Юрий Газизов. Станция. Поймать зайчик

Наталье Г. возродившей и вдохновившей меня

 — Ну что, доктор? Ну как? Что с ним такое? – вопросы сыпались один за другим, словно каждый пытался показать себя, проявить сочувствие, заинтересованность в судьбе ближнего. Но я подозревал, что большинством из них руководило обычное любопытство, или просто они видели в этом повод развеять серые рабочие будни.

  Мы толпились в коридоре медблока, толкаясь и подшучивая друг над другом, словно расшалившиеся школьники на переменке, ожидая когда Великий И Могучий Док Клаус (ВИМДОК) вынесет свой приговор… 

   — Жить будет? – протолкался вперёд вездесущий Шмит. Маленькие ручки, маленькие ножки, сам худой и прозрачный как тростинка, да ещё на голову ниже остальных. При этом он умудрялся быть всюду и везде, а глянешь – и его уже нет!

   Доктор посмотрел на него сверху вниз, своими пронзительно-рентгеновскими глазами. Сделал мысленный снимок, поставил диагноз и видимо решил, что этим малышом займётся позже. Потом оглядел всех нас, так что мы замолкли, поёживаясь, и медленно покачал головой.

   — Медицина бессильна, — произнёс он утробным басом и развёл руки в стороны, так что все мы попятились, наступая друг другу на ноги, пытаясь вжаться в стену.

   — А что же теперь с ним будет? – робко спросила Люся. – Ведь он же совсем… того… этого …ну…

   Она сбилась, стушевалась, растерялась и окончательно умолкла под пристальным взглядом Дока. А тот опустил руки и пошёл по коридору, не замечая, как мы шарахаемся и разлетаемся в стороны, словно щепки и мусор под кормой парохода.

   Док вышел в вестибюль, задумчиво остановился возле дивана и, не глядя, указал гигантским пальцем в угол, где стояла кадка с пальмой и кофейный автомат.

   — Без сахара, — коротко бросил он, не отводя глаз от дивана. Наконец, видимо разглядев всё, что хотел, Док опустился точно посередине дивана. Тот выдержал, хотя больше места не осталось ни для кого. Великий Клаус протянул руку и подбежавшая Кларис вложила в неё бумажный стакан с дымящимся кофе. Тень улыбки скользнула по губам Дока, на миг черты его лица разгладились, и гигант благосклонно кивнул девушке. Он отхлебнул кофе, скривился и снова оглядел нас, столпившихся вокруг дивана.

   — Как давно это с ним? – спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

   — Э.. с неделю, может быть, — успел первым ответить Шмит. – Да, точно, как раз тогда почта пришла с Земли.

   — Что? Почта? Ах да, ну-ну…

   — Да нет, — подал голос Авель. – Он и раньше был таким… странным… ну не совсем того… э…

   Все смотрели на беднягу пока тот не умолк, потом снова повернулись к Доку.

   — Ну, вот что, балбесы, похоже наш Джорди подхватил зайчик.

  Что? Ах! Как? В первое мгновение никто ничего не понял, только Инга попыталась упасть в обморок на не занятую Доком полоску дивана, но её вовремя подхватили и оттеснили к креслу у стены.

   — Не может быть, доктор Клаус, — раздался резкий голос Домбера. – Бэйс не астроном и даже не астронавт. Он всего лишь программист без допуска наружу.

   Заканчивал своё дерзкое выступление Домбер в одиночестве; все отступили от него на шаг, как бы освобождая место для битвы драконов. Но битвы не произошло. Да и силы были неравны – Великий И Могучий Док Клаус, которого  все уважают и обожают (говорили что он может излечивать прикосновением пальца!), и сухой, жёсткий, резкий Домбер – начальник службы обеспечения, у которого в космосе вакуума не выпросишь. Доктор лишь мельком взглянул на него и снова отхлебнул кофе.

   — Так вот, — пророкотал его низкий глубокий голос. – Для того чтобы «поймать зайчика» не обязательно быть астрономом. Хотя когда-то это была исключительно их прерогатива. С далёких давних времён люди вглядывались в небо, пытаясь найти ответы, постичь, познать, разгадать… Но звезды были так далеки, кроме одной из них, которая дала нам всем жизнь. Но оно было так ярко, что ничего нельзя было разглядеть. И вот, как только появились первые телескопы, люди стали смотреть на звезды и, прежде всего, на Солнце. Так все и началось. Потом это стало профессиональным риском сварщиков. Электроофтальмия – поражение глаз при интенсивном ультрафиолетовом облучении. На сетчатке глаза выгорает участок, который видится поражённым в виде белого пятна постоянно присутствующего в центре фокуса и не дающего разглядеть ничего прямо перед собой. Остаётся рабочим только боковое зрение. Позже этой опасности (подхватить зайчик) стали подвергаться люди, работающие в открытом космосе, где любая невнимательность в работе со светофильтрами могла привести к печальным последствиям.

   Его речь текла спокойно, неторопливо, уверенно… обволакивая, завораживая слушателей, погружая их на дно котлована, заполненного низким грохочущим басом. И тут он встретился взглядом со мной и быстро показал глазами на коридор слева. Я кивнул и пошёл к своему кабинету.

   Джорж Бэйс работал программистом на станции. Поэтому когда у него начались эти «бзики» никто сразу не обратил внимания – программы работали, данные обрабатывались. Пока Гораник не получил какие-то неожиданные результаты плотностей газа в диффузной туманности XQ3781E. Он попросил Бэйса проверить, нет ли сбоя в программе, а когда пришёл через несколько часов, тот ничего не сделал, только мечтательно улыбался и мурлыкал песенку себе под нос. И тогда все стали вспоминать. И сложилась такая картина: Джорж забросил работу, постоянно что-то бормочет под нос, смотрит сквозь вас невидящим взглядом, ест механически, не глядя в тарелку, а пару раз его встречали после отбоя, бродящим по коридорам станции, причём он не мог объяснить для чего встал с постели.

  И тогда я отправил его к ВИМДОКУ (так ребята называют Клауса за спиной).

  Космос постоянно преподносит нам разнообразные сюрпризы. Годами может ничего не происходить, а потом хлоп – и вот вам уравнение со всеми неизвестными.

   Я разливал по чашкам кофе (не ту бурду из автомата в вестибюле), когда доктор заполнил собой кабинет. Он тоскливо глянул на стул возле стола (кресел у меня не было) и, горестно вздохнув, опустился на него.

   — Ну что? Удовлетворил ненасытное любопытство наших сограждан? – спросил я, добавляя в кофе по капельке коньяка из «запретной» фляги.

   — А,.. – отмахнулся Клаус, — бросил кость, надеюсь до вечера хватит.

   — А Бэйс? Что ты нашёл?

   — Ничего. Физически он здоров, — Док понюхал ароматный напиток, сделал маленький глоток и поставил чашку на стол. – Если бы не результаты анализов, я бы сказал, что Бэйс находится под действием какого-то лёгкого наркотика. Судя по тестам, он постоянно видит что-то перед собой. Недоступное нам, окружающим. Он не может ни на чём сосредоточиться, его что-то беспокоит, словно заноза, но я не обнаружил никаких физических причин.

   — Ты уверен, что это не заразно?

   Док задумался, обхватив могучей рукой подбородок. Если бы не комплекция, я бы сравнил его с Мыслителем Родена.

   — Пока мы не знаем причину, я не могу быть ни в чём уверен.

   — Тогда карантин.

   Док озабоченно вскинул брови:

   — Мишель, парень выглядит совсем безобидным!..

   — Ты знаешь, Клаус, когда-то давно, один умный человек сказал, что если в доме запахло серой, я обязан предпринять все необходимые шаги вплоть до производства святой воды в промышленных масштабах. Риск велик, Земля далеко, а я тут отвечаю за всё…

   — Да, понимаю, — вздохнул Клаус, и опять взялся за кофе.

   Я смотрел на его могучую фигуру, которая как-то обмякла, словно из неё выпустили воздух. Док не любит проигрывать, тем более, когда дело касается его подопечных. Его огромное сердце переполнено добротой, которая вырывается, бьёт ключом, окутывает доктора со всех сторон и постоянно излучается на нас. Его любят, уважают и боятся, потому что он строг и справедлив… и не равнодушен.

   — Вот что, — прервал мои мысли Док. – Надо посмотреть, над чем он работал в последние дни… и… почту. Шмит говорил, что в то время как раз пришла почта.

   — Почту? – удивился я. – Но ведь почта была с Земли!? Там ни один микроб не проскочит! Нет, мы тут на границе известного… или неизвестного… Одним словом — на границе. Кругом дикий космос, вот оттуда и могло что-нибудь занести.

   — Как скажешь. Ты начальник, тебе виднее, — быстро пошёл на попятную Док.

   Э, нет, думаю я, так ты не отделаешься. Я же без тебя, как без рук. Видно есть какие-то идеи…

   — Ладно, — говорю. – Вот ты этим и займись. В смысле почтой. Всё равно ведь в программировании ничего не смыслишь.

   — Хорошо, договорились, — Док припечатал огромную ладонь к столу, поднимаясь со стула.

   — А тебе назначаю массаж на ближайшие дни. Выбери время.

   — Ещё чего! Мне некогда, — я поёжился и с содроганием вспомнил как Док мял меня словно комочек пластилина.

   — Поэтому я и предупреждаю заранее. Найдёшь время.

   И доктор, не оглядываясь, вышел из кабинета.

*     *     *

   Четвёртый час я просматривал отчёты, данные, черновики – всё, что проходило через руки Бэйса за последнюю неделю. Метеоритные потоки, плотности газовых облаков, светимости и спектры звёзд, траектории предполагаемых планет и непонятные аномалии… Всё, как обычно, буднично, ничего экстраординарного, что могло бы повлиять на странное поведение Бэйса. И вот в проёме двери появился доктор Клаус. Он бросил взгляд на координатные сетки, диаграммы и графики, окружавшие меня со всех сторон, и улыбнулся.

   — Как успехи? – пророкотал он.

   — Ничего.

   Он улыбнулся ещё шире.

   — А наш подопечный?

   — Спит. Я подумал, что для него это будет лучшим лекарством. И, кажется, не ошибся.

   — А мне кажется – ошибся, — огрызнулся я. – Нет. Извини. Не ты, конечно, а все мы. Я всё больше склоняюсь к мысли, что мы столкнулись с чем-то неизвестным пока нам, что мы не в состоянии понять и поэтому не знаем, как лечить.

   Я выключил анализатор и потёр уставшие глаза.

   — Ну что ж, Мишель, ты опять оказываешься прав. По крайней мере, частично. Мы действительно не знаем, как это лечить, но знакомы с этим …э… явлением много тысяч лет.

   Так как я молчал, непонимающе и выжидательно глядя на него, он уселся на стул и выложил на стол инфокристал.

   — Это почта, — выдохнул Док, он уже видел, что у меня просто нет сил на разговоры и эмоции. – Последняя доставка с Земли. Посмотри, что пришло Бэйсу на сорок третьей странице.

   Я кинул кристалл в лоток  и открыл файл. Перед нами развернулось фото – женское лицо.

   Вроде бы ничего необычного. Правильный овал, прямой нос, чёлка над бровями, темно-каштановые волосы, ясные зелёные глаза… Глаза… взгляд… что-то было в этих глазах… Они манили в неведомое, обещали тайну, надеялись на невозможное, говорили о сокровенном,.. они делились светом и пугали глубиной… Они жили…

   — Мишель! – окликнул меня Клаус и выключил изображение. — Ты смотришь уже несколько минут.

   — А… что? – я встряхнул головой. – Кто это? И .. что это значит? – Глядя на неё, я почувствовал себя свежим, отдохнувшим, словно сбросил пару десятков лет.

   — Ну, имя её тебе ни к чему. Кажется, это невеста нашего Джорджа, которая решила продемонстрировать  свою новую причёску. Фотография из последней почты с Земли.

   — Это я понял, но при чём тут его болезнь?

   — Стареем, друг, стареем, — Док отечески похлопал меня по спине, так что я чуть не слетел со стула. – А ведь если б я тебя не прервал, ты бы до сих пор смотрел на неё…

   — Ну, вот ещё! – возмутился я.

   — Да-да, не спорь, я и сам завис на какое-то время.

   — Это что – гипноз?

   — Э…э.. ну, в какой-то мере — да. Правильный ракурс, освещение, цветопередача… и вот – там где мы видим красоту и совершенство, наш юный друг видит СУДЬБУ!

   — Что ты говоришь? Поясни.

   — Это ЛЮБОВЬ! Джорди, вероятно, достаточно долго смотрел на этот портрет, так что образ запечатлелся у него в мозгу и, кажется, отобразился на сетчатке глаза. Теперь он видит его постоянно. В древние времена это назвали бы заговором, заклятием, приворотом… или ещё как-нибудь в этом роде. Результат один – всепоглощающая любовь.

   — Л ю б о в ь, — повторил я, заново вспоминая полузабытое слово. – Так что же нам делать?

   Док пожал плечами.

   — К сожалению… или к счастью, науке это неподвластно.

   — А это надолго? Это пройдёт?

   — Кто знает, — вздохнул доктор. – Кто знает? Лишь только время…

   — Бедный Джорди. Неужели теперь до конца дней он будет полоумным… Какая страшная судьба.. Ведь он ещё так молод.

   — Нам остаётся только ждать, — пророкотал Великий И Могучий Док Клаус.

   А моя рука в это время дотянулась до кнопки включения.

   Щёлк.

   И перед нами опять развернулось изображение зеленоглазой незнакомки с Земли.

Юрий Газизов, 1-7.10.2012 Киев

Реклама

12 комментариев в “Юрий Газизов. Станция. Поймать зайчик

  1. поначалу восхитилась, прочтя название — ого! какой рисковый автор! не побоялся взять в название настолько двусмысленное выражение, как «Поймать зайчика»!
    во время прочтения несколько засомневалась. Возможно, автор не догадывается, что именно означает это выражение на современном сленге… Хотя… Слишком уж точное попадание для случайности! Но как бы там ни было, двусмысленность очень в тему легла. Удачно получилось.
    впрочем. это чуть ли не единственная удача рассказа.

    рассказ откровенно слабый, написан довольно коряво и не очень грамотно.
    нет, его, конечно. не сравнить с жуткой графоманью и просто таки зашкаливающей безграмотностью некоторых представленных на конкурсе текстов, но ведь и автор в данном случае вроде как сильный, а потому и требования к нему иные, и жалеть было бы странно и вредно даже.
    масса лишних слов, СВОИзмы, ЭТИзмы, запятые по принципу на кого бог пошлет, капслочный пафос и провисание логики.

    вынесет свой приговор…
    посмотрел на него сверху вниз, своими пронзительно-рентгеновскими
    глазами.

    Свои – лишнее. Запятая тоже

    Ну, вот что,

    Лишняя запятая, не верьте ворду, после Ну запятые ставят в очень редких исключительных случаях

    (говорили(,) что он может излечивать

    Пропущена запятая

    пророкотал его низкий глубокий голос

    не очень удачное построение, сам по себе голос скорее просто рокочет, пророкатывает же сам обладатель голоса

    Но звезды былитак далеки, кроме одной из них, которая дала нам всем жизнь. Но оно было так ярко, что ничего нельзя было разглядеть

    Очень неудачное и корявое построение фраз. Во-первых, два предложения подряд начинаются с НО. Во-вторых, упоминаема в первом предложении ЗВЕЗДА (женский род) превращается во втором в ОНО. В третьих, прямой повтор былья и ТАК. Да и вообще некрасивое построение в целом.

    И вот, как только появились первые телескопы, люди стали смотреть на звезды и, прежде всего, на Солнце. Так все и началось. Потом это стало профессиональным риском сварщиков.

    Что началось? Смотрение на солнце? Как я понимаю, профессиональным риском сварщиков стало тоже именно это самое смотрение? прямой повтор СТАЛО. и далее будет повтор по сути

    Электроофтальмия – поражение глаз при интенсивном ультрафиолетовом облучении. На сетчатке глаза выгорает участок, который видится поражённым в виде белого пятна(,) постоянно присутствующего в центре фокуса и не дающего разглядеть ничего прямо перед собой. Остаётся рабочим только боковое зрение. Позже этой опасности (подхватить зайчик) стали подвергаться люди, работающие в открытом космосе, где любая невнимательность в работе со светофильтрами могла привести к печальным последствиям.

    Зачем эта длинная объяснялка постфактум?
    Она не нужна героям – они все это и так знают, это для них повседневность. Она не нужна и читателям – за исключением самых тупых, остальным достаточно спойлерного названия. А тут еще и с уточнение что это именно ПОЙМАТЬ ЗАЙЧИК называется, для тех, кто вообще в танке, наверное. Этот абзац лучше бы вообще удалить – тем более, что написан он крайне безграмотно и коряво с тавтологиями и канцеляритом, повторами, пропущенными запятыми и несколькими причастными оборотами подряд.

    Поэтому(,) когда у него начались эти «бзики» (,)никто сразу не обратил внимания

    Пропущены запятые

    программы работали, данные обрабатывались

    повтор однокоренных рядом

    Пока Гораник не получил какие-то неожиданные результаты

    Неопределенность как правило говорит о нежелании автора подбирать точный эпитет

    Джорж забросил работу, постоянно что-то бормочет под нос,

    Сбой временной согласованности глаголов. Далее в предложении он продолжает скакать.

    причём он не мог объяснить(,) для чего встал с постели.
    бросил кость, надеюсь (,)до вечера хватит.

    Пропущена запятая

    И тогда я отправил его к ВИМДОКУ (так ребята называют Клауса за спиной).

    Зачем эта повторная объяснялка, что так его называли ребята? Это уже упоминалось. Зачем снова?

    Космос постоянно преподносит нам разнообразные сюрпризы. Годами может ничего не происходить,

    Вторая фраза противоречит первой – если годами может ничего не происходить – значит, слово ПОСТОЯНО – неверный термин.

    Бэйс находится под действием какого-то лёгкого наркотика

    Опять неопределенность. Врач так не сказал бы, уточнил бы хотя бы группу.

    он постоянно видит что-то перед собой.

    А здесь неопределенность вообще непонятно зачем – поскольку она тут же разьясняется

    — Мишель, парень выглядит совсем безобидным!.

    Странный ответ от врача на требование ввести карантин. Больной чумой что – должен выглядеть агрессивно, чтобы медик понял необходимость его изоляции от здоровых?

    когда-то давно, один умный человек сказал,
    Ну, вот ещё

    лишняя запятая

    один умный человек сказал, что если в доме запахло серой, я обязан предпринять все необходимые шаги

    то есть – сказал древний умный человек, а предпринять должен именно Я? Вот что бывает, когда коверкают или вырывают из контекста цитату – в данном случае опустив подразумеваемое слово МОЕМ (доме). К тому же предпринимают меры, а шаги делают или проходят.

    которая как-то обмякла,
    Видно есть какие-то идеи…
    завис на какое-то время

    . В смысле почтой

    Пропущено тире или хотя бы запятая

    с содроганием вспомнил(,) как Док мял меня(,) словно комочек пластилина.
    и вот – там (,)где мы видим красоту и совершенство

    Пропущены запятые

    траектории предполагаемых планет

    не по-русски как-то. Вроде бы и не ошибочно, но просто так не говорят.

    Я всё больше склоняюсь к мысли, что мы столкнулись с чем-то неизвестным пока нам, что мы не в состоянии понять и поэтому не знаем, как лечить.

    Очень корявая фраза. Два прямых повтора, неверный порядок слов, из-за чего теряется смысл. Чтобы понять, фразу приходиться перечитывать

    он уселся на стул и выложил на стол

    корявовато. На-на

    словно сбросил пару десятков лет

    пара – паразит, от него лучше избавляться везде, где только это не касается лошадей, очков или ботинок

    наш юный друг видит СУДЬБУ!
    — Что ты говоришь? Поясни.
    — Это ЛЮБОВЬ!

    Зачем и кому нужна эта пояснялка? Я не верю, что в космос будут ссылать настолько тупых и недалеких начальников и напыщенных докторов, говорящих капслоком.. Капслок раздражает даже больше, чем вся напыщенная пафосность момента.

    Джорди, вероятно, достаточно долго смотрел на этот портрет, так что образ запечатлелся у него в мозгу и, кажется, отобразился на сетчатке глаза

    Вероятно, достаточно, кажется – на такое недлинное предложение не многовато ли?

    — Л ю б о в ь, — повторил я, заново вспоминая полузабытое слово.

    Прелестно. Начальник научился разговаривать в разрядку. Капслок еще понятно – проорать как можно более торжественно и многозначительно, а как вот ЭТО передать голосом?

    — А это надолго? Это пройдёт?

    Прямой повтор

    Неужели теперь до конца дней он будет полоумным…

    Стоп, про то, что затронут разум, не было сказано ни слова! только зрение, исключительно сетчатка. То есть периферия. Так при чем тут мозг?.

    обычно я люблю вещи, созданные на грани разных жанров, но тут как -то жанры эти робко намечены. вроде бы станция, вроде бы научность — но для нф, даже самой мягкой, слишком сильные нелады с логикой повествования и причинно-следственными связями. Вроде бы есть в середине задел на притчу — но для притчи слишком много лекционности и объяснялок, что любую притчевость убивает на корню.
    короче, с языком и стилем проблемно.

    герои — один доктор весьма колоритный такой, калорийный даже, остальных вообще не видать. так что тоже серединка на половинку.

    идея не очень внятная. Любовь делает слепыми? поймать зайчика — сойти с ума? неубедительно, все ловят — и чет никто от этого не сходил еще.

    • Спасибо за замечательный анализ. Очень дельные замечания, хотя многие касаются прямой речи героев — разговорной. ) С запятыми, конечно, проблема, но я старался (ворд сбивает с толку).

  2. Ну что, доктор? Ну как? Что с ним такое? – вопросы сыпались один за другим, словно каждый пытался показать себя, проявить сочувствие, заинтересованность в судьбе ближнего. Получается, что показывают себя ит.д.вопросы. Надо бы уточнить, кто именно проявляет сочувствие и заинтересованность в судьбе ближнего. Такая раскривушка в самом начале рассказа может заставить редактора отправить опус в корзину без дальнейшего чтения.

    Это первое, что бросилось в глаза. Далее по тексту частенько пожимала плечами, растянутые описания там, где в них нет необходимости. Пространная же речь гигантского Дока. Зачем жителям станции в сотый раз объяснять, как и когда люди стали смотреть на звёзды и наблюдать солнце в телескоп, ужели они этого не знают из школьного курса астрономии? Там вроде как образованные люди проживают. Фабула неплохая, но сыграла бы в миниатюре, а здесь не играет из-за ненужных отступлений и описаний. Герои какие-то глаголющие, живые люди так не разговаривают. Доктор всё время рокочет, ужели синонимов и других красок нельзя найти для описания. Шмидт с Домбером из-за угла рассказа выскакивают и так же бесследно исчезают, никак не работая на сюжет. Словно автор действует по принципу – надо и этому персонажу реплику дать. Стиль корявый, спотыкалась то и дело.

    Док вышел в вестибюль, задумчиво остановился возле дивана. Как можно задумчиво остановиться? Сие есть логический ляп.
    указал гигантским пальцем в угол, Прям так уж и гигантским?

    Но звезды были так далеки, кроме одной из них, которая дала нам всем жизнь. Но оно было так ярко, что ничего нельзя было разглядеть. В первом предложении звезда в женском роде, а дальше, но оно – понятно, что имеется в виду солнце, однако переход корявый. Звезда – оно. Тогда уж лучше не оно, а солнце.

    Джорж Бэйс работал программистом на станции. Поэтому когда у него начались эти «бзики» никто сразу не обратил внимания – программы работали, данные обрабатывались. Получается, что никто не обратил внимания на «бзики», потому что Бэйс работал программистом? Программы с данными далеко по тексту. Вот с них бы и начать следующее предложение.

    Его огромное сердце переполнено добротой, которая вырывается, бьёт ключом, окутывает доктора со всех сторон и постоянно излучается на нас. Его любят, уважают и боятся, потому что он строг и справедлив… и не равнодушен. Доброта бьёт ключом и излучается? Странные сравнения.

    Итого: Идея –2, стиль и язык – 1, герои – 2, (описаны ярко, но как-то не к месту и не во время влеплены эти описания)
    Оценка: 5

    • Ань, очень сложно читать. когда незацитатено
      я тоже не сразу поняла. как это делать тут — сначала отправляешь коммент, а потом нажимаешь на изменить, и будет тебе счастье со всеми возможностями выделять жирненько или цитатками и прочими красивостями)))))))))))))))))))))))

    • Спасибо за толковый разбор! Замечания ценные. Чувствуется редакторская рука. И самое главное, чувствуется профессиональный ЧИТАТЕЛЬ!
      Некоторые вещи на Ваш взгляд через чур разжёваны, а некоторые не прописаны. Тут я не знаю что делать. По-моему, это зависит от интересов каждого читателя, Чем интересуется — в том и разбирается.
      Вообще то, это рассказ из цикла про Станцию. Наверное поэтому тут не все герои выглядят достаточно объемно.
      Ещё раз Спасибо!

  3. Честно говоря, понравилось)
    Атмосферой напомнило рассказы малоизвестного советского фантаста Дмитрия де-Спиллера. Язык приятный, герои — хороши, идея — тоже замечательная и весьма научно-фантастическая, как и антураж.

    Я — 2
    Г — 3
    И — 3
    Б — 0
    —-
    8

    • Большое спасибо за мнение! Рассказ, конечно же, о людях, а фантастика только антураж. Это рассказ из цикла про Станцию. Конечно тут требуется редактура.

  4. Язык очень неуклюжий. 1.
    Описания героев и их действия автор тычет в глаза читателю при каждом удобном и неудобном случае. Я и с первого раза могу понять, что доктор — крупного телосложения, у него громкий голос и его очень уважают все сотрудники. Или, если они сели пить кофе, можно не напоминать об этом 4 раза.
    Хорошо, когда новые фразы и действия героев позволяют узнать о них то, что раньше было неизвестно.
    В результате только девушка на фото не раздражает всем вышеперечисленным. 1.
    Идея романтична. 2.
    Итого: 4.

  5. Читать легко вплоть до научных описаний. Здесь ритм теряется и портреты, украсившие начало рассказа — рассыпаются, забываются, становятся ненужными, т.к. персонаж Шмит уже ускакал зайчиком в далёкую галактику. Честно, так и ждала этой параллели — что каждый может стать кому-то зайчиком.
    Не дождалась.
    Идея понравилась.
    Интриги не получилось, т.е. идея не получила должной подачи.
    Яркое насыщенное начало рассказа получило скучновато-завальную середину и поспешно скомканную концовку.

    Оценка — 6

    • Спасибо!
      Видимо я был не прав, отправляя этот рассказ. Дело в том что он входит в цикл (пока незаконченный) про Станцию. Поэтому некоторые герои лишь «пробегают мимо» 🙂 , но они раскрываются в других рассказах.
      В любом случае, ещё раз СПАСИБО!

  6. К сожалению уже для многих любовь стала своего рода инфекционной болезнью. Люди получают гранты на исследование этой «заразы» и публикуют их результаты. Жаль, что для человечества столь естественная потребность любви, становится утраченной. Как говоришь — «поймать зайчика»? Ловите, господа, ловите! И живите с сидящим на вашей руке солнечным зайчиком любви! И говорите о любви, так как умеете… Может быть даже шепотом. Главное искренне….

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s