Сергей Берестнев. Воскрешение

Аннотация.В середине двадцать первого века удалось воскресить людей, замороженных сразу после смерти. Однако, в результате этой операции возникли некоторые побочные эффекты.

Во вторникЕвгений Строчков, президент корпорации «Воскрешение», проснулся в отличном настроении. Именно сегодня должны были приехать телевизионщики, чтобы снять сюжет о первых шести успешных воскрешениях крионавтах. Почти сорок лет борьбы со скептиками завершились победой. Шестеро граждан России, подвергнутых по своему желанию криоконсервации сразу после смерти, уже оживлены, осознают окружающую действительность, могут говорить, вспоминают что-то о своей жизни до заморозки, правда в сознании наблюдаются какие-то элементы бреда, но ничего, это пройдёт.

Офис корпорации и корпуса лаборатории находились в Зеленограде. Подъезжая к воротам, Евгений опять увидел странного лысого субъекта в цветастой одежде. Этот странный тип бродил около офиса уже второй день, регулярно подходил к охране и просил пропустить его к начальнику.

Войдя в кабинет, Евгений вызвал на десять часов психолога Галину Ивановну Шуйскую, которая уже несколько дней пыталась разобраться с причинами появления галлюцинаций воскресантов, а сам приступил к обходу.

Сначала он вошёл в палату к Броминскому.

— Как вы себя чувствуете, Андрей Борисович? Что-то новое про себя вспомнили? – участливо спросил Евгений.

— Да, вспоминаю школьные годы, первую любовь… Только опять виделось, что еду по дороге. а меня какой-то грузовик подрезает… и ещё, что смотрю футбол… Это не воспоминания, а как бы видения…

— Ладно, разберёмся, сами понимаете, дело новое, возможны некоторые неожиданности, — успокоил пациента Евгений.

— А ещё, доктор. еда тут отвратительная, — вдруг раздражённо закричал Андрей Борисович. – Я просил жареного мяса, а мне опять принесли варёное!

— Успокойтесь, пожалуйста, ваше меню составляется с учётом состояния вашей пищеварительной системы, — мягко проговорил Евгений и поспешно вышел из палаты.

В следующей палате Евгения ждала Лариса Ивановна Степанова, восьмидесятилетняя (на момент смерти) старушка, самая старая из пациентов.

— Как вы себя чувствуете, Лариса Ивановна? — стандартно начал разговор Евгений.

— Чувствую себя плохо, опять видела какие-то идиотские пляски у костра, как глаза закрою, так эта дребедень лезет, а ещё спать не могу — кондиционер сильно шумит. Да когда ж это кончится, — запричитала Лариса.

И со старушкой разговор не получается, грустно подумал Евгений, выходя из палаты.

В соседней палате Григорий Матвеевич Бодруков пожаловался на видения фрагментов деревенской жизни, причём жизнь сопровождалась побоями со стороны какого-то бородатого мужика. Кроме того, Григорий Матвеевич выразил неудовольствие поводу грязного постельного белья и невнимательности персонала.

Воскрешённый три недели назад Василий Иванович Громов встретил Евгения широкой улыбкой, выразил благодарность, за оживление и выглядел вполне счастливым. На вопрос о галлюцинациях удивлённо наморщил лоб и ничего такого не вспомнил. В то же время фрагменты своей собственной жизни называл уверенно и точно.

Последней опрашиваемой была Мария Аркадьевна Сёмина, обругавшая Евгения за жёсткую подушку, нелепый, раздражающий дизайн светильника и плохое питание. В качестве галлюцинаций были названы фрагменты жизни в каком-то мегаполисе, забитом небоскрёбами и мостами.

С Петром Афанасьевичем Черховским Евгений беседовать не стал, так как после оживления прошло меньше суток, и пациент был слишком слаб.

Закончив обход, Евгений прошёл в свой кабинет, где его уже дожидалась Галина Ивановна.

— Ну, что скажете, в чём причина галлюцинаций наших пациентов, я хотел сегодня устроить им интервью с телевизионщиками, а они видят какую-то фигню и ворчат по любому поводу и без повода, похоже, что все наши «воскресанты» — заядлые скандалисты, — пожаловался на жизнь Евгений.

— Я думаю, интервью им сможет дать Громов. Он всем доволен и никаких галлюцинаций. А по поводу остальных могу сказать, что характер видений напоминает фрагменты жизни каких то других людей, причём у каждого нашего пациента свой, так сказать «двойник». Я проанализировала содержание фрагментов, все они касаются каких-то моментов жизни, вызывающих мощный эмоциональный всплеск у «двойника» — иногда позитивный, иногда негативный. Чем это объяснить – не знаю.

Через час прибыла машина телевизионщиков. Вслед за автомобилем на территорию лаборатории попытался пробраться мужчина в цветастой одежде, но был жёстко отсечён охраной.

Бойкая девица лет двадцати пяти, назвавшаяся Натальей, влетела в кабинет Евгения и, пока операторы расставляли технику, объясняла желаемый ход беседы. Евгению следовало популярно, избегая сложной профессиональной терминологии, разъяснить принципы оживления, кое-что рассказать о преодолённых трудностях и блистательных перспективах используемых методов. Для полноты впечатлений зрителей желательно услышать несколько слов от одного из оживлённых.

Когда камеры включились, Евгений начал говорить.

— Я руковожу корпорацией «Воскрешение» уже двадцать лет. Замораживание умерших наша фирма производит с начала двадцать первого века, в полном соответствии с их желаниями. В начале века мы не имели технологии восстановления тканей, разрушенных перед смертью и в процессе замораживания. Но мы верили, что наука решит эту проблему. И мы не ошиблись. Созданный нами препарат «Феникс» позволяет запустить процесс регенерации повреждённых тканей. Большие опасения вызывала возможность сохранения информации о личности «воскресанта». Эту возможность трудно было проверить на животных, ведь личность животного представлена весьма скудно, ну, имя своё помнит, ну, некоторые привычки – «условные рефлексы», любимые позы. К счастью, оказалось, что после регенерации мозговой ткани память обо всей прошедшей жизни восстанавливается.

— Вы планируете в ближайшее время оживить всех своих пациентов? – спросила Наталья.

— Нет, к сожалению. Мы воскрешаем больных, умерших от заболеваний, доступных для лечения методами современной медицины. В начале двадцать первого века многие люди умирали от сердечно-сосудистых заболеваний, от онкологии. Сейчас мы их оживляем, вводим соответствующие вакцины, делаем необходимые хирургические операции и ведём к выздоровлению. А вот людей, умерших от болезни Моркиса, унесшей семь лет назад более тридцати миллионов жизней, мы пока не воскрешаем, так как эти заболевания пока не поддаются излечению на стадии наступившего летального исхода. Из трёхсот пятидесяти наших пациентов медицинские показания для воскрешения есть у двухсот. Большинство из них умерли 20 – 30 лет назад. Настоящей революцией в медицине явилось создание препарата «Феникс», вызывающего возникновение молодых, живых клеток на основе замороженных.

— Было бы интересно поговорить с кем-нибудь из «воскресантов», — радостно улыбаясь, попросила ведущая.

— Сейчас мы можем пройти к Василию Ивановичу Громову, остальные наши пациенты ещё недостаточно окрепли после процедуры воскрешения, — доброжелательно предложил Евгений.

Услышав несколько вразумительных фраз от Василия Ивановича, довольные телевизионщики отправились монтировать материал, а Евгений остался размышлять над причинами загадочных видений, посещавших «воскресантов». Размышления были прерваны появлением медсестры.

— Евгений Прохорович, там у Броминского истерика, он говорит что вёл грузовик и протаранил машину ГДИ, причём нарочно, испытывая чувство ненависти к пассажирам той машины, — торопливо заговорила она.

— Сейчас иду, — отреагировал Евгений и зашагал в палату.

Броминский метался по кровати с криками: «Я убил их», требовал, чтобы от него убрали руки, и выказывал всяческое неудовольствие окружающей обстановкой. Евгений передал заботы над буйствующим пациентом дежурному психиатру, поскольку с точки зрения физиологии никаких нарушений заметно не было.

Добравшись домой, Евгений нетерпеливо ждал вечерний выпуск новостей, где ожидался сюжет о работе его корпорации. Наталья пообещала, что ролик будет в эфире уже сегодня. Работа значила в жизни Евгения всё. Личная жизнь не сложилась, так как свелась к двум гражданским бракам непродолжительным и бездетным. Друзья были. Но общее времяпровождение по выходным вызывало чаще чувство тоски и ни в коем случае не захватывало так, как работа. Евгений мечтал подарить человечеству великое открытие.

Начались долгожданные новости. После нескольких тревожных сообщений о международных событиях (напряжённые отношения России с Китаем, вооружённый конфликт США с Ираном), последовали новости науки. Евгений с удовольствием любовался своей интеллигентной физиономией, вещающей о достижениях в области воскрешения пациентов, подвергшихся криоконсервации. Когда сюжет закончился, Евгений хотел выключить телевизор, но пульт куда-то подевался. Пока шли поиски этого необходимого предмета, по ящику пошли новости о происшествиях. Диктор сообщил, что сегодня, около трёх часов дня многотонная фура протаранила машину работников государственной дорожной инспекции. Оба сотрудника ГДИ погибли, шофёр задержан и проявляет признаки психического заболевания.

Утром, едва Евгений подошёл к своему кабинету, его встретила встревоженная Галина Ивановна.

— Просто ужас, пациенты испсиховались, глюки становятся всё более экстремальными. Броминский видит, что сидит в тюремной камере, Сёмина – что стреляла по людям из винтовки с крыши какого-то высотного здания, Бодруков утверждает, что ударил кого-то топором, причём, его пытались остановить криками: «Люська, ты что делаешь, брось топор», а потом он бежал по березняку.

— Ну а вы то сами что по этому поводу думаете? – сурово спросил Евгений.

— Похоже, что наши пациенты установили телепатическую связь с какими-то людьми, имеющими явно преступные наклонности, но откуда эта связь появилась, как с ней бороться – я пока не понимаю.

— Ну, может быть нам проконсультироваться в соответствующих учреждениях, ведь этим же многие сейчас занимаются, у вас же есть знакомые в лаборатории ГСБ.

В телепатию, то есть в способность одного человека улавливать мысли другого, Евгений верил. А как было не верить, если годовой бюджет лаборатории экстрасенсорных методов передачи информации, работавшей под крылом Государственной службы безопасности, составлял несколько миллиардов рублей.

Евгению не давала покоя схожесть телевизионного сюжета про спятившего шофёра с бредом Броминского. После обеда Евгений всё-таки решил побеспокоить своего приятеля из МВД.

— Валера! Ты видал по телеку сюжет про мою контору? Слушай, у меня тут вопрос назрел по твоему ведомству. Там вчера какой-то водила протаранил машину ГДИ. Ты можешь узнать подробности? Если он псих — то когда свихнулся? Интересуюсь потому, что один мой «воскресант», похоже, установил с этим типом что-то вроде телепатического контакта. Ну меня интересуют основные анкетные данные, когда родился, чем болел… А заодно ещё пробей там по своим каналам, не было ли последней ночью случаев стрельбы с высотного здания из винтовки, а ещё – не было ли случая убийства топором, причём топором орудовала некая Люська. А чёрт её знает, как полностью зовут. Может быть, Людмила или что-то похожее. Ну, я понимаю, что тайна следствия, не положено. Но я же не по делам каких-нибудь олигархов спрашиваю, а про мелочь всякую, кто там копать будет про соблюдение тайн. Да, я буду очень благодарен…

После завершения беседы с Валерой, Евгений с удовольствием пообщался с академиком Велинским. Учёный муж возжелал лично ознакомиться с успехами на поприще воскрешения, обещал придти с коллегами и попросил назначить время визита. Встречу запланировали на понедельник. Евгению не хотелось, чтобы к моменту визита делегации из Академии Наук, около лаборатории крутился этот шизик в цветастой одежде, упорно ломившийся в служебные помещения. Строчков позвонил в охрану и велел пропустить к нему надоедливого визитёра.

Монах Чен Сяо Вэй приехал из Тибета по поручению Далай-ламы. Учитель выбрал его в качестве посла, так как Чен Сяо Вэй неплохо (по меркам Тибета) знал русский язык, и должен был объяснить русским учёным, что они затеяли очень опасный эксперимент. Монах тщательно готовился к беседе, даже изучил основы православной религии, чтобы объяснить русским суть проблемы в понятных им терминах. Вот уже три дня он торчал около офиса нужной ему фирмы, мозоля глаза охранникам своим цветастым халатом, а его всё не пускали к главному начальнику.

Чен Сяо Вэй войдя в кабинет Евгения долго кланялся, представился, потом осведомился, как ему следует называть собеседника.

— Называйте меня «доктор Евгений», — сказал президент корпорации «Воскрешение». Он недавно получил докторскую степень и очень гордился этим.

— Уважаемый доктор э…гений, вы воскресили людей, но воскрешать имеет право только Бог, не человек, — начал свою речь монах. – После смерти душа покидает тело, потом она приходит в другое тело, в другого человека при его рождении, происходит реинкарнация. Душа управляет новым телом, ангел хранитель защищает душу от тёмных сил. Вы оживили старое тело – и нарушили баланс. Старое тело зовёт свою душу, душа должна вернуться, но для этого нужно уйти из нового тела. Одна душа, один ангел хранитель на два тела – это плохо, трудно защищаться от тёмных сил, от дъявола, тёмные силы проникают в сознание обоих тел, начинают управлять. Будут делать зло, много зла. Кто умер – должен остаться мёртвым. Нельзя нарушать колесо Сансары. Нельзя пытаться обхитрять Бога. Вы меня поняли?

— Я всё понял. Мы обязательно учтём ваше… э… замечание. Передавайте Далай-ламе заверения в моём почтении. До свидания, вас проводить?

— Благодарю, я помню дорогу, прощайте господин доктор э…гений.

Монах встал и, медленно пятясь, двинулся к выходу. У двери он остановился, поклонился, ещё раз медленно проговорил: «Нельзя обхитрять Бога», и исчез за дверью.

Евгений усмехнулся. Ему льстила ошибка, допущенная монахом при произнесении его имени. Конечно, это просто ошибка, происходящая от плохого владения русским языком, но вдруг… оговорка «по Фрейду». Выходит, он, Евгений Строчков обхитрил Бога. Ну что же, это достойный соперник.

Евгений был атеистом. В детстве ему объяснили, что Бога нет, и желания копаться в этом вопросе у него не было. В двадцать первом веке, когда теологическое мировоззрение уверенно пробивалось в интеллигентские мозги, Евгений часто чувствовал себя «белой вороной» в интеллектуальных тусовках. Впрочем, набожность большинства людей ограничивалась готовностью раз в год посетить церковь, постояв там со свечкой, да ещё привычкой воздеть глаза к небу и глубокомысленно изречь: «Да, бог то есть!». Ритуалов никто не соблюдал, формулировки заповедей знали весьма приблизительно, молитвы – на уровне отдельных фраз. А тут — какая-то реинкарнация, которую православие, кстати, вообще не признаёт.

В конце дня Евгений предпринял ещё один обход пациентов. Поведение большинства пациентов не изменилось, но Сёмина встретила его с улыбкой, благодарила за успешно проведённое воскрешение, извинялась за своё скандальное поведение накануне. Вот оно – изменчивое женское настроение – подумал Евгений, подходя к кабинету. В потоке электронной почты он обнаружил послание от Валеры из МВД. Там были данные по шофёру. На учёте в психдиспансере не состоял, вообще к психиатрам не обращался. Но в последние дни перед трагедий наблюдалась повышенная раздражительность. Евгений обратил внимание на год рождения – 2015. Так, а первичная смерть Броминского наступила в 2013. Неужели действительно душа Броминского успела попасть в новое тело? Но что теперь делать? А надо ли вообще что-то делать? Должен ли он, учёный, разрабатывающий методы оживления людей, вникать в какие-то буддистские заморочки?

Размышления Евгения были прерваны телефонным звонком. Звонил Валера.

— Ты получил там моё письмишко? – спросил он.

— Да, спасибо.

— А ты новости сегодня смотрел, или ты смотришь только ролики про свою гениальную работу?

— Сегодня ещё телевизор не включал, недосуг…

— Там по поводу стрельбы с крыши был сюжетец, кажется, то, что ты у меня спрашивал… А никакие Люськи убийств топором не совершали, во всяком случае в России.

После этого разговора Евгений порылся в новостных файлах. Выяснилось, что вчера в Нью-Йорке некий неопознанный пока тип открыл огонь с крыши небоскрёба по гуляющей публике, успел убить семерых и ранить пятерых, пока его не прикончил с вертолёта полицейский снайпер. Ну, вот, подумал Евгений, теперь и двойник Сёминой проявился. И что приятно, глюки у неё исчезли, может быть и у остальных пациентов сами по себе исчезнут со временем…. С такими оптимистическими прогнозами уставший Евгений отошёл ко сну.

Утром Евгений прибыл на своё рабочее место. Сегодня предстояло побеседовать с Петром Афанасьевичем Черховским. С этим пациентом у Евгения были связаны большие надежды.. Черховский был при предыдущей жизни великим учёным, прославившимся своими работами в области генетики. Он ушёл из жизни от инфаркта 25 лет назад, в самом расцвете сил. Если бы удалось восстановить его интеллектуальные способности — это было бы великолепной рекламой корпорации «Воскрешение».

Евгений вошёл в палату к Черховскому и участливо спросил:

— Как вы себя чувствуете, вспоминается ли что-нибудь из вашей жизни?

— Да, вспоминается учёба, родители, но ещё почему-то иногда кажется, что я лечу на самолёте, причем не просто лечу, а управляю им, то есть, что я – лётчик! Но это не воспоминание, а как бы сон наяву… И ненависть охватывает, хочется стрелять в кого-то…

«Этого ещё не хватало», — подумал Евгений. Если у этого лётчика окажутся столь же преступные наклонности, как у других двойников, не миновать крупных неприятностей, сколько дров может наломать спятивший человек за штурвалом самолёта – подумать страшно.

Перед обедом к Евгению заглянула Галина Ивановна. Она поведала о новых галлюционных приключениях Степановой. Этой старушке в этот раз привиделось, что она кого-то бьёт копьём (!), потом – что её бьют копьями, но потом всё прекратилось, сейчас она спит спокойным сном праведницы. После обеда вновь напомнил о себе Валера из МВД.

— Ты там спрашивал по убийство, совершённое некой Люськой? Так вот нашёл я её, в Ростовской области. Правда совершила она не убийство, а тяжкие телесные нанесла. Отца пьяного топором ударила, но не насмерть, силёнок не хватило. Бил он её по пьяному делу регулярно, ну вот она и взбрыкнула. Кстати, лет той Люське знаешь сколько!? Десятый пошёл. Малолетка, отпущена под надзор матери.

— Спасибо, Валера. А копьями там сегодня никого не били? – поинтересовался Евгений.

— Ну и круг интересов у тебя. Тут одного мужика зонтиком порешили, тоже весьма экзотично. Не интересует? Вообще то я думаю, что убийство копьями – это не у нас, может быть, это где-то в Африке произошло, ты подумай.

— Может и в Африке, — согласился Евгений.

Закончив беседу, Евгений нашёл в документах Бодрукова дату смерти – 2028 год. Так, а Люське десять лет без малого – значит, родилась примерно в 2031. Интервал – три года, неужели – вправду реинкарнация?

В конце рабочего дня Евгений опять заглянул к Черховскому. Долго и занудно (благо, здоровье пациента уже позволяло такие вольности), доктор допытывался – какой самолёт мелькает в галлюцинациях. Удалось установить, что искомый самолёт – истребитель (возможно, штурмовик), флаги на аэродроме позволили сделать вывод, что базируется данный летательный аппарат в Китае. Результирующая картина вырисовывалась удручающая. Где-то в могучем Китае пилот истребителя, оснащённого отнюдь не игрушечными петардами, испытывает желание кого-то убить. И весьма вероятно, что это у него получится.

Перед отъездом домой Евгений посетил и остальных «воскресантов». У Броминского проявлялись образы тюремной камеры и эпизоды агрессии со стороны сокамерников. Бодрукова мучили видения телесных наказаний, применяемых к нему со стороны какой-то женщины. Остальные пациенты никаких кошмаров не видели, вели себя тихо и спокойно.

У Евгения возникло желание рассказать о нарождающейся проблеме какому-нибудь высокому начальству. Хотелось предотвратить назревающее злодеяние или, по крайней мере, снять с себя полную ответственность за предстоящие события. Но что делать, кому сообщить? Призвать Министерство обороны повысить боевую готовность ПВО на китайской границе? Бред, они там и так давно вспотели от страха. К тому же неизвестно, в каком именно регионе служит злосчастный пилот, возможно на границе с Индией или ещё где-нибудь. А может быть попросить китайцев выявить потенциального провокатора? После работы Евгений отправился в Китайское посольство. Его сначала не хотели пускать, объясняя, что записываться на приём нужно за несколько дней, но, узнав президента корпорации «Воскрешение», сделали исключение – пропустили к дежурному секретарю.

— Так вы предлагаете нашей стране прекратить все полёты всех истребителей и штурмовиков и заняться поисками неуравновешенного пилота? – спросил секретарь, выслушав доводы Евгения и посмотрел на докучливого посетителя, как на идиота.

— Нет, но может быть вы усилите медицинский контроль за состоянием пилотов перед полётами, — предложил Евгений, почувствовавший себя идиотом.

— Всё что вы сказали очень интересно и будет передано в соответствующие инстанции, — вежливо завершил беседу секретарь.

Уже дома Евгению пришла в голову мысль, установить личность зловещего пилота и спрогнозировать его возможные действия с помощью экстрасенса. Поскольку речь шла о последствиях реинкарнации, следовало обращаться к магам, знакомым с основами буддизма. Порывшись в Интернете, глава корпорации «Воскрешение» нашёл предложение услуг какого-то Мустафы, рекламирующего себя как тибетского мага, ученика Далай-ламы. Евгению удалось записаться на прием уже на утро следующего дня только благодаря упоминанию своей высокой должности — президент корпорации «Воскрешение».

Мустафа оказался пожилым человеком интеллигентного вида. Выслушав подробный рассказ Евгения о проведённых экспериментах и неожиданных побочных эффектах, тибетский маг изложил свою точку зрения на достигнутые результаты.

— Уважаемый Евгений, вы в своей жажде познания влезли в сферу интересов очень могущественных сил тонкого, непроявленного мира. Вы создали ситуацию, нештатную для самого Бога, вы вмешались во взаимоотношения Бога и Дьявола. Биополевые структуры, соответствующие человеческому телу трактуются в религиях как его дух, душа, ангел-хранитель и тому подобное. Одному телу соответствует несколько таких структур, которые отделяются от него после смерти через определённые промежутки времени. Задача этих биополевых структур – добиться правильного, угодного Богу развития сознания, выработки системы ценностей, угодной Богу. А если защитные структуры ослабляются – на сознание начинают влиять другие силы, ну, назовём их «тёмными». Это биополя с другими параметрами, ну, с другими несущими частотами, что ли. Иногда защиту своего сознания ослабляет сам человек, формируя на основе своего жизненного опыта порочную систему ценностей. Когда вы воскресили умершего, его тело притянуло к себе, затребовало те биополевые структуры, которые принадлежали ему при жизни. А новое тело не хочет их отпускать. В результате этой борьбы энергетика защитных структур сильно ослабляется, сознание обоих тел становится легко доступными для проникновения «тёмных» сил, эмиссаров дьявола, так сказать. Воскрешённый и его дублёр проявляют огромную склонность к агрессии. Вот что вы натворили.

— Но у одного из воскрешённых никаких видений и агрессии не наблюдается, а у двоих через несколько дней всё закончилось, значит, дело поправимо.

— Не наблюдается негативных эффектов у того, чья душа не успела найти новое тело и смогла безболезненно вернуться. А исчезли эти гадостные симптомы у тех, чьи дублёры были убиты, как я понял, какого-то американца убили на крыше небоскрёба, а кого-то забили копьями.

— Но у Черховского видения есть, а агрессию он не проявляет.

— Многое зависит и от самого человека. Если в его сознании сформировалось устойчивое гуманистическое отношение к миру – он сможет противостоять атаке дьявола, но таких людей очень мало.

— Я вот не понимаю, какая может быть реинкарнация у старушки, которая была при жизни православной, соблюдала многие ритуалы, я Степанову имею в виду.

— Каждая религия – это только определённая методика взаимодействия человека с непроявленным миром, основанная на какой-то весьма упрощённой модели этого мира. Модель выбиралась исходя из социально-экономических особенностей жизни народа, которому она адресована, ну, то есть предлагался вариант, доступный для понимания. А истинные законы непроявленного мира сложнее любой религии.

— А вы могли бы установить личность дублёра, а ещё лучше – подавить его агрессивные порывы?

— Такую задачу мне ещё не приходилось решать, но попробовать можно, только мне будет нужен физический контакт с вашим пациентом. Вы можете привезти его сюда?

— Нет, он ещё слишком слаб после воскрешения, нужна поддерживающая терапия. А вы не могли бы приехать к нам? Помогите, ведь если лётчик проявит агрессию – будет масса жертв…

— Ну, раз другого выхода нет – приеду.

Мустафа поручил секретарше отменить запланированные на ближайшие часы сеансы, и через двадцать минут Евгений вёз его в лабораторию корпорации. По дороге маг рассказал, что родился в Советском Союзе, закончил философский факультет МГУ, а в начале века отправился в Тибет, чтобы познавать истину, и только лет десять назад вернулся.

По прибытии в лабораторию Евгений и Мустафа сразу прошли в палату к Черховскому. Президент объяснил пациенту, что приехавший с ним специалист поможет разобраться в причинах появления галлюцинаций. Мустафа взял пациента за руку и минут десять сидел, прикрыв глаза. Закончив сеанс медитации, маг встал и пошёл к выходу из палаты, поманив за собой Евгения.

— Дублёр вашего пациента действительно китайский лётчик, служит в Монголии. Через два часа у него вылет, он хочет атаковать объекты на российской территории, — объяснил Мустафа.

— Его можно как-то остановить?

— Я могу попытаться ухудшить его самочувствие, но изменить его восприятие мира – не могу.

— А ликвидировать его вы можете?

— Поймите, Евгений, я не могу целенаправленно убивать людей, я могу только вернуть человеку то зло, которое он замышляет. Я не свободен в своей деятельности, а подчиняюсь определённым законам, данным Богом.

— Скажите, а если наш пациент вдруг умрёт, агрессивные наклонности этого лётчика исчезнут? — поделился Евгений мыслью, сверлившей его мозг уже полчаса.

— Вы хотите убить своего пациента? Впрочем, всё равно, я не могу вам гарантировать, что психика лётчика мгновенно восстановится.

— Нет, я просто так спросил, я не хочу никого убивать, — тихо ответил Евгений.

— Ну, тогда не мешайте мне, я попробую сделать то, что в моих силах. Я могу пройти в какое-то помещение, где мне никто не будет мешать? И ещё: мне нужно что-то, содержащее ДНК пациента, у вас, наверно, есть анализы его крови?

Евгений провёл Мустафу в свой кабинет, снабдив необходимыми препаратами, а сам вышел в приёмную. Ответ Мустафы вызвал облегчение в его душе. От него уже ничего не зависело, да и совершать уголовное преступление совершенно не хотелось. Через два часа из кабинета вышел бледный Мустафа. «Зло возвращено, — прошептал он, тяжело опускаясь в кресло, — но, кажется, удар был слишком силён, самолёт упал, контакта с лётчиком нет».

Отправив Мустафу в Москву – разруливать заморочки клиентов с непроявленным миром, Евгений помчался в палату к Черховскому.

— В последние часы у вас были видения? – срывающимся от волнения голосом спросил доктор.

— Да, вот полчаса назад мне привиделось, что управляемый мною самолёт в катастрофу попал, но с того момента – больше никаких глюков, — сообщил Павел Афанасьевич.

— Слава Богу, — неожиданно для себя пробормотал Евгений и поспешно вышел из палаты.

Остаток дня Евгений напряжённо слушал новости. И вот, уже вечером, прозвучало: «На российско-китайской границе потерпел катастрофу истребитель китайских ВВС. Пилот погиб».

Встречу с делегацией Академии наук Евгений попросил перенести на неделю, сославшись на необходимость провести ряд экспериментов, важных для понимания происходящих процессов. А через несколько дней произошла сенсация. Давая интервью первому каналу, президент корпорации «Воскрешение» заявил, что считает необходимым прекратить работы по воскрешению замороженных людей, сам он подаёт в отставку и отправляется на Тибет, чтобы изучать особенности процесса реинкарнации.

Акционеры корпорации «Воскрешения» приняли отставку Строчкова и избрали нового президента, обещавшего продолжить перспективные исследования.

Реклама

15 комментариев в “Сергей Берестнев. Воскрешение

  1. Очень хороший рассказ.
    Назвать его отличным мешает несколько пропущенных и несколько не на место поставленных запятых, но автор умница и сам их обнаружит, мастеру такого уровня даже как-то неудобно блошками в нос тыкать.

    Стиль и язык достойные, грамотность высокая.

    Герои… — с героями малехо похуже, слишком уж их много, но в принципе хотя бы парой штрихов каждый обозначен, хотя воскрешенных я и путала. И еще не очень верится в такого суетливого монаха – почему у него вдруг пестрый халат? Вроде же оранжевые, нет? И очень удивилась, что тотт шут гороховый именно монах – монах не стал бы мельтешить перед охраной, просто сидел бы невозмутимо у входа и ждал, ну по ощущениям, не знаю)))

    Идея – очень интересная и оригинальная. Не могу точно гарантировать, что совершенно новая, но такой я точно не встречала. За это тоже лишний бонус

    Бонус — ну, кроме оригинальности идеи, еще и то, что китайский летчик таки не долбанул по российской территории. Хотя мог.

    Финал не понравился – гг по сути самоустранился, не стал решать проблему сам, не предупредил общественность и даже преемника об опасности. Так что скоро вполне может найтись другой китайский летчик…

  2. Спасибо за комментарий! Монах сначала сидел, а потом понял — время идёт, опасность надвигается, а он не может выполнить поручение, вот и засуетился… Сначала намечался финал с началом войны (после авиационного удара) и самоубийством Героя, но решил «не нагнетать».
    Герой пытался предупреждать об опасности госслужбы, но на него смотрели, как на идиота. У него — одни догадки, подтверждённые магом, в научных кругах не поймут… Но наверно, должен был попытаться выступить перед акционерами и коллегами.

  3. ну, возможно
    автору виднее))))))))))))
    я чисто о своем впечатлении высказалась

    и вот еще, о впечатлении
    название очень неудачное, даже «Корпорация Воскрешение» — и то звучало бы куда лучше
    я вот о чем
    дело в том, что сегодня, наткнувшись в списке на этот рассказ — не смогла вспомнить, о чем он. А ведь вижу, что понравился (если судить по оценке). долго пыталась вспомнить, но так и не смогла. залезла, глянула — все отлично вспомнилось с первой же строчки!
    то есть дело не в самом рассказе, а именно в названии, и вот слово Корпорация мгновенно включает нужную отсылку, понимаете?
    я не настаиваю именно на таком варианте, вы просто сами подумайте, жалко же терять читателей из-за такой ерунды

    • Согласен, «Корпорация Воскрешение» — лучше, конкретнее говорит о содержании. Когда писал, считал. что Воскрешение звучит достаточно интригующе.

      • интригующе, да — для незнакомого рассказа
        но почему-то вот не запомнилось
        хот сам рассказ запомнился и очень ярко
        хотя, возможно, это только моя личная персональная заморочка)))))))))))))))))))))))

  4. Назовите «Корпорация «Воскресенье»

    Рассказ настолько хорош, что тут же хочется его улучшать. Добавить яркости эпизодам с беснующимися «воскресантами»: кто на кого кинулся, как глянул, что пробормотал — чтоб не пересказ был, а событие самостоятельное.

    Добавить человеческих черт главгеру — уж больно схематичен. Монаху можно быть схематичным, а Мустафу я бы поразглядывала повнимательней.

    И рассказ был бы уже не просто хороший, а здоровский.

    Оценка — 8

    • Спасибо за комментарий. Советы считаю полезными.
      Воскресанты беснуются только словесно, кидаться не готовы физически — слабы. Ворчание двух я дал прямым текстом, остальных пересказал. Возможно целесообразно привести прямую речь по всем, сделать их речь более красочной. При доработке попробую.
      Про Героя я вроде рассказал: про неудачную личную жизнь, про фанатичный интерес к своей науке, самовлюблённость — вера в собственную гениальность.Не вижу пока, что ещё добавить?
      Про Мустафу я хотел сказать, что он мудр, его суждения близки к истине. Что ещё нужно знать читателю?

  5. «Евгений вошёл в палату к Черховскому и участливо спросил:

    — Как вы себя чувствуете, вспоминается ли что-нибудь из вашей жизни?

    — Да, вспоминается учёба, родители, но ещё почему-то иногда кажется, что я лечу на самолёте, причем не просто лечу, а управляю им, то есть, что я – лётчик! Но это не воспоминание, а как бы сон наяву… И ненависть охватывает, хочется стрелять в кого-то…»

    _____________
    Я не вижу ни палату, ни обстановки в ней, ни окон, ни дверей, ни абстрактных существ, одно из которых умеет добавить в голос участия. Чертёж. И разговор схематичный, неживой.

  6. Спасибо за конкретизацию замечаний. По-видимому, отсутствие литературного образования мешает мне понять пожелания читателей. Меня то критикуют за отсутствие картинки места действия, то (если описываю цвет стен, вид мебели, цвет и фасон одежды) обвиняют (не на этом конкретно конкурсе) в нагромождении подробностей, ненужных для понимания сюжета. Идя по пути минимального сопротивления я стараюсь избегать подробностей, несущественных для сюжета.

    • А вы ненужные подробности убирайте, а нужные добавляйте! Только пусть объясняют, почему подробность не нужна.
      В романе вы можете вносить небольшие эссе, рассказывать о судьбе второ- и третьестепенных героев. Смысл будет тот, чтобы показать срез общества. В рассказе это вам навряд ли удастся.

  7. Интересная идея, неплохое развитие и никакая концовка.
    Думаю, как можно было бы улучшить развязку, но что-то ничего путного на ум не приходит. Но однозначно, хотелось бы финал, где будет обрисовано, как разобраться с проблемой. Здесь же мы видим, что и герой и автор пасуют…
    Два тела, одна душа и общее зло. Почему бы не устроить очную ставку между тем, кто воскрес, и тем, у кого теперь душа? Почему не придумать некий нейтрализатор зла?
    Даже не знаю. Было бы здорово как-то совсем неожиданно вывернуть финал. Не хватает мне чего-то в нем…
    Язык — выше среднего, без особых изысков. Герои — средне, не проявляют особой индивидуальности. А идея, повторюсь, интересная.

    Я — 2
    Г — 2
    И — 3
    Б — 1
    —-
    8

    • Спасибо за комментарий. Да, герой и автор пасуют. Стремление переделать природу по своему усмотрению может привести к НЕПОПРАВИМОЙ трагедии. Человек начал дотягиваться до таких сфер. куда ему лучше не лезть.Это и есть финальная мысль. По поводу вариантов финала была только одна логичная идея — лётчик наносит удар, начинается война, герой стреляется… Остановился на более оптимистичном варианте. Очная ставка ничего не даст, да и разыскивать по всему миру «дублёров» технически невозможно.

  8. Хороший рассказ. Идея не рядовая, интересная. ГГ схематичный только, его действия показаны, ощущения – нет. Что он почувствовал, когда начал догадываться о корнях проблемы, а что, когда всё понял? Именно через ощущения читатель считывает характер героя и может сопереживать. Здесь этого нет, а потому доктор выглядит не живым человеком, а придатком корпорации Воскрешение. Таким же безликими придатками выглядят и остальные сотрудники корпорации. Кроме того стилистика тяжеловесная, количество неопределённостей в тексте зашкаливает. Я выделила далеко не все, те, без которых легко обойтись и текст только выиграет.

    касаются каких-то моментов жизни
    со стороны какого-то бородатого мужика
    вспоминают что-то о своей жизни до заморозки,
    телепатическую связь с какими-то людьми
    А тут — какая-то реинкарнация
    вникать в какие-то буддистские заморочки
    рассказать о нарождающейся проблеме какому-нибудь высокому начальству
    основанная на какой-то весьма упрощённой модели этого мира

    шести успешных воскрешениях крионавтах Крионавтов.
    от болезни Моркиса, унесшей семь лет назад более тридцати миллионов жизней, мы пока не воскрешаем, так как эти заболевания пока не поддаются излечению Какие эти заболевания, в начале предложения указана лишь одна болезнь.
    Итого: идея – 3, герои – 2, стиль и язык – 2.
    Оценка: 7

  9. Спасибо за комментарий. Ну кое-что о переживаниях Героя вроде есть… Сначала — самовлюблённость, затем беспокойство, в конце — растерянность и сломленность. Возможно следовало изобразить более выпукло.
    Неопределённости в тексте либо указывают, что конкретизация понятия не важна, «со стороны какого-то бородатого мужика» — не важно, какой это мужик. Либо сложность упомянутого понятия «основанная на какой-то весьма упрощённой модели этого мира». То есть некоторые неопределённости я считаю уместными, но сократить их число можно.
    Спасибо за выявленные ошибки, сейчас править не буду, чтобы не напрягать оргов, думаю — все уже прочли, при следующих размещениях рассказа — поправлю.

  10. Система выстроена логичная, верится легко. Концовка тоже вполне правдоподобная: show must go on, а личный рост — он на то и личный. Изложено суховато, конечно. Может, больничная обстановка дает себя знать)

    Язык и стиль — 2, герои — 3, идея — 3.
    Итого: 8.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s