило, как по-французски. Писала Марта ради собственного удовольствия, а не ради денег: денег у неё было более чем достаточно. Время от времени она давала интервью прессе, рассказывая о своих подвигах, и выпускала обновлённые версии мемуаров. Позднее историки начнут доказывать, что старушка много сочиняла. А даже если и так: как говорят итальянцы — «если это и не правда, то хорошо придумано». Главный факт — её работа на французскую разведку — никем не оспаривается, а детали с течением времени всегда теряют четкость очертаний.

Скончалась Марта Ришар 9 февраля 1982 г. в Париже в возрасте 92 лет. Вне сомнения, уж кому-кому, а ей до самого последнего дня было что вспомнить. И когда я слышу знаменитую песню Эдит Пиаф «Non, je ne regrette rien», мне кажется, что она могла быть ее гимном.

Путь пройден почти до конца… Но разве это что-то значит?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s