Генрих Мамоев. Троянская война: тень реальности сквозь пелену мифов



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 11(13), 2020.


«Илиада» всегда вызывала двойственные чувства. С одной стороны, сражения, герои, боги, а с другой — странная причина войны, длившейся целых десять лет: Елена, называемая Прекрасной. Было непонятно, какого черта ввязались в войну практически все ахейцы, бывшие не в самых приятельских отношениях с ее вторым мужем, спартанцем Менелаем, которые только и жили тем, что грабили ближних и не очень соседей, облагали данью и сами похищали женщин, только покажи. Но Гомер утверждал, что вся Греция поднялась на войну с Троей из-за коварного Париса, соблазнившего бедную замужнюю женщину, и хоть это не так, пару слов об этой женщине, перед тем как перейти к основному, сказать все же стоит.

Впервые о Елене упоминается в связи с подвигами Тесея, который, как и всякий настоящий герой, похитил 12-летнюю девочку из Спарты и увез ее в Афины, где она прожила несколько лет, пока братья Кастор и Полидевк не вернули ее отцу. Она уже была беременной и вскоре родила Ифигению, через 16 лет принесенную Одиссеем в жертву Артемиде, чтобы та наслала ветер и ахейцы смогли наконец отправиться на войну1. Есть версия, что в последний момент девушку заменили на козу и сама Артемида перенесла ее на облаке в Тавриду (Крым), но это не так важно, поскольку сейчас речь о ее матери, в отместку за побег которой греки, собственно, и зарезали невинную девушку. К этому моменту Елене уже около 30 с чем-то лет.

Война с Троей длилась больше девяти лет, за время которой Елена успела выйти замуж за другого троянца Деифоба, поскольку похитивший ее Парис был убит. Затем вернувший жену Менелай отправился в Египет (по другой версии, не вернул и отправился в Африку как раз потому, что Елене удалось сбежать), еще десять лет грабил египтян, пока не надоело, после чего с добычей и Еленой он возвращается в Спарту. Елене уже за сорок.

В Спарте Менелай благополучно погибает в борьбе за трон, который у него вполне объяснимо отобрали, а Елену выгоняют. Она бежит на Родос к своей знакомой Поликсо, вдове Тлеполема, сына Геракла (также в свое время сватавшегося к Елене), и живет там несколько лет, пока Поликсо вдруг не вспоминает, что именно из-за нее под стенами Трои погиб ее муж. Неизвестно, что там произошло, но Поликсо решает убить ее.

По одной версии, Елену убивают служанки приютившей ее правительницы острова, по другой, вместо Елены убили служанку, одетую в ее платье, по третьей, родосской версии, ослепленный ее неувядающей красотой, на ней женится… Ахилл, убитый, как известно, под Троей все тем же Парисом! Что выглядит довольно странно, ведь Елена успела родить Деифобу (второму троянскому мужу и четвертому, включая Тесея) ребенка, на которого, как ни крути, а еще девять месяцев вынь да положь, не говоря уже о положенном годовом трауре, в течение которого вдовы не могли выходить замуж. При этом известно, что Парис был убит чуть ли не при похищении Одиссеем и Диомедом из Трои статуи-оберега Афины Паллады после того, как они проникли в Трою, спрятавшись в брюхе деревянного коня (о нем ниже), то есть в самом конце войны, и откуда взялись еще почти два года, совершенно непонятно.

Избежав смерти на Родосе, Елена зачем-то ищет Ореста, едва не прирезавшего ее еще в Трое, прибывает на остров Левка в устье Дуная, где ее находит зарезанная Одиссеем почти 30 лет назад дочь Ифигения, которая приносит свою мать в жертву Артемиде, когда-то настоявшей на убийстве самой Ифигении. Сам черт ногу сломит от переменчивости богов. Елене уже за 60, но и это не конец истории, поскольку в нее влюбляется какой-то фракиец, воевавший много лет назад с ахейцами под Троей. Тогда не влюбился, когда ей было между 30 и 40, а тут, понимаешь, сон потерял. Она выходит замуж в пятый раз, и на этом упоминания о Елене обрываются, если не считать мифов о ее превращении в древесную нимфу Дендритиду и еще одной гибели от рук морской нимфы Фетиды. Та еще, кстати, тетка, прославившаяся тем, что за нее спорили главные боги Зевс и Посейдон, а также, что шестерых своих сыновей от Пелея она опускала в кипящую воду, желая проверить, не бессмертны ли они. Лишь седьмому удалось избежать «проверки котлом», потому что Пелею в конце концов надоело жить с чокнутой и он прогнал ее, сохранив тем самым жизнь седьмому сыну, которого, если что, звали Ахиллес! Словом, жизнь у Елены была насыщенной, или как же скучно мы живем.

Но кроме Елены, послужившей матримониальным поводом к войне, были и другие, сугубо экономические причины. Грекам хотелось получить контроль над проливами, чтобы колонизировать плодородные земли Малой Азии, а занимавшая географически очень выгодное положение Троя мешала в осуществлении этого плана.

Война началась, как принято считать, в середине XIII века до н. э., а закончилась, если верить Гомеру, победой греков и сожжением Трои, большого и богатого по тем временам города. Что происходит, когда захватывают город? Грабится все и вся, оставшиеся в живых становятся рабами, покрытые славой победители с триумфом возвращаются домой, а в данном конфликте еще и должно начаться то, ради чего была затеяна война: колонизация Малой Азии. Побочным эффектом великой победы должен был стать мощный рост греческой цивилизации, гегемония на море и на суше, всякие памятники героям и прочие радости победителей. Что же произошло на самом деле? Эллины, притом далеко не все, возвращаются домой и становятся жертвами заговоров своих жен, любовников жен, детей любовников и просто горожан, не желающих видеть… покрытых славой победителей! Странно, но факт: царь Диомед изгнан с Пелопоннеса, его брат Неоптолем разорван чернью, царь Агамемнон убит собственной женой, ее любовник Эгисф признается царем, Менелай вместо Спарты плывет в Египет, через десять лет возвращается и тоже погибает в родном городе. Даже хитроумный Одиссей, который так не хотел оставлять свою Пенелопу, что прикидывался дурачком, теперь почему-то еще 10 лет не торопится вернуться на Итаку, хотя мог добраться до родного острова за пару месяцев!

Разве можно представить, чтобы так отнеслись бы к увенчанным славой победителям?! Но и это не все, потому что не за горами 500-летний период, называемый Темными веками, за время которого полностью прекращается греческая колонизация, происходит упадок культуры, утрата письменности, а последовавшее вскоре дорийское вторжение практически уничтожает микенскую цивилизацию! Исчезают династии Менелаев, Одиссеев, пустеют города Аргос, Пилос, Тиринф (родина Геракла), теряется сама историческая память! Горят Афины, Коринф, разорены почти все города. Что это, если не месть? Союзники троянцев фригийцы становятся полными хозяевами Эгейского моря, расселяясь по территориям современных Македонии, Болгарии, Турции, где появляются новые города — Келены, Пелта, Гордион (по имени царя Гордия, завязавшего узел, который через много веков разрубит Александр Македонский), а могущество фригийцев длится половину тысячелетия! О богатстве фригийского царства красноречивее всего говорит миф о царе Мидасе, превращавшего в золото все, к чему прикасался! Вряд ли имелось в виду изменение молекулярной массы; скорее всего, с ним желали и торговали все, кто мог, а торговля, как уже доказано не раз, в тысячи раз прибыльнее любых войн. Самое же непостижимое, что потомки старого царя Трои Приама сами захватывают греческие территории: Гелен царствует в Эпире, Антенор в Адриатике, Эней отправляется в будущую Италию, где в итоге становится царем нескольких городов, а его правнуки будут основателями Великого Рима! Как такое могло случиться, если греки действительно не только победили в войне, но и разрушили город, не говоря уже про всю область, которая методично грабилась на протяжении почти десяти лет? Так может, греки и не побеждали вовсе?!

Есть не только логические выводы, опровергающие версию слепого поэта. Дион Хризостом (Златоуст) написал знаменитую «Троянскую речь в защиту того, что Илион взят не был», египетский жрец Онуфис утверждал, что греки были разбиты под стенами Трои и практически весь их флот сожжен троянцами (о чем, кстати, есть упоминание и в «Одиссее»), а живший за 500 лет до него Гераклит и вовсе ругал Гомера, называя того… вралем! Наконец, знаменитая история с так называемым Троянским конем окончательно расставляет все точки в этой истории. В «Илиаде» о нем нет ни слова, а тот же Дион рассказывает следующее: погибли лучшие бойцы — Ахиллес, Аякс, Патрокл и другие, в лагере греков свирепствует мор, голод, вожди в ссоре друг с другом, в войсках ропот, массовые случаи дезертирства, и никто не хочет продолжать бессмысленную войну. Что делать? Бежать? Но тогда троянцы соберут войска, флот и приплывут, чтобы добить остатки греческих войск, а заодно и захватить города, поработив их жителей. Выход один: нужен мир с единственным условием — троянцы не станут их преследовать, и ради этого греки готовы унизиться, признав свое поражение. Чтобы добиться расположения троянцев, они ломают несколько кораблей и строят из досок деревянного коня с надписью «Милости ради ахейцы Афине Илионской» — другими словами, прося пощады у покровительницы Трои! И только после этого уходят, так и не взяв ни крепость, ни саму Трою, правда, совсем недалеко: возле Эвбеи гибнет большая часть греческого флота. Легко представить, как усилившиеся за время войны фригийцы и другие союзники троянцев увидели в этом знаки расположения богов, но, если и не увидели, есть более реалистичные причины отомстить эллинам за десять лет разрухи. Половина греческого войска утонула, оставшиеся в живых деморализованы, а значит, греческие города беззащитны. И начинается то, что можно смело назвать концом той самой древней Эллады: набеги, войны, перевороты, потеря независимости и самой культуры, потому что победители уничтожают саму память о своих врагах. Сложив вместе все известные факты и сдобрив их простой логикой, получаем результат, прямо противоположный тому, что вдалбливалось в наши головы с самого детства: греки проиграли Троянскую войну!

И немного о «слепом поэте», а также причинах, побудивших его перевернуть все с ног на голову. Многие до сих пор убеждены, что Гомер — коллективное имя, и такое мнение существует со времен Геродота, который считал, что Гомер — это множество певцов, а знаменитые «Илиада» и «Одиссея» создавались в разные времена, чему есть подтверждения в самих текстах поэм. К примеру, в «Илиаде» женой Гефеста была Харита, а в «Одиссее» это уже Афродита, у Нестора в «Илиаде» 11 братьев, в «Одиссее» же их всего двое, и так далее. Немецкий филолог Вольф, дотошно разобравший обе поэмы, нашел в них множество других нестыковок, указал на противоречивость и композиционную слабость отдельных кусков, убедительно доказав, что многие из них значительно отличаются языком и совершенно точно написаны в разное время. Кроме того, до нас дошел не первоначальный текст «Илиады», а список III—IV века уже новой эры, и логично предположить, что обе поэмы складывались из преданий и сказаний, объединенных неким «слепым» поэтом, но в своей, отличающейся от действительности интерпретации. Характерно, что поэмы появились не сразу после «победы», что было бы логично, а лишь спустя 500 лет, когда забылась не только горечь поражения, но и многие факты неудачного похода. Лишь тогда стало возможным обелить черное, сфальсифицировав историю, что случалось и случается сплошь и рядом.

Причины подобных ревизий истории всегда одни и те же — возрождение нации или сакрализация правящих слоев общества, но они в данном случае неважны, а греки должны быть благодарны Гомеру, поскольку именно эти две поэмы стали основой для создания новой греческой цивилизации, которой предстояло столкнуться с огромной Персидской империей, гегемоном тогдашнего мира. Герои этих поэм стали примером для подражания, благодаря чему персы не только не смогли завоевать маленькую Грецию с разрозненными полисами, но и сами неоднократно бывали биты, что в конце концов привело к падению могущественной династии Ахеменидов и завоеванию греками во главе с Александром самой Персии!

От редакции:

В общем-то, пытаться найти зерна исторической истины в той груде, которую представляют собой разночтения античных мифов, — не самая благодарная задача. Достаточно сказать, что яблоко, из-за которого (точнее, из-за вердикта Париса) в итоге началась Троянская война, было подброшено на свадьбе героя-аргонавта Пелея с нимфой Фетидой… и вдруг у этой пары оказывается сын Ахилл, достаточно взрослый, чтобы отправиться на Троянскую войну, которая началась почти сразу.

По «внутренней хронологии» (насколько о ней вообще можно судить) началом дорийского вторжения сами греки эпохи классической античности считали поход Гила, сына Геракла, — и датировали его десятью годами ранее начала Троянской войны. Однако Гил, согласно этому мифу, потерпел поражение и погиб — а повторно организовать нашествие дорийских племен смогли уже его потомки, причем произошло это то ли век, то ли полтора века спустя…

Так или иначе, именно их, а не бывших союзников греков-ахейцев по Троянской войне (опять-таки вне зависимости от того, насколько о ней вообще можно говорить как о реальном явлении) эллины исторического времени были склонны считать провозвестниками Темных веков. Современные историки в этом с ними скорее согласны.


1 Впрочем, уже в «классической» античности основной считалась версия, согласно которой родителями Ифигении являются Агамемнон (предводительствовавший силами ахейцев в ходе Троянской войны) и Клитемнестра. (Примеч. ред.)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s