Сергей Катуков о №78

Стремительно продолжает разбирать все более свежие и свежие номера «Эдиты» Сергей. Вот он и добрался уже до предыдущего номера, летнего. Ну а осталось ему всего ничего, так что наберемся терпения, а покамест почитаем, кого он выделил в прежнем номере. И  надо сказать, очень интересно выделил. Впрочем, что это я, смотрите. читайте, оценивайте. И сравнивайте.

Игорь Альмечитов   АННА, ВЕСЬ ЭТОТ БЛЮЗ

Если в первом рассказе отношения между мужчиной и женщиной переданы через диалог, то во втором лирический герой сосредоточен на своём внутреннем монологе, а женщина  подана буквально как объект, катализирующий рефлексию персонажа. Текст специфический,  вызывает в памяти перформансы, характерные для художественного мира Вл. Сорокина, а в целом улавливается традиция зарубежной литературы — натурализм, сквозь который проступает душевный надлом, мыслительная изощрённость и разорванность внутреннего существования персонажа. Честное слово, иногда припоминается прямо какой-нибудь Батай.

Николай Крупин      ШНУРКИ

Тревожный и трогательный рассказ о «взаимоотношении человека и дикой живой природы». Разве оправдывает то, что такие писатели-гуманисты, как Тургенев, Пришвин и Хемингуэй были любителями поохотиться, а человеку в целом присущ инстинкт охотника, отстрел красивых и доверчивых косуль? Как экологическая тема вторгается во взаимоотношения людей? И зачем автор называет молодых косуль и детей «шнурками»? Об этом повествуется в рассказе.

Михаил Волков        ОТПУСК

На первый взгляд, забавный рассказ о мелких жизненных неурядицах, связанных с климатическими особенностями Тель-Авива: «В июле потеплело до тридцати восьми в тени…». Но сквозь характерный юмор и самоиронию нет-нет, да и проступают глобальные обобщения. «Всё относительно, всё суета сует» — просвечивает в рассказе. Недаром теория относительности и Екклесиаст были созданы земляками персонажей рассказа, которых автор называет просто «северный» и «южный».

Юлия Андреева        «МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ» КАК ЕВАНГЕЛИЕ ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХ

В рецензии даётся интересная трактовка «Маленького принца», канонического текста для всех начинающих изучать французский язык. Какая роза была самой главной в жизни Экзюпери, кто такой Маленький принц, почему в конце появляется жёлтая Змея и какие ново- и старозаветные аллюзии входят в контекст повествования – всё это рассматривается в рецензии.

Станислав Бескаравайный ЧТО ОСТАНЕТСЯ?

В рецензии анализируется нашумевший роман Э. Веркина «Остров Сахалин», успевший побывать «романом десятилетия», и, в частности, судьба русских, которых в мире будущего «больше нет». Рецензент через постановку вопроса «… что останется после исчезновения народа? Твоего народа?» раскрывают вопросы, поставленные уже самим автором: «Держава и земли?», «Имена? Как от Советского Союза остались названия кратеров на темной стороне Луны?», «Достижения? Вы полетели в космос?», «Православие?», «Твоя кровь будет жить в других народах?» и др. На всё это, если рассматривать роман как художественную данность, которую можно только принять, романист отвечает: нет. Мне более импонирует подход А. Жучковой, критикующей художественную составляющую «Сахалина» (на портале literratura.org), который на поверку оказывается не более, чем романом-карикатурой, романом-комиксом.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s