Любовь Салимова. Картина

Эта картина родилась не за один день. Я создавал ее очень долго. Сначала просто «набивал руку», тренировался, готовился. Потом делал наброски – множество набросков, они валялись по всей комнате, часть из них таинственно пропадала, часть была просто затоптана кем-то. Из-за этого я сердился и, признаюсь, даже плакал. Но как мне было объяснить им, что это – части будущего шедевра, что эта картина может спасти их, спасти весь мир… Нет, они не поняли бы, на этом этапе уж точно бы не поняли. Но я надеялся, что все изменится в тот миг, когда они увидят всю картину. И продолжал работать – упорно, изо дня в день, из часа в час, прерываясь только на сон, еду и непродолжительные прогулки. Это кроме тех случаев, когда меня отрывали от работы вынужденно…

Не знаю, как описать свои чувства, когда я стоял над готовой картиной и предвкушал, что произойдет, когда они ее увидят. Они поймут все. Будут смеяться и плакать одновременно. Им откроются многие тайны. Они узнают о начале и о конце, о тех мирах, которые ДО, и о тех, которые ПОСЛЕ, и о том, что такое этот мир, и эта Вселенная, и все другие Вселенные. Поймут, что собой представляет вся их жизнь, почему и зачем они здесь. Они будут рыдать, осознав свои ошибки, а потом – радоваться, что еще не поздно все исправить…

И вот наконец я решился и показал им свое творение. Просто принес и положил прямо перед ними. В это время они что-то оживленно обсуждали. Увидев мою картину, какое-то время смотрели на нее, но как-то так… отрешенно. И снова вернулись к своему разговору. Тогда я подумал, что, конечно же, сам виноват. Ведь нужно время, чтобы вникнуть в самую суть. И нужна определенная настроенность. Нет, они просто сейчас не готовы, решил я. И оставил картину перед ними, а сам ушел. Пусть рассмотрят ее спокойно потом, когда закончат обсуждать свои важные дела…

Но ничего не случилось. Через некоторое время мой шедевр оказался в кипе каких-то ненужных бумаг. Может быть, я должен был им объяснить, растолковать? Но я еще не был готов. Это было бы слишком трудно. И я просто вытащил картину из кучи и спрятал. Когда-нибудь, думал я, настанет время и для нее…


–––––––

Ну, кажется, все. Какое же это хлопотное дело – переезд! – сказала Лина, присев на один из ящиков. – Когда будет машина?

Через час. Еще есть время выпить кофе. Заодно проверим на кухне, не забыли ли чего. Если ты устала, я сам посмотрю. – Ричард вышел на кухню, перешагнул несколько коробок и включил чайник.

Немного устала, – Лина уже стояла в дверях кухни. – Но зато как подумаю про наш новый дом… Не могу поверить, что он уже готов, уже наш. Как ты думаешь, у нас не осталось печенья? Я что-то проголодалась. – Лина открыла дверцу буфета.

Мы его заслужили. Это я о доме, конечно, а не о печенье. Мы оба столько работали. Теперь у нас будет совсем другая жизнь. Другое качество, другой уровень… Так что там с печеньем?

Здесь – ничего. А этот ящик? Что там? Ты смотрел?

Нет, забыл. Наверное, какой-нибудь хлам. Не помню, когда последний раз его открывал.

Тут какие-то бумаги… Старые. Тетради, книжки. Что-то в папке. Посмотри, может, что важное?

Вряд ли. Старье.

Что это? Посмотри. Как интересно. Лежало в этой книжке, «Три поросенка», между страницами.

Любимая книга детства, – ухмыльнулся Ричард. А это… Кажется, мое произведение.

Это сколько же тебе было?

Года два, я полагаю. Какая разница?

Да ты просто вундеркинд. Столько всего вместил в такой маленький листик. Смотри, вот здесь солнце.

Это? Не знаю, какое-то кривое. Кофе готов.

Спасибо. А печенья нет… Давай оставим это на память? Я так люблю разные милые мелочи – детские фотографии, рисунки…

Как хочешь, — Ричард пожал плечами. – Остальное выброси.

–––––––

На стене тикают часы. Последнее время этот звук меня усыпляет, я то и дело погружаюсь в какую-то тяжелую, беспокойную дрему. Пока какой-нибудь резкий звук не будит меня. Часы показывают много времени, намного больше, чем было. Хотя кажется, что оно стоит на месте. Ничего больше не происходит. Ничего важного. И жутко оттого, что так и будет до самого конца… Тик-так, тик-так… В этом тиканье больше нет никакого смысла.

Просыпаюсь от какого-то нового, такого же ритмичного звука. Бум-бум, бум-бум. Ах, вот что. Мой маленький правнук пробрался в мою комнату. Он лежит на полу на животе, а ножками стучит по полу. Бум-бум. Бум-бум. И что-то бормочет. Что он там делает? Ага, стащил со стола фломастер, а лист бумаги, видимо, принес с собой. Рисует. Я поворачиваю кресло, чтобы лучше видеть. Лист бумаги исчерчен уже вдоль и поперек. Какие-то круги, закорючки, фигурки… Такие же бессмысленные, как тиканье часов на стене. Впрочем, если приглядеться… Все эти фигурки начинают выстраиваться в определенную систему, и начинаешь понимать их смысл. Вон там, в центре – он, этот маленький человечек. А вокруг – мир, в который он пришел, мир, откуда он пришел, мир, который будет ждать его через много лет… А вот – его цель, то, ради чего он пришел. Господи, да я ведь тоже это знал! Здоровой левой рукой я открываю ящик в комоде, достаю толстую папку. Старые фотографии, счета, какие-то записки, вырезки из газет… Вот! Сложенный вчетверо пожелтевший листочек. Кое-как удается его раскрыть. Папка при этом падает на пол, все рассыпается – Мария будет недовольна… Фигурки почти не видны – выцвели от времени. Нужно долго вглядываться, прежде чем что-то становится ясно. Как же я обо всем забыл? Когда это случилось? Значит, я зря провел здесь восемьдесят лет, и мне придется еще долго скитаться по разным мирам, как скитался и до сих пор… А он, этот малыш? Неужели и он все забудет, неужели, как и я, будет бродить вслепую? Как ему помочь?

Я звоню в колокольчик. Мария приходит почти сразу. Она очень быстрая, моя внучка. Кидает сердитый взгляд на кучу бумаг у моих ног, резко поднимает с пола малыша, отнимает фломастер и лист, даже не взглянув на рисунок. Я ее понимаю – большой дом, хозяйство, маленький ребенок, а еще и немощный, почти неподвижный старик. Ей всегда некогда. Но я пытаюсь ее остановить, привлечь внимание, показываю лист бумаги, который держу в руках.

Ну, что еще? – Мария наклоняется, собирает содержимое папки, вырывает у меня из рук картину и сует ее туда же. Там оказывается и рисунок малыша. – Что старый, что малый…

Как странно, думаю я. Когда-то мне было что сказать, но я не мог произнести нужные слова. Когда слова появились – исчезло знание. Теперь я опять мог бы многое сказать, но слова вновь не хотят произноситься. Значит ли это, что на этой дороге не должно быть указателей, что каждый должен пройти по ней самостоятельно? Я не смог. Но кому-то ведь наверняка удается. Я смотрю на малыша. «Я не забуду», – говорит он глазами. И я почти в это верю…

Реклама

8 comments on “Любовь Салимова. Картина

  1. Что ж… Это вполне достойный ответ приверженцам орфографических махинаций, сторонникам лингвистического экстремизма и прочим любителям сложноподчинённых синтаксических издевательств.
    Идея вневременного происхождения персонажей оформлена весьма оригинальным способом, провоцирующим нас вновь задуматься о неземном предназначении. Я и сам начал припоминать некоторые каракули, собственноручно оставленные на обоях детской комнаты в родительском доме, заботливо укрытые, в последующем, несколькими защитными слоями такого же примитивного декоративного материала.
    Так же понятно мне и стремление автора максимально парализовать, для достижения необходимого изобразительного эффекта, речевые и двигательные функции своего подопечного. Думаю, что для пущего драматизма стоило бы вообще умертвить главного героя в процессе повествования. В таком случае, озарение могло снизойти к нему в последнее мгновение жизни, когда отмирающий мозг слой за слоем избавляется от позднейших нагромождений памяти и, в конце концов, доходит до своего первичного состояния, где и обнаруживает Изначальное Знание, но применить его уже, естественно, не успевает.
    Но, это — мои собственные домыслы, простимулированные идеями автора.
    Таким образом:
    За стиль и язык – два балла (потому, лишь, что видел здесь более стильные тексты).
    Герои – три балла (портрет внучки очерчен мастерски).
    Идея – три балла.
    Бонус – за максимум смысловых иллюминаций при минимуме сюжетного пространства.
    Итого: девять баллов.

  2. грамотность высокая, но сам язык довольно средний — много повторов, в том числе и был-был, уже-уже, мой-мой, это-это и другие паразиты, много лишних и легко удялаяемых неопределенностей (подчеркиваю — лишних, не работающих на сюжет и легко удаляемых) — кем-то, кто-то, каких-то, что-то ненужное, какой-нибудь резкий звук, какого-то нового, какие-то записки, и так далее.
    много просто повторов
    ну вот, к примеру

    фигурки начинают выстраиваться в определенную систему, и начинаешь
    Значит ли это, что на этой дороге

    такого не то чтобы слишком уж много, но царапает
    автор сильный, думаю, и сам все такое вполне выловить способен при желании
    а сделать это стоит — идея-то отличная. и с перевертышем, что очень люблю
    герои условны, но они тут и не особо важны, тут весь цимес в идее. Хотя можно было бы и поярче, да

    язык 2
    герои 2
    идея 3

    над бонусом подумаю

  3. Идея очень понравилась. Зацикливание сюжета с повтором усиливает впечатление — удачная композиция для притчи.

    Язык для такой идеи недостаточно выразителен, блёкл.

    Оценка — 8

  4. Красиво. Короткий изящный рассказец о том, что кто мы и откуда мы на самом деле — знают лишь старики и дети… Язык неплох, но не более. Герои — видны за текстом, но опять же — не более. Диалог в середине рассказа какой-то искусственный, не хватает слов автора, возможно. Идея — занятная, но и тут — не более 🙂

    Я — 2
    Г — 2
    И — 2
    Б — 0

    6

  5. Идея отличная, только ощущение, что сама вещь до неё не дотягивает в подаче. Вроде бы и написано на уровне, и герои есть, а не цепляет. Схематичность присуща притче, но для притчи стиль блеклый, а для рассказа композиция притчевая. В итоге получилась недопритча недорассказ.
    Итого: идея – 3, герои – 2, стиль и язык – 2.
    Оценка: 7

  6. Что дети обладают суперспособностями, а старики похожи на младенцев — идеи не новые. Но в первый раз я вижу эти две части в замкнутой системе.
    Оформление понравилось. Буду надеяться вместе со старичком.

    Язык и стиль — 2, герои — 2, идея — 2.
    Итого: 6.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s