Ирина Клеандрова. Мертвец из Трои

Холодно…

Планеты и звезды движутся сквозь меня, время обтекает мою гробницу. Там, где я нахожусь, нет ни пространства, ни смены дня и ночи. Есть только холод, ядовитый аргоновый свет и вечное ожидание.

Я хочу, чтобы окружающий меня кокон – ледяной, застывший, статичный – вскипел и потек, наполняясь жизнью… или ее подобием. Я жду, когда меня разбудят, чтобы я мог выполнить свое предназначение.

Я сплю, и в мои сны вторгаются голоса – не то доносящиеся снаружи, не то порожденные опутанным бредом разумом.

Джей! Глянь, что я нашла!

Голос Лотты звенит, срываясь на визг, и я бросаю поломанный механизм, с которым возился до вызова. Черт с ним, он все равно слишком громоздок, чтобы войти в грузовой отсек. Вдвоем мы его, пожалуй, еще впихнем – но тогда не останется места ни для чего другого. Какой охотник за трофеями ставит все на единственную находку?

Иду к напарнице: может, она и впрямь наткнулась на что интересное.

Сканер утверждает, что я в какой-то сотне шагов от Лотты. Но девушки нигде не видно. Потеряла маячок?

Ло! – зову я. Почти шепотом. Конкурентов в округе нет, просто мне не нравится этот могильник. Найти бы что стоящее – и убраться подальше.

Из неприметной щели высовывается черноволосая голова, глаза азартно сверкают. Пробую втиснуться следом, застреваю. Ну конечно, с ее комплекцией можно и в мышиную нору пролезть, а каково мне? Широкая кость, рельефные мышцы, и ростом не обижен.

Пыхчу от натуги, Ло хихикает, как девчонка, глядя на мои мучения. Пусть и с опозданием, понимаю, что вряд ли кому пришло в голову обследовать эту щель. Настроение сразу улучшается: меньше желающих – больше шансов заполучить эксклюзив, который возьмет кто угодно, и за хорошие деньги.

Выдыхаю – и, наконец, втискиваюсь внутрь. Шлем задевает за уступ, но это такие мелочи. Я уже вижу, что привлекло внимание Лотты.

Больше всего это похоже на гигантский алмаз – или на обточенную глыбу льда. Прозрачный ящик со скошенными углами, на полированных гранях играют зеленые блики. Дно поросло инеем, внутри угадывается фигура.

Наследство Предтеч! – с благоговением шепчет Ло, глядя на запаянное в лед существо. – Может, оно еще живое?

Обрываю ее восторги:

Не о том думаешь. Живое, мертвое – какая сейчас разница. Лучше соображай, как будем вытаскивать, в щель гроб не пройдет.

Ну да, гроб он и есть гроб. Я чувствую, что существо мертво – давно и бесповоротно.

Мои ледяные сны раскалывают вспышки. Будто рядом стреляют из лучевого ружья. Треск, грохот – что-то рушится. Гробница качается, обретает равновесие – и я опять засыпаю.

Улыбаюсь. Это была отличная идея – сделать в стене перфорацию бластером, а потом с разгона ударить всей массой, включив защитное поле на максимум. Лишний материал отломился, как долька шоколада, даже края получились почти ровными. Какой-то серебристый металл – легкий, но не особенно прочный. Может, разрушился от времени. Да и кому нужна прочность здесь, на орбитальной свалке Тара?

Беремся за артефакт с обеих концов, протискиваем в проем. Он легкий, я бы его и один поднял – но раз девушка хочет размяться… Голова существа – совсем рядом, отделенная прозрачным барьером. По лицу скользит тень, закрытые веки вздрагивают. Это все эффекты здешнего освещения: в холодном, пульсирующем сиянии еще и не такое померещится.

Находка надежно устроена в трюме, вместе с еще парой-тройкой занятных вещиц. В последний момент передумываю и волоку гроб в кабину: кто знает, из чего он сделан, вдруг разобьется при маневрах. А там его можно как следует пристегнуть, все равно кресло третьего пилота пустует.

Дрожь, прошивающая каждый атом. Я ее знаю: так стартуют межзвездные корабли. Если это не вояки, пилот сейчас беззащитен, пассажиры – тоже: движок рвет метрику пространства, и сознание отключается, не выдержав перегрузки. Защитный механизм… у меня такого нет, потому что мой мозг – не органический.

Я волен делать, что угодно, но не могу – клетка заперта. Зато после старта цепи дали слабину… что ж, посмотрим, что будет дальше.

Спешить мне некуда: в моем распоряжении – вечность.

Бортовой компьютер, вероятно, сошел с ума. Я давал команду лететь на базу Федерации, а вместо этого он выкинул нас к маяку в системе Пандора. Почти отказал маршевый двигатель, барахлит система навигации, корабль сносит к границе темпоральной аномалии. «Челюсть Дьявола» прожует нас, и не поморщится, а шансы получить помощь даже не нулевые – отрицательные. По доброй воле в этот сектор не суются, а если суются – очень недолго жалеют о том, что рискнули.

На наш «SOS» пока никто не ответил – наверное, аномалия глушит сигнал передатчика. Это старая ловушка для врагов Предтеч, с начала экспансии здесь пропало больше сотни судов. Сдается мне, мы пополним печальный список.

Так не хочется расстраивать Ло, я предпочел бы сохранить серьезность поломок в тайне. Но, к сожалению, она не хуже меня читает звездные карты и ориентируется в показаниях датчиков.

Лотта смеется и шутит, как обычно. Но стоит оставить ее одну, и веселье тут же сменяется паникой. А я ничего не могу сделать, даже купить ей жизнь ценой собственной.

Мы останемся тут вдвоем. Или вместе выкарабкаемся.

Ухожу проверять приборы. Вдруг удастся что-нибудь починить? Надежды на чудо мало, но это все-таки лучше, чем сидеть сложа руки. А Ло останется в рубке за главного.

Я не ошибся. Рядом мощный источник, искажающий структуру пространства-времени, мой кокон трещит по швам. До окончательного разрушения далеко, но я умею ждать – почему бы не подождать напоследок? Хорошо, что корабль не движется – мне не хочется удаляться от этого места. Я чувствую в нем что-то родственное… быть может, нас сотворила одна и та же рука, мои создатели любили играть основами…

А пока я осматриваюсь. Касаюсь базовых узлов корабля, осторожно приручаю компьютер. Он тот еще параноик, но вывернутая наизнанку логика и нестабильные физические константы кого угодно сделают сговорчивее.

Я и пальцем не касаюсь приборов. Мои инструменты – пульсация аномалии, потенциалы полей и пляшущие вектора.

Корабельному мозгу действительно нужен доктор. Он раз за разом проваливает базовый тест – но утверждает, что все в полном порядке. Впервые такое вижу: сигналы то теряются где-то по дороге, то доходят искаженными. А иногда сигнал передается без помех, но с большой задержкой, или приходит едва ли не раньше, чем был послан. Это все шуточки «Челюсти», реакция на непостоянство пространства и времени. Остальные поломки – наверняка той же природы, приборы не рассчитаны на такие условия. Вопрос в одном: что же было причиной искажения курса? Стартовали-то мы не из аномалии…

Странно, одним словом. Буду разбираться.

Обхожу машинное отделение. Взгляд цепляется за маслянистые потеки на кожухе.

Отщелкиваю стопор, присвистываю от удивления. Детали механизма на месте, но внутри полно инея: тонкого, хрупкого, похожего на стеклянные иглы.

У «стекла» едва уловимый зеленоватый оттенок. Где-то я это уже видел…

Проверяю грузовой отсек. Ну конечно, пол покрыт слоем такой же дряни. Дежурное освещение дробится на тысячах игл, по стенам пляшут зеленые блики. Поросль гуще всего там, где уложены наши трофеи.

Сомнений нет. Мы и впрямь привезли это с Трои…

Тянусь к передатчику, чтобы предупредить Лотту. Рука замирает, не нажав кнопку: главный «сувенир» – рядом с ней, в кресле штурмана.

Дрожь метрики – и оковы стекают с меня, словно вода. Это не лед и не стекло, это стазис-поле, оберегающее от старения и позволяющее выжить даже в топке сверхновой. Но для меня и старость, и жизнь – пустой звук. Я собран в лабораториях тех, кого ныне зовут Предтечами, и действую по заданной ими программе.

Программа сложна, она учитывает контекст и личную инициативу, давая простор для творчества. Мое тело неуязвимо, мой мозг быстрее и мощнее тактического суперкомпьютера. Я могу испытывать эмоции – но они надо мной не властны.

Я совершенен, потому что во мне нет ничего человеческого. Только двоичный код, электроника, синтетическая плоть и сверхпрочные сплавы.

Потягиваюсь в кресле, противоперегрузочные ремни рвутся, как паутина. Сидящая рядом девушка оборачивается на шум, крик застревает в горле.

Она поражена моей красотой. До глубины души, до последнего трепыхания сердца.

Бегу со всех ног, и все равно опаздываю. По общей связи проносится сигнал тревоги, за ним – сдавленный всхлип, треск и тишина. Кто-то добрался до Ло раньше меня…

От переборок веет холодом. Но я не буду прятаться – сначала нужно узнать, что с моей подругой. Вдруг она еще жива?

Рубка тоже в инее. Иней покрывает пол, ползет по стенам, свисает с потолка зелеными прядями. Лотта увита им, как кружевом, в лице – ни кровинки. А рядом…

Идеально вылепленное тело, безмятежное лицо, кожа без единого изъяна…

И взгляд. Так смотрят только роботы, даже если по виду их не отличить от людей.

Холодно…

Ступни примерзли к полу. Иней ползет по коленям, подбираясь к сердцу.

Но мне, наверное, уже все равно…

Отныне мое имя – Айс Хелар. Я буду странствовать по Вселенной, даря покой всем, кто в нем нуждается. Моим ковчегом станет корабль, домом – беспокойное сердце «Челюсти Дьявола»…

Я знаю, кто-то однажды назовет меня Смертью, а метку «Челюсть» заменит на «Дверь в Преисподнюю». Но даже если он будет прав – мне все равно, потому что таким меня создали.

Новому миру нужны новые боги.

Реклама

5 комментариев в “Ирина Клеандрова. Мертвец из Трои

  1. Язык средний – много неопределенностей что-то, где-то, как-то

    Герои схематичные, четкие характеры отсутствуют, ни про одного нельзя сказать ничего определенного, потому и невозможно сказать, логично ли они поступают – полный авторский произвол.

    Идея не обнаружена.
    Ну не считать же ею восставшую из ледяного гроба супермумию предтеч, любящую как пассивную, так и активную протоплазму?
    А больше вроде как ничего…

    Язык 2
    Герои 1
    Идея 1

  2. Плохо, когда по первым строчкам догадываешься, что будет дальше. Раз некто закован и закрыт, его непременно обнаружат. И точно, обнаружили. Хрустальный гроб вызывает нехорошие аллюзии со спящей красавицей. Интрига отсутствует, монологи курсивом убивают её на корню. Герои-разведчики лишены характеров, что очень странно, если принять во внимание их образ жизни. Язык нормальный, но сам рассказ больше похож на торопливые наброски. Тема изрядно потёртая, а идеи просто нет.
    Итого: Идея – 0, стиль и язык – 2, герои – 2.
    Оценка: 4

  3. Попытка проследить эмоции «Другого».
    История без начала и конца, фрагмент легенды. В тексте есть намёк на возможность создания легенды.
    Характеры намечены, но остаются оборванными, соответствуя сюжету.
    Это могла бы быть полновесная космическая легенда. Возможно, форма выбрана неподходящая.

    Оценка — 5

  4. Если найденный начал воздействовать на технику только около Пандоры. то непонятно, как корабль туда занесло.
    «Челюсть» передвигается по Вселенной? Такое ощущение, что это конкретное место. Куда и до «мертвеца из Трои» не особо любили попадать.
    Использование образа троянского коня здесь мне кажется необоснованным. Или я пропустила логическое обоснование?
    В чем вопрос-ответ рассказа?

    Язык и стиль — 2, герои — 2, идея — 1.
    Итого: 5.

  5. Очередной Чужой 🙂 На конкурсе, правда, их было не очень много.
    Не удалось, на мой взгляд, автору полноценно передать атмосферу возникновения на борту такого вот злобного пассажира. Может, сыграло свое то, что тема очень заезжена? Не знаю…
    Хотя, за концовку можно и похвалить. Достоверно получилось 🙂

    Я — 2
    Г — 2
    И — 2
    Б — 0

    6

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s