Оксана Владимирова. Жена самоубийцы

Мэган раскромсала пустую сигаретную пачку, смяла и зашвырнула в мусорное ведро. Запас пополнялся ежедневно. Каждый день ровно в семь часов девушка, набросив на худенькие плечи дождевик, выходила во двор. Затем — бегом до ближайшего супермаркета. Немного хлопьев, плитка шоколада, кошачьи консервы, чтобы пушистый троглодит не смотрел осуждающе, и заветная красно-белая пачка. Ковбойские, чтоб на них весь мир держался.

Сигарету по дороге домой, унять дрожащие пальцы. Затяжка за затяжкой, уже не так холодно. Вывалить содержимое пакета на стол, пнуть завалявшуюся трехнедельную газету и скрыться на балконе. Один на один с звездами и сигаретами. Три на каждую звезду пояса Ориона. По одной за биологических родителей, как кашу в детстве. На рассвете выкурить за Колума остаток. Открыть пинком дверь ванной и почти полчаса остервенело драить успевшие пожелтеть за месяцы курения зубы, напялить полосатую кофту и черные брюки, обмотать цепочку вокруг запястья и выбежать прочь из пустой квартиры. План прост.

Так было и четырнадцатого ноября, за исключением нескольких деталей: сигареты кончились раньше, кот со вчерашнего вечера маялся во дворе, а любимая кофта оказалась безнадежно заляпана горчицей из уличного киоска. А дверь объявила бойкот. Мэг повернула ключ до упора, уперлась плечом в створ и хорошенько нажала на деревяшку. Не поддалась ни на миллиметр.

— Помогите! — девушка нервно закусила губу. — Ей, есть кто-нибудь? Не могу выйти!

Вот только по ту сторону — ни единого звука. «Черт, — подумала Мэган, — в самое неподходящее время. Хотя, куда они теперь денутся? Только бы добраться до денег первой». Червь сомнения грыз и без того прокуренные мозги. Мэг прислушалась. Стук каблуков о кафельные пол. «Это страйк, детка». Она прислонилась ухом к двери. В нос ударил запах кошачьего помета и уличной грязи. Девушка отшвырнула половой коврик, сменивший не один десяток хозяев на своем веку. «Ничего, скоро вырвусь». Мэг приподнялась на носочки, чтобы заглянуть в дверной глазок.

— Ей, помогите дверь открыть, а? Только чур не вышибать. Дам пару монет.

Внезапно наступила полная тишина. Сквозь крошечное отверстие в двери ничего нельзя было разглядеть. В первые секунды ей показалось, что она ослепла. Затем раздался характерный щелчок, пуля разбила стекло, прошла через глаз и вышла с другой стороны черепа, вонзившись в голую стену. Мэган Фуко покачнулась и упала на злополучный ковер. Мозг еще некоторое время посылал тревожные сигналы рукам и ногам, но те замолкли навечно.

***

— Не двигается. Может, мертвая?

— Вздернуть бы тебя за такие шутки, но жалко силы тратить. До конца смены два паршивых часа. Не уж-то нельзя дать людям отдохнуть? Сначала целая группа укокошников, а теперь… — парень вздохнул и убрал прядь черных волос с лица девушки. — Молодая.

— А что? Новый игрок всегда нужен. Взбаламутить водичку, так сказать. А то засиделись наши игроки: уходят с первой удачной ставки или блефуют почем зря. Флинт совсем обнаглел. И как только Верховный крылышки не подпалил до сих пор? Сидит в тепле, а я прозябай и подчищай. Будто некому кроме меня.

— Болтаешь много, поэтому в шестерках и ходишь. Досье почитай. У нас тут и лунатик, и бегунок. Все в одном человеке. И еще нерастраченный потенциал, но это не редкость. А обрыв перед подъемом уже интереснее .

Напарник было надулся на замечание Семерки, но любопытство пересилило.

— Дай сюда, — он перелистнул пару страничек, где шла общая информация, и приблизил папку ближе к глазам. — Везунчик. Самой высшей пробы. Только свистни, и монета с небес упадет. Это ж надо, чтобы в друзьях одни маньяки. Вот это лунатик, так лунатик. А здесь чего? — Шестерка нагнулся еще сильнее. — Ух, ты. Совсем без тормозов. И общак грабанула и наследила, как гиппопотам. А бандиты все равно упустили. Только читал про такое. И что искать никто не стал?

Семерка отобрал досье и стукнул напарника папкой по голове.

— Сам не видишь что ли? И вообще, не наше это дело. Пусть Верховный разбирается: игрок или не игрок. По мне, такой падали нам и подавно не нужно, но там уж, как рассудит.

— Зачем ты так? Не убийца же, вполне порядочная девушка.

Семерка, не обращая внимания на напарника, довольно грубо потряс девушку за плечо:

— Мэган. Вставай. Мэган!

Парень хотел было ударить ее в солнечное сплетение или пнуть в бок, но Шестерка успел раньше.

— Вставай, надо кормить кота! — закричал он ей в ухо. — Потому что я, мяу, до смерти хочу есть. Сейчас откушу твое аппетитное ухо!

Девушка резво вскочила на ноги и схватилась за голову. Последнее, что она помнила — звук выстрела. Глушак надели, да только все равно слышно. Странно, но дыры в голове нет. Перед Мэган возвышались две фигуры в клетчатых рубашках. На вид почти братья, только один чуть выше и взгляд злее.

— Очнулась, наконец.

Вокруг — непроглядная темнота. «Хорошо, предположим свет можно выключить, но куда эти негодяи дели солнце, луну и звезды?» Девушка пошарила в карманах в поисках сигарет, но затем вспомнила, что они уже закончились.

— Приветствую тебя в Межмирье, Мэгги. Ничего, что я так по-простому? Меня можешь никак не звать, но этого, — парень кивнул в сторону неулыбчивого напарника, — лучше величай Семеркой, чтобы не зарывался особо. Время смерти 1967 год. Ну да найдешь, если понадобимся. Ты только Вольтов не трогай, а Девяток и Восьмерок спрашивай спокойно, те не спесивые. С Десятками не путай. Те поголовно усатые.

— Я… что умерла? — сказала Мэг притихшим голосом. — Не может быть. Я не все успела…

— Деньги, — разочарованно произнес Семерка. — Ясно. Из рассказа Шестерки, я сам ничего не понял. Ты этот сумбур забудь. Межмирье тебя отнюдь не приветствует. Тут таких целые отары. Но раз уж пришла, запомни несколько правил. Смерть — твое главное право. Хочешь, можешь здесь остаться. Работы много. Еда не нужна. Отпуск, как обычно. За хорошее поведение — повышение.

— Так и сказал, — вклинился в диалог Шестерка. — Лично я остался. Замерз насмерть в 1967. Тело не нашли. Да никому нужен и не был. Слепой. Но это, как повезет, можно и выиграть. Случается, но редко.

— Это рай?

— Необразованная. Ты хотя бы примерно представляешь, сколько вас таких каждый час поступает? Межмирья не хватит. Специально для тех, кто хочет вернуться, другое место заведено.

Мэган хищно улыбнулась.

— Можно попасть обратно?

— Да, — Семерка нехотя кивнул головой. — Можно и обратно. Только решение принимаешь лишь раз. Остаешься на службе в Межмирье или…

Мэган подсчитала в уме время. Денежки-то общаковские надежно запрятаны. Если сразу вернуться, то можно попытаться найти.

— Ну, хватит, а? Твои земные делишки мне не особо интересны, и думать так громко не обязательно. Ступай туда, если все решила, — он махнул рукой вперед. — Только оборачиваться не смей. В Межмирье этого ой как не любят. Повезет — вернешься на землю безобидной веснушчатой девчонкой или болонкой. По мне лучше собакой.

— Что? — девушка замерла на месте. — Я человеком хочу.

— Не оборачивайся, раз начала идти, — вздохнул Шестерка. — По мне, так лучше остаться. — Я слышал, тут можно до туза дослужиться, а те уже возвращаются на землю королями, только нечасто такое бывает. Раз в сотню лет или реже.

— Иди, — Семерка подтолкнул Мэг в спину. — Если Игрок, то может и крокодилом вернешься.

В нескольких шагах от нее яркими огнями горела вывеска «Справедливое Казино. Только Игроки». Перед входом в разноцветное здание стояло двое крепких ребят. Клетчатые рубашки задраны до локтей. Бугристые мышцы оттягивают ткань, которая того гляди лопнет. Но носу по паре очков с темными стеклами.

— Давай, давай. Всех задерживаешь, — обратился один из громил к девушке.

Та инстинктивно обернулась. И действительно, позади уже выстроилась целая очередь. Судя по виду, такие же без пяти минут мертвецы, как Мэг.

— Оборачиваться нельзя, — краем рта шепнул старичок.

Девушка хмыкнула и откинула за спину прядь черных волос. Несколько секунд на раздумье она выиграла, а больше и не нужно. Мэган вспомнила все, что ей говорили Шестерка и Семерка, и почувствовала себя немного увереннее. Возможно, ей все-таки удастся вернуться.

— Я Игрок, — сказала она, подражая уверенной интонации Семерки, — Долго я здесь мерзнуть должна?

— Смотри-ка, с характером. Топай вперед по коридору и жетоны не забудь, — охранник бросил ей в руки круглые значки в форме звезд. — Сюда и сразу направо.

— Как скажешь, милый, — улыбнулась девушка. — И нечего пялиться.

Она подошла к двери, попыталась открыть, не получилось. «Да, что за день такой. Неправы те, что говорят, что для людей все дороги открыты». Деревянная ручка в форме льва противно скалилась, глядя на девушку. Охранники уже перешли к следующему в очереди и не обращали на нее внимания.

— Ничего, обойдусь. Выкручусь как-нибудь, — сквозь зубы прошипела Мэг. — Не в первой.

Острый каблук уперся в косяк; плюнув на ладонь, она уцепилась за могучую голову льва и резко дернула.

— Что за неуважение? — послышался изнутри незнакомый почти механический голос. Лязганье ключей, дверь немного отворилась, оттуда высунулась лохматая голова. — Ты что ли?

Безразличие и спокойствие нового знакомого сбило Мэг с толку.

— Трудный случай? — обратился он к охранникам. Те кивнули. — Тогда забираю. За остальными Восьмерка придет. Аккурат через минуты две. Сегодня завал. Хорошо партия скоро пройдет. Хоть поспим пять минут.

Провожающий был одет в свободную серую футболку и светлые, почти пижамные брюки. Весь его вид, начиная с неряшливой макушки и заканчивая пушистыми тапочками, очень уж домашний и сонный.

— Сколько еще, Девятка? — остановил один из охранников парня. — Ты только скажи, может поможем чем?

— Месяц и часа два в придачу. Так, что осенью меня уже не ждите. Да чего уж там говорить, работать нужно, — он рассеянно махнул рукой и повел ошарашенную Мэган внутрь казино. — Тут в пять еще двое пареньков — поджигателей прибудут. Дождитесь меня и лучше глаз не спускайте.

— О чем это они? — спросила она. — Какой еще трудный случай? Банков не грабила, никого не убила. Да у меня в школу отца только раз вызывали. Примерная жизнь.

— Отца? — легко согласился провожатый. — Лучше скажи какие планы?

Длинный узкий коридор, так сильно напоминающий больничный, казалось, чуть сужался с каждым шагом. На стенах висели картины: обыкновенные цветы и пейзажи вроде тех, что встретишь в кабинете у дантиста. От этих мыслей и зубы заболели.

— Все в голове. Боль ненастоящая. Я спросил, что будешь делать дальше.

— Сначала скажи почему меня в один мешок с террористами? — Мэг надула губки. — И что за привычка обращаться ко всем по кличкам? Шестерки, Восьмерки. Как маленькие, ей богу.

— Почему я трачу на тебя свое время хочешь узнать. Так, что у нас тут, — он вытащил блокнотик с изображением Микки Мауса из кармана брюк. — Мэган Фуко. 25 лет. Обманщица. Не слишком много, но с информацией здесь иногда напряженка. Полное досье у Шестерок и Семерок, а у они решают к кому определить новоприбывшего. Спрос с них.

— Никогда не думала, что смерть — это Казино, — презрительно произнесла девушка.

— Смерть — это шанс начать все сначала. Когда живешь там, внизу, о бессмертии мечтаешь, но такие мысли в голову лезут только, если все хорошо. А бывает по-всякому. Здесь налево. Слышала про теорию вероятности?

Мэг хмыкнула, посчитав недостойным своего внимания отвечать на такие вопросики.

— Никто вас судить не собирается. Хочешь остаться, оставайся. Пакостить в Межмирье сложно, да и наказывают за провинности жестче. Пожелаешь вернуться — играй. Никто не скажет: «А давай сделаем из нее нового Эйнштейна или пусть родиться калекой». Вот фишки, вот стол, рулетка, кости. Шансы равны у всех. Никакого мошенничества.

— Это рулетка-то? И сколько у меня времени? Вечность?

Девятка остановился. Серые глаза внимательно осмотрели хитренькую симпатичную мордашку, раскосые карие глаза и презрительно искривленные губки.

— Хороший вопрос, — он распахнул последнюю дверку в конце коридора. Музыка, до этого раздававшаяся где-то вдали, ударила по ушам. Перед Мэган, как на ладони, предстало огромное овальное помещение, разделенное на секторы. В каждом имелась своя рулетка, столы для игры в кости, карточные столы, укрытые бархатными покрывалами, колесо фортуны.

— В связке пятнадцать фишек. На них пометка «У» играть можно, а обменять уже нет. Как только будешь готова сделать выбор, пойдешь туда, — парень кивнул вперед. — Там арка, не запутаешься. Все полки подписаны. Посчитаешь количество фишек и найдешь нужный каталог. Только внимательнее считай.

— Я что покупать жизнь должна? Как на рынке? Может у вас еще скидки с распродажами имеются?

Девятка вздохнул.

— Да тут особого ума не нужно. Рядовая внешность, средние умственные способности фишек пятьсот стоят. За неделю накопишь, если аккуратно играть будешь, а если нет, можно и за триста что-нибудь сносное подобрать. Порядки строгие. Обманщикам два месяца дают. И лучше не мошенничать. Особенно, если не умеешь. Да ты не бойся, времени хватит с лихвой. Только за покерный стол садиться не советую.

— Это еще почему?

— Там могут и жизнь разыграть.

— Хорошо, ведь? Или нет? — девушка чувствовала некий подвох.

— Любая карта, которую в руки берешь, считается твоей и выбор уже не поменять. Даже выигранные фишки нечего не решают. Хорошему человеку и повезти может, такой, как ты, вряд ли. Попадешься на крючок. Подсунут дрянную жизнь так, что и сама не рада будешь, а поздно. Руки по привычке схватили наживку.

***

Мэган хмуро оглядела столики. И вроде бы все привычно, но как-то не по себе от того, что на небесах такой чепухой занимаются. Только притворяются приличными. Создали хорошую репутацию на Земле. Покойнички с умиротворенным выражением на лице спешат сюда попасть, уповая на вечный покой и райские кущи. А тут — подстава.

Девушка проигнорировала советы Девятки и направилась сразу к арке: товар посмотреть. Игроки, сосредоточенные на игре, не обращали внимание на вновь прибывшего. Вот только затылок буравил чей-то взгляд, и не тяжелый вовсе, но ощутимый. Расправив плечи, Мэг прошла меж двух стражников — Восьмерок, как ей показалось. Девушку встретило небольшое пыльное помещение, забитое полками. Длинные стеллажи с выбитыми стеклами возвышались до потолка, который плавно переходил в трубу. Мэган засучила рукава и уже через два часа нашла то, что искала. Пять тысяч фишек губернаторская дочка. «Любят, не любят, а бояться будут», — по-хозяйски рассудила девушка.

Начать решила с королевы любого казино — рулетки. Свободное место нашлось в четвертом отсеке. Оттолкнув локотком белобрысую девушку, которая чуть не заняла его, Мэг плюхнулась на стул и выложила перед собой фишки.

— Нехорошо так поступать, — услышала знакомый голос. — Место не твое.

— Я уже сижу, — отмахнулась девушка. — Пусть ищет другое.

Девятка вздохнул и повел неудавшуюся соперницу к противоположному концу зала. Радуясь маленькой победе, Мэган расправила плечики и уставилась на стол, разбитый на отсеки. В любом деле главное стратегия. Колум на свою беду немного разбирался в азартных играх. «Сначала на четное, потом, если проиграю увеличить ставку, если выигрываю, уменьшаю. Или не так? Черт». Мэг отсчитала одну фишку и подвинула на квадрат «Четное», затем, повинуясь чутью, чуть дальше на «Нечетное».

— Ставки приняты. Ставок больше нет, — произнес небесный крупье, запуская шарик.

— Давай, давай, — Мэг сжала руки в кулаки и постукивала ими по столу.

— Семнадцать красное!

— Бинго!

Одна живая фишка легла на стол перед Мэг. Она приободрилась, но следующий час везенье то приходило, то снова уходило. Словно у капризной удачи тоже были перекуры. Мысли о сигаретах не оставляли девушку ни на секунду. Нервно обкусывая губы, она поглядывала на скромную горстку фишек перед собой, потом на рулетку. «Двенадцать, двенадцать», — стучало в голове.

Периодически она видела, как люди выходят из дверей арки и группируются по двое около портала. Овальное пространство озаряется ярким синим светом. Иногда даже кажется, что оттуда идет музыка и люди ступают на зов света, чтобы вновь родиться.

— Партия, — кричит Девятка.

Такое происходит каждый несколько часов. Кто-нибудь обязательно решает уйти. На исход первых небесных суток на руках девушки собралось пятьдесят фишек. Сделав в уме несложные расчеты, она поняла, что двух месяцев никак не хватит. Ровно в одиннадцать часов их развели по комнатам.

— Своих сам забирай, — орал на весь зал Восьмерка, указывая на Мэган и на парочку людей бандитского вида.

Девушка немного поворочалась из сторону в сторону, но сон не шел. В незнакомом месте раздражало почти все: начиная от слишком мягких подушек, заканчивая необъятным пуховым одеялом. Отбросив его в сторону, Мэган выбралась на свободу. Душа просила сигарет, но в карманах еще с самого утра было пусто. Девушка вытащила из под матраца фишки, снова пересчитала и рассовала по карманам. Затем положила одну из подушек на середину кровати и прикрыла одеялом. Вряд ли тут опасаются воров. Раздобудет фишки и уйдет по-тихому. Всем же лучше будет. Однако в коридоре ее уже ждали.

— Не спится? — поинтересовался участливый Девятка.

— Вонючий жук, — тихо выругалась девушка. — Что ты здесь забыл?

Собеседник в ответ только устало улыбнулся.

— Поджигатели и те спят, как послушные ягнята, мне что от тебя вообще не отходить? Смена два часа назад кончилась, ты это понимаешь? Без толку. Ладно, пойдем. Кое-что покажу. Хотя и не заслужила.

— С чего ты решил, что я с тобой пойду?

Девятка вел уже знакомым коридором. Музыки на этот раз не было. Картины сменились: теперь на них была изображена ночная жизнь. Сверчки, темные глубины морей и океанов, луна отраженная на поверхности пруда. Огни крупных городов. Домик в окне, которого горела свеча. Они оказались перед огромным окном, которое, как догадалась девушка, выходило на Межмирье. Дыхание перехватило от увиденного.

— Звезды. Так близко? — она улыбнулась парню и проворно, как школьница, подбежала к окошку, чтобы уткнуться носом в стекло. — Вся Вселенная смотрит на меня сейчас. А это что? Планета. Ух, ты. С кольцами. Нептун?

В голосе слышалось столько юного задора, что Девятка немного расслабился и присел рядом.

— Сатурн, в общем-то, — замялся парень. — А рядом Юпитер.

— Полосатый, как чупа-чупс. Тоже здоровский. Так бы и смотрела всю ночь. А твоя любимая планета какая?

— Нескоро появится. Лучше иди спать.

— Как же. Сам привел. Да и что толку? Все равно не засну, — девушка уселась на окошко и стала с открытым ртом наблюдать за происходящим. — Такая красота и все бесплатно. Колум с ума бы умер от зависти. Хотя вряд ли, он вообще не такой.

— А какой?

Мэган спохватившись, что сказала слишком много, нахмурилась и буркнула:

— Не важно. Ты вряд ли поймешь, — она вздохнула. — Теперь я понимаю, почему люди хотят здесь остаться.

— Нас здесь не так уж много. Все меньше с каждым годом. В основном те, что назад не хотят. Боятся.

— И ты?

Парень развернул голову Мэг в сторону окна.

— Смотри, вот он — Нептун. Синий. В честь морского бога назван. Здесь его по другому называют, но мне больше земное нравится. Скоро опять переместимся. Может повезет и Солнце вблизи увидишь. А то живешь странной ночной жизнью, света белого не видишь. Он мне про тебя много рассказывал. Твои отец.

— Знаешь Колума?

Девятка промолчал.

— Какая у него теперь жизнь? — тихо спросила Мэган и поспешно добавила. — Не говори, если плохая и если хорошая, не говори. Он ведь смешной такой. Непоседливый. Я же не глупая. Выберу хорошую жизнь, учиться пойду. Может, даже в учителя пойду. А что? Буду указкой лупить и уму разуму учить.

— Какие перемены, да ты видно шутишь.

— Да, я устала, — прошептала девушка и устроившись на коленях к Девятки сладко зевнула и закрыла глаза. — Скажи, что у него будет хорошая жизнь. Даже, если не правда, скажи.

— Будет.

***

На следующий день карты не шли. Мэган попытала счастье в игре блек-джек, из пятидесяти фишек осталось только пять. Она обвела своих соперников мрачным взглядом. «У вас преимущество, так нечестно», — думала девушка, потирая сонные глаза. Через три круга она отбросила карты в сторону и поднялась на ноги. Партия людей, как раз готовилась к выходу. Синее свечение напомнило о Нептуне. Мэган задумалась. Выражение на лице Девятки было хорошо знакомо ей, хоть парень наверняка пытался скрыть чувство зависти, отправляя людей навстречу новой жизни.

Следующая неделя прошла относительно ровно. Сотня выигранных фишек, надежно припрятанных в матрасе, грела душу. Хоть и убеждали девушку, что здесь не воруют, все без толку.

— Что он несговорчивый-то? — жаловалась Мэган Шестерке, который забежал по важному поручению.

— Девятка? Странно, что не ладите. Я думал вам будет о чем поговорить. Оба сироты, из одного города. Я слышал, он тебя ждал. С отцом твоим закадычный друзья были, пока тот не ушел, — парень на ходу жевал бутерброд. — Да, ты не волнуйся особо, через недельки три он уже уйдет.

— Как уйдет? Разве не ты говорил, что вы цифры здесь навсегда?

— Так то оно так, но Девятка не один из нас. Такой же Игрок, как и ты, только с картой не повезло. Уникальный случай так сказать. Работает просто так, за идею. Мы все понимаем, сам бы не хотел вернуться, если мне выпало.

— Выкладывай, — Мэган схватила парня за рукав. — Что за тайны такие?

— Эй, эй. Осторожнее, новая. Ладно, слушай. Знаешь, почему люди остаются здесь? Страшно им. Какая карта попадется, никто наперед не знает. А ведь новую жизнь и в рулетке можно получить. Потом хоть плачь, а выбор уже не изменить.

— Не понимаю.

— К примеру, вернешься обычным человеком. Пойдешь в школу, потом семью заведешь, работа, дом и все такое, а ведь и иначе бывает. Равновесие штука хлипкая. Воры, убийцы, обманщики, предатели — все это черные карты. Такие, конечно, не покупают, да только все равно Всевышний следит, чтобы они тоже выпадали кому-нибудь. Не так много. Сокращает каждый год. А есть особая карта.

— Что может быть хуже?

— Он самоубийца, Мэг. Станет, если вернется. Второй раз уже вытащил. Жалко парня, а что делать? В прошлый раз я как мог уговорил, хоть он сейчас и не помнит, но второй раз не хочу. Никто такого не заслуживает, и пусть меня хоть трижды покарают. Скоро срок подходит, который ему определили. Что дальше будет и сам не знаю. Наверное, просто уничтожат.

— Разве это справедливо? Нужно с ним поговорить.

— Не вмешивайся, — парень положил руку ей на плечо. — Хуже будет. Не тот случай. Сам видел, серьезное дело. Карта сильная, человек сильный. А такой конец. Нечто страшное произойдет и врагу не пожелаешь. И ничего ты уже не изменишь.

***

Мэган подождала, пока Девятка закончит разводить по комнатам новых постояльцев и подошла, чтобы поговорить, но парень сделал вид, что не замечает ее.

— Я не вернусь, — он посмотрел на нее, как на предателя. — Ничего было выведывать. Тебя это не касается.

— Постой.

— Знаешь, я помочь могу. Мне терять нечего. Раздобуду фишек, сколько скажешь, только отстань. Меня твоя жизнь совершенно не интересует, — сказал парень. — У меня работы много. Решай. Один раз предлагаю.

— Разве тебе не страшно?

— Мне не страшно, мне хорошо.

— Неправда.

На несколько минут в коридоре воцарилась тишина.

— Я устал, Мэг. Возвращайся. Живи, только меня не впутывай.

Девятка вытащил черную карту и задумчиво повертел в руках.

— У этого человека будет семья. Представляешь? Ребенок, которого он однажды оставит одного. Одинокий Новый год. Жизнь без отца, и каждый день под гнетом беспросветного ожидания. Меня никто у них не заберет. Я уйду сам. Брошу свою семью. Ты можешь понять это?

— Да. Я знаю, что это такое, — Мэган протянула руку и коснулась карты. — Теперь это и мой выбор тоже.

***

Всевышний молча наблюдал на происходящим.

— Что скажешь?

Его помощник — Король стоял рядом.

— Судьбу не изменить. Карта есть карта. Пожалеет еще. Да, только не вспомнит, — он посмотрел на Бога. — Карта сильнее.

— Они разделили его на двое, — улыбнулся старик. — Кто знает?

Конец.

Реклама

12 comments on “Оксана Владимирова. Жена самоубийцы

  1. В русской переводческой традиции принято писать «Меган», «Джейн» и т.д. Пристрастие русских к букве «э» (в англизированных текстах), вероятно, вызвано чужеродностью этой буквы для русского языка. Однако, в английском открытый звук «э» совершенно аналогичен русскому «ы». Человек, постоянно «ыкающий» вместо выговаривания более сложных звуков — будет вполне аналогичен «экающему» в англозвучащей среде.
    «Мыган» — было бы оптимальным усреднённым вариантом.

  2. Язык скверный, стилистика путанная и рваная. Я терпеть не могу объяснялок и потому поначалу непоняткам даже обрадовалась, но потом на меня как раз таки вывалили все бъяснялки одним неудобоваримым комом и стало понятно, что изначальный изыск был таки багом, а не фичей.
    Насчет языка – уделить особое внимание правописанию глаголов с ТСЯ и ТЬСЯ и пунктуации. Когда запятые в тексте начали попадаться – стало ясно, почему автор их так не любит ставить там, где они необходимы – потому что ставит он их, как правило, не туда.
    С запятыми беда конкретная, местами совершенно смысл фраз искажается.
    Героиня – то Мэган, то Мэг в авторской речи, типичная ошибка не слишком пытного автора – изменение имени геря в авторской речи должно иметь под собой серьезное основание, понимаете? Нельзя просто та перекрестить Ваську в Васяню или Василий Ивановича. Должно что-то произойти или пройти много времени.

    для примера по запуткам возьмем первый абзац

    Мэган раскромсала пустую сигаретную пачку, смяла и зашвырнула в мусорное ведро. Запас пополнялся ежедневно.

    запас чего? мусора в ведре?

    Каждый день ровно в семь часов девушка, набросив на худенькие плечи дождевик, выходила во двор. Затем — бегом до ближайшего супермаркета.

    семь утра или вечера? почему такая привязка ко времени? она аутистка? почему бегом? каждый день идет дождь? и утра или вечера — все равно для звезд или ран, или поздно, а она дальше уединятся на балконе именно что со звездами. значит — на открытом балконе, значит — юг. Но на юге не темнет в шесть даже зимой

    Немного хлопьев, плитка шоколада, кошачьи консервы, чтобы пушистый троглодит не смотрел осуждающе, и заветная красно-белая пачка.

    она хлопья берет на развес?

    Ковбойские, чтоб на них весь мир держался.

    а вот это — непонятно, но супер.
    и так — все время.
    тут хотя бы с запятыми все в порядке и глаголов не попалось

    Героев нет, есть одна хорошо прописанная гг, стерва и дура. Ей веришь, она действительно полная идиотка, никому не верящая и постоянно нарывающаяся по собственной дурости и хамства на все возможные неприятности везде, где только можно, к тому же отмороженная на всю голову и законченная эгоистка. Но больше живых в тексте нет. Девятка – функция. У него нет ни личности, ни характера, он – идеальная мечта гг о типа таком крутом, но пропадающем без ее помощи принце.

    Идея – оставить несчастного будущего ребенка теперь уже без обоих родителей (а как иначе можно понять разделение героиней судьбы самоубийцы?) – прэлестна, что тут скажешь.

    Язык 2
    Герои 1
    Идея 2

  3. ой-ой. Как все плохо-то. Нужно больше работать над языком. Быть более внимательной. Бьюсь головой о стол. Надо больше думать, когда пишешь. Над героями работать. Вот этим и займусь. И пунктуацию подтяну.

    Спасибо за подробный разбор.

    • мне понравилось то, что сквозь этот текст проглядывает, понимаете?
      потому и обидно низкую оценку ставить
      а пока выше никак, слишком грязно
      тут можно править, попробуйте, если есть с кем по поводу хотя бы тех же запятых посоветоваться

  4. Читается легко. Недостаёт эпизода, показывающего любовь героини к отцу или кому бы то ни было — поэтому её внезапная любовь к Самоубийце непонятна и не объяснена. Можно подумать, что её впервые в жизни пожалели — но то будут читательские домыслы.
    Для красоты композиции я бы посоветовала эпизод с карточной игрой в начале и пусть король ей подмигнёт ))
    Название рассказа, описывающего случайность бренного существования, кажется неудачным.
    Понятие «козыри» не обыграно.
    Остаются вопросы относительно потребности в сне и сигаретах.

    В общем, рассказ интересный, надо поработать над редактированием.
    Оценка — 7

    • Спасибо за отзыв, Санрин.

      Начинаю задумываться о многом, о чем раньше не думала.
      Отец Меган сам оборвал свою жизнь, поэтому она и почувствовала расположение к Девятке. Конец по задумке максимально положительный. Любовь сильнее судьбы и даже создатель не может точно предсказать, чем закончится эта история. Хотя выразила я ее нечетко и сюжет можно продумать гораздо лучше. Обязательно вернусь к редакции после.

      • Тогда ещё замечания: эпизод с киоском вызывает картину российской действительности. В какой стране происходит действие?

  5. В России. Изначально Мэган — это ее ник. В тексте нет ни одного настоящего имени.

  6. Рассказ надо доработать, может выйти очень хорошая вещь. Сюжет понравился, хоть и подвисал кое-где, карточная иерархия неясной осталась. Чем занимаются дамы с валетами к примеру. Можно ли играть в долг, если закончились фишки, если нет, куда деваются все проигравшие. Переходят в обслугу? Цельной картинки Междумирья не получилось, ясно, что автор там всё понимает, а вот читатель не очень и оттого некоторые сюжетные повороты ему невдомек. Основную идею я не считала, увидела в объяснении автора, и не только я, а это значит, что недодали информации читателю, чтобы он вас правильно понял. Ошибок в тексте много, с пунктуацией просто беда.

    Не уж-то нельзя дать людям отдохнуть? Неужто!

    Домик в окне, которого горела свеча. Неверная пунктуация. Домик, в окне которого горела свеча.(шепотом, ворд подсказывает неправильно).

    Колум с ума бы умер от зависти. Чего бы сделал? Это что новый сленг?

    Всевышний молча наблюдал на происходящим. За происходящим.

    Итого: идея – 2, герои – 2, стиль и язык – 2.
    Оценка: 6

  7. Очередная «небесная канцелярия». Достаточно уныло. На сей раз на небесах нас ждет казино. И карты, как в «Алисе в стране Чудес»…
    Героиня не понравилась, как-то все неясно, смазано. Финал тоже смазан. Язык средний, без катастрофических проблем.

    Я — 2
    Г — 1
    И — 2
    Б — 0

    5

  8. Мне не понравилось, что героиню швыряют мне в лицо, словно комки грязи «она такая плохая, еще вот этим плохая, зубы не чистит, вежливость не соблюдает». Такая героиня попадает в злачное место, где начинается (продолжается?) злачная жизнь.
    Где-то к середине рассказа начинаются намеки, что героиня не плохая, просто жизнь у нее была тяжелая. А она сама девушка милая и папу любит.
    В конце вообще сплошь романтика и преданность.
    Я вот даже поверила бы всей этой истории, если стиль «отмыть», систему казино почетче прописать и развитие характера девушки показать. До тех пор:

    Стиль — 1, герои — 2, идея — 1.
    Итого: 4.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s