Специально для России

Поскольку по цензурным или перестраховочным соображениям таможня терминала аэропорта «Внуково» не хочет пускать сборник Амнуэля-Берендеева «Нежные объятия железной девы» в страну, он будет печататься прям на месте, то бишь, либо в Москве, либо в СПб, где договоримся как дешевле и удобней. Ориентировочная цена составит около 350 руб. в зависимости от количества заказов. Заказы делать традиционно на kibervor@mail.ru с указанием количества требуемых экземпляров и почтового адреса (не забываем индекс). Авторы сборника получат свои номера понятное дело, бесплатно.

Содержание сборника:


Часть первая. Путь наверх

Эдуард Геворкян Чужие долги
Кирилл Берендеев Первый старт
Андрей Саломатов Боец железного миллиарда
Алиса Лебовски Квантовая роза
Злата Линник Карьера Барби
Владимир Васильев Отражения
Леонид Ашкинази Путь наверх
Александр Крамер Мастер
Игорь Ревва Мы – настоящие
Леонид Шифман Сон
Евгений Добрушин Клад

Часть вторая. Абсолютная власть
Александр Лаптев Если завтра война…
Сергей Чекмаев Высшая мера
Юрий Нестеренко Абсолютная власть
Хелью Ребане Не все деревья одинаковые
Светлана Тулина Колбаса
Жаклин де Ге Запретное чувство
Полина Олехнович Нереальный свет счастья
Евгения и Илья Халь Соло для адского котла
Светлана Тулина Нестандартная фигура
Александр Шакилов Муха на стекле
Александр Костюнин Математическое ожидание

Сборники именуются обычно по одному из произведений, попавших под обложку. В предлагаемом вниманию читателя сборнике антитоталитарной фантастики нет произведения с названием «Нежные объятия железной девы». Название придумал Эдуард Геворкян, и оно точно характеризует суть сборника. Многие читатели знают, конечно, что такое «железная дева». Прототип этого устройства появился еще в Спарте, а во времена Просвещения так называли пыточный инструмент: утыканный изнутри острыми длинными гвоздями шкаф, сделанный в виде женщины, куда помещали обвиняемого. Поначалу гвозди не причиняли запертому вреда, но проходили часы, человек уставал, искал точку опоры, а опереться, кроме гвоздей, было не на что. Сам пытаемый насаживал себя на острия, сперва осторожно, а затем, забываясь кратким сном, – внезапно. Гвозди впивались в тело, а попытки освободиться приносили еще большую муку. И только когда стоны стихали, человека вытаскивали из «железной девы» для нового допроса.
В узкой душной камере время останавливалось, боль притуплялась, а в некоторых случаях становилась почти желанной. Потому так нежны казались эти объятия по прошествии суток пытки. И уж тем паче таким желанным после долгих мучительных часов представлялся внезапный выход, после которого любые беседы с дознавателем, любые оговоры себя и других оказывались столь полны и безумно подробны. Ведь кошмар кончился, а покой требовалось оплатить.
История любит шутить, гоняя человечество по кругу; кто-то скажет, что это спираль, но уж больно похожи меты времени, – век назад, тысячу лет или две. Разные вариации одного и того же действа только усиливают эффект.
Мы считаем себя более гуманными, нежели римляне, отдававшие христиан на растерзание, негодуем, когда палачи из Исламского Государства отрубают головы пленникам, и «железная дева», обычное орудие «добывания признательных показаний» в средневековой Европе, представляется нам варварством, невозможным в цивилизованном демократическом обществе. Мы считаем демократический путь развития естественным и не удивляемся, когда за него приходится расплачиваться теми самыми свободами, которые демократия вроде бы гарантирует. Мы хотим быть свободными, а тоталитарный строй отнимает наши свободы и присваивает владыке, распоряжающемуся не только нашими правами, но часто – и жизнями. Однако, как сложно бывает обществу перейти от тоталитарного строя к демократическому, и как легко порой демократия скатывается к своей противоположности! Немцы вполне демократическим путем выбрали Гитлера, да и за коммунистическую партию, возглавляемую товарищем Сталиным, весь советский народ в едином порыве голосовал каждые четыре года, а ведь почти в каждой семье были жертвы советского варианта тоталитаризма. В других странах в цивилизованном ХХ веке к власти приходили такие тираны, как Батиста, Дювалье и Бокасса. Сколь бы прекрасна и возвышенна ни была принятая в СССР в 1936 году конституция, это не мешало утверждаться автократии и откровенной тирании.
Как не существует в природе идеального газа, так не существует и идеальной демократии. Идеального тоталитаризма не существует тоже. И уж подавно нет идеального народа. Если физикам с помощью идеальных процессов удается описывать вполне реальные явления, то создать в реальности свободное от любых тоталитарных превращений демократическое общество никому пока не удалось. В одних случаях тоталитаризм берет свое, потому что люди не готовы принять на себя бремя ответственности за собственные поступки, в других – мешает внешнее давление, которому нужно противостоять, а для этого отказаться (конечно, на время!) от демократических завоеваний. Когда человек оказывается перед выбором: быть свободным или поступиться частью личной свободы ради безопасности (порой – иллюзорной), он выбирает второе, и демократия отступает перед авторитаризмом. Люди вдруг с удовольствием повторяют слова телеведущих о необходимости любой ценой защитить демократические завоевания, даже лишившись их большей части. Ведь надо бороться с террористами, они могут быть всюду!
Демократические свободы предполагают личную ответственность за происходящее, а человеку хочется брать на себя меньше ответственности. Помните серию выступлений в США, названную «Оккупируй Уолл-стрит»? Люди устраивали марши в поддержку бесплатного образования и медицины – то есть, того, что, казалось бы, существовало именно в достаточно далеких от демократии странах. Бесплатные образование и медицина – такая же химера, как вечный двигатель. И расплачиваться за якобы бесплатные услуги приходится тем же людям, кто передоверяет ответственность (и распределение социальных благ) государству, для которого более простым способом управления является не демократия, а авторитаризм (и для него движение к тоталитарному режиму столь же естественно, как стремление воды в низины).
Усмешка демократии: люди не хотят видеть правителем мудрого, уверенного в себе, самодостаточного лидера, они боятся его, боятся всякой непохожести на себя. Они требуют, чтобы и лидеры оказались столь же просты и прямолинейны.
До поры до времени мы верим тем, кого избираем. Ведь они пока еще не осознали, как распорядиться дарованной властью, как сделать власть абсолютной, но по виду прежней, демократической. Мы не желаем быть рабами тоталитарной системы, но часто не замечаем, как эта «железная дева» поначалу нежно, а затем все более грубо и беспощадно обнимает нас и лишает обещанных, но уже недоступных свобод.
Все эти и многие другие оттенки борьбы демократии с тоталитаризмом, личной свободы против тоталитарной уравниловки вы найдете в повестях и рассказах предлагаемого сборника. В первой части книги собраны произведения, действие которых происходит вроде бы в нашем реальном мире. Возможно, даже сегодня. Как нам кажется –не с нами, но так ли это на самом деле? Вторая часть книги переносит читателя в фантастическую реальность, но так ли она фантастична, как хотят представить авторы? Свободу трудно приобрести и легко потерять. За демократию нужно бороться, иначе ее очень быстро заменит «железная дева». Вы не хотите оказаться однажды в ее нежных объятиях? А может, вы уже приспособились жить в этих объятиях, и они вовсе не кажутся вам пыткой?
Авторы этого сборника сделали свой выбор между демократией (со всеми ее издержками) и тоталитаризмом. Но ведь каждый выбирает сам…

Реклама

1 комментарий в “Специально для России

  1. Поскольку данное сообщение кроме рекламы сборника содержит ещё и эссе на тему достоинств демократии, хочу поделиться своими соображениями на эту тему. В результате долгих и мучительных размышлений (на которые меня подвигла Юлия Латынина) я пришёл к выводу, что демократия при всеобщем избирательном праве не оптимальный способ управления государством, хотя и более прогрессивный, чем абсолютная монархия. Большинство людей даже в просвещённой Европе не способны просчитывать отдаленные последствия популистских решений. Дело не в том, что люди не хотят брать на себя ответственность, они просто не умеют просчитать отдалённые последствия законотворческих инициатив. Для грамотного просчёта полезно изучить опыт десятков государств, накопленный за сто-двести лет, экстраполировать этот опыт с учётом изменяющихся социально-экономических условий и особенностей менталитета и культурных традиций конкретного народа. Я, например, НЕ ЗНАЮ, какая система налогообложения лучше – плоская или прогрессивная, а если прогрессивная, то насколько крутой должна быть шкала. Вот – НЕ ЗНАЮ. Разработать эффективную экономическую программу не легче, чем новую компьютерную программу. Большинство с удовольствием поддерживают призывы «отнять и поделить» (мягче – «занять и поделить»), а через несколько лет — ОЙ! На мой взгляд, оптимальная форма реализована сейчас в Китае. Группа интеллектуалов, обладающих познаниями в области экономики (а также социологии и психологии) принимает решения. С некоторой периодичностью стареющие интеллектуалы выбирают своих преемников. Групповое руководство страхует систему от разрушительных влияний отдельных параноиков (наподобие Гитлера и аналогичных по поведению типажей). Преемственность оберегает от непродуктивных шараханий. При этом контроль над обществом – довольно жёсткий, полицейское государство. Конечно, есть проблема – откуда взять изначальную группу порядочных интеллектуалов. Сингапурцам повезло, достался разумный и порядочный диктатор.
    Спасибо за внимание всем, кто дочитал до конца.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s