Владимир и Юрий Газизовы. Забытая зима

— Надо садиться, — сказал Алекс, разглядывая проплывающие по экрану группы ярко-зеленых цифр. – На таком режиме до базы не дойти.

Он повернулся с креслом и посмотрел на Криса. Тот задумчиво поскреб пальцами переносицу.

— Странно, кэп, странно… Поломка, в первом же самостоятельном полете…

— Думаешь это, — капитан кивнул на экран, — шутки нашего Старика?

«Шутками старика» курсанты Школы называли неполадки в системах учебного корабля, которые устраивал на экзаменах главный техник Скобин.

Штурман пожал плечами.

— Все может быть. Я слышал, что проверки могут продолжаться до самой пенсии. Им только дай за что-нибудь зацепиться.

— Ладно, вздохнул капитан поднимаясь. – Все равно выбираться мы должны сами. Пойду посмотрю, что там случилось, а ты поищи, куда можно будет сесть.

Из машинного отделения он вернулся через полчаса и на вопросительный взгляд штурмана только махнул рукой.

— А что у тебя?

Крис нажал клавишу и на экране появилось изображение белой бескрайней равнины, сливавшейся у горизонта с серым беспросветным небом. Все это отдавало унынием и скорбью.

— Что это? – озадаченно спросил Алекс и тут же подал свой голос информат: «Звезда РО228К звездной системы АРФА, планета Белла, звездный период обращения один-шестьдесят три, синодический период обращения пятьсот тринадцать…» Голос тоже был скорбным и унылым.

— Короче, это далеко? – перебил Алекс.

Штурман выключил экран и поскреб переносицу.

— Четыре парсека. Правда там не жарко – около минус восьмидесяти…

 Капитан обреченно вздохнул.

— Готовься к прыжку.

Корабль стоял, широко расставив «лапы», вплавленные в глыбы льда. Вокруг простиралась плоская снежная равнина, над которой в сером пепельном небе висело тусклое пятнышко солнца. Ни данные информата, ни стереограмма не могли передать всю неуютность, безжизненность и мрачность пейзажа.

— М-да… — задумчиво проронил Крис, оглядываясь по сторонам.

— Сам выбирал, — отозвался капитан.

Штурман виновато взглянул на него и попросил:

— Ты уж как-нибудь побыстрей, Алекс. А?..

— Как-нибудь постараюсь, — улыбнулся Алекс и, хлопнув Криса по плечу, полез вверх по трапу. – Пошли.

— Куда?

— Параграф пять инструкции по пребыванию на незнакомой планете.

— Ясно, — тоскливо ответил Крис. – «Вахтенное дежурство на стартовом пульте корабля».

— Вот-вот, заступай, — крикнул Алекс уже изнутри.

«И вот тут-то произошло нечто странное и совершенно неожиданное. Мы уже поднялись, решив оставить бесполезную погоню. Луна была справа от нас; неровная вершина гранитного столба четко вырисовывалась на фоне ее серебряного диска. И на этом столбе я увидел человеческую фигуру, стоявшую неподвижно, словно статуя из черного дерева». Штурман оторвал взгляд от страницы и посмотрел на экран. Там по-прежнему светилась осточертевшая картинка – бесконечная снежная равнина. Налетавший яростными порывами ветер вздымал облака белой пыли и быстро уносился прочь, пыль опадала, изображение вновь застывало, превращаясь в стереоснимок, и тогда штурман бросал взгляд на фиолетовый огонек, который означал, что камеры внешнего обзора передают изображение на экран. Но все равно, ощущение нереальности оставалось, заставляло всматриваться в экран до боли в глазах, искать малейшее подтверждение этого мира здесь, рядом, за бортом, а не в электронной памяти компьютера. Налетал ветер, смазывал все до матовости и вновь наступала тревожная неподвижность. И будет так вечно и всюду, и только холодное солнце, и низкое серое небо, и только длинные черные тени от серых сугробов, которые тянутся, растут, бегут все ближе и ближе,.. со всех сторон,.. смыкаясь кольцом,.. сжимаясь теснее…

Бах! Книга с грохотом упала на пол. Штурман дернул головой и проснулся. Экран по-прежнему показывал снежные барханы, длинные черные тени и заходящее солнце, так что нельзя было понять, продолжается сон или нет. И тут все остатки сна слетели с Криса. В центре экрана, напротив заходящего солнца, он увидел черную сутулую фигуру с короткими ногами и непропорционально длинными руками. Силуэт фигуры изламывался на границе со снегом, переходя в такую же черную, но гораздо более длинную тень, которая, изгибаясь, тянулась по снежным барханам почти до самого корабля.

Новый порыв ветра был особенно сильным и долгим. Когда, наконец, снежная пыль улеглась, равнина вновь оказалась голой и безжизненной. Как будто никого и не было. Или действительно не было? Штурман посмотрел на упавшую книгу («Собака Баскервилей»), перевел взгляд на экран, и, со словами «с ума можно сойти от этих дежурств», полез в аптечку за таблетками.

Рассвет не принес ничего нового. Черные барханы начали сереть, бледнеть, исчезли тени, и так и замер этот мир, наполовину проснувшись – плоским, серым, однообразным… Начался новый день или это только показалось? Впрочем, ветер усилился, вон одну «лапу» совсем замело, да и следы тоже. Едва заметные ямки тянулись цепочкой вокруг корабля. Формальное, незначительное, но нарушение инструкции… Вот потому то Крис никогда не станет капитаном. Спортсмен-любитель… И ведь ни за что не сознается. Зато потом… на вечеринке или в Клубе поведает волнующую историю о том, как он делал утреннюю пробежку при восьмидесятипятиградусном морозе Беллы… И самое удивительное, что у него эта история получится волнующая или даже трагическая.

Алекс улыбнулся, потоптался еще немного на снегу и полез в корабль. Морозный воздух отлично освежил после унылой ночной вахты и теперь можно браться за работу. Он расконсервировал диагностического кибера и направился с ним в машинное отделение.

Из каюты показался заспанный штурман.

— Привет, капитан, — сказал он зевая. – Как вахта?

— Привет. У меня все отлично, — ответил Алекс на ходу и добавил официально: — И не думай, что твои фокусы останутся без внимания.

— Какие фокусы? – удивился Крис.

— Сам знаешь, — капитан скрылся за поворотом. За ним юркнул кибер.

Штурман пожал плечами и пошел на камбуз. Оттуда вызвал капитана.

— Завтракать будешь? – спросил он уныло.

— Нет, я уже, — Алекс вытаскивал из приборов блоки, один за другим, и передавал их киберу. Тот начинал светиться разноцветными огоньками, потрескивать от удовольствия, а потом возвращал их обратно.

— Может тебе помочь? – безнадежно спросил Крис.

— А, — Алекс поднял голову и посмотрел по сторонам. – Нет, спасибо, лучше не отвлекай…

Ну вот – «не отвлекай». Штурман отключил связь и начал варить себе кофе. Если так начинается утро, то что же будет дальше?.. Еще весь день впереди…

Покончив с завтраком, Крис направился в рубку – рассчитывать программу прыжка к Земле – единственное занятие, которое он смог придумать. Кран внешнего обзора по-прежнему показывал безжизненную, плоскую снежную равнину. Крис скривился словно, от зубной боли, и ударил по клавише выключения ЭВО. С минуту он стоял отгоняя странное болезненно-тревожное чувство, нахлынувшее вдруг на него и, наконец, подсел к компьютеру.

Через десять минут штурман держал в руках лист с отпечатанной программой полета.

Он изменил исходные данные и снова ввел их в машину.

Теперь у него было два листа с программами.

Крис подержал их в руках, скомкал в шарик и запустил в утилизатор. Шарик стукнулся о панель прибора и отскочил на пол.

— М-да,.. – штурман заложил руки за голову и крутанулся вместе с креслом. Рука автоматически потянулась к клавише включения ЭВО, но он вовремя опомнился и взял книгу, лежащую рядом. «…я увидел человеческую фигуру, стоявшую неподвижно, словно статуя из черного дерева». О, боже… Крис захлопнул книгу. Перед глазами всплыло ночное видение. Плохо дело.. галлюцинации… А может даже хуже. Он вспомнил рассказы об ужасах космофобии настигающей людей на дальних базах и снова вызвал капитана.

— Как продвигаются дела?

— Я думаю, завтра полетим.

— Завтра…- протянул  Крис задумчиво. – Я тебе сейчас нужен?

— Нет, а что?

— Я бы не прочь прогуляться. Слетать за горизонт…

— За горизонт, говоришь, ну-ну.. – Алекс некоторое время пыхтел, бормоча что-то невнятное, потом присвистнул и сказал: — Ого?!

— Что? – переспросил Крис.

— Нет, это я не тебе. Слетай, конечно, посмотри. Только на обед не опоздай.

Ветер усиливался и постоянно менял направление. Крису пришлось долго подстраивать скорость, высоту полета, пока, наконец, он не нашел подходящий режим. Он «отмахал» уже сто восемьдесят километров и, казалось, с таким же успехом мог пролететь еще тысячу восемьсот. Пусто. Как муравей на бильярдном шаре.

Белая пелена снега вокруг становилась плотнее и Крис весь взмок, пока ему удалось посадить глайдер на поверхность. Обратно он твердо решил возвращаться по снегу. Ветер по-прежнему бил то справа, то слева, но падать уже было некуда и штурман расслабился. Он развернул глайдер  и понесся назад. Видимость упала до нуля, тогда он включил автопилот. Шкала уютно засветилась и по ней медленно двинулся луч, ища позывные корабля.

Пурга? Метель? Буран?.. Крис искал подходящее название к тому, что творилось снаружи. Оказывается эта планетка вовсе не замерзшая соня. Тут бывает и «жарко»…

Пи-пи-пи, — вдруг ожил приемник. Звук стал быстро затихать и пропал совсем. Штурман отключил автопилот и попытался вручную настроиться на неизвестные позывные. Эфир молчал. Лишь слабое потрескивание нарушало тишину. Только теперь эта тишина казалась зловещей.

Алекс все еще был в приборном отсеке, когда в дверях появился задумчивый Крис. Он прошел внутрь, рассеянно поглядел по сторонам и, как бы невзначай, спросил:

— Слушай, кэп, тебя тут приведения не посещали?

— Приведения? – Алекс расправил уставшие плечи. – Нет, Крис. Они меня боятся. Особенно, когда я голоден.

— Да-да, конечно, боятся, — пробормртал Крис себе под нос.

— Что ты говоришь? – спросил Алекс.

— Я? Да так, ничего. Пойду, говорю, сотворю чего-нибудь.

— Только, пожалуйста, яичницу не надо! – прокричал ему вслед капитан.

Крис сделал вид, что не услышал. Яичница, которую он готовил, всегда имела один неизменный вид – сверху была полусырая, а снизу – напоминала подошву старого ботинка, даже по вкусу.

Алекс закончил настройку блока и установил его на место. Что ж, пора и подкрепиться. Главное сделано – неисправность обнаружена, а устранить ее – дело десятое. И шутник Скобин здесь ни при чем… Он отключил кибера и вышел в коридор. Там ощущался едва уловимый подозрительный запах. Алекс замер, принюхиваясь, потом бросился по коридору. Все помещение было заполнено едким дымом. Кашляя и прикрывая слезящиеся глаза, капитан добрался до печи, на которой что-то давно безнадежно сгорело и, выключив ее, огляделся. Камбуз был пуст.

— Ну шеф, ну повар, — пробормотал капитан и, выскочив в коридор, закричал: — Кри-и-и-с!

Ис-ис-ис – запрыгало между стен и скрылось где-то вдали.

Алекс прислушался, поглядел по сторонам и неуверенно пошел по коридору, все время оглядываясь на камбуз, где вентиляция уже вступила в бой с запахами и дымом.

В рубке штурмана не было. Зато на экране творилось что-то невероятное. Дикая пляска снега, вихри, смерчи… Ураган, встревожился Алекс, это что-то новое. Не отрывая глаз от экрана, он включил общую внутреннюю связь и вызвал штурмана. Крис не отвечал. Что-то холодно- колючее сжалось под ложечкой. Капитан начал вызвать штурмана снова и снова, и вдруг увидел: в просвете между крутящимися снежными облаками мелькнуло маленькое красное пятнышко. Такой цвет имела только одна вещь на корабле – домашний костюм Криса…

Через минуту Алекс был уже в кессоне, облаченный в термокомбинезон и с теплой курткой на руках. Люк распахнулся и Алекс скатился вниз, сразу же провалившись в сугроб. Куртку унесло ветром, но зато он увидел следы. Едва заметные. Их заносило на глазах. Встречный ветер валил с ног, слепил глаза колючим снегом. Алекс рвался вперед, падал, проваливаясь в снег, полз на четвереньках и вдруг увидел, что следов впереди нет. Не успел. Замело, мелькнуло в голове. Он развернулся, сделал несколько шагов назад и тогда заметил темную фигуру, почти занесенную снегом. Штурман лежал лицом вверх с широко раскрытым ртом. Алекс сорвал с себя маску и задохнулся. Рот забился противным горьким снегом. Он сглотнул, натянул маску на штурмана и потащил его к кораблю.

Он плохо помнил, как добрался до корабля, уложил друга в медотсеке, подключил аппаратуру реанимации… Проснулся Алекс от жары, термокомбинезон еще работал, и сразу подошел к Крису. Тот спал крепким глубоким сном. Алекс проверил показания приборов и отправился в душевую. Потом вернулся с бутербродами, уселся в кресло, стал ждать.

-..что же ты мне ничего не сказал? – спросил раздраженно Алекс и тут же осекся. Спокойно, псих. Ему и так досталось. Он посмотрел на Криса. Тот полулежал в большом медицинском кресле. Его ноги скрывались в облаке плотного желтого тумана, а лицо и руки были густо намазаны кремом такого же цвета. Крис улыбался, сверкая зубами и, вообще, можно было подумать, что он рассказывает очередной холостяцкий анекдот. Он еще и улыбается,.. раздражение волной поднималось наверх. А если бы он там… если б я не успел…

— Ну-ну, — сказал Алекс со злостью. И вновь схлынуло. Остались только боль и усталость.

— Что ты сказал? – штурман прервался на полуслове.

— Нет-нет, ничего, — сказал Алекс, как можно более спокойным тоном. – А координаты ты засек?

— Какие координаты! Я же говорю – я до сих пор не уверен были ли сигналы. Пи-пи- и все. Буквально несколько секунд. А я совершенно не знал, где нахожусь. Меня ж мотало как консервную банку.

— Ладно. С этим ясно, а дальше?

— Что дальше,.. – Крис пожал плечами. – Что-то привиделось, что-то послышалось. Ты был занят работой и отвлекать тебя по пустякам не хотелось…

— Пожалел, значит, чтоб не волновать. Заботливый, — ядовито произнес Алекс. Он резко поднялся, подошел к столику, взял стакан и начал пить.

Крис с любопытством наблюдал за ним. Когда стакан опустошился наполовину, он спросил:

— Интересно, что бы ты мне сказал тогда? А?..

— Я? – Алекс замер, видимо прислушиваясь к себе, потом поставил недопитый стакан на место. – Продолжай.

— Ну, дальше начинается самое интересное. Был такой древний мудрец – Шерлок Холмс. Слыхал?.. Ну, вон книжка у меня есть… Так он мог по одному ногтю всю биографию рассказать. Дедукция, одним словом. Вот я и стал рассуждать. Цивилизации на планете нет (это справочные данные). Крупных животных никто не видел, и мелких, кстати, тоже. Одни микроорганизмы. Но они радиосигналы не подают. Вот и получается, что я – сумасшедший. Галлюцинирующий шизоид.

Алекс внимательно посмотрел на штурмана.

— Ага, страшно, — продолжал тот. – Но есть еще вариант. Даже два. Если то что я видел и слышал не бред, значит на планете Белла есть кто-то еще. И этот кто-то не местный, а прилетел сюда либо с Земли, либо… черт знает откуда.

Крис замолчал, дожидаясь реакции капитана.

— Дальше, — сказал тот сухо.

— Что дальше? Ну куда еще дальше? Ведь это же чужие! Возможен контакт! Ты понимаешь! Первый контакт!

— Какой к черту контакт! – не выдержал Алекс. – Что ты прикидываешься! Как ты оказался на снегу? Ты можешь объяснить?

— Могу, — сказал штурман тихим и совершенно серьезным голосом. – Я их видел. Точнее его.

Крис говорил, глядя куда-то в пространство прямо перед собой.

— Я решил сделать запрос в информат, чтоб узнать – откуда взялись данные о планете. Поднялся в рубку, гляжу – буря в самом разгаре. Ну, думаю, вовремя я вернулся. И тут вижу – идет… Такой большой, корявый. Гуманоид… Руки по снегу волочатся… И на всю эту свистопляску ноль внимания… Медленно, но уверенно, как тягач прет.. и все дальше, дальше… Вижу – уходит. Я давай орать. Стой, еще что-то.. А потом побежал…

Крис как-то обмяк, опустил голову на грудь.

— Глупо, конечно… Слушай Ал, может я и впрямь того? Может меня в космос пускать нельзя?..

— Ну вот еще. Выдумал, — Алекс занялся приготовлением лекарства. – А запись ты случайно не включил?

— Не включил, — вздохнул Крис.

— Ну и ладно. На вот, выпей, — капитан протянул Крису стакан. – Поспишь пару часиков.

— А вдруг опять придут?

— Ничего. Подождут, пока ты проснешься.

Поднявшись в рубку, Алекс, прежде всего, посмотрел на экран. Снег. Все тот же снег. Впрочем буря стихает. Что ты там высматриваешь? Ты веришь в приведения, снежных людей и Планету Желаний? И, вообще, веришь ли ты во что-нибудь? Ведь если это контакт… Почему «если»? Ты допускаешь, что Крис болен? Да, он сейчас болен. А тогда? Когда он увидел и побежал… Значит, всн-таки, увидел. А может, просто начитался книжек про приведения… Начитался книжек и побежал?!. М-да…

Хватит, черт подери! Алекс с размаху плюхнулся в кресло. Н отчетливо осознавал, что боится контакта. Не хочет поверить в него. Легендарная мечта всех космонавтов. Именно всех. Общественная, общепринятая, как древний ритуал – обязательная для всех. Предмет постоянных розыгрышей, шуток и анекдотов. Тема научных докладов и, даже, инструкций. «Параграф семь. При обнаружении представителей или следов неземной цивилизации сообщить в комиссию по контактам и законсервироваться. Параграф семь-а. При невозможности сообщения в комиссию действовать по инструкции 0412».

Алекс знал все эти инструкции наизусть, поэтому он протянул руку и включил Сторожевую Следящую Систему корабля. Точно так же поступил бы любой другой на его месте. Они все знали эти инструкции наизусть. Но почему он? Почему ему приходиться применять их на практике? Следить за каждым словом, жестом, мыслью… Тоскаться по десяткам комиссий и отвечать на глупые вопросы. Выслушивать презрительно- жалостливые соболезнования товарищей. Уж мы то, не упустили бы… Алекс, почему-то, был уверен, что ничего не получится. Контакта не будет. Эта обреченность угнетала, давила все остальные мысли. Когда Алекс осознал это – он испугался. Может тут действует какое-то психическое поле? Которое угнетает психику. Или даже вызывает галлюцинации… Ну вот, опять. Я же решил, что он видел все наяву. Отправная точка. Значит, увидел, попал в псих-поле и побежал, забыв про все. А ты? Ты побежал бы? Сейчас нет. А тогда? Может сейчас поля нет. Или я на него не так реагирую… Он вспомнил обжигающий холод, разрывающий легкие на сотни маленьких частей, сине-белую руку штурмана со скрюченными пальцами… Сволочи,.. если это они… Я им устрою контакт. Кто бы вы ни были… Надо предусмотреть все, любое поле. И для начала заблокировать люк. Вот так. Теперь так просто не побежишь. Дальше…

Алекс проснулся одновременно с мелодичным звоном информата, который сигнализировал о выдаче какой-то информации. Перед прибором стоял человек в форме курсанта Школы пилотов. Синий комбинезон сверкал, блестел и переливался, и завершался наверху стриженной головой штурмана. Левой рукой Крис яростно чесал переносицу, а в правой держал какие-то бумаги.

— Крис! Ты что?! – не удержался Алекс.

Штурман оторвал голову от бумаг и расплылся в улыбке. Настоящий ребенок с молоденькой розовой кожей в красивой пеленке.

— Доброе утро, капитан, — сказал он, явно довольный реакцией Алекса. – Команда в полном сборе, здравии и в полном вашем распоряжении.

И… поклонился.

— Ну ты даешь! – Алекс продрал глаза и поднялся с кресла. – Первый раз вижу тебя в форме.

— А я ее первый раз и надел. Ведь я ж ,считай, заново родился, значит, все теперь должно быть новым. Я суеверен… Но это не важно. – Он потряс в воздухе белыми листками. – Идем завтракать, тут, кажется, что-то есть.

— Отлично! Но я все-таки сначала умоюсь.

За завтраком выяснилось, что Крис времени даром не терял. Он успел сделать несколько запросов в информате и теперь друзья разбирали полученные ответы.

Из одного следовало, что в звездной системе РО228К нет и никогда не было стационарных  орбитальных станций, планетарных баз, пунктов наблюдения и т.д. и т.п.

Другой сообщал, что информация о планете Белла поступила    тридцать лет назад с поискового корабля РИК-203/9 за подписью командира В.С. Загорского.

На следующем листе были данные о девятой экспедиции корабля РИК-203. Стартовал с Ганимеда в 51 году. Экипаж в составе 14 человек. Командир корабля – Владимир Сергеевич Загорский. Начальник экспедиции – Севастьян Нгула. Цель экспедиции: исследование свойств объекта РО1097Н…

Тут Алекс вопрошающе взглянул на Криса.

— Читай-читай, — пробубнил тот с набитым ртом.

Алекс глотнул сока и углубился в бумагу. В задачу зкспедиции входили так же планетологические исследования, геологическая разведка, проведение биологических экспериментов и испытание систем анабиоза. Сообщался список членов экспедиции, организации, подготовившие полет и, дальше, краткое содержание маршрута и полученных результатов.

Алекс вновь поднял голову.

— Послушай, Крис, зачем все это? – спросил он пожимая плечами.

— Как? – штурман чуть не подавился. – Ты дочитал?

— Нет еще.

— А ну, дай сюда, — Крис выхватил листки. – Я всегда считал, что спать в рабочем кресле – это не отдых, а издевательство. У тебя все мозги провалились в седалище… Ага, вот: пункт восемь: планета Белла, звездный период обращения.. нет, сейчас… Последнее сообщение с корабля от 11 ноября 54года. В нем говорилось о готовности корабля к прыжку с целью выхода непосредственно к объекту РО1097Н. Понял?

— Нет, не понял, — Алекс взял стакан и немного отпил. Опять эта дурацкая манера рассказывать. Справа, слева, вокруг, да около… Как будто загоняют в западню, ловушку. Обложили со всех сторон, кроме одной. Ну, давай, шагай. Ты сам сделаешь этот шаг… Тоже мне, Шерлок Холмс нашелся… Ну я то не дамся…

Крис ликовал.

— Белла – последняя из восьми обследованных планет. После нее корабль на связь не выходил. Значит на планете у них что-то произошло.

Алекс удивленно посмотрел на друга.

— Ну это ты брось. В сообщении об этом ничего не говорится, а говорится о готовности к прыжку. А это можно сделать только в космосе.

—  И все-таки, тут что-то не то.

— Не мудри, Крис, сказал Алекс, вставая из-за стола. – Может у них просто передатчик сломался.

— Я думаю, что передатчик у них не ломался.

— Почему это ты так думаешь. И вообще, можно просто спросить у этого Загорского и не ломать себе голову.

— Нельзя, капитан, нельзя, — произнес Крис грустно.

— Это еще почему?

Крис ждал этого вопроса. Он вошел в роль и заставил Алекса подыгрывать себе. Бросать нужные реплики в нужных местах. И в итоге выйти к классическому финалу.

— Поисковый корабль РИК-203/9, — заговорил он могильным голосом, — не вернулся на свою базу.

— Как?

— Совсем.

Алекс сел на место. Некоторое время они молчали. Наконец, Алекс заворочался и спросил:

— Что у тебя еще. Только не тяни.

— Пока все, — вздохнул Крис. – О гибели корабля ничего не сообщается. Не вернулся — и все. Такая вот информация к размышлению.

— Хорошо, — сказал капитан. – И какие у тебя размышления?

Он взял листки информата и начал снова просматривать их.

— Ну, например… — Крис на секунду задумался. – Прилетели они сюда. А тут – чужаки агрессивные. Корабль захватили, всех в рабство увели, а на Землю телеграммку: мол, не ждите – прыгаем к объекту.

— Не смешно, — сказал Алекс, не отрываясь от бумаг.

Крис помолчал, поскреб переносицу.

— Ну, тогда так. Сели, планету посмотрели – скука, и взлетели. Так и так, говорят, готовы к прыжку. И вдруг, оказывается, что они что-то забыли. Садятся обратно, авария, связи нет, взлететь нельзя.

— Это уже ближе, — Алекс положил бумаги на стол.

— Нет, — произнес Крис безнадежно. – Не человек это был. Шел он как-то странно, напролом что ли. Так люди не ходят.

— А если на тебя надеть несколько комбинезонов или, хотя бы, один вакуумный костюм?

Они опять замолчали, каждый по-своему пытаясь представить описанную картину.

— Нет, — сказал, наконец Алекс. – Все равно их бы нашли.

Он поднялся и направился к выходу.

— Я пошел в приборный. Закончу работу. А ты потереби информат, может еще что-нибудь выжмешь. Фактов мало.

В приборном отсеке все оставалось по-прежнему: тихо, мирно. Кибер стоял там же где его оставили. Для него не существовало вчерашней погони, бессонной ночи и нерешенных загадок. «Соскучился, малыш,» — сказал Алекс  ласково и включил питание. Кибер радостно замигал огоньками, чем выразил полную готовность к работе. Ну, поехали…

Алекс уже начал входить во вкус, когда его вызвал штурман.

— Ты слушать можешь? – задумчиво спросил Крис.

— Ага.

— Тогда я тебе немножко почитаю. Информация к размышлению. Часть вторая. Читать?

— Давай, поразмышляем,.. – сказал Алекс. Плюнуть бы на все это, да улететь домой. Море хочу.. океан… острова любви…

— Объект РО1097Н, известный ранее как пульсар IP3015, исключительно интересен для исследования, так как возраст его по косвенным данным составляет сорок пять миллиардов лет…

— Что-что? Как ты сказал? Сколько?

— Сорок пять миллиардов.

— Это же почти втрое старше Вселенной! – воскликнул Алекс. – Впервые слышу о таком.

— Я тоже…

— Подожди. Известный ранее как пульсар? А что же это теперь?

— Теперь это – объект РО1097Н.

— Ладно, не умничай, — Сказал Алекс. – Значит, они полетели исследовать этот объект и не вернулись… Только как же это связано с Беллой?

— Не знаю, кэп, не знаю, — вздохнул Крис. – Я же сказал – к размышлению. Но это еще не все. Нашел я этот бывший пульсар и засунул его координаты в СОМ, что бы вычислить курс. А вдруг слетаем. Только он отказался. Говорит, что нет данных. Я – в инфотмат: спрашиваю о режиме полета в зоне объекта РО1097Н. И знаешь что он ответил?

Алекс молчал.

— Ты меня слушаешь?

— Да-да, говори.

— Зона запрещенная для полетов.

Алекс застыл над прибором. Брови удивленно поползли вверх, а челюсть стала медленно отваливаться. Наконец, он распрямился и возмущенно сказал:

— Как запрещенная? Кем запрещенная?

Ответа он не услышал. Где-то под потолком взвыла сирена и освещение в отсеке начало пульсировать. Алекс не сразу сообразил, что сработала Следящая Система. А когда понял – все вдруг смолкло.

— Крис! – закричал он в тишину.

Ответа не последовало. Неожиданно он вспомнил свои ночные страхи. Вспомнил горький вкус во рту, лицо штурмана, присыпанное снегом… Алекс бросился к выходу, споткнулся об кибера и кубарем прокатился до двери. Открыв дверь, он заорал: Стой! – и гигантскими прыжками понесся по коридору. Только бы успеть… Я вам покажу… стучало в голове. Только бы успеть…

Он буквально влетел в тамбур и врезался в Криса. Оба рухнули на пол.

— Ты чего? – спросил Крис, изумленно хлопая глазами. Он был в термокомбинезоне. Не хватало только маски и перчаток.

Алекс рассмеялся, потер ушибленный лоб. Страх исчез, убежал, разбился при «грубом соприкосновении с действительностью».

— Сумасшедший, — сказал Крис поднимаясь. – Это же ОН пришел, тот самый. Здесь стоит, под кораблем…

— Отлично, — весело сказал Алекс. – Поднимись наверх, а то я заблокировал выход.

— Псих, — буркнул Крис и исчез в коридоре.

Алекс стал быстро одеваться.

— Ал, я его вижу. Стоит. Снимай блокировку.

Над люком загорелся синий огонек. Алекс прижал кнопку и через две секунды огонек погас.

— Давай вниз, — сказал капитан. Он открыл сейф. Два рубиновых глаза в темной нише «говорили», что зарядка окончена – можно стрелять. Алекс вытащил большой автоматический пистолет и взвесил на руке. Странно, подумал он. Всего несколько часов назад я подключал эти страшные штуковины и был уверен, что воспользуюсь ими по назначению…

— Пошли, Ал, — Крис дергал сзади за рукав. – Опять ведь уйдет.

Алекс резко повернулся и протянул пистолет.

— На, — и, заметив нерешительность в глазах штурмана, добавил: — Инструкция.

Крис быстро схватил пистолет и засунул в карман. Алекс достал второй и прицепил себе на пояс.

— Пошли.

Снег под ногами пружинил, как мягкий ковер; словно не было страшной снежной карусели. Только плоская снежная равнина. Серое и белое…

— Вон он, — Крис ткнул капитана в бок. – В тени.

Алекс вгляделся и различил темную фигуру, метра два ростом, стоящую совершенно неподвижно. Что-то в ней было не то. Алекс не успел сообразить в чем дело, как фигура качнулась и двинулась к ним. И тут он понял. Понял, что Крис был прав. Это не человек.

Над ухом нервно захихикал штурман.

— С ума сошел. Перестань, — зашипел Алекс. – Это же контакт.

Он одернул на себе комбинезон, зачем-то прокашлялся и шагнул навстречу.

— Ну, кэп. Вот это да! Где ты научился такому шаманству? Это что, спецкурс для капитанов? Глянь, глянь, — кричал Крис, смеясь. – Ой, не могу…

На экране Алекс стоял перед косматым великаном и совершал ритуальные движения: прикладывал руки к груди, поднимал их вверх, протягивал к незнакомцу. Все это, вероятно, должно было обозначать, что мы пришли с миром и все люди братья…

— Ладно, хватит, — Алекс поднялся, — ты бы лучше на себя посмотрел.

Панорама сдвинулась вправо и на экране показался штурман. Он был согнут пополам, дергался всем телом, а потом даже схватился за трап, чтоб не упасть.

— Смеется человек, очень даже приятно посмотреть, — сказал Крис и перевел панораму обратно.

— Выключи ты его, это же… — Алекс не договорив, резко повернулся.

В проходе стоял тот самый косматый великан.

— Опять молчишь? – грозно спросил Алекс.

— Не х-о-ч-у  б-е-с-п-о-к-о-и-ть, — медленно произнес робот. – Все г-о-т-о-в-о.

Они облачились в термокомбинезоны и выбрались из корабля. На снегу их поджидал глайдер, загруженный различным снаряжением.

— Молодец, Рик, — Крис хлопнул робота по плечу. – Ты отличный парень.

Робот молчал и, казалось, преданно глядел на людей.

— Поехали, — позвал Алекс из машины.

Крис подбежал и запрыгнул в глайдер.

— Давай, — сказал он устраиваясь.

— Что давай? – буркнул Алекс. – Видишь, стоит как пень.

— Ну, зачем ты так. Он просто ждет приказа. Рик, дуй вперед, мы – за тобой, — крикнул Крис и повернулся к капитану. – Это же древний вариант.

— Не п-о-н-ял, — раздался сзади скрипучий голос.

— Вот именно, что древний, — вздохнул Алекс. – Иди на базу, и если можешь, побыстрее.

Робот качнулся и двинулся по снегу, набирая скорость. Странное это было движение. Голова, руки, верхняя часть туловища почти не шевелились – перемещались вдоль снежной поверхности, сохраняя вертикальное положение. Зато ноги работали вовсю, увеличивая скорость, и скоро уже мелькали как спицы в колесе.

Это был квазибиологический робот-андроид второго поколения предназначенный для узко-специализированных работ. Робот-строитель Рик-5, как представился он. После часового допроса выяснилось, что он был инициирован на корабле РИК-203/9 и оставлен на планете Белла с заданием построить базу для для временного проживания пятнадцати человек. И ждать людей. «Вы п-р-и-ш-ли. Жду при-ка-за-ний».

Разговаривать с ним было тяжело. Вероятно за тридцать лет что-то разладилось, так что говорил он медленно, надолго умолкая, как бы задумываясь. И понимал с трудом. Все время приходилось подбирать слова попроще, без двусмысленностей.

Он совершенно не разбирался в картах-схема, не знал никокой связи. Поэтому не смог объяснить, где находится его база. И вот сейчас, люди ехали за косматой фигурой, которая каким-то кошачьим чутьем искала свой дом в безбрежном море снежных барханов.

— Ты знаешь, — произнес Крис, — такую походку ему сделали специально, как строителю. Я думаю у него внутри есть вертикальный и горизонтальный уровни. А может и гироскоп…

— Все равно, это не объясняет зачем нужна тут база, — отозвался Алекс. – Кто собирается тут жить и что делать?

— Да-да, конечно, — задумчиво сказал Крис. Ты заметил, что этот малыш назвал себя Рик-5. Значит, могут существовать Рик один, два, три и четыре?

— Логично.

— А в справке об экспедиции было сказано о восьми обследованных планетах. На три из них сесть не удалось. Остается пять.

Тридцать лет, подумал Алекс. Но только белым снегом все занесло вокруг… Серое и белое… Что же он делал все это время? Алекс представил как он встает по утрам и видит в окно одно и тоже, каждый день, тридцать лет, совсем один… Ерунда. Это же робот. Древний. Ему все равно, что видеть. Он просто ждал людей… Ждал…

— Слушай, что получается, капитан, — заговорил вдруг Крис. – В программе экспедиции, если помнишь, были планетологические, геологические и биологические работы. Ничего связанного со строительством. И результаты сообщались по планетам и их геологии. А про биологию – ничего, и про андроидов тоже. Значит, биологические эксперименты связаны с андроидами, и они не закончены (результатов нет). Их разбросали по планетам, в разные условия, с какими-то заданиями, а на обратном пути должны были забрать. Но корабль не вернулся.

— Так что база, наверное, липовая, — добавил он грустно. – То есть, настоящая, но никому не нужная. Сюда никто не придет.

Глайдер плавно остановился.

— Приехали, теоретик, — сказал Алекс. – Сейчас увидим липовая она или дубовая.

Робот стоял перед большим белым сугробом и ждал людей. Когда они подошли, сугроб зашевелился и в нем образовалось круглое черное отверстие. Облачко пара беззвучно вырвалось ьттуда. Алекс поправил пистолет, висевший на поясе, и первый полез внутрь.

— Крис! – крикнул он изнутри. – Фонарь возьми. Здесь ни черта не видно.

Крис вернулся к глайдеру.

— Как это ты, парень, без света сидишь, — сказал он доставая фонарь. – Что же ты делал?

— Я ждал вас, — произнес Рик.

Крис замер на миг. Посмотрел на робота. Показалось, что тот виновато улыбается.

— Пошли, — кивнул Крис. – Будешь светить.

Они забились в тесный тамбур. Люк закрылся, утопив их в темноте. Почти сразу открылась внутренняя дверь.

— Это аварийный шлюз, как раз на три человека, — сказал Алекс в темноту. – Рик-5, почему встречаешь гостей не на центральном входе?

— Вы хо-зя-е-ва, а не гос-ти. Не хва-та-ет энер-ги-и.

— Ну, про хозяев это ты брось.

Вспыхнул фонарь.

— Где у тебя энергосистема. Показывай.

Рик, словно привидение, поплыл по коридору. За ним капитан, потом штурман, постоянно оглядываясь по сторонам.

— Ал, — шепотом позвал Крис. – Ты слыхал чего-нибудь про фамильные склепы?

— Чего? – громко спросил Алекс.

— Да, нет, это я так. Жутковато тут.

Робот с натугой открыл дверь и они вошли в маленькую комнату. Там стоял пульт.

— Ага, — хищно воскликнул Алекс и принялся щелкать переключателями. – Внимание, закрыть глаза… Открывайте.

В комнате горел свет.

— Чудеса, — сказал Крис и подтолкнул Рика плечом. – Учись.

— Он же строитель, а это просто аварийное питание, — Алекс был доволен, что так быстро разобрался в древней аппаратуре. — Теперь то мы посмотрим.

Крис был доволен, потому что стало светло.

Робот тоже был доволен – он дождался.

— Есть комната от-дыха, — сказал он, почти не запинаясь.

Казалось, он улыбался вместе с людьми.

— Пошли, показывай, — весело сказал Алекс, пропуская робота вперед. – Все показывай.

Штурман оказался прав. Внешне это была самая настоящая старая база. Но только внешне. На деле же, она оказалась наполовину бутафорской. Видимо здесь имели значение качество сборки, выбор места или еще какие-то строительные особенности. Многие приборы заменялись пустыми ящиками, зато были установлены там где положено. Маяк был настоящим.

Они ходили за роботом по всем помещениям и все замечали. Сначала они переглядывались и перебрасывались короткими фразами, пока не наткнулись на дверь. Обыкновенная дверь, как и все остальные, только она не открывалась. Ни автоматикой, ни вручную.

— Что там? — спросил Алекс.

Рик молча стоял перед дверью.

— Что там за дверью? – повторил вопрос Алекс.

И опять робот не ответил. Казалось, что он забыл или не может подобрать слова, хотя старается изо всех сил.

— Н-н-е з-н-а-ю, — произнес он, наконец, и стал похож на обманутого ребенка.

— Давай дальше, Рик, — сказал Крис, потом повернулся к Алексу: — Очередной картон.

Они пошли дальше, заглядывая в пустые каюты, лаборатории и склады. Задавали глупые вопросы и выслушивали корявые ответы, и остановились в кают-компании.

Штурман устало опустился на краешек стула, а капитан пошел вдоль стены с пустыми полками. Робот остался у двери. Дойдя до угла, Алекс развернулся и пошел обратно.

— Все это прекрасно, — сказал он, наконец, — только что же дальше?

= Я при-го-тов-лю вам ком-на-ты.

Крис вздрогнул и поднял голову.

— Какие комнаты?

— Ка-кие вы вы-бе-ре-те.

— Э-э… — потянул Крис и посмотрел на капитана.

Алекс рассматривал свои ботинки.

— Видишь ли, Рик пять, — сказал он. – Мы, э.. не те, кого ты ждал.

— Вы не люди? – спросил робот.

Алекс растерялся.

— Люди, — сказал он и тут вспомнил, как робот несколько раз повторял: «Я ждал людей».

— Ты не так понял, — начал было Алекс, махнул рукой и сел рядом с Крисом. – А ты чего молчишь?

— Я не могу врать, — тихо сказал Крис.

— А я могу? – взвился Алекс. – Я могу? Думаешь мне приятно?

— Тише ты, — испугался Крис. – Он же все слышит.

— Ну и пусть, — горячился Алекс. – Пусть слышит правду. Скажи ему сам. Или мне  сказать…

Неожиданно он умолк и опустил голову.

Андроид качнулся и выдвинулся в середину комнаты.

— Я н-не по-нял, к-ка-кие ком-на-ты го-то-ви-ть? – спросил он сильно заикаясь.

Крис видел его мохнатые ноги, почти человеческие, только без пальцев. Ноги человека больного плоскостопием. Он представил, как эти ноги шагали по темным коридорам день, ночь, день,.. снег, коридор, комнате…

— Не надо комнат, — Алекс поднялся. – У нас на корабле работы много. Пошли, — он потянул Криса за рукав.

— Я мо-гу ра-бо-та-ть, — сказал вдруг робот.

Люди замерли, глядя на него.

— Пусть идет с нами, — зашептал Крис.

— Зачем? – возразил Алекс, и потом громко: — Это не та работа, Рик.

Из черной пасти сугроба показалась косматая  сутулая фигура и замерла на снегу, глядя на двух людей в прозрачной машине. Один из них поднял руку и крикнул:

— Эй, Рик. Дуй вперед, к кораблю. Найдем тебе работу.

Щелкнули дверцы. Машина с людьми быстро понеслась по снегу. Андроид сдвинулся с места и, набирая скорость, устремился за ней.

— Что ты еще придумал, — спросил Алекс сердито. – Зачем это?

— Не знаю, Ал. Он не похож на робота.

— Но это же не человек.

Крис не ответил. Он искал пеленг корабля.

Они молчали всю дорогу. Когда приехали, Алекс сказал что-то про обед и ушел в приборный отсек – «собирать все, что там натворил». Крис остался разгружать глайдер от бесполезного снаряжения. Вскоре появился андроид.

— Рик, дружище, — сказал штурман. – Твое задание: видишь вот эти лапы… Надо освободить их от льда. Понял?

— По-нял, — ответил робот и направился к гигантским опорам корабли.

Глупо, конечно, подумал Крис, но хоть будет занят делом. Будет ощущать, что он нужен,.. если он ощущает… По-моему – да.

Крис поднялся на корабль и прошел к капитану. Тот вставлял настроенные блоки в приборы и закрывал их крышками.

— Через полчаса можем лететь, — сказал он.

— Капитан, — позвал Крис.

— Что?

— Давай возьмем его.

Алекс молчал.

— Куда? – сказал он, наконец. – На корабль? На Базу? На Землю?.. Что он там будет делать? Или может возьмешь его к себе. И будешь возить повсюду? Здравствуйте, это мой секретарь. Он плохо говорит и туго соображает, но умеет строить картонные базы на пятнадцать человек. Согласен?

— Нет. Но он какой-то странный, необычный…

— Сумасшедший андроид, — буркнул Алекс. – Весело.

— А может пристроить его в детсад, или в школу?..

— Не говори не подумав, — перебил его Алекс. Он заговорил очень быстро, было видно, что все это он уже обдумал. – Для детей существуют люди-воспитатели и роботы-няньки. Это их работа, так же как в школе есть учителя. И они делают свою работу гораздо лучше, чем робот-строитель. Во-вторых, сейчас никто не строит так как тридцать лет назад. В третьих, он не нужен ни биологам, ни роботехникам – он слишком устарел. Квазибиологии давно нет! Его и смотреть то не станут. Отправят на переплавку. В четвертых… а… сам знаешь…

Алекс умолк.

— Так, что же делать? – безнадежно спросил Крис.

— Не знаю… Может сказать ему, что мы улетаем, но скоро вернемся…

— Ждать,.. – тихо проговорил Крис. – Опять ждать… тридцать лет… Нет. Каждый день, каждую минуту я буду знать, что он здесь… ждет… и ты тоже.. как же это жить, а?

— Но это же робот, Как-то странно сказал Алекс.

— А ты уверен? – шепотом спросил Крис.

Несколько секунд они смотрели друг на друга, пытаясь найти в глазах ответ. Алекс дернул головой, отвернулся и жестко сказал:

— Есть еще один выход. Его можно дестабилизировать.

Глаза Криса округлились. Он с ужасом посмотрел на пояс капитана. Туда, где висел пистолет.

— Ты хотел сказать убить? – хрипло произнес он.

— Машину не убивают. Ее выключают! – закричал Алекс. Он схватил диагностического кибера и щелкнул тумблером. – Вот так! Так с ним буде на Земле. Он там никому не нужен! Совсем! И это будет тоже самое убийство, только чужими руками. И совесть твоя будет спокойна. Так получается?

Алекс замолчал, тяжело дыша.

— Извини, — сказал он негромко.

Он отстегнул от пояса пистолет, взял его за ствол и протянул штурману.

— На, спрячь подальше, а то доведет до греха.

Крис молча взял пистолет, повернулся и побрел к выходу. На пороге он оглянулся. Алекс смотрел на него. Крис открыл рот… выдохнул, и скрылся в коридоре.

… и создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою…

— Ал! – раздался взволнованный голос Криса из коридора.

Алекс рванулся вперед, зацепился за кибера и рухнул на пол.

— Проклятье, — взвыл он, поднимаясь и прыгая к выходу. – Что случилось?

Крис стоял с пистолетом в руке и смотрел на пол. Там была лужа с кусочками нерастаявшего снега. От нее тянулась цепочка мокрых следов по направлению к тамбуру.

— Это он, Рик, — сказал Крис. – Он стоял здесь и все слышал.

— Ага, — согласился Алекс. – Не хотел беспокоить. Давай вперед.

Они прошли по следам. Входной люк был открыт. Ветер с силой запихивал в кессон снег.

— Рик, Рик! – закричал Крис что было мочи. Потом поднял пистолет и выстрелил через люк в небо. Уши заложило намертво. Сбоку наскочил Алекс и стал выдирать пистолет из рук штурмана. Капитан шевелил губами, крутил пальцем у виска, но Крис ничего не слышал и не понимал. Алекс потащил его в тамбур. Они оделись и выскочили из корабля. Снег валил густой плотной стеной. Начиналась буря.

Алекс вернулся с очередных поисков и завел глайдер в корабль. Хватит, сказал он себе. Прошло уже два дня. Два дня непрерывных полетов и дежурств у экрана… И никаких следов… Он не хочет, чтоб его нашли…

Алекс поднялся в рубку.

— Крис, — позвал он с порога.

— Да, капитан, — тот не оторвался от экрана.

— Надо лететь. Мы сделали все, что могли… В конце-концов, это просто робот. Прекрасно приспособленный к этой дикой зиме. Робот, в котором что-то разладилось…

— Да-да, конечно, — Крис кивал головой, глядя на экран. – Только я никогда не слышал, чтобы роботы обижались.

Алекс молчал. Он подошел, остановился рядом с Крисом и взглянул на экран.

Бесконечно-плоская снежная равнина тянулась до горизонта сливаясь с серым, матовым небом. Налетавший яростными порывами ветер, вздымал облака белой пыли и быстро уносился прочь… Пыль опадала… Мир вновь застывал…

                                    Конец

                                                                                           

Реклама

9 comments on “Владимир и Юрий Газизовы. Забытая зима

  1. Язык средний, много ошибок, в том числе и системных
    Например – пунктуация при вводных и причастных оборотах.
    Запятых нет там, где они нужны, зато много там, где не надо – например, при выделении НАКОНЕЦ. Наконец бывает вводным, но довольно редко. МОЖЕТ И ВПРОЧЕМ – куда чаще, а вот они-то как раз нигде и не выделены.

    Все это прекрасно, — сказал он, наконец,

    Много повторов – так, например, слово ЭКРАН повторяется четыре или пять раз за абзац, в следующем то же самое происходит со словом ЧТО-ТО
    Что-то к тому же – неопределенность, с ними вообще надо бороться, их много – какой-т информации, какие-то бумаги и так далее

    Неточные или неверные согласования

    Начал вызвать

    Опечатка?

    С теплой курткой на руках

    Вместо рукавиц?

    Поднималось наверх

    А спускаться наверх оно могло? Или подниматься вниз?

    ПРИВЕДЕНИЕ когда нужно привидение

    Оторвал голову от бумаг

    Вот прямо так взял и оторвал? Она к ним пришита была? Или приклеена?

    Лицом вверх с широко раскрытым ртом

    Рот раскрыт у верха?

    Уж мы-то, не упустили бы

    Моя любимая – между подлежащим и сказуемым

    Пропущенных запятых тоже очень много, все ловить не стала, вот для примера

    Думаешь(,) мне приятно?
    Человека(,) больного плоскостопием
    Или(,) может(,) возьмешь его
    А (,)может (,)пристроить его в детсад,
    Не говори(,) не подумав,

    — Но это же робот, Как-то странно сказал Алекс.

    Неверное оформление прямой речи

    Есть корявки и по логике
    Например – зачем на корабле бумажные книги? И вообще бумажные распечатки?
    Виден стриженый затылок над воротничком формы – а в следующей фразе герой уже улыбается. Хотя повернуться вроде как не успел.

    А еще о названии книги, из которой взята цитата. Упоминанием названия убивается все удовольствие читателя от угадывания и сопричастности, понимаете? Цитата ведь очень характерная, кто читал – словит на раз, и порадуется, а кто не читал – ему и название ничего не скажет. А вы лишили читателя возможности получения этой вот маленькой радости, понимаете?

    Герои малоразличимы. Есть робкая попытка их оживить, но я все равно все время путала, кто есть кто, хотя их всего-то двое – или трое, если считать и робота.

    Идея – где кончается машина и начинается личность. и о том, что эту границу каждый проводит для себя сам. Не новая, да. и не самым удачным образом зафиналенная – на мой взгляд, финал слишком открытый, мрачно открытый, так сказать. Да и ведут себя герои вовсе не как опытные космолетчики – сначала думала, что это будет объяснено неким воздействием на их психику со стороны местных, но этого н произошло, значит – просто косяк, за это тоже минус

    Язык 2
    Герои 2
    Идея 2
    возможно — бонус за попытку

    • Большое спасибо за качественный редакторский разбор. Сразу становятся видны недочёты, которые сам не замечаешь.
      Бумажные книги — честно говоря когда был написан рассказ электронных книг еще не было. ) И потому идея кажется не совсем новой.
      Герои не опытные космолетчики. В начале сказано, что они курсанты и это первый самостоятельных полёт.
      Про Конан Дойля согласен. Но я общаюсь с современной молодежью и вижу что только один из 100 смог бы узнать эту книгу. ((
      Еще раз спасибо. Комментируя Вы делаете очень важное дело.

  2. Язык достаточно ясный, но масса ненужных эпизодов. Пережёвывание бумаги, пересыпание из пустого в порожнее. Основная идея подана невнятно, в объяснениях героев, а не в поведении робота. И это жаль, т.к. идея в подходящем антураже — удачное сочетание.

    Оценка — 6

    • Спасибо за комментарий! Мне кажется, что если бы всё было более ясно, то читать было бы совсем неинтересно. А вот сократить наверное стоит. )

  3. Несмотря на шероховатости и опечатки — отлично! Мне действительно понравилось. Из минусов — простоватый финал, затянутость в начале, немного нелогичные действия персонажей. Понятно, что разнервничались при встрече с инопланетянами, но все же…
    Идея не нова, но хорошо подана. Герои — тоже вполне милые.

    Я — 2
    Г — 3
    И — 2
    Б — 1
    ——
    8

  4. Робот живее астронавтов получился, хотя всего несколькими мазками обозначен. Сами же ребята – двое из ларца одинаковых с лица. Признаюсь, я тоже ждала, что их нелогичное поведение по прилёту на Беллу будет объяснено. Какие к чёрту пробежки на таком морозе? Разоблачение не вернувшейся экспедиции затянуто, читатель давно все понял, а Крис продолжает интриговать капитана. Впечатление, что капитан тупой, если ему надо так долго втолковывать простые вещи. Нет, он ещё удивился потом. Как, не вернулись? Хотя при должной доработке сильный рассказ получиться может. Языковых корявок есть.
    Кран внешнего обзора по-прежнему показывал Экран?

    Значит, всн-таки, увидел. Очепятка.

    попал в псих-поле Ошибки нет. Просто понравилось:)

    Алекс глотнул сока и углубился в бумагу. Куда углубился?

    вокруг, да около… запятая не нужна.

    Облачко пара беззвучно вырвалось ьттуда. Очепятка снова.

    Итого: идея – 2, герои – 2, стиль и язык – 2.
    Оценка: 6

    • Да.. опечаток много пропустил… Надо дочистить. Спасибо!
      Космонавты молодые совсем — курсанты — первый самостоятельный полет.
      А с морозом ничего страшного — вон Максим Каммерер пули из себя выдавливал и грибы ядовитые ел и ничего 🙂
      Спасибо за свежий взгляд со стороны, а то самому трудно увидеть недочеты.

  5. Мне было сложно сопереживать роботу, потому что его чувства весь рассказ были под вопросом и передавались только тем, что казалось или представлялось кому-либо из двух героев. Только в конце подтверждается наличие у Рика-5 эмоций. Может, так и задумывалось, конечно.

    Язык и стиль — 2, герои — 2, идея — 2.
    Итого: 6.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s