Сергей Катуков об «Эдите» №70

Сергей продолжает разбирать понравившиеся ему тексты в наших номерах «Эдиты». На этот раз подборка небольших рецензий о №70. Немного запоздалая, но от этого не менее интересная. Помянули немногих, но видимо, у автора были на то причины и весьма веские. Впрочем, передаю слово Сергею:

Хороший текст тот, после которого хочется сделать паузу и всё, что запомнилось, расставить по тем местам, которые назначил им сам. Хороший текст присваиваешь, хочешь, чтобы он побыл немного и твоим. Хотя всё это очень субъективно.

Камелия Санрин «Голубой шарик Урсулы Борисовны»

Лёгкая фантазия на тему эксцентричной старушки с оттенками сюрреализма и чёрной комедии. Семидесятилетняя Урсула Борисовна в сопровождении лирического героя рассказа идёт искать себе пару в публичный дом, а вместо этого приходит в маникюрный салон, где происходит несколько забавных и символических встреч. После этого они, кажется, идут покататься на воздушном шаре в сопровождении воздушного шарика. Воздушный шарик улетел, а на зычный свист Урсулы Борисовны съезжаются такси. Да, а ещё эксцентричная старушка обрила себе затылок и сделала на нём татуировку дракончика, ведь «в жизни всё надо попробовать».

Кирилл Берендеев «Мокасины»

Кажется, у Кирилла Берендеева есть ряд рассказов, которые можно было бы объединить в цикл «невыносимая лёгкость бытия». Лирический герой этого цикла, переходящий из одного рассказа в другой, сразу узнаётся по несколько легкомысленной поступи, которой он идёт через жизнь, и хорошо, если бы эта поступь была обёрнута в новую и удобную обувь, например, мокасины. Может быть, и этого героя можно было бы условно назвать «Мокасином» или даже «Мокасиновым»? Лёгкий, чувствительный, летний, немного наивный, ждущий. В той ипостаси, в которой герой предстаёт в данном рассказе, — это временно безработный, недавно он был секретарём и занимался двойной-тройной бухгалтерией у женщины-начальника. Зайдя в магазин за мокасинами, герой встречает свою первую любовь, Лену, которая теперь ездит на «порше», очень богата и она тоже женщина-начальник. Что же произошло за пятнадцать лет, которые они не виделись; как хорошо, наверно, вспомнить, старые чувства, возродить те летние отношения?

«Я молчал, по-прежнему не отрываясь от ее лица. Новый раскат грома. Она обернулась к окну; кажется, на лице промелькнула едва заметная улыбка. Лена снова повернулась ко мне, наконец мы встретились взглядами. Правда, мне нечего было сказать ей, но я никак не мог отвести взор».

Читатель упирается в длинную, неловкую паузу, которым заканчивается рассказ, и за ней начинается читательская работа: это просто зарисовка, короткометражка или, сжатый в мгновение, пересказ целой жизни?

Елена Граменицкая «Доннерветтер»

Загадочная, немного мистическая «страшилка», которую хорошо послушать в доброй компании вечером, за вином, в альпийском шале, когда дороги занесло полуметровым снегом, а по соседству деревенька пастухов-кальвинистов, которые, по слухам, недолюбливают туристов, да и вообще неместные часто пропадают в этих горах…

Хорошо передана атмосфера таких посиделок, атмосфера окружающих гор, суровой погоды.

Но самое загадочное — что же это было: видение или реальность, чья-то злая шутка или местный «доннерветтер», который падает на голову всякого чужака:

«Беззвучная, оглушающая пустотой ночь превратила все Живое в мерцающую переливами от серебра до античного золота хрупкую Нежить. На неживом бархатном небе, по-соседству с апельсиновой луной и дырочками от звезд переминался на длинных ногах человек. Тот самый неживой Пастух. Поднявшись высоко-высоко над пустырем, он следил за своим неживым стадом».

Женя Крич, стихи

В журнале представлено очень много стихов. Но это очень тонкая и своеобразная материя, и судить о ней надо осторожно. Мне понравились два стихотворения — «Китёныш» и «Классики». Под видом бойких, кажется, даже бардовских ритмов, прячутся глубины бытовых драм:

                                   Не горят маяки, оттого не плывёт к своей маме

                                   Заблудившийся в ванне резиновый маленький кит.

(Китёныш)

                                   Старший брат ее больше не колется,

                                   Потому что недавно повесился.

                                                                                              (Классики)

 Анатолий Герасименко «Килограмм»

«Художнический рассказ» на тему «Пигмалион и Галатея».

Обыватель и творец, потребитель и художник, конформист и бунтарь — читатель, а ну скорее отвечай, на чьей ты стороне!

Рассказ ироничный, местами грустный, местами весёлый, но точно интересный.

А «урод», «пожиратель картин» очень похож на героя этой анимации:

https://www.youtube.com/watch?v=wKLlk5aUFXE

 

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s