Владимир Семенякин. Оракул-42

 

Чёртов постмодернизм

Энди Уорхол

 

Геннадий Григорьевич коснулся последнего контакта лучом квантовой отвёртки и поднялся на ноги. Он прошёл мимо рядов пластмассовых стоек, в которых покоились нейроны электронного мозга, поднялся к пульту и с гордостью взглянул сверху вниз на дело своих рук.

— Я нарекаю тебя Оракулом, — воскликнул Геннадий Григорьевич и его голос эхом разнёсся по машинному залу. — Оракулом… м-м…

Гениальный учёный прикинул номер прототипа и закончил:

— Оракулом-42.

Геннадий Григорьевич раскатисто рассмеялся и пошёл вниз по ступенькам, потирая ручки.

— Он должен увидеть дело моих рук. Он у меня получит сейчас! Мерзкий скептик. Клапауций неверующий… Фома!

У стены лаборатории стояла телефонная будка, почему-то синего цвета. Геннадий Григорьевич взглянул на неё удивлённо. «Кто её сюда поставил?» — подумал он, открывая дверь. Однако особо раздумывать желания не было — руки дрожали от нетерпения. Он набрал номер, один раз ошибившись.

— Алло? — сказал Геннадий Григорьевич. — Можете дать, пожалуйста, Гудвина Виктора Павловича?

Он помолчал, разглядывая выцарапанные над телефоном надписи на русском языке («Даже здесь есть» — отметил про себя Геннадий Григорьевич).

— Павел? — Геннадий Григорьевич помолчал. — Да. Можешь приходить. Сейчас посмотрим, кто из нас учёный, ты, старый дурак!

Он вышел из кабинки, хлопнув дверью. Поднялся к пульту.

В ожидании оппонента Геннадий Григорьевич расхаживал перед пультом из стороны в сторону, напоминая чем-то мячик для игры в пинг-понг.

Через пятнадцать минут внизу послышались шаги и в зал вошёл Гудвин.

— Ага! — воскликнул Геннадий Григорьевич. — Вот и ты!

— Ну что, долепил своего Франкэйнштейна?

— Приди и посмотри сам!

Гудвин Виктор Павлович поднялся и встал в свете лампы над пультом.

— И что умеют эти ящики с металлолом, кроме как быть ящиками с металлолом? — спросил он, глядя вниз.

— То, что я клялся сделать пятнадцать лет назад! — воскликнул Геннадий Григорьевич и его голос эхом разнёсся по машинному залу. — Оракул-42 способен отвечать на любой вопрос!

На заросшем лице критика антинауки возникла знаменитая Ухмылка, от которой замирали торсионные поля в радиусе полупарсека и закрывались двери в лето, а так же в зиму, весну и осень.

— Враг мой, что ты смеёшься?! — Воскликнул Геннадий Григорьевич зловеще.

Враг его объяснил:

— Чтобы верно поставить вопрос…

— Нет! — резко ответил Геннадий Григорьевич. — Он способен отвечать на любой вопрос. Точка.

Геннадий Григорьевич подошёл к пульту. Он нажал ботинком на Большую Красную Педаль, спрятанную в полу.

Замерцали огоньки. На клеммах выросли синие деревца коронарных разрядов. Оракул-42 мигнул красным глазом, и произнёс: «Раз, два, три, четыре, пять». Помолчал, и добавил бархатным голосом: «Приветствие».

— Задавай вопрос, Админ, — продолжил он.

— Можно уже, да? — спросил Гудвин Виктор Павлович.

Геннадий Григорьевич величественно кивнул:

— Соизволь. Обращайся к нему Оракул-42.

— Хорошо, — Гудвин глянул в красный глаз компьютера, — начнём с простого. Оракул-42, что у меня в кармане?

Оракул-42 ответил не раздумывая:

— Первое. Пачка сигарет «Прима», забытый запах родины с возможностью выиграть скидку и восхитительную чашку. Второе. Пачка сигарет другого производителя, приводящих к раку в два раза быстрее. Третье. Кисть руки, пальцы которой сложены в жест, называемый в словаре Даля издания 1929 года кукишем.

Гудвин Виктор Павлович удивлённо поднял брови и покачал головой:

— Неплохо, — сказал он.

— А то! — Геннадий Григорьевич покивал.

— Ты подсказываешь ему! Отвернись. Оракул-42! — крикнул Гудвин Виктор Павлович, — Ведро ты безмозглое, можешь ты придумать такой корректный вопрос, на который сам же не сможешь ответить?

Компьютер ответил не задумываясь:

— В твоём вопросе скрыт парадокс. Я не собираюсь на него отвечать, жалкое белковое создание.

— Как ты меня назвал, подлый ящик с транзисторами?! —возмутилсяГудвин Виктор Павлович.

Геннадий Григорьевич дёрнул его за рукав и предупредил:

— Лучше его не зли. У него первых закон иногда барахлит.

Гудвин пожевал губами и нехотя кивнул.

— Оракул-42, — крикнул он, — ещё вопрос. А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало, что осталось на трубе?

— Осталась твоя последняя буква И.

— Признай просто – ты был не прав, — сказал Геннадий Григорьевич, кладя руку на плечо оппоненту. — Я всё-таки гениальный учёный.

— Ты обманщик! — крикнул Гудвин Виктор Павлович. – Подлый обманщик! Не может быть!

Он глянул на пульт с ненавистью:

— Оракул-42, отвечай немедленно, в чём смысл жизни!

Компьютер молчал в ответ.

— Не знаешь, да?

— Знаю, активная протоплазма, — произнёс компьютер, — но не хочу тебя расстраивать.

— Это ещё что такое, а? — спросил Гудвин, победно взглянув на Геннадия Григорьевича. На его лице начала проступать Ухмылка. — Оракул-42, что ты имеешь в виду?

— Во многом знании много скорби, — заметил компьютер.

— Ничего, стерпим, — ухмыльнулся Гудвин Виктор Павлович.

— Как хотите, — компьютер помолчал. — Смысл вашего и моего существования заключается в том, чтобы реализовался сюжет рассказа.

Повисла тишина, похожая на лезвие гильотины. Учёные переглянулись. Я забегал пальцами по клавиатуре, набирая дальнейший текст.

Конечно, непристойность со стороны компьютера никак не входила в изначальные планы, но что поделаешь, если он может ответить на любой вопрос.

— Что несёт этот твой ответчик? — спросил Гудвин Виктор Павлович.

— А ты подумай, — сказал компьютер. — Не задумывался над своими инициалами? Ты ведь герой второго плана.

— Чего-о? Это ещё почему?

Компьютер молчал.

— Оракул-42, это почему ещё? — спросил Геннадий Григорьевич.

— Так было задумано в начале, — ответил Оракул-42. – Но автор элементарно не разбирается в композиции. Ты являешься более активным персонажем и…

Что-то закоротило в контактах компьютера. Полегче на поворотах. Я тут автор, нечего меня унижать.

— Что за бред! — Гудвин Виктор Павлович рассмеялся. — Это шутка такая, да? Если мы герои рассказа…

Гудвин Виктор Павлович исчез. Надоел он мне. Да и текст надо элементарно заканчивать.

— Оракул-42, что случилось?! — закричал Геннадий Григорьевич и его голос эхом разнёсся по машинному залу.

— Какая разница. Текст кончается, и ты на это повлиять не можешь, – ответил компьютер. — Я бы на твоём месте не особо суетился. Это лишняя трата сил.

Геннадий Григорьевич забегал по залу, воздевая руки к небу. Бедолага, он действительно думал, что живёт ради великой цели. Нет, не буду злорадствовать. Кто знает, вдруг затянувшийся роман о человечестве тоже близок к окончанию, и мне придётся тогда оказаться на месте Геннадия Григорьевича.

Пять тысяч буков с пробелами давно прошли.

Пора.

Развязка. Полыхнуло. В центральных секциях компьютера начался пожар. Пол треснул. Расталкивая горящие обломки, из-под земли пополз вулкан.

Потухший. С плоским кратером.

Геннадий Григорьевич оглянулся, вытаращив глаза. Он хотел крикнуть: «Будь милостив ко мне, мой автор!» – но вышло совсем другое:

— Чёртов, чёртов постмодернизм!

По склону вулкана тихо ползла улитка.

Вулкан назывался Фудзи.

Реклама

15 comments on “Владимир Семенякин. Оракул-42

  1. Забавная писательская байка. Догадываюсь, что и половины аллюзий не считала, но это ничуть не помешало удовольствию

    Стилистика отлична, язык надо править в смысле грамотности, про неверное оформление прямой речи уже говорила.

    Герои хороши, хотя и несколько картонны. Хотя так и требовалось по замыслу, насколько я понмаю?)))))))))))))

    Идея простенькая и многократно юзаная, но реализована на редкость удачно

    Пока семерочка, там посмотрим

    Сейчас посмотрим(,) кто из нас учёный, ты (,)старый дурак!

    Пропущены запятые. Тут СТАРЫЙ ДУРАК – тоже часть обращения, в отличие от узнаваемой цитаты, поэтому тоже нужна запятая

    В ожидании оппонента, Геннадий Григорьевич

    Лишняя запятая

    и стал в свете лампы над пультом

    или пропущено дополнение – каким именно он стал, или слово неверное и должно быть ВСТАЛ

    Спросил он, глядя вниз.

    Странно, что до этого с того же самого места гг смотрел на дело рук своих вверх. Но предварительно ПОДНЯВШИСЬ к пульту. Еще тогда царапнуло.

    Воскликнул Геннадий Григорьевич и его голос эхом разнёсся
    Закричал Геннадий Григорьевич и его голос эхом разнёсся по машинному залу.

    Пропущена запятая. Прямой повтор. Похоже, автор не только ЭЛЕМЕНТАРНО не разбирается в композиции, но еще и мыслит-работает блоками-шаблонами))))))))))))))))))
    Отличная шуточка
    Порадовали))))))))))))

    Оракул-42 умеет ответить на любой вопрос
    Он умеет ответить на любой вопрос

    Глагольная рассогласованность. Если умеет – то ОТВЕЧАТЬ. Если ответить – то СУМЕЕТ

    и произнёс: «Раз, два, три, четыре, пять». Помолчал, и добавил бархатным голосом: «Приветствие».
    — Задавай вопрос, Admin. — Сказал компьютер.

    По оформлению получается, что последняя фраза принадлежит уже не Оракулу, а это вроде как неверно. И зачем латиница в прямой речи? Как ее там можно услышать?

    Пачка сигарет другого производителя, приводящие к раку в два раза быстрее.

    Падежная рассогласованность

    Кто знает, вдруг затянувшийся роман о человечестве тоже близок к окончанию, и мне тоже придётся оказаться на его месте.

    Повтор и не очень удачное построение – получается, что гг придется оказаться на месте окончания. Или романа.

  2. Лучше не создавать оракулов, способных ответить на все вопросы, а то придется заканчивать, м-м-м, рассказ. Здорово позабавили, автор! Смеялась в конце. Прелесть что такое. Герои характерные, язык:
    Геннадий Григорьевич раскатисто рассмеялся и пошёл вниз по ступенькам, потирая ручки. Уменьшительное ручки плохо сочетается с раскатисто рассмеялся, сразу представляешь себе крупного человека, а у него оказывается ручки.

    Собственно только это и поймала. Так что твёрдая 9. Даже по сетке выписывать не хочется.

    • Спасибо за отзыв! Что до героя с ручками — хотел сыграть на контрасте, чтобы он вышел великаном с детскими ручонками. Но если вам резануло глаз — учту, пересмотрю это место.

  3. Понравился. Куча цитат, пикировка цитатами, смешно.
    И, главное, автор уложился в объём.
    Согласна с замечаниями предыдущих ораторов.
    Однако, читается весело и легко и, главное, легко и с удовольствием.

    Оценка — 10

  4. «Может добавить компьютеру каких-нибудь нечеловеческих интонаций, чтобы выделить его среди остальных персонажей», — подумал рецензент, но вслух говорить ничего не стал, а судорожно выпустил слизь из-под жабер и начал медленно разворачиваться к востоку, оставляя на траве волнистый флуоресцирующий след.
    Стиль, язык – два балла.
    Герои – три балла.
    Идея – три балла.
    Бонус – за улитку.
    Итого: девять.

    • Спасибо за необычный отзыв!
      Идея про нечеловеческие интонации неплоха, надо будет осторожно это сделать, чтобы не разрушить ритмику текста.

      На выходных постараюсь ещё раз отредактировать рассказ в с учётом указанных замечаний.

  5. Здравствуйте, Комментатор-42 включен.
    Видимо, ваш текст был вызван шутливым настроением.
    Язык и стиль подтянулись на 3.
    Герои так быстро исчезли, что от них не осталось ничего — 0.
    Идея весела, постмодернизм за все отвечает — 3.
    Бонус за оригинальность постановки повествования.
    Итого: 7.

    • Большое спасибо за отзыв!

      По поводу героев — да, в таком объёме тяжело было успеть раскрыть сложные образы. Пытался использовать всякие хитрости, типа Ухмылки. Но — согласен — герои вышли похожие. Лему в историях про Трурля и Клапауция этого, наверно, удалось избежать.

      Подумаю как дать какие-то более характерные черты моим героям. Поиздеваюсь над ними ещё… Хе-хе, ваш автор вернётся к вам, ценные мои!

  6. Не ново, хотя не вспомнию, где встречалось подобное, но определенно — не ново. Позабавило. Персонажи получились выше среднего. Язык — тоже вполне читабелен.

    Я — 2
    Г — 2
    И — 2
    Б — 1

    7

    • Спасибо за отзыв.

      По поводу идеи… Больше всего ценю в текстах свежесть концепции и поэтому дотошно сверяю каждую придуманную историю с существующими решениями.
      Такого не читал — чтобы герои обнаружили наличие автора через машину, дающую ответ на любой вопрос.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s