Сергей Берестнев. Волос

На предпоследнем часу смены, примерно в пять утра затренькал мой мобильник.

  — Коля, есть для тебя развлекаловка. Давай на выход с вещами, — услышал я голос капитана Владимира Громова.

 — Далеко тащиться? – поинтересовался я перспективами.

 — Дачный посёлок, километров двадцать от города.

 — А что там для меня? Не слишком вонючее, я надеюсь…

 — Не бойся, не дерьмо… У криминального трупака под ногтем волос нашли… Есть мнение, что это – от убийцы следок. Ну, ты когда выйдешь? Машина ждёт.

 Я – экстенс, так профессию назвали. Что-то вроде экстрасенса, но с очень ограниченными функциями. Я могу, поместив биологический фрагмент в своё локальное биополе вблизи головы – то есть на расстояние не более нескольких сантиметров от тела, войти в сознание обладателя этого фрагмента и подключиться к его органам чувств. Нас на двухлетних курсах в Институте Мозга учили подключаться к зрению – как к наиболее информативному каналу. Я, находясь в состоянии медитации, могу увидеть то, что видит  в данный момент индивидуум, одаривший меня своим фрагментом. Только видеть – больше ничего. Иногда, совсем редко, чувствую эмоции. Рассказать могу, только выйдя из медитации. Передавать информацию в режиме он-лайн – не получается. Так вот и работаем: нырок – отчёт об увиденном, нырок – ещё отчёт. Время медитации – от десяти до двадцати минут. За меньшее время не успеваю настроиться, при большей длительности – появляется риск забыть часть информации, да и вообще – крыша съезжать начинает. В качестве биофрагмента годятся волосы, ногти, слюна, ну и другие менее приятные естественные результаты жизнедеятельности, в которых содержатся ДНК искомого организма. Чем меньше времени прошло с момента отделения исследуемого образца от тела – тем яснее картинка.

До места событий мы добрались еще затемно – Володя прекрасно водит в свои пятьдесят лет. По пути я ознакомился с картой. Дачный посёлок протянулся на четыре километра с востока на запад по бывшим колхозным полям между двумя убогими деревеньками. С юга его окаймлял густой хвойный лес, а с севера подползало болото, уже начавшее поглощать полуразрушенные бараки, построенные в чёрт знает каком лохматом году.

 Около места происшествия, щедро освещаемого полной луной, плевалась пеной пожарная машина и гудела толпа зевак — голов двадцать, в которой мелькали несколько фигур в полицейских мундирах с фонариками. Над чёрным остовом какого-то строения поднимался сизый дымок. Откуда столько народа набралось в полшестого утра? Дачный сезон давно закончился – октябрь на дворе. Мы вышли из машины и предъявили наши удостоверения подскочившему сержанту. Тот удовлетворёно кивнул и жестом гостеприимного хозяина показал во двор – мол, можно заходить. Но войти мы не успели.

Молоденький лейтенант, видно «хозяин земли», подбежал к машине, вынимая на ходу пластиковый пакетик. Судя по суетливости движений, это было его первое серьёзное дело.

      — Лейтенант Воробьёв, участковый, провожу осмотр места происшествия, разрешите доложить, — отрапортовал лейтенантик.

— Докладывайте, — кивнул капитан.

 — В три пятьдесят пять поступил сигнал о пожаре и — что труп обнаружили.  Я прибыл в четыре пятнадцать, осмотрел место происшествия и труп. Там ножевое – в грудь. Под ногтем большого пальца трупа обнаружен волос, вот он в пакете. Нас инструктировали – при обнаружении биологических фрагментов, принадлежащих подозреваемым – принять меры к сохранности. Вы ведь по фрагментам специалисты?

Ишь, как гладко излагает, как по писанному.  Готовился, небось, и про нас у кого-то порасспросил.

 — А откуда известно, что это волос убийцы? Может, жмурик свою шевелюру почесал перед смертью? Кстати, на что похоже – сразу он концы отдал или ещё пожил маленько? – поинтересовался я.

 Это был отнюдь не праздный интерес. Влезать в сознание жмурика — бр-р, разок пришлось, там такое полезло – я чуть не блеванул… Некоторые продвинутые экстрасенсы это запросто делают, им с покойником пообщаться – как мне закурить, но нам, на курсах натасканным – лучше не соваться. На курсы, конечно, тоже не всех брали, кастинг был – как в элитный стриптиз-клуб, два профессора на экран томографа таращились, разбирались, как у соискателей в мозгу эпифиз работает.

 — Потерпевший лыс совершенно, то есть, ну биллиардный шар просто…  А смерть могла наступить не сразу, — бодро доложил лейтенант.

 — Личность установили? – спросил капитан.

— Смирнов Иван Петрович, работал охранником в посёлке, бывший ме… полицейский, то есть когда работал – был мен… сотрудник органов, в общем. Он на пенсии уже год.

 — С кем жил?

 — Один.

 — Так, а труп – кто нашёл?

 — Они, — кивнул лейтенантик на толпу.

 — Что значит — они? Конкретно – кто первый?

 — Так местные это, они со свадьбы шли из деревни соседней, увидели пожар, вбежали всей гурьбой, труп увидели, вынесли аккуратно, на плаще. Дом пытались потушить, вёдрами воду носили из колонки. Потом пожарные приехали, тоже стали тушить. Я труп осмотрел, нашёл волосы под ногтем.

 — А труп – он уже точно трупом был, когда вытаскивали его? Может, он ещё жив был?

 — Точно – окочурился уже, там фельдшер местный шёл – он определил.

 — Так лейтенант, ясно, идите, работайте дальше, — завершил беседу капитан.

 Лейтенант ушёл, а мы с капитаном с тоской пялились на место происшествия. Когда ехали – надеялись, что собачку по следу можно будет пустить, и машина кинологов уже подъехала, но после всего этого сабантуя, учинённого на месте происшествия свадебными гуляками при поддержке пожарных — собачка может отдыхать. Володя пошёл пообщаться с подъехавшим начальством, но быстро вернулся и строго сказал:

 — Слышь, Николай, нашего порешили, постараться надо, все вон стараются, начальство обещало вертушку выделить для поисков.

 — Ну, постараюсь, куда ж мне деваться, — вяло согласился я.

 Постараться – это значит вколоть стимулятор, активирующий эпифиз. Поганая это штука, навроде наркоты, мозги выворачивает, когда с этой дрянью работаешь – на третьем часу наяву  глюки лезть начинают. Но в первые пару часов экстрасенсорные способности возрастают. При работе со стимулятором поймать эмоции индуктора удаётся довольно часто, конечно, самые примитивные – страх, ненависть, радость, да и картинка устойчивая идёт, не срывается. Больше двух часов под стимулятором работать нельзя, свихнуться серьёзно можно, нужно колоть антидот и начинать больше пить.

 Полицейский «Форд» загнали в проулок и я, удобно устроившись на заднем сидении, стал готовиться к медитации. Пакет с волосом закрепил резинкой на лбу, достал шприц со стимулятором, закатал рукав… Перед отключкой я услышал вдалеке шум мотора вертолёта.

 Прежде, чем я успел что-то увидеть, я начал чувствовать, испытывать ненависть – жгучую, звериную, всепоглощающую. Затем появилась картинка – размытые контуры домов со всех сторон, крыши – скошенные, цвета почти не различимы. То и дело мелькает земля, похоже, я всё время под ноги смотрю. Впереди синяя вывеска светится на крыше, первая  буква «М», остальные не разобрать. Вокруг какие-то животные, собаки, кажется. Ракурс какой-то странный, как будто снизу смотрю, или я — карлик, или я — ползу. И я почему-то одновременно вижу дома на обеих сторонах улицы. Странная какая-то картинка, широкая очень.

 Володя тормошит меня за плечо и возвращает к реальности.

 — Что увидел? – спрашивает.

 — Похоже, подползает наш индуктор к какому-то зданию с горящей синей вывеской, первая буква «М». А вокруг собаки бродят. Дома вокруг низкие, один-два этажа, крыши косые. Наверно, из посёлка он не выбрался. Картинка очень размытая вдали, а вблизи всё чётко — может у него близорукость? – обрисовал я свои впечатления.

— А почему подползает?

— Да картинка – будто снизу на всё смотрю… Ну, если карлика увидит – тоже вариант.  И ещё – он всё время на землю поглядывает – может, ищет чего?

— Значит, я передаю на вертолёт, чтобы искали  здание с синей вывеской на букву «М», около которого бродит стая собак. Находящийся там человек – подозреваемый. Так?

 — Примерно так.

Через пять минут пилот доложил, что здание с синей вывеской «Мечта» он нашёл, это кафе местное, километрах в трёх от нас, стая собак там бродит, но человека нет, ни лежащего, ни стоящего, ушёл наверно.

 — Похоже, Коля, тебе ещё один заход сделать придётся, — виновато сказал капитан.

 — Придётся, надеюсь в последний раз сегодня, — мрачно согласился я.

 Опять отключаюсь, опять ощущаю ненависть, всплывает картинка – примерно та же самая! И вдруг я вижу собачьи лапы, лежащие на земле, совсем близко, и лапы эти – из меня растут. Я – в сознании собаки?! Ну – точно: чёрные собачьи лапы, и я на них кладу физиономию, морду, то есть.

 От избытка эмоций я вылетел из медитации, не дождавшись, когда меня Володька расталкивать начнёт.

 — Это собачий волос был, — захлёбываясь от возмущения заорал я. – Это ж я колол себе эту дрянь мозговоротную, чтобы узнать: где гуляет какая-то долбанная дворняжка! Где этот лейтенант? Где этот Шёрлок Холмс хренов?

 — С чего ты взял, что собачий?

 — Так лапы видел – из меня растут, такой ракурс…

 — Погоди Коля, не кипятись, — начал успокаивать меня Володька.-  Может быть собака та, из которой волос этот выдран, была на месте происшествия, рядом со жмуриком этим, пока он жив ещё был. Всё-таки я уверен, что волос этот лейтенант действительно из-под ногтя вынул. Может быть от собаки какая-то ниточка потянется, может всё это не зря…

 Поскольку я на двадцать лет моложе, Громов увещевает меня отеческим тоном. Он в своей жизни такого маразма повидал – его уже ничем не удивишь.

 — Ну, конечно, мы ценного свидетеля нашли, теперь вот с Бобика этого показания снимем… Ну, надо же смотреть, что в пакет суёшь, — не мог я успокоиться.

 — Погоди, ты вот говорил, что на землю всё взгляд падал. Может, это она нюхала что-то, может она по следу идёт. И ненависть ты чувствовал, может собака эта убийцу видела и след взяла.

 — Может взяла, а может не взяла…

 — Погоди, я узнаю, может, кто из свидетелей собаку тут видел, — сказал Володя и вышел из машины.

 — Ты разберись там, есть что-нибудь путное, кроме волоса этого, если нет – я антидот колю, а то скоро я уже чертей ловить начну…

 Володя пошёл к группе полицейских и вступил в беседу. Слов я не слышал, но, судя по жестам, обсуждались чьи-то умственные способности, и оценка этого качества оказалась невысокой.

 Если вдуматься, то от визита к собаке нам не отвертеться, других зацепок не видно. Место происшествия затоптано и сожжено, а большинство свидетелей,  в развесёлом своём состоянии, могли и чёртиков увидеть.

 Володя вернулся с новой загадкой.

 — Там в комнате под столом ручной металлоискатель нашли, — сообщил он.- Вот зачем охраннику металлоискатель?

 — Ладно, по металлоискателю – это не ко мне. Я антидот колоть уже могу? – попытался я поторопить события.

 — Погоди с антидотом…  Собаку уходящую один свидетель видел. Решили её  найти и заставить снова пойти по следу. Ты будешь нужен, чтобы найти именно ту собаку, которая была рядом с убитым, а то там ведь целая стая бродит.

 — А от меня вы чего хотите? Я ведь погавкать по заказу не могу.

 — Кинолог будет подходить к собакам из стаи, подманивать их лакомством каким-нибудь и показывать сколько-нибудь пальцев. Ты, когда очнёшься от медитации твоей, скажешь, сколько пальцев показали тебе, и мы поймём – какая собака наша.

  — Ладно, понял. Слушай, поехали быстрее, хочется поскорей закончить. Вот странно, если собака пошла по следу сразу после убийства, то почему она до сих пор, за полтора часа, не догнала преступника? Она очень старая, больная, раненая? Пусть кинолог этот начнёт с тех собак, которые … ну, плохо выглядят…

 Машина с кинологом поехала в сторону кафе, наш «Форд» двинулся за ней. Я попытался приступить к медитации уже на ходу, но как обычно, ничего не получилось – тряска мешала.

 Когда мы въехали на площадь рядом с кафе, там действительно оказалось около десятка разнокалиберных шавок, половина – тёмных мастей. Как только «Форд» остановился, я отключился буквально через минуту. Снова – ощущение ненависти и тоски. Перед глазами – лапы и земля. Никакого движения. Вскоре в поле зрения появился кинолог. Он протянул мне кусок чего-то, показал большой палец, улыбнулся и закивал.

 Когда я вышел из медитации, передо мной сидел Володя и показывал мне большой палец.

 — Это видел? – спросил он.

 — Да… А откуда… – мой язык уже заплетался.

 — У этой овчарки было свежее ножевое… Сейчас ей помощь оказывают, что-то обезболивающее, но много крови потеряла. Можешь колоть антидот.

 Я повернул голову и увидел площадь. Чёрная овчарка встала и, водя мордой по земле, двинулась в незаметный переулочек. Я закатал рукав, вколол себе антидот и облегчённо вздохнул – минут через десять действие стимулятора прекратится. Когда я вновь обратил взгляд на площадь, собаки видно не было, а кинолог шёл к своей машине, где томился его четвероногий напарник. Я попросил Володю переставить машину так, чтобы мне было удобно следить за событиями в переулочке. Овчарка снова лежала, а кинолог вёл к ней рыжего, с белой грудью Рекса — тоже овчарку.

 Уж не знаю, как они там между собой общались – кинолог, Рекс и эта чёрная, но Рекс вдруг решительно двинулся в сторону неприметного домика, выделявшегося своим убожеством среди соседних строений. Вокруг домика засуетились оперативники, кто-то полез вовнутрь. Когда из домика выводили прихрамывающего худощавого мужчину в спортивном костюме, мне показалось, что чёрная овчарка улыбнулась. Впрочем, за достоверность этого наблюдения я не поручусь. Возможно, замеченная улыбка — это  остаточные глюки, как и серебристое облачко, медленно сочившееся ввысь из головы лежащей чёрной собаки.

Я через неделю поинтересовался результатами расследования. Оказалось, что Смирнов в полиции работал со служебными собаками, а незадолго до выхода на пенсию брал в этих краях рецидивиста по кличке Гнутый, ломанувшего всего за день до ареста ювелирный магазин. Побрякушек  при уголовнике не нашлось, но срок он получил.

 Вот Смирнов видно сообразил, что похищенные сокровища где-то здесь запрятаны, и решил их поискать. Для этого устроился в посёлок охранником и металлоискателем обзавёлся. А месяц назад Гнутый с зоны дёру дал, пришел, а товара-то и нет. Порасспрашивал он местных, они ему и поведали, что охранник с металлоискателем около бараков шарился. Вот и решил Гнутый справедливость восстановить. Вскрыл пустующий с начала сентября домишко, стал там жить тихонько, да следить за Петровичем – так величали в посёлке охранника.

 Смирнов, выйдя на пенсию, прихватил с собой любимую свою овчарку – Альму. Она по возрасту и состоянию здоровья списанию подлежала, отдали её с удовольствием. Обычно по ночам с трёх до пяти обходил Петрович с Альмой охраняемый участок, а тут вдруг вернулся, аккурат в тот момент, когда Гнутый дом его обшаривал. Сцепились они, рецидивист охранника ножом полоснул. Альма с улицы вбежала и цапнула бандита за ногу, тогда он и собаку порезал. Выбежав из дома, Гнутый обнаружил отсутствие пары пуговиц на одежде и решил спалить место происшествия. Собака, наверно, к охраннику подходила, когда он ещё жив был – вот он её за шерсть и ухватил.

 Полтора часа по пустынному посёлку двигалась эта процессия: впереди хромающий мужчина с полупудовым баулом, за ним раненая собака, взявшая след. Гнутый, подумав, что после «стада слонов» ввалившегося на место происшествия, никакая ищейка след не возьмет, решил зайти «домой» и обработать рану.

 В каком-то племени было поверье, что псы, погибшие в бою, попадают в рай. Надеюсь на это… Встретит ли Альма там своего хозяина? Сомневаюсь. В нашем ведомстве праведники встречаются редко.

Реклама

14 комментариев в “Сергей Берестнев. Волос

  1. Грамотность достаточно высокая (хотя и не без шероховатостей, ага-ага, и даже одну оченно неуместную запятушку обнаружила)))))))))) а также несколько непроставленных.
    Стиль и язык хорошие.

    Герои – неоднозначные, но довольно яркие. Может быть, меня сбивало то обстоятельство, что я читала у автора ряд хороших добротных ужастиков, вот и этот рассказ воспринимала изначально именно как хоррорный, и ожидала монстрячего жутика с оборотнями и кровищей
    Обманули, автор!
    Люблю, когда меня так обманывают.
    Финальная фраза просто великолепна. Впрочем, как почти всегда.

    Идея о попадающих в рай служебных собаках мне очень импонирует. Как и новая судебно-медицинская профессия. Интересная. Да.

    Бонус – собачий рай.

    Из минусов – я не сразу поняла, что собака умирает. Кроме медленного передвижения не было никаких предпосылок, буквально до самого сообщения медика о ножевом ранении, аи даже тогда я не поняла, все ожидала, что это ооротень будет. Почему среди эмоций собаки, которые ощутил экстет, не было боли? Или она была, но проскользнула настолько незаметно, что я внимания не обратила?

  2. Спасибо за комментарий! А вот когда я ужастики писал — не припомню… Может меня с кем-то спутали? Но главное — что читателю понравилось. Живые люди всегда неоднозначные. Боль — не эмоция, а сигнал, поступающий с периферии в мозг. А эмоция зарождается в мозгу на основе какой-то оценки обстановки. Экстенсы чужую боль не чувствуют (к своему счастью).

  3. Хороший рассказ! Только со временем действия неувязка получилась (обстановка уж больно нашинская, экстет из неё один выбивается и то, лишь своим умением необычайным), пока, насколько я знаю, такой профессии нет. Да и если будет, Божий дар – не яичница, в подобном деле вряд ли стали бы использовать столь редкого специалиста. На мой взгляд, фантастика здесь с боку припёку. Но все остальное понравилось. И идея с собакой тоже, я сама – собачница и знаю не понаслышке, если они к кому привязываются, это на всю жизнь. Герои колоритные, верю я им. Альму жальче, чем её хозяина, признаться. И концовка отличная. А вот стилистика: не помешает избавить текст от множества повторов.

    Работа в режиме он-лайн – не получается. Так вот и работаем: нырок – отчёт о работеИтак три раза подряд – работа.

    и — что труп обнаружили. Я прибыл в четыре пятнадцать, осмотрел место происшествия и труп. Там ножевое – в грудь. Под ногтем большого пальца трупа обнаружен волос, вот он в пакете. Трижды труп! Хоть жмуриком или мертвяком обзовите во второй и третий раз.

    Впереди синяя вывеска светится на крыше, первая буква «М», остальные не разобрать. Впереди какие-то животные, собаки, кажется. Впереди, впереди

    А вокруг собаки бродят. Дома вокруг низкие… Вокруг, вокруг…

    Итого: идея – 2, герои – 3, стиль и язык – 2.
    Оценка: 7.

    • Спасибо за комментарий. Время рассказа – настоящее, буквально – завтра. Такой приём, когда вносимое ключевое фантдопушение является практически единственным дополнением к нашей реальности, широко используется уважаемыми фантастами, например «Человек-амфибия» и «Гиперболоид инженера Гарина» Толстого или «Осенние Визиты» и вся «дозорная» эпопея Лукьяненко. В Институте мозга слепых детей учат «видеть», участники «битвы экстрасенсов» определяют по предмету, что видел его обладатель перед смертью. Профессия экстенса – где-то рядом, возможно через пару лет появятся.
      Повторы в авторском тексте – мой прокол, если бы знал, как на этом сайте исправить – исправил бы. Это касается слов «работа» и «впереди».
      А вот повторы в прямой речи считаю допустимыми. Когда персонаж волнуется – он не заморачивается выбором синонимов, а может одно и то же «прилипшее» слово повторять часто. Я во взвинченном состоянии говорю так. Персонаж может вообще неграмотно построить фразу

  4. Я где-то читала, что экстрасенсы уже сегодня используются спецслужбами, а здесь резанул тот факт, что экстет выезжает в какой-то захудалый посёлок и портит себе здоровье заради бытового убийства. Впечатление, что подобный специалист чуть ни в каждом районном отделе милиции сидит, а ведь настоящих экстрасенсов мало, очень мало. Что же касается исправлений, вы вполне можете их внести и отправить рассказ на тот же адрес, по которому вы его на конкурс посылали.

    • насколько я понимаю. экстет — это не экстрасенс, а вполне себе бытовая профессия, что-то навроде эксперта-криминалиста, их спецвузы там выпускают в достаточном количестве. чтобы и на бытовые убийства хвтало))))))))))))

    • Разные экстрасенсы имеют различные способности к выполнению разных задач. Моё фантдопущение заключается в том, что выбрав людей со способностями к такой деятельности (по состоянию эпифиза), можно обучить их выполнять одну операцию – видеть то, что видит «хозяин» биофрагмента, это – не полноценный экстрасенс. Таких людей должно хватить, чтобы обеспечить отделы по расследованию убийств (не каждое отделение). Работа экстенса (только не назовите его эстетом) сильно здоровье не портит, портит применение стимулятора. Решение о применении стимулятора приняли, когда оказалось, что убитый – мент, убийства «своих» расследуются особо старательно (наших – не трожь).

    • ага)))))))))
      я не специально, ей-бо
      просто экстет больше как-то лег, без лишнего свиста, жестче и строже как-то

  5. Понравилось. Несмотря на не очень глубокую фантастическую идею, все составляющие рассказа на своем месте. Персонажам веришь, поданы они без навязчивости. Текст читается легко. Явных ошибок ни в логике, ни в языке не обнаружил.

    Я — 3
    Г — 3
    И — 2
    Б — 0
    —-
    8

  6. Милицейская (теперь уже полицейская) история. Вопрос, как я понимаю: «Чей волос?»
    Ответ имеется, ход расследования изложен очень тщательно и эмоционально.
    Язык и стиль — 3, герои — 2, идея — 2.
    Итого: 7.

  7. Рассказ понравился. Живые описания, диалоги, «конкурс больше, чем в стриптиз-бар» — люблю юмор. Особенно ненавязчивый.

    Сбой восприятия произошёл при первом контакте с собачьим разумом. Мне сразу стало ясно, что это собака (((
    Я не хочу, чтоб сразу ясно. Помучайте меня, автор! Дайте намёки на пьянчугу! На депрессанта! На оборотня! И пусть соседка баба Матильда расскажет про оборотня, а?

    И померла внезапно. Собачий рай — очень хорошо. Но когда помереть-то успела?
    «И про Альму, которая была собакой» (была такая книжка).

    В общем, одни сплошные минусы.
    Оценка — 8

    • Спасибо за комментарий! Вы первый читатель, который сразу догадался про собаку. Конечно, подсказки в тексте есть: «низкая» точка наблюдения, широкое поле зрения, близорукость… Я всегда даю читателю возможность проверить свою внимательность и эрудицию. Если таких «догадливых» будет слишком много, то одну-две подсказки уберу, экстенс мог не разобрать некоторые детали изображения. Оптимизировать количество подсказок очень сложно, эрудиция и внимательность у разных читателей — разные. А про то, что собака ранена – подсказка была. Собака легко и быстро догоняет человека, если фора – всего несколько минут, а данная собака не могла догнать больше часа. Собака шла медленно, ложилась отдыхать, потом снова выполняла свой служебный долг. Была потеря крови, что и привело к смерти.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s