Мария Анаптикс. Матриархат у туарегов: правда или вымысел?



Вернуться к содержанию номера: «Горизонт», № 2(4), 2020.


Когда современный человек сталкивается с каким-то незнакомым явлением, он, если хочет узнать больше, первым делом обращается к «Гуглу» или «Яндексу» и читает предложенные поисковиком материалы. Мы все, конечно, догадываемся, что не стоит принимать на веру все, что пишут в популярных развлекательных статейках о самых необычных явлениях природы, самых удивительных местах мира и самых экзотических народах, — но иногда трудно даже представить, насколько описанное далеко от истины.

Я хочу обратить внимание на мифы и стереотипы о туарегском народе, которые широко представлены в русскоязычном сегменте интернета. Туареги — интересный экзотический народ, живущий посреди самой большой пустыни — Сахары. О туарегах издавна сочиняли легенды как о непобедимых воинственных кочевниках, носящих синие покрывала, неутомимых воинах пустыни, грабящих караваны торговцев. Военные подвиги туарегов не остались в прошлом: совсем недавно (в 2012 г.) туареги поддали жару в регионе, устроив крупномасштабное восстание, в результате которого чуть было не создали независимое государство на половине территории Мали. Это народ, который привлекает внимание, о нем говорят.

Что же говорят о туарегах?

К моей большой печали, образ туарега, созданный популярными интернет-статьями, содержит много стереотипов и откровенных заблуждений. Особенно это касается русскоязычного сегмента: у нас практически нет вменяемых статей о туарегах. Простое гугленье на английском языке дает совсем другие результаты (только искать надо по сочетанию «tuareg people», а не просто «tuareg», иначе вы будете завалены статьями об одноименном автомобиле).

Практически во всех популярных статьях о туарегах сообщается три вещи:

1) туареги живут при матриархате;

2) туареги — единственный народ, у которого лицо закрывают мужчины, а не женщины;

3) туареги — воинственный народ.

Последние два утверждения, как большинство стереотипов, не отражают реальность вполне, но имеют некое зерно истины. Им стоит посвятить отдельные статьи. А сейчас я хочу поговорить о первом: туареги и матриархат. Представление о том, что у туарегов —матриархальное устройство общества, очень широко распространено. Об этом пишут и в популярных статеечках, призванных шокировать читателя, в них туарегские женщины представлены полновластными принцессами, а мужчины — угнетены и полностью подчиняются женам:

«…мужчины лишены всех прав»

«…женщины заткнули мужчин раз и всегда»

«рай для феминисток»

«правам и свободам этих женщин может позавидовать гражданка европейских государств»

(Цитаты из статьи «32 фото из жизни народа туарегов, где царит матриархат» и других подобных.)

О матриархате нет-нет да и говорят в более основательных источниках —документальных фильмах, например «Туареги, воины в дюнах». Даже у Анри Лота, авторитетного французского исследователя туарегов, можно встретить слово «матриархат», что может навести неискушенных читателей на мысли «что-то, видимо, в этом есть, пусть даже популярные статеечки перевирают… ну, процентов на пятьдесят».

Признаюсь, я с самого начала заподозрила, что здесь что-то не так. Может быть, потому, что мое увлечение туарегами началось с книги Альберто Васкеса-Фигероа «Туарег», где никаким матриархатом близко не пахло (у Васкеса-Фигероа образ туарега, конечно, романтически-идеализированный, и в матчасти у него есть ошибки, не знаю, случайные или намеренные, но в этом он не ошибся). Может быть, просто никак не могла увязать матриархальный уклад с исключительной воинственностью этого народа.

Как бы там ни было, я много изучала западные (англоязычные) исследования о туарегах, смотрела западные документальные фильмы — этнографические и политические, читала интервью с деятелями туарегской политики и культуры, и, как мне кажется, могу с достаточным основанием заявлять: матриархат у туарегов — это миф.

Откуда этот миф взялся?

Для меня самой загадка, почему этот миф стал настолько распространенным. Но есть некоторые соображения, откуда он вообще появился.

Во-первых, существует путаница между термином «матрилинейный» и «матриархальный». Матрилинейным называют такой общественный уклад, где родство считается по материнской линии. Нередко в таком обществе молодожены после свадьбы селятся в доме или возле дома матери невесты, а не в доме отца жениха — это называется матрилокальностью. Матриархатом же в строгом смысле называется общественное устройство, в котором женщины обладают большей властью — политической и социальной, — чем мужчины. Но нередко автор пишет «матриархат», подразумевая «матрилинейность». Именно это можно наблюдать у Анри Лота в труде «Туареги Ахаггара»:

«Матриархат в том виде, в каком он имеет место у туарегов, не обуславливает господствующего положения женщины в обществе или в семье».

Во-вторых, исторически сложилось, что у туарегов, как и других кочевых народов региона, положение женщины в семье отличалось в лучшую сторону по сравнению с положением женщин у оседлых чернокожих народов Сахеля или арабских народов северной Африки.

Положение женщины у сахельских оседлых народов крайне тяжелое. Там повсеместна полигамия — при этом в африканской деревне все жены могут жить под одной крышей, в отличие от арабов, которым предписывается обеспечить каждую жену отдельным домом. Женщины очень много работают, рожают много детей и полностью подчиняются мужу (а тот, в свою очередь, — старшим родственникам-мужчинам). Распространены такие ужасные вещи, как женское обрезание и «продажа» замуж несовершеннолетних девочек.

У арабов и арабизированных берберов свои представления о правилах поведения для женщин: женщины должны носить хиджаб, а в идеале — вообще закрывать лицо. Женщина не должна общаться с мужчинами, не входящими в круг близких родственников. В идеале женщина вообще не должна выходить из дома: в некоторых арабских городках Африки жизнь женщин протекает в основном в доме и на крыше дома — недаром они плоские и с бортиками. Это женская территория.

На этом фоне жизнь кочевниц выглядит свободнее. Кочевые и полукочевые народы Сахары — это не только туареги, но и тубу (чернокожий народ, живущий преимущественно в Чаде и Ливии), кочевники Марокко и Западной Сахары сахрави, кочевые народы Мавритании регейбат, частично фулани и многие другие. Положение женщин у них обусловлено стилем жизни. Их женщины либо кочуют вместе со всей семьей, при этом выполняют тяжелую работу по уходу за скотом вместе с мужчинами, либо сидят в деревне, в то время как мужья уходят с караваном на несколько месяцев (это распространено у туарегов Аира в Нигере, где караваны ходят и по сей день). В таких условиях у женщин развивается большая независимость: ты попросту не можешь запереть женщину в доме, если ты покидаешь этот дом на полгода или дома у тебя нет, а есть передвижной шатер.

Tuareg Brent Stirton
Туарегская женщина из Нигера, фото Brent Stirton

Вероятно, из-за большей свободы женщин-кочевниц у туарегов сохраняется древний принцип матрилинейности, который возник по элементарным причинам: мы всегда точно знаем, кто мать ребенка, а вот определить, кто отец, труднее, если мы не уверены в верности женщины (не заперли ее под замок от греха подальше).

Также у туарегов распространена моногамия, когда мужчина единовременно имеет только одну жену. Разводы не запрещены, при этом женщина тоже может быть инициатором развода, попросту говоря — уйти от мужа по своему желанию.

Все эти особенности туарегского общества немало шокировали окружающие народы, которые считали туареженок развратными и неверными, а туарегских мужчин —подкаблучниками.

Арабский историк XIV в. Ибн Баттута так описывает встречу с независимыми женщинами кочевников:

Однажды я вошел к Абу Мухаммаду Йандакану ал-Массуфи, тому, вместе с которым мы прибыли в Ийвалатан. Я нашел его сидящим на ковре, а посередине его жилища было ложе с навесом для тени сверху; на ложе была женщина, и вместе с нею сидел мужчина. Они беседовали. Я спросил Абу Мухаммада: «Кто эта женщина?» И он ответил: «Это моя жена». Тогда я спросил: «А кто ей тот человек, что сидит вместе с нею?» Он же ответил: «Это ее друг». Тогда я спросил: «И ты допускаешь это? Ведь ты жил в наших странах и знаешь заповеди шариата!» Он же сказал: «У нас общение женщин с мужчинами происходит по-хорошему и приличным образом. В нем нет места подозрениям. Ведь наши женщины не похожи на женщин ваших стран!» Я же подивился его глупости, ушел от него и больше к нему после этого не приходил. Несколько раз он приглашал меня к себе, но я не ответил на его приглашение.

(Ибн Баттута, «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах странствий»)

Удивительно то, что эту цитату приводят как пример независимости туареженок в современных статьях без указания на то, что это написано в четырнадцатом веке человеком, придерживающимся строгих правил шариата, для которого обычный разговор женщины с посторонним мужчиной был настолько неприличным, что он отказался ходить в гости в такой дом!

«Матриархат» и подчиненное положение туарегских мужчин — это лишь измышления еще более консервативных патриархальных народов, которые считают скандальным, если женщина не сидит взаперти, смеет разговаривать с мужчинами и не закрывает лицо.

Сами туареги часто с гордостью заявляют о высоком статусе женщин в их народе. Но, во-первых, «высокий статус» не означает «матриархат». Во-вторых, по моим ощущениям, это нередко не столько отражение реальности, сколько выражение неких своих убеждений, идеала, «как оно должно быть».

Что же в реальности?

В реальности туарегское общество — это общество с патриархальным укладом, как и у большинства традиционных народов.

Кодекс чести «благородного» туарега (амахара, мн. ч. — имохар) предписывает уважительное и галантное отношение к женщине, также знатные женщины пользуются значительными свободами и привилегиями. При этом полнота власти как в семье, так и в обществе принадлежит мужчинам.

«Женщина — как штаны (или завязки штанов) мужчин», — гласит туарегская пословица. По мнению туарегов, она свидетельствует о высокой ценности женщины: без жены мужчина — как без штанов, достойная жена — это честь мужчины, ну а недостойная… сами понимаете, как если бы у вас при всем народе штаны сползли. Эту пословицу приводила в интервью знаменитая исполнительница традиционной музыки Фатумата валет Умар, там же называвшая себя феминисткой. Но разве можно себе представить, чтоб современная западная феминистка согласилась с такой фразой? «Женщина, конечно, ценна, но мужчина — главнее. Женщина существует для мужчины, а не наоборот».

Как отмечают исследователи (Сьюзан Расмуссен, Сулейман Джалло), «благородные» туареги гордятся тем, что у них не принято бить жен. Да, можно оценить окружающую среду — у остальных, видимо, домашнее рукоприкладство дело обычное, раз имохар отмечают это как нечто особенное, присущее только им. Но это заявление только подтверждает, что у туарегов патриархат, а не матриархат. «Мы никогда не бьем своих мужей и сыновей, даже если они нас не слушаются и выносят мозг», — вот так должно было бы звучать это в настоящем матриархате.

Интересна и мотивация туарегов, почему они не бьют жен: потому что благородному мужчине кодекс поведения предписывает сдержанность, «takaraket» на тамашек. Амахар должен проявлять минимум эмоций, должен держать себя в руках и не терять головы. Рукоприкладство расценивается как потеря контроля, соответственно, нечто недостойное настоящего мужчины. Кроме того, женщина считается существом более слабым. «Нехорошо обижать слабых» — это неплохая моральная максима, но общество, в котором женщина считается слабой, — это патриархальное общество.

Какую еще неприятную вещь нужно сказать про туарегов: их поведение очень сильно различается в зависимости от социального слоя. У «благородных» считается неприличным бить жен, а люди из рабской касты, белла, не связанные кодексом чести, могут посчитать ущемлением своих прав отцов и мужей запрет на рукоприкладство (свидетельство Сулеймана Джалло из лагеря беженцев). Но и прекрасный кодекс благородных распространяется только на себе подобных. Так, я читала одну любопытную статью о культуре изнасилований и частоте изнасилований в разных народах, и там указывалось, что у туарегов нет этой самой «культуры изнасилования» и уровень изнасилований очень низкий: никакой мужчина не будет принуждать женщину к близости, если его галантные ухаживания не привели к успеху. Увы. Если это хоть сколько-то правда, то это касается только отношения «благородных» мужчин к дамам из своего слоя, но никак не «благородных» по отношению к женщинам-белла. Анри Лот в своей книги в «Поисках фресок Тассили» описывает сцену, как молодой туарег, сын их проводника, побежал за встретившейся им на пути пастушкой-белла с однозначным намерением. В книге «Туареги Ахаггара» Анри Лот разъясняет, что для «благородных» считалось совершенно нормальным насиловать всех встреченных на пути чужих рабынь, и самое большое наказание, которое могло постигнуть насильника, — это штраф хозяину девушки. То, что хозяин имел право беспрепятственно насиловать своих рабынь, не стоит даже особого упоминания. Анри Лот описывает 50-е годы XX в. Многое ли изменилось с тех пор? А немногое. До сих пор в Нигере и Мали существует традиционное рабство, формально запрещенное законом. В определенных областях Нигера туареги продают девочек-белла в «пятые жены» (на самом деле — в рабыни). И когда туарегские повстанцы захватили северную часть Мали в 2012 г., они отметились многочисленными изнасилованиями, особенно по отношению к женщинам-белла.

Кто в доме хозяин?

«Женщина при разводе забирает все имущество — дом, стада, оставляя мужчине только верблюда», — так пишут в популярных статейках, прославляя мифологический матриархат.

В этом утверждении есть частичка истины. Попробуем разобраться, что к чему. Если мы говорим о традиционной матрилокальной системе, в которой муж приходит после свадьбы в дом тещи или молодая семья строит новое жилище рядом с домом матери жены, то не будет ничего удивительного, что в случае развода мужчина просто уходит из дома. Да, действительно, в традиционном укладе жилище — не дом, а разборный переносной шатер — считается женской вотчиной. Его строят женщины (в некоторых областях, впрочем, рабы или люди из касты ремесленников, кузнецы-инадан) — вкапывают в песок шесты, перевязывают их веревками, накрывают шкурами. Половина шатра считается женской, другая половина — мужской, при этом мужчины проводят внутри гораздо меньше времени, предпочитая открытое небо. Если погода позволяет (а в пустыне бывают и холода, и песчаные бури), мужчины могут даже ночевать снаружи, под открытым небом.

Интересно, что если туареги переходят к оседлому образу жизни и строят дома из глины, то такой дом считается принадлежащим мужчине. Соответственно, если женщина придет после свадьбы в дом, построенный мужчиной, то после развода она его покинет.

Что касается стада: у женщины может быть свое стадо, которое она, конечно, заберет с собой после развода. В некоторых областях существует такое разделение труда: мужчины разводят верблюдов, а женщины — коз и овец. В таком случае, конечно, после развода мужчина заберет своих верблюдов, а женщина — своих коз. Между прочим, верблюд — это самое дорогое и высоко ценимое животное в пустыне, особенно ездовой верблюд — «мехари».

В других областях такого специфического деления нет, но нигде речи идти не может о том, чтоб женщина забрала имущество мужа после развода (ну, наверное, бывают всякие казусы, но казус и традиция — разные вещи).

Разводиться можно, и на том спасибо.

Chris G Images
Туареженки из Мали, фото Chris G Images

«Женщина до свадьбы имеет возможность неограниченно выбирать себе партнеров».

Уф, я это везде читаю. Толком опровержений не нашла, но все равно до конца не верится. Может, это рассказал тот самый седовласый знаток шариата из XIV века? Или те белла, которые заявляли, что все женщины свободных туарегов — развратницы (напомню, те самые белла, которые считают правильным поколачивать жен)? Или кто-нибудь еще, для кого женщина, вышедшая на улицу без паранджи, уже по умолчанию развратница?

Да, традиционно у туарегов общение молодых девушек и парней не считается зазорным. Молодежь собирается на музыкальные вечеринки — ахали или ахеллили, где они поют, читают друг другу стихи, флиртуют и ухаживают друг за дружкой. Вероятно, на этих ахалях может быть всякое. Не стоит еще забывать о такой специфической прослойке туарегского общества, как «ишумар», появившейся во 2-й половине ХХ в., — это бродячие безработные молодые люди, выпавшие во многом из традиционной иерархии. Лишившиеся дома, родных и привычных средств к существованию в результате восстаний и засух, ишумар странствовали по Ливии и Алжиру, ища хоть какие-то способы заработка. Нравы среди ишумар были достаточно вольны: молодые девушки могли путешествовать самостоятельно, меняя в дороге мужей, как перчатки. Но не стоит забывать, что ишумар, несмотря на их огромный вклад в культуру, во многом считаются маргиналами общества и традиционно настроенные люди считают их бесстыжими и аморальными.

С другой стороны, можно наблюдать в туарегском обществе и противоположные тенденции: немало народа начинает увлекаться исламом в его радикальных формах, и девушки и женщины начинают носить хиджаб, что не совсем характерно для туарегов. Какая уж здесь может быть лояльность к добрачным связям, да и просто совместным дружеским посиделкам?

Действительно ли женщина имеет право выбирать себе супруга? И да, и нет. Зависит от возраста женщины, области, в которой она живет, и настроения ее родителей. Если это первый брак, то девушка обычно очень молода и чаще всего за нее решают родители. В деревнях Нигера, где детские браки — это бич, общий для всей страны, девочек у туарегов могут выдавать замуж и в тринадцать лет — за человека, которого выбрали родители, а сама девочка могла и в глаза не видеть. Так, в документальном фильме «A love apart» пятнадцатилетнюю девочку выдали замуж за парня, который видел ее несколько раз в поле — а она с ним даже не разговаривала и не знала, что он за человек. В другом отрывке из фильма мужчина выдал свою дочь-школьницу за своего друга, который был чуть ли не в три раза ее старше. Отец забрал девочку из школы, заявив на камеру: «Лучше пусть выйдет замуж, чем школа. Школы вредны для девочек. Даже если она потом разведется, это будет лучше, чем школа». Мать девочки сказала, что хотела бы образования для дочери, но у нее нет права голоса в этом деле, и саму ее выдали замуж точно так же.

Кому-то везет больше, и родители предоставляют право голоса при выборе жениха, но это не значит, что можно выйти замуж за любого по велению левой пятки. Брак — дело серьезное, здесь учитывается и материальное положение обеих семей, и сословное, и их родство. Распространены браки между двоюродными братом и сестрой; вообще, жениться на родственнице считается делом хорошим. В одной документалке («Адалиль, повелительница шатров») показан диалог между мужем и женой — она спрашивала, почему он ее выбрал, тот отвечал: «Потому что ты моя родственница».

В том же фильме «A love apart» одна женщина отстаивала свое право и право своей дочери выбирать самостоятельно жениха, но аргументировала свои взгляды довольно любопытно: «Если женщина выходит замуж за человека, которого ей навязали родители, то при первой же ссоре она не будет мириться, говоря: „Почему я должна считаться с человеком, которого мне навязали?“, — и семья распадется». То есть если уж сама выбрала, то больше будет запас терпения.

И та же женщина (как и другая, мать невесты) на вопрос о том, что для женщины самое главное в браке, отвечала: терпение.

А отец девочки ответил: чтоб жена мужа слушалась.

Timbuktu Bob Krist
Женщины из Тимбукту, фото Bob Krist

Что еще следует отметить, говоря о распределении власти в семье: как и многие другие традиционные народы, туареги — не только патриархальный, но и геронтократический народ. То есть положение старшего по возрасту всегда выше, чем младшего, старшие более уважаемы и имеют больше власти. И старшинство по возрасту превалирует над старшинством по полу: то есть у пожилой женщины будет больше власти в семье, чем у молодого мужчины. Отсюда, вероятно, происходят несколько мифические представления, что «мать аменокаля (традиционного вождя) может наложить запрет на любое его решение». Или что в туарегских семьях всем заправляют пожилые дамы. Такое может быть, особенно, предполагаю, если старшие мужчины отсутствуют (что неудивительно в обществе с бесконечными войнами). Но это означает доминирование не женщин над мужчинами, а старших над младшими.

Кому принадлежит политическая власть?

Что меня потрясает в этих воспевателях матриархата и женских привилегий: они могут с таким энтузиазмом обсуждать принадлежность палаточек из драных шкур, тощих коз и котелков, но не пытаются даже просто посмотреть на политическую арену туарегского общества и подсчитать, сколько там мужчин и сколько женщин.

Какой смысл цитировать Ибн Баттуту про вольности кочевниц? Давайте посмотрим, кто у нас у власти в этом народе. Я лучше всего знакома с политическим положением туарегов в Мали, поэтому буду говорить о них. Я могу с легкостью насчитать с десяток политических и военных деятелей-мужчин: Билял аг Ашериф, Мохамед аг Наджим, Альгабасс аг Инталла, Мохаммед аг Инталла, Инталла аг Аттаэр, мир его праху, Мусса аг Ассарид, Мусса аг Ахаратуман, Ияд аг Гали, Эль Хадж аг Гаму. И могу вспомнить только одну женщину: Нину валет Инталлу. Это не похоже на матриархат, это, давайте будем честны, даже на равенство не похоже.

Вот достаточно рандомное видео, выброшенное кем-то из туарегов на ютюб: элита малийских туарегов собралась и обсуждает свои политические дела. Понятия не имею, о чем они говорят, но это не важно. Просто посмотрите: вы там видите хоть одну женщину? Я — нет.

Да, туарегские женщины бывают достаточно политически активны, они ходят на демонстрации, всячески выражают свое мнение, поддерживают или, наоборот, осуждают какие-либо партии, течения и группировки. При этом реально пробиться женщине на политическую арену очень сложно. Следует помнить, что это не просто патриархальное общество, это еще и постоянно воюющее общество — и многие политические лидеры одновременно являются и военными лидерами. Женщины у туарегов за оружие могут взяться только в исключительных случаях, и уж конечно, женщина не может быть командиром высокого ранга.

Доминирование мужчин касается как традиционной, так и современной форм политической власти, которые в современном туарегском обществе сосуществуют друг с другом. Традиционная власть у туарегов принадлежит главе конфедерации племен — аменокалю. Титул аменокаля наследственный, но четких правил наследования нет, поэтому после смерти аменокаля наследника выбирают из нескольких подходящих кандидатов. Пишут, что обычно титул наследуется по матрилинейному принципу, но это соблюдается далеко не везде и не всегда. Большую роль также играют политические предпочтения и текущая расстановка сил в момент назначения нового аменокаля. Так, в Мали после смерти в 2014 г. Инталлы аг Аттаэра, аменокаля самого влиятельного племени Ифорас, на его место претендовали его сыновья Мохаммед и Альгабасс. Политическая и традиционная знать ахаггарских туарегов предпочла выбирать преемником Мохаммеда, потому что Альгабасс был известен своей близостью к радикально-исламистским группировкам.

Иногда можно слышать, что традиционные формы власти потеряли сейчас свое значение и сохраняют лишь церемониально-культурный смысл. Это не совсем так — не везде так, по меньшей мере. В Алжире традиционные вожди соперничают за власть с политиками нового толка, в Нигере правительство старается договариваться с представителями старой знати. В Мали аменокаль Ифорас по-прежнему играет важную роль на политической арене.

Больше того, происхождение и племенная принадлежность играют немаловажную роль и в продвижении по политической лестнице современного образца: так, президент несостоявшегося туарегского государства Азавад и глава МНЛА Билял аг Ашериф — тоже родом из племени Ифорас.

Женщинам трудно пробиться в этой системе, это получается только у особенно упорных и талантливых, вроде той же Нины валет Инталлу, которая с 2016 г. находится на посту министра ремесел и туризма Мали. А в 1997 г. она была назначена мэром Кидаля, но прессинг со стороны патриархально настроенных исламистов был такой большой, что ей пришлось отказаться от должности. 

Нина валет Инталлу
Нина валет Инталлу

Не знаю, не будут ли некоторые из читателей (и особенно — читательниц) разочарованы, узнав, что глянцевая картинка женского царства оказалась фальшивкой. Я не разочарована ни капли. «Матриархат» в том его виде, в каком он представлен в популярных статеечках, не кажется мне привлекательным. Общество, в котором «женщины заткнули мужчин раз и навсегда», — не то, к чему нужно стремиться и о чем можно мечтать. 

Научные источники:

Анри Лот, В поисках фресок Тассили

Анри Лот, Туареги Ахаггара

Rasmussen, Susan. “Grief at Seeing a Daughter Leave Home: Weeping and Emotion in the Tuareg Techawait Postmarital Residence Ritual.”

Souleymane Diallo. “The Truth about the Desert”: Exile, Memory, and the Making of Communities among Malian Tuareg Refugees in Niger

“If our men won’t fight, we will” A Gendered Analysis of the Armed Conflict in Northern Mali

10 комментариев в “Мария Анаптикс. Матриархат у туарегов: правда или вымысел?

  1. Уже после написания этого очерка натолкнулась на любопытную статью Matriarchal Nomads and Freedom Fighters Transnational Amazigh Consciousness and Moroccan, Algerian, and Nigerien Artists (Cynthia Becker), которая объясняет широкую распространенность мифа о матриархате у туарегов. Оказывается, помимо причин, указанных мной в тексте, большую роль сыграли изыскания французских этнографов колониального периода, которые формировали специфический образ амазигских (берберских) народов, описывая их как благородных, утонченных исконных жителей Африки в противопоставлении грубым захватчикам-арабам. «Матриархат» и высокое положение женщины у амазигов тоже вписывались в этот образ. Это делалось не случайно, а вследствие политики «разделяй и властвуй»: французы стремились выделить одни группы населения колоний и обратить их против других.
    По меньшей мере, так это описывается в этой статье, версия, которая мне кажется заслуживающей внимания. Полностью статью можно прочесть здесь:
    https://www.academia.edu/5103265/Matriarchal_Nomads_and_Freedom_Fighters_Transnational_Amazigh_Consciousness_and_Moroccan_Algerian_and_Nigerien_Artists?source=swp_share

  2. Ага. Интересно…

    Я же читал общие современные исследования о матриархате (точнее, о том, что за него принимали этнографы и историки предыдущих поколений) — и вроде получается, что «матриархатоподобные структуры» довольно часто, хотя и не всегда, появляются на стадии уже не совсем «дикарской» (по определению тех же этнографов), но более продвинутой. Раньше — практически никогда, позже — редко сохраняются, а вот «во время» — процент хотя и ниже патриархатообразных, но довольно велик.

    Ну и поскольку именно эта стадия лучше всего соответствовала архетипу «благородного дикаря», то за нее и зацепились, игнорируя (а зачастую не осознавая) тот факт, что она далеко не «исконная».

    Впрочем, тут, конечно, тоже идет речь главным образом о матрилинейной системе родства.

    • Миф о «исконности» матриархата, как мне видится, частично подпитывается и смешивается с этническими мифами о женских божествах, первоначальной женской сущности (Мать-земля) и мифологических правительницах, наподобие Тин-Хинан у туарегов. Но мифы не стоит считать прямолинейным отражением устройства древнего общества, культ богини-матери не означает автоматически высокого положения земных женщин.

  3. Обычаи туарегов и бедуинов станут понятнее, если иметь в виду, что они сформировались около 13-го- 14-го века в результате колонизации мира белыми людьми. Это как изумляться схожести обычаев басков на севере современной Испании и современных грузин — просто один народ, часть которого была заброшена судьбой в другие края.

    • Колонизация мира белыми людьми около 13-го-14-го — это каких белых людей вы имеете в виду?
      Амазиги (берберы), в общем-то, были исконным населением Северной Африки, откуда они сами происходят — вопрос спорный, но обитают они там давно, еще со времен Геродота. Арабы завоевали Северную Африку в 7-8 в., самое главное, что они туда принесли — это религия. А туареги считаются наименее арабизированным амазигским народом.
      На мой взгляд, обычаи туарегов, бедуинов, других кочевых амазигских и арабских племен Магриба, как и кочевых племен Ливии и Чада, объясняются прежде всего не их происхождением, а укладом жизни, который диктуется окружающей средой.

      • Мария, вопрос обширный. Ответы можно попытаться найти на моём сайте. В любом случае у туарегов никто паспортов не проверял. И часто записанное в книгах подкреплено доказательствами не более, чем надписи на заборах. Вопросы веры, убеждения и знания — разные. Удачи.

        • Уважаемый kulchenkovaleriy, рекламировать свой сайт у нас не запрещено, но за научными формулировками следите, пожалуйста, коль скоро ведете дискуссию на нашей площадке. Фраза насчет прямо-таки такой схожести обычаев басков и грузин, что «просто один народ», вызывает не меньшее удивление, чем утверждение, будто туареги и бедуины «сформировались около 13-го- 14-го века в результате колонизации мира белыми людьми». А довод «у туарегов никто паспортов не проверял. И часто записанное в книгах подкреплено доказательствами не более, чем надписи на заборах» и вовсе заставляет усомниться во внутренней логике: по какой это причине записанное в ПАСПОРТАХ должно быть более доказательным, чем в книгах?

          Фоменковщина тут, мягко говоря, не приветствуется. Псевдонаучные фрики иного рода (имя им легион) — тоже.

          • Уважаемый журнал «Горизонт»! Во-первых, разрешите поблагодарить Вас за уделённое моей скромной персоне внимание. Во-вторых, хотелось бы уточнить правила игры. Ваше послание вынудило меня открыть Ваш сайт, чего я до этого не делал, но по поводу туарегов мы общались исключительно на платформе wordpress. Намерения навязывать Вам своё мнение у меня не было и нет. Ведение дискуссии на вашей площадке заключалось в моём комментарии поста, который мне предоставил в качестве рекомендованного wordpress. Ведение научной дискуссии на сайте международного литературного клуба представляется мне не совсем соответствующей его тематике, а звериная серьёзность, невосприимчивость к юмору и навешивание ярлыков навевает ассоциации с партийным собранием недавних советских времён. Логика же внепартийна и служит лиишь благородной попытке установления истины. Если на свате существует только два мнения: Ваше и неправильные, я буду счастлив прекратить наше дружеское общение. В противном случае Ваш покорный слуга готов поделиться с Вами, либо любым неравнодушным человеком, своим некомпетентным мнением, под которым есть достаточно логичные основания. Желаю Вам успехов на ниве литературы и почве истории. Надеюсь на плодотворное сотрудничество, оставаясь уверенным в своём праве на собственное мнение по любым вопросам, представляющим интерес для меня и человечества.
            С уважением,
            дилетант от истории и лингвистики,
            Кульченко Валерий Павлович.

          • Этот сайт существует на платформе wordpress, но публикуются-то материалы журнала и комментарии к ним здесь, на сайте международного литературного клуба Astra Nova. Насчет «звериного отсутствия чувства юмора» и т. п. — полагаю, это все же не про нас 🙂 Достаточно просмотреть любой из наших номеров: хоть тот, где была опубликована статья Марии, хоть апрельский. Если же говорить о возможности сотрудничества — то дело обстоит так: во-первых, мы действительно стремимся публиковать статьи, посвященные темам «на грани фантастики», а во-вторых, именно поэтому псевдонаучные фрики у нас не приветствуются. Литературная фантастика в «Горизонте» — по одну грань, научно-популярные работы, даже самые спорные — по другую. Т. е. если Вы хотите прислать материалы, допустим, по филологии или этнографии — то в случае какой-либо неясности (а сразу ясно все, как правило, лишь с подлинными фриками) мы, прежде чем решить вопрос об их публикации, отдадим эти тексты на рецензию специалистам. Такие вот сапоги с котятами.

            Всех благ!
            Григорий Панченко

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s