Любовь Салимова. Между

Время близилось к полудню. Некоторые сотрудники уже разбрелись на обед, остальные слонялись без толку по редакции или сидели возле компьютеров и занимались своими делами. Номер журнала был закончен и сдан в печать. Я тоже наконец разгребла свои бумажные и электронные завалы и не без труда распрямила затекшую спину. Есть не хотелось, но размяться не помешало бы, и я задумалась, куда бы…

«Пока!»

Оранжевая шапочка мелькнула и исчезла за деревьями, плавно опускались взорванные быстрыми ногами листья…

Опять. Углубившись в работу, я почти забыла об этом, хотя тягучее, горьковатое чувство не покидало меня с самого утра. Рассвет был необыкновенным – нежно голубым, прозрачным, а огненно-яркая листва так манила, что хотелось пройтись – медленно, задумчиво, впитывая в себя эту осеннюю радость. Оставив машину на стоянке, я так и сделала. Медленно брела через парк, ни о чем не думая, наслаждаясь сухим шуршанием под ногами. Как хорошо, что можно себе это позволить – как известно, начальство не опаздывает, а задерживается. Да и не часто такие прогулки случаются…

Тогда это произошло. Как это называют, дежавю. Это было уже когда-то. Не что-то похожее, а именно это. Эти деревья, этот прозрачный утренний воздух, это время, это место. Но что-то еще, вернее, кто-то должен был быть. И был…

«Пока!» — и девочка исчезла за деревьями, сквозь которые виднелось здание школы.

Моя девочка

Это не давало мне покоя. Ведь у меня нет дочки, вообще нет детей.

Могла быть. Девочка могла быть

Чтобы не думать, я вновь погрузилась в работу. После обеда дала распоряжения работникам, а потом поехала в издательство и вторую половину дня провела там – работы всегда хватало. Засиделась допоздна, а вечером заехала в магазин купить что-нибудь на ужин. Дома, разбирая сумки, поругала себя за рассеянность: продукты купила на двоих, хотя Феликса сегодня не ждала. Среди пакетов с едой что-то блеснуло. Две яркие заколки в виде птичек.

Ужинать я не стала.

Долго не могла уснуть. Ругала себя: зачем думать о том, что было бы, что могло бы быть? Ведь мне всегда везло, я добилась всего, чего хотела, и была довольна собой и своей жизнью. Но память подло подсовывала мне картинки из прошлого, заставляя видеть их по-новому, и от этого становилось тревожно…

Тогда мне казалось, что влюбилась, но сейчас я отчетливо понимала, что это было: глупая девчоночья гонка. Все подружки уже, а я… Да чем я хуже? Последний год в школе, надо же вступить во взрослый мир взрослой, зрелой женщиной.

Вступила. Передо мной был весь мир – новые возможности, новые друзья, путешествия, воплощение всего, о чем мечталось. И вдруг все это заслонила совсем другая перспектива: пеленки, бутылочки, стирка, манная каша… Казалось, что это навсегда, что из этого круга уже не вырваться. Я не была готова, мой друг – тоже, хотя ничем этого не выдавал. Я сама все решила. Родители после недолгих колебаний меня поддержали.

Легко и весело отучилась в университете, так же легко устроилась работать за границей, повидала разные страны. А когда поняла, что уже могу осуществить свою мечту, бросила все и занялась только этим. Теперь у меня свое издательство, свой журнал, и наконец, после нескольких трудных лет, все наладилось – есть и прибыль, и известность, и независимость. Я люблю свою работу, и даже когда приехав домой, валюсь от усталости, испытываю удовлетворение. Личная жизнь тоже налажена. Мы с Феликсом не живем вместе, встречаемся то у меня, то у него, вместе выезжаем куда-нибудь. И это устраивает нас обоих. В общем, у меня все хорошо.

Все было хорошо. Все было бы

Заснуть удалось только под утро.

Проснулась с трудом, голова была тяжелая, но на работу поехала. Весь день не могла сосредоточиться, преследовали обрывки давно забытых снов. В одном из них я ссорилась со своим мужем, вернее – бывшим мужем (мы развелись три года назад).

Стоп. Я ни с кем не разводилась, так как никогда не была замужем. Но все было так реально…

В другом сне я стояла на деревянном крыльце дачного домика и кричала: «Агнесса!» Мне было страшно, я знала, что за лесочком есть пруд, и она могла побежать туда.

Но я не знала никого по имени Агнесса, и мой дачный домик совсем не такой. И пруда там нет.

Значит, все это мне снилось постоянно, но до сих пор лежало где-то глубоко в подсознании.

Я выпила крепкого кофе, и видения отступили. Надо было собраться, работы было еще немало, а время… Я посмотрела на часы. Полтретьего. Взяла телефонную трубку и набрала номер.

Гудки. Почему никто не отвечает? Агнесса уже должна быть дома. И где мама? Что случилось? Так, спокойно. Мама, наверное, пошла ее встречать, и по дороге они решили съесть мороженое. Только и всего.

За дверью послышался громкий смех корректора. Я с недоумением смотрела на трубку в руке и набранный только что номер. Это же бывший номер моих родителей. Они переехали два года назад…

Машину пришлось оставить в сервисе, и домой я возвращалась на троллейбусе. От остановки надо было пройти еще кусок. Погода испортилась, дул холодный ветер. Я замерзла и устала, проклинала все на свете:

тяжелую сумку, неудобную обувь и слишком легкую куртку; свою работу, сотрудниц – недалеких баб, чья болтовня доводит до мигрени… Но, подходя к дому, успокоилась. Сейчас откроется дверь подъезда, и выбежит Агнесса, она всегда чувствует, когда я возвращаюсь, и встречает меня. И мы будем ужинать, потом вместе разучивать стихотворение, смотреть телевизор, болтать и дурачиться…

У подъезда меня встретил Феликс. К его недоумению, я вдруг разревелась.

Такое стало происходить все чаще. Порой я уже не понимала, что делаю: вдруг оказывалась в совершенно ненужном мне месте, вновь покупала ненужные вещи – тетрадки, шарфики, коньки… Несколько раз забыла о встречах с Феликсом. На работе не могла сосредоточиться, и подчиненные стали поглядывать на меня с подозрением. В минуты просветления я говорила себе: «Ничего этого нет, ты же знаешь; ты сама выбрала такую жизнь, и никакой другой нет и не может быть. Все остальное – просто больное воображение.» Но это мало помогало. Я хорошо знала, что есть этот мир, где все иначе, что он – совсем рядом, и стоит только захотеть, можно уйти туда навсегда… Точно так же, как можно уцепиться и остаться здесь. Надо только захотеть…

Я даже знала, что надо делать, почувствовала это. В своих путешествиях в другой мир я ни разу не приблизилась к Агнессе вплотную, не дотронулась, не обняла. Если заключить ее в объятья, нас уже ничто не разлучит…

Агнесса сидела за столом, перед ней лежала раскрытая тетрадка. Я рассеянно объясняла ей английскую грамматику – иногда ей требовалась моя помощь.

Подойти к ней. Ближе, ближе…

– Что с тобой, милая? Ты мне объясняешь особенности употребления неправильных глаголов? Или себе? Знаешь, ты последнее время какая-то… загадочная. Что с тобой происходит? Расскажи мне.

Я не на шутку испугалась. Показалось, что еще немного, и я могу лишиться всего. Не смогу быть ни здесь, ни там. Тогда где? Может, и правда рассказать все Феликсу? Возможно, он поймет. И кто знает, может быть, открывшись ему, я смогу больше не разрываться между двумя мирами? Все встанет на свои места, я снова буду нормально жить и работать…

Но Агнесса

Я ничего не стала говорить Феликсу. Возможно, в другой раз. Мне надо подумать. Да, я знаю, что надо наконец сделать выбор – я не могу сохранять равновесие, все время соскальзываю то в одну, то в другую сторону. Надо определиться, и я это сделаю.

Только не сегодня.

Реклама

6 комментариев в “Любовь Салимова. Между

  1. Язык средний, местами ниже.
    Много повторов, как прямых. Так и однокоренных
    Много былья и этизмов.
    Много лишних слов – сократить бы, могла бы конфетка получиться

    Например – девять ЭТО, четыре БЫЛ и четыре неопределенных местоимения на один абзац – все же перебор.

    Тогда это произошло. Как это называют, дежавю. Это было уже когда-то. Не что-то похожее, а именно это. Эти деревья, этот прозрачный утренний воздух, это время, это место. Но что-то еще, вернее, кто-то должен был быть. И был

    Много неоправданных повторов кусков фраз – я понимаю, что это делалось для усиления, ну так вот, усиления не получилось, получились лишние раздражающие корявки.

    Героев нет, кроме гг, да и она скорее функция страдания по неверному выбору.
    Сколько лет Агнессе?
    Раз она дочка, то вряд ли может быть старше самой гг, а разговаривает с матерью тоном умудренной старшей подруги или даже тетушки.
    Короче – полная недостоверность образа.

    Идея – если перед вами выбор между двумя мирами – лучше замереть и сунуть голову в песок.

    Язык 1
    Герои 1
    Идея 1

    • «Сколько лет Агнессе?
      Раз она дочка, то вряд ли может быть старше самой гг, а разговаривает с матерью тоном умудренной старшей подруги или даже тетушки.
      Короче – полная недостоверность образа.»

      Не нашел в тексте прямой речи Агнессы вообще. Реплики принадлежат или самой героине или ее бой-френду…

  2. Трогательная история успешной женщины. Успешная карьера или ребёнок? — женщина ещё не решила. Эта нерешительность — женская суть. Там, где ребёнок — природа решает за женщину. С карьерой сложнее — здесь нужно самой действовать.

    По сути, героиня решила когда-то уже за природу, убила своего ребёнка. А тут, видимо, возраст, карьера наскучила, принц на белом коне запаздывает, ребёнок… а почему бы и нет? Был ведь когда-то шанс. Может, он всё ещё где-то есть, тот шанс, прячется в таинственных складках времени.

    Не нравится мне такая героиня. Эгоистка, пытающаяся пересчитать полученную выгоду. А вдруг ребёнок тоже чего-то бы стоил? Ах, ох, печалька.

    Написано скучно.

    «Чтобы не думать, я вновь погрузилась в работу. После обеда дала распоряжения работникам, а потом поехала в издательство и вторую половину дня провела там – работы всегда хватало. Засиделась допоздна, а вечером заехала в магазин купить что-нибудь на ужин. Дома, разбирая сумки, поругала себя за рассеянность: продукты купила на двоих, хотя Феликса сегодня не ждала. Среди пакетов с едой что-то блеснуло. Две яркие заколки в виде птичек.»

    «Захожу это я в магазин…» — так начинались бесконечные истории соседки бабы Вари, любившей в подробностях описывать прошедший день.
    А ничего необычного ведь не произошло. Раньше погружалась в работу, чтобы думать. А сегодня — чтобы не думать. Это так важно. Читатель сразу прочувствовался.

    А почему это после обеда дала распоряжения-то? Пожалела, дала полениться до обеда? Тут что-то важное запрятано, какой-то смысл. А почему засиделась допоздна? И почему поздно заехала?

    Набор пустых бессмысленных перечислений. Под бабы-Варины рассказы всегда хотелось улизнуть куда подальше.

    В общем, героиня — нуль.
    Стилистика — нуль.
    Идея — …?
    Идеи я не заметила.

    Оценка — 3

    Оценка высокая, поскольку мысль не прыгает, изложено достаточно связно. Бабе Варе не удавалось завершить свои рассказы. А здесь есть завершённость.

  3. Честно говоря, понравилось. Атмосферно, красиво написано. Да, как отметили предыдущие критики — местами слог подхрамывает. Но видно, что автор старался. Идея сама хорошая, героиня тоже видна. Не хватило более четкой концовки. Финал уж слишком открыт, нет какого-то катарсиса: завязка, ровное повествование, и всё, и обрыв…

    Я — 2
    Г — 2
    И — 2
    Б — 1
    —-
    7

  4. Вещь о выборе, который однажды совершила героиня и теперь так сильно жалеет, что начала видеть собственную не родившуюся дочь. Героиня не может понять, какая реальность ей ближе. С Феликсом и достатком, или Агнессой. То есть от фантастики здесь лишь намёк на соседнюю ветвь в многомирье Эвретта. А если отвлечься от фант допущения, что ей мешает сейчас родить? Снова пелёнки и бутылочки? Конечно, проще получить готовую взрослую дочь, хотя пропустишь ведь самые прекрасные мгновенья: первое осмысленное слово, первый шаг и ещё уйму всего интересного. А потому Агнесса в любом случае не может быть ребёнком той героини, что сделала аборт, она дочь той женщины, что рассудила иначе, ведь делая тот или иной выбор, мы сами изменяемся в соответствии с ним. Иначе и быть не может. Поэтому скажу, рассказ мне понравился, как фантазия на тему, довольно поверхностная фантазия, как на меня. Да, есть ещё что редактировать, но изложение внятно, атмосфера создана и чувства героини, как на ладони. Рассказ у автора получился, хоть я с ним и не согласна, по сути.
    Итого: идея – 2, герои – 3, стиль и язык – 3.
    Оценка: 7

  5. Эмоционально все подано очень верно. Многие женщины после аборта чувствуют вину и, особенно в литературных произведениях, доходят до грани помешательства. Хорошо, вопрос поставлен. А ответ где? Что это за формулировка такая «Надо определиться. Только не сегодня»? Героиня «Унесенных ветром» начиталась?
    Завязка есть, терзания есть, развязки нет.

    Язык и стиль — 2, герои — 2, идея — 1.
    Итого: 5.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s