Критерии качества

Некоторые жюрители уже закончили свою работу, сначала казавшуюся бесконечной. Всё-таки, необходимо разбивать тексты на блоки, не больше 30 в каждом. Тексты, получившие оценку ниже 6 баллов судьям второго этапа можно не читать, это сэкономит время и силы.
Конкурс получился сильный, в других случаях я бы назвала другую цифру, но сейчас это оценка «6 баллов».
Я расскажу о своих критериях.

Мы все стремимся к недостижимому идеалу — объективности.
Какие критерии могут определять художественную ценность произведения?
Самое главное, конечно, — стремление читателя прочесть рассказ. Нам интересно, либо неинтересно. Это основной критерий.
При этом мы, по мере сил, должны постараться объяснить автору (и самим себе) причину недостатка или отсутствия интереса.

Что мешает нам проникнуться текстом, мешает восприятию?

Во-первых, ошибки.
Некоторые авторы убеждены, что работа редактора — исправлять их ошибки. Найдите себе такого редактора и заплатите ему за эту работу. И высылайте на конкурс исправленный текст.
Чтение неграмотных текстов — тяжёлый утомительный труд. При наличии грамотных конкурентов такие тексты не имеют шансов на победу.

Ошибки бывают грамматические, пунктуационные, стилистические, оформительские (абзац, прямая речь, разбивка между частями).

Некоторые авторы избегают «самодеятельности», используя проверенные на публике фразы. Такой приём называется «штамп». В художественном произведении допустим только в качестве прямой речи персонажа — с целью подчеркнуть убогость стандартного мышления такого персонажа.
Из практики: одна из моих рецензий состояла сплошь из статистики: я гуглила каждое предложение и выписывала цифры. Выглядело это так:
«Первое предложение встречается в сети 175 раз. Второе предложение — 48. Третье предложение — 1 001 293.»
Естественно, о художественных достоинствах здесь речь не идёт.
Пишите глупости, неправильности — но свои.

Сорные слова.
Объём текста 4 тысячи слов, из них 50 раз повторяется слово «был» (была, бывали) и 20 раз слово «будет» (будут). У автора ограниченный словарный запас, либо он нетребователен к выбору слов, что непозволительно для писателя.

Перегруженные предложения.
Об этом я уже писала, щедро определив лимит в 20 слов для одного предложения. Но, пожалуйста, пусть это будет прямая речь мудрёного персонажа или действительно необходимое пояснение. Основная часть текста может состоять из предложений в 6-12 слов длиной. Одна мысль на одно предложение. Не перегружайте предложение.
Не нужно вмещать в одно предложение информацию о том, что 1) у кого-то идёт кровь 2) уже перестала идти 3) из носа 4) носовой платок спрятан в определённый карман 5) вышивка на платке символизирует нечто из жизни героя. Разбейте на три предложения и порадуйтесь возникшей динамике.

Динамика рассказа, напряжённость сюжета — не совместима с длинными предложениями.
Чего вы хотите от рассказа? Описаний природы-любови-сиропа и родинки на щеке или истории? Я не читаю описаний. Описания удаются редким мастерам. А вы читаете описания?
Количество прилагательных в девочковых рассказах бывает невыносимым. Она первая изобрела эти слова: «волшебный», «удивительный», «поразительный», «серо-голубые», «утончённая». Всё будет воздушно-кисейным — и до конца повествования ничего не изменится. Это принято считать принадлежностью «женской» прозы. Однако, встречается у авторов любого пола.

Конспективность.
Не сообщайте мне, что герой «щедрый, благородный, красивый» — я не верю. Покажите сценку, где эти качества проявятся. И позвольте самой сделать выводы. Я читатель, но я не слюнявый идиот, неспособный к простым рассуждениям. Если я вижу, что не попадаю в целевую аудиторию — буду ли я читать рассказ?
Несвязность.
Автор уделяет время описанию природы-погоды-настроений-детства — и конспективно проматывает всю последующую жизнь персонажа. После чего герой умирает. Либо пропускает эту жизнь вообще («а зачем?») — и показывает смерть персонажа. Зачем? Непонятно. Логика автора мне неясна и аналогичного интереса к герою рассказа не возникает — я пожимаю плечами, прочитав конец рассказа, никак не связанный с началом.
Конспективность.
В некоторых рассказах описывается история мира с точными датами, перечисляются изобретения с кратким техническим описанием, вкратце пересказывается биография главного героя. Рассказы не вызывают у меня никаких эмоций, поскольку из множества перечислений ничто не вызывает ощущения присутствия.
О чём рассказ? — «о жизни какого-то чувака».
Если «чувак» меня не заинтересовал — то и рассказ, скорее всего, тоже.

Главный герой должен вызывать эмоции.
Любите своего героя — и заразите меня этой любовью.
Бывает, пишут о том, что отвратительно — но кушать такое — человек со здоровой психикой отважится только при наличии большого количества пряностей: извращённых подробностей, юмора либо сатиры.
Пишите о том, что любите — это беспроигрышный вариант.

Скучный рассказ:
«Жил-был неинтересный человек. Всем на него было пофиг. Он хотел, чтобы непофиг, но заинтересовать кого-то собой у него не получилось.»
Скучных людей не бывает. Скучны те, кого мы недостаточно знаем и любим.
Пишите о том, что знаете.

Сюжет.
Любой. Что произошло в рассказе? «Мальчик прочитал книгу» — интересно? — «не-а».
Чем это может быть интересно? — мальчиком.
1) Он ненавидит читать, что-то изменилось — и он стал читателем.
2) Он мечтал прочитать книгу, но были препятствия, к. пришлось преодолеть. И в конце — что дала ему книга? пусть даже разочарование: «не стоило того».
3) Считал книгу скучной, но, в свете каких-то происшедших событий — изменил мнение.
Герой должен чему-то научиться. Если опыт ничему не учит — это бесполезный опыт. Учит радость, но горе тоже учит. Разочарование учит, как и узнавание. Эмоции. Сюжет без эмоций — это топтание на месте.

«Вышел ёжик из тумана. Потоптался на месте и снова зашёл в туман.»

Сюжет может быть простым или сложным. «Мальчик прочитал книгу, поступил в университет, влюбился в девушку» — пусть в сложном сюжете эти события будут связаны между собой. Прочитанная книга определила выбор специальности и научила разбираться в людях — так герой сумел разглядеть настоящий брильянт под маскхалатом и противогазом.

И ещё.
Писатели! Читайте плохие рассказы! Учитесь определять ошибки — с тем, чтобы избегать их.
Искренне надеюсь, что конкурс всем помог научиться чему-то новому.
Мне — так, точно помог.

Спасибо всем за вопросы — очень помогают думать.

Реклама

39 comments on “Критерии качества

  1. Хорошие рекомендации 🙂 «Доставили» 🙂 Спасибо.

    Насчет 6-ти баллов вопрос: вы не пропустите тех, у кого средняя оценка ниже 6-ти или тех, кому хотя бы один судья влепил меньше 6-ти?

    • 10+10+6=26:3=8,7

      Ну, честное слово, даже в голову не пришло, что у кого-то такой вопрос возникнет. Думаете, необходимо уточнение?
      Если судья не один — разве это не означает, что мнение каждого из судей имеет равную ценность?

      • Ну, да вообще то, как бы право вето по минимальным баллам… 🙂 и судей вроде пять, а не три?

        • Я ж про то и говорю: невыносимо сразу 120 рассказов на каждого судью. А дальше объясняю, что выносимо: по 30 рассказов на 1 судью. И пусть три оценки будут давать планку для второго тура. На основании среднего арифметического.
          Собственно, так всюду и делают, это мы что-то ступили, не рассчитали исходного количества.

          • А сейчас хуже — всего 8 рассказов выходят в финал. Журналы будут отбирать из верхней части таблицы, каждый рассказ, получивший хотя бы одну девятку или десятку — имеет шанс быть опубликованным.

          • Т.е. вы отбираете 8 из 129? Круто! =)

            Вообще, вы могли бы сократить нагрузку на судей, методом прогрессивного отсева. Т.е. если первый судья оценил рассказ на 3, следующий судья его уже не читает, т.к. шансов у рассказа уже практически нет.

            А на месте судей я бы даже не читал рассказы, которые до меня получили пару трояков или даже пятерок, т.к. даже я и все после меня поставят им по 10, средний балл они уже не наберут.

  2. хмм… То есть, есть смысл снимать рассказ, как я понимаю, если никто из судей не объявил в комментах 9-ку или 10-ку, да? 8 из 129-ти — это и правда круто, наверное, и не решилась бы, если б знала…

    • Например, есть пять судей, проходной балл — 8, минимальный — 3.
      Если первые два судьи поставили по 3, это значит, что для того, чтобы пройти, трое оставшихся судей должны выставить в сумме 34 балла, а это математически невозможно, т.к. 3х10=30…

    • Я не могу решать за редакторов. Потребность в хороших рассказах огромная. Хороших рассказов случилось на удивление много.
      Обсуждается идея сборника по итогам.

      Говоря про оценки, я говорю только за себя: у меня «9» и «10» — означают рекомендацию к печати. С восьмёрками надо работать. С семёрками — ещё больше надо работать. С шестёрками — либо надо, либо не надо, как автор сам захочет.

      Снимать рассказ, когда судьи усиленно читают, считают, пишут — не очень хорошо. Это значит: немножко дополнительной работы по коррекции сайта, таблиц, личных документов каждого из судей. Плюс немножко нервов от этих судей. Если можно, подождите немножко.

  3. Ну, не совсем так.

    Например, есть пять судей, проходной балл — 8, минимальный — 3.
    Если первые два судьи поставили по 3, это значит, что для того, чтобы пройти, трое оставшихся судей должны выставить в сумме 34 балла, а это математически невозможно, т.к. 3х10=30.

    Значит после первых двух судей, если они поставили на двоих меньше 10, трое других могут рассказ не читать, потому что даже если они одарят его десяткой каждый, он всё равно пролетит. Это простейшая математика.

    Местные судьи могли запросто игнорить рассказ если у него от двух предшественников в сумме набралось между 6 и 9 баллами. А те судьи, что опытней — и до 12 🙂

    Ну, а 8 финалистов — это безусловно верный партиец Жаклин де Гё, ответсвенный за озвучку сайта, (3 рассказа), друг Венгловский (3 рассказа), ну и еще парочка случайных везунчиков, угодивших ейным вкусам 🙂 Этот выбор можно было сделать и без такого феерического столпотворения рассказов, без насильного чтения «графомани», без ругани и без лопающегося от самодовольства Шаньги.

    С другой стороны — некоторые отзывы было интересно почитать, даже полезно. За это критикам спасибо.

    • «ну и еще парочка случайных везунчиков, угодивших ейным вкусам»
      ___________
      А чьим «ейным»?

    • А что-то там Шаньга сказал по поводу довольства собой? Или это вы так, просто, в виде присказки?

      • Да он что не напишет, так от этого аж мерзко делается. Как олеумом в глаз. Вот уж где премахровейшая графомань загнездилась. Жуть!

        • Смотря что вы подразумеваете под словом «графомань». Мне нравится всё, что я читала у Шаньги. Вы понимаете, что я искренне говорю, правда же? (Я, видимо, тоже графомань.)

          А чего не хватает произведениям Шаньги, на ваш взгляд? («Графомань» — это не критика, а эмоциональная оценка.) Вы можете показать на примере одного какого-то текста, на ваш выбор?

          • Я у Шаньги прочитал только сказочку с матерком, которая идет по ссылке с его ника. Текст, как текст, ничего особенного, «графоманью» я называл его комментарии, которые не содержат никакой полезной информации, кроме едких подковырок и пустозвонья. Именно это мы обычно называем графоманией — слова ради слов и плевать на смысл, плевать на то, что это кого-то может несправедливо обидеть и т.д.

          • 1) Цитату «с матерком», пожалуйста.
            2) «Ничего особенного» — это о сюжете, стилистике или идее произведения? О чём именно?
            3) Вы знаете, я это постоянно встречаю — в сети ярче, чем в реале — люди лишают кого-то права на разумность: «Я этого не понял, значит, это лишено смысла». Недавно шла где-то большая дискуссия про Хью Лори. Я встряла со своими пятью копейками и получила ответ: «да ничего он не имел в виду и никакой причины для обсуждаемого высказывания у меня не было.»
            Пример с Хью Лори помог мне понять, что люди легко лишают права на разумность даже своих кумиров.
            Я задумалась: почему?
            Моя идея — потому что людям лень вникать. Так упрощается картина мира.
            Вы можете считать Шаньгу тупым — только по этой причине. Возможно, способность обдумывать слова собеседника блокируется обидой. Прежде, чем кого-то съесть, нужно доказать себе, что он не сапиенс. Тема большая и интересная, можно развивать в разных направлениях (н-р, Колобок, доказывающий собеседникам свою разумность — и Лиса, способная пренебречь табу на разум).

            И всё-таки, «ничего особенного» про тексты Шаньги — это открытая ложь. Я, правда, так считаю.
            «Ничего похожего на других авторов» — да.
            «Ничего привычного» — да.
            Но «ничего особенного» — снижает доверие к собеседнику.

    • Был один в папке с «Подозрительными» (не знаю, что вы такое сделали), а остальные, вроде, постятся.

      • если там много текст, начинается с «Ну, не совсем так.» и заканчивается «За это критикам спасибо.» — то он наверное просто очень длинный. Я там разобрал метод прогрессивной оценки, ну, и наехал на Шаньгу, разумеется 🙂

        • Алексей, вы спамер. Честно-честно — это не я решила, это Аксимет. А он умный и разбирается.
          Но я вас вытащила только что из спама. То есть, половину вас. То есть, одну треть. Остальное были повторы.

    • Цитата с вашего сайта сказка «Шаньга, Конь-Епогонь».
      «И думат тут Пакшата: “Тьфу ты, блядь, зараза! Конь кака-то епогонь опять!»

      • Ой, точно ))
        Я когда по деревням ездила, всё не могла альтернативу натуральной крестьянской речи придумать. Так и оставила пока эту идею.
        Но Шаньга — уникальный собиратель — у него речь персонажей органична и обогащена авторскими находками.

        • Камелия, я к мату отношусь спокойно, но если он есть в произведении, значит он там есть. А тут именно «матерок», т.к. на полноценный мат не тянет 🙂

    • 2) «Ничего особенного» — это о содержании. Язык интересный и необычный и это ИМХО единственное достоинство взятого за пример «Епогоня», потому что герои стандартные для сказок и это снова «ничего особенного». Читать не то, чтобы интересно, после одной сказки других не захотелось. Такой стиль навевает чем-то из 90-х, слегка эклектичный, немного циничный, чуточку эпатажный полупрозрачный стёб над устаревшими ценностями в перемешку с непонимаем ценностей новых. Лично мне, и это уже дело вкуса, такие опусы не очень нравятся.

      • Видите, «стёб» — а тут больше, чем стёб, гораздо. Здесь уникальная поморская «говоря», продолжение традиций Писахова и Щергина — кропотливый труд собирателя и хранителя устной речи.
        Возможно, вы не сталкивались с натуральными носителями диалектной речи — и поэтому приписываете такой речи цинизм и насмешку? Потому что я не единственная, у кого эта уникальная речь вызывает восхищение и трепет.
        А вы славянскими языками интересуетесь? Ведь уникальное явление для русских — способность говорить и понимать югославов, например. Конечно, расхождение языка больше, чем у диалекта — но ощущение сходное — от узнавания этих путей, от обогащения своего знания о родном языке. Хотя, диалект ли это? Или всё-таки язык?

        Да, поморская говоря умирает. И литература — единственный способ сохранить её в наше время. Ценность такой литературы невозможно переоценить (пардон за тавтологию). Возможно, поморцы осознают ценность своегй говори и возмутся её возрождать. И я знаю, кого они попросят о помощи в сохранении языка.

        • Слово «стёб» относилось к литературе 90х, а не к Епогоню. Про язык я согласен — чудо, как хорош, серьёзно. Но люди оценивают общее впечатление от прочитанного по-разному: кому-то важнее «как написано», а кому-то «что написано». Здесь, у вас оценки одних и тех же рассказов пляшут от 3 у одного судьи до 9 у другого — и это лучшее тому доказательство.

          Если бы я оценивал Шаньгу по вашей системе, это было бы так:
          Я — 3, Г — 2, И — 1. Бонус за диалект — 1. Итого: 7.
          Что соотвествует характеристике «ничего особенного». Публиковать? Ну… в «Лингвистическом вестнике» разве что.

          • Мне в детстве посчастливилось читать диалектные сборники и книги на украинском и болгарском языках (хмм… читать было нечего!).
            В общем, очень полезное разнообразие для ребёнковского ума — сам язык диктует новую информацию.
            Усреднение не работает, вы правы.

    • 3) Камелия, я лично ничего против Александа не имею, тупым его не считаю и при встрече буду рад пожать ему руку (если подаст :). Мне не понравилось его поведение на вашем конкурсе. Не понравился тот виртуальный образ, который он здесь кобенит. Я знаю, что сам не подарок, но я стараюсь сдерживать стаю своих собак, а он наоборот — травит ваших гостей озверевшим от голода хомячком.

      • Речь не мальчика, но мужа.
        Рада, что сумели разобраться.
        У всех у нас бывают плохие дни.
        Однако, не все умеют отделить отношение к тексту от отношения к автору. Шаньга умеет. В его справедливости нет смысла соммневаться.

  4. если рассказ мне нравится — мне совершенно фиолетово, что ему другие судьи поставили. Я его все равно буду пытаться куда-нибудь предложить к публикации

    • Мне не фиолетово, т.к., я допускаю, что могла чего-то не заметить (стихи Бродского, например).
      Но при общих равных условиях — вкусы у всех разные. Было бы глупо жюристам оглядываться друг на дружку и ставить оценки, исходя из вкусов и принципов чьих бы то ни было, кроме своих собственных.

      • Согласен, на каждую отдельную оценку — было бы глупо, но вы же потом считаете среднее, а это значит, что, хотите вы того или нет, но именно мнение «соседа» способно свести на нет вашу оценку.

        • Не совсем так: каждый судья может продолжать бороться за понравившееся произведение — рекомендуя его к публикации.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s