Елена Бызова. Пока смерть не разлучит…

Армада космических кораблей клана Свободных Торговцев – красиво звучит. А по сути – хаотичное скопление военных, грузовых и пассажирских судов всех мастей, типов и классов, включая суперсовременные рейдеры и совсем убитые посудины – этакий космический табор, кочующий по галактике.

Не было ни одной планеты во Вселенной, которую Свободные Торговцы считали бы своим домом, ибо дом их был здесь, в рубках и на палубах звездолётов. Здесь они рождались, учились суровым законам кочевой жизни, отсюда уходили в опасные рискованные авантюры и сюда же возвращались. Здесь создавали свои семьи, налаживая бесхитростный быт, ходили друг к другу в гости, изредка собираясь на флагманском корабле, чтобы отметить торжественное событие, обсудить накопившиеся проблемы или, как в этот раз, проводить всем племенем погибших.

Их было двое, тех, с кем прощались сегодня. Парень и девушка, почти подростки, добровольно ушедшие из жизни – печальный финал, неожиданно разыгравшейся трагедии.

Их история была стара как мир – молодые люди полюбили друг друга, а родители были против. Два богатейших семейства в клане – постоянные соперники в торговых делах, подчас в открытую враждующие между собой – имели на своих детей совсем другие, вполне определённые и далеко идущие планы, и в них не было места внезапной юношеской страсти, на что детям и было строго указано. Дети естественно взбунтовались, но кто же всерьёз будет обращать внимание на девчоночьи слёзы и мальчишеское упрямство? Что, кроме скептической усмешки, может вызвать у взрослых фраза: «Да я скорее умру, чем…» Ну, ерунда же полная! А они взяли и умерли. Ушли из жизни публично, на глазах у всего племени.

И вот теперь две семьи, враз потерявшие своих любимых чад, стояли, разделённые траурным ложем. Горе и раскаяние читались на лицах, а за ними проглядывала и застарелая неприязнь к тем, что сгрудились по другую сторону.

Однако, неприязнь неприязнью, а хоронить влюблённых решено было вместе. А что ещё могли теперь сделать родители для своих детей? Конечно, не будь такой широкой огласки, они предприняли бы всё возможное, чтобы вернуть юных безумцев к жизни, но… Законы племени были суровы, и один из них гласил – смерть, наступившую при попытке суицида, считать последней волей умершего, нарушать которую никто не имеет права.

Закончилось отпевание. Глава племени Свободных Торговцев сказал проникновенную речь. Минута молчания, и катафалк медленно двинулся в шлюзовую камеру. Маленький катерок, на котором несчастным влюблённым предстояло отправиться в своё последнее путешествие, был готов к отлёту. На борту царил полумрак, и тихо играла печальная музыка. Все внутренние переборки были убраны, системы жизнеобеспечения отключены, а запасы горючего и питание в аккумуляторах были рассчитаны ровно на то, чтобы вывести катер на заданный курс и придать ему должное ускорение, направив к ближайшей звезде.

Катафалк медленно въехал в широко распахнутый люк катера, вслед за ним на борт поднялись самые близкие друзья и родственники. Замыкала процессию няня погибшей девушки – андроид, давно устаревшей модели из серии RN, или просто Рона, как звали её домашние. Поднявшись на борт, она отошла в сторонку и замерла в ожидании окончания церемонии прощания.

Священник произнёс несколько слов утешения и напутствия. Катафалк закрепили, накрыли пластиковым куполом, и провожающие покинули катер. Оставались ещё родители погибшей девушки, но вот и они, наконец, нашли в себе силы и, поддерживая друг друга, побрели к выходу.

Поравнявшись с няней, супруги остановились.

Ты всё-таки решила лететь? – спросил отец девочки.

Да, я так решила, – прошелестел в ответ металлизированный голос робота.

Но это совсем не обязательно, Рона.

Да сэр, я знаю, но я бы предпочла. Если вы разрешите. Вам, всё равно, нужна новая няня. Боюсь мне уже не пройти очередной техосмотр – механический износ, устаревшие электронные схемы – работоспособность моя падает, а риск возникновения ошибок в программе возрастает.

Можно было бы сделать апгрейд… – начал было глава семьи, но почувствовав, как фальшиво это звучит, замолчал. Никакой апгрейд Роне уже не поможет. Слишком допотопная система, даже если удастся каким-то образом адаптировать к ней современные модули, безнадёжно устаревший искусственный интеллект Роны не воспримет их, и это в лучшем случае.

Не зная, как закончить фразу, он отвёл глаза. Его жена, до того безучастно стоявшая рядом, и, казалось, целиком погружённая в свои горестные мысли, вдруг порывисто обняла андроида:

Лети, Рона, лети! Я знаю, как ты любила нашу девочку. Мне будет спокойней от мысли, что ты по-прежнему с ней!

Няня с готовностью приняла в свои объятия убитую горем женщину, по привычке или по заложенной в ней программе, успокаивающе прошептала:

Не беспокойся, милая, я присмотрю. Всё будет хорошо.

Спасибо, тебе, Рона, – голос отца семейства дрогнул. Мужчина коротко кивнул андроиду, ставя точку в затянувшемся прощании, и, крепко сжав локоть жены, повёл её к выходу.

Едва супружеская чета покинула борт, люк закрылся. На пульте управления замигали сигнальные лампы. В шлюзовой объявили пятиминутную готовность. Катер был выведен в штрек взлетно-посадочной шахты. Команда: «ключ на старт». Заработали двигатели. Обратный отсчёт… и крохотное судёнышко со скорбным грузом на борту огненной бабочкой выпорхнуло в раскрытый створ навстречу сияющим звёздам!

Катер, набирая скорость, выходил на заданный курс. Няня неподвижно стояла на том же самом месте, где оставили её родители девушки, крепко сжимая в механической руке довольно приличных размеров металлический чемодан.

Она начала собирать его сразу, как только объявила о своём решении отправиться вместе со своей воспитанницей в её последний полёт. Конечно, Рона спросила разрешение у хозяев взять с собой детали для ремонта и кое-что из вещей своей любимицы. Хозяевам было не до того, и от неё просто отмахнулись – да бери ты, что хочешь! И Рона взяла, взяла всё, что ей было нужно, правильно рассудив – досматривать чемодан никто уже не будет.

Люди, чья жизнь от первой до последней минуты проходила в окружении роботов, привыкли им доверять, и уж тем более андроидам, невольно наделяя их человеческими чертами и принимая баги в программах за причуды характера. Чем старше становился робот, тем больше у него было таких причуд, но хозяева относились к этому с пониманием, ведь с возрастом и с людьми происходило нечто подобное.

Вот и Рона в последнее время всё таскалась со сломанными детскими игрушками, не позволяя их никому выкидывать и обещая непременно когда-нибудь починить. Ну, что она могла наложить в свой чемодан? Устройство для смазки? Запасные предохранители? Вышедшие из строя электронные безделушки, да разную мелочь для их ремонта? Подумаешь! Тем более что разрешение хозяев у неё было – роботы ведь не умеют врать!

Если бы Рона могла отображать человеческие эмоции, как это умеют делать современные модели андроидов, она бы сейчас, пожалуй, усмехнулась. Да, роботы врать не умеют, но умеют пользоваться словами, и это, кстати, заложено в них программой. А практически у каждого слова есть несколько толкований, стоит только выбрать нужное, и вот уже необходимость обманывать отпадает сама собой.

Ускорение закончилось, двигатели перешли в обычный режим работы. Рона, постукивая по палубе магнитными подошвами, подошла к пульту управления. Проверив показания датчиков, отменила корректировку курса и отключила двигатели. Нечего зря тратить горючее, оно ещё пригодится. Затем раскрыла чемодан, достала пару небольших, но ёмких аккумуляторов и подсоединила к электроцепи. Под потолком ярко вспыхнули лампы. А няня уже ловко вставляла в электронную начинку катера недостающие платы, бережно вынимая их из своего чемодана.

Встроенный таймер мерно отсчитывал в её голове секунды и минуты. Всё шло по графику – системы жизнеобеспечения активировались одна за другой, показатели уровня гравитации, содержания кислорода и температуры в отсеке приближались к норме.

Наконец, бортовой компьютер объявил – экипаж и пассажиры могут снять скафандры. Ну вот, как говорится, полдела сделано. Теперь Роне предстояло самое трудное то, ради чего собственно всё это и затевалось. Её «волшебный» чемоданчик почти опустел, там оставались только герметичные вакуумные упаковки с медицинскими инструментами и препаратами. Няня развернулась к катафалку, подняла прикрывавший его пластиковый колпак и приступила к реанимации.

Реклама

5 комментариев в “Елена Бызова. Пока смерть не разлучит…

  1. Ну че, добрая такая фантверсия доброго старого Вилли. С поправкой на киборгизацию нянь очень даже позитивненько выходит, гибридик этакий с Азимовым. Три закона и все такое, и пусть люди соблюдают другие законы, у роботов есть три – и баста.
    Язык средний, слишком много ошибок

    Стилистика тоже. Много лишних своизмов

    Здесь создавали свои семьи

    И корявостей

    проводить всем племенем погибших.

    То есть – погибших всем племенем?

    Много лишних запятых

    печальный финал, неожиданно разыгравшейся трагедии.
    Однако, неприязнь неприязнью
    андроид, давно устаревшей модели
    Вам, всё равно, нужна новая няня

    Много пропущенных запятых

    Дети(,) естественно(,) взбунтовались

    Герои — все, кроме Роны, схематичны. Она чуть почетче, хотя все равно не очень ясен мотив, про три закона – это ведь так было, на уровне догадки. В тексте нет к ним отсылок.

    Идея – будь няня Джульетты андроидом – у Шекспира была бы совсем ина пьеса.

    Язык 2
    Герои 2
    Идея 2
    Бонус — подумаю

  2. Сказка понравилась. Повествование плавное, сюжет простой, без выкрутасов. Язык внятный, хотя могло бы быть побольше поэтики, в соответствии с темой. Очень человечная Арина Родионовна.

    Оценка — 7

  3. Язык, несмотря на некоторую небрежность, достаточно легкий. Идея понятна. Герои не особенно видны, но имеются. Скорее, понравилось, чем нет. Даже и добавить нечего. Милая такая сказка…

    Я — 2
    Г — 2
    И — 2
    Б — 0

    6

  4. Я так и думала, что няня оживит влюблённых в конце. Только неясно, как быть с последней волей суицидников. Это же у них – закон. Местные законы по идее должны внедряться в роботов, почему робот пошел наперекор закону, которому подчинились люди? Из-за багов? Няня любила свою девочку больше родителей? Возможно. Изложение лёгкое, но уж больно поверхностное и схематичное. Не хватило мне красок и атмосферы в рассказе, героев не хватило тоже, они здесь лишь обозначены все, кроме няни.
    Итого: идея – 2, герои – 1, стиль и язык – 2.
    Оценка: 5

  5. Да, среди героев робот-няня вышла самой живой. Во всех смыслах.
    Она действительно не обязана подчиняться глупым людским законам, ее цель — чтобы девушке было хорошо.
    Трагичность пьесы Шекспира уступила место практичности НФ.

    Язык и стиль — 2, герои — 2, идея — 1.
    Итого: 5.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s