Алексей Жарков. Левый сектор западной галактики

Пространство скромного кабинета сдавили мрачные стены приёмной повелителя.

– Слушаю вас, повелитель, – лизнув пересохшие губы, произнёс Криоген Сатан.

– Сатан!

– Да!

– У тебя появилась возможность потрудиться на благо Императора. Отличиться, так сказать.

Губы высохли окончательно и слиплись.

Про Императора Криоген знал мало – что Император находится где-то астрономически далеко и занят чем-то необыкновенно космическим, чему не в каждом языке найдется даже название. Работая в императорской службе по исполнению поручений менеджером какого-то мелкого третьего разряда, Криоген Сатан с Императором ни разу не встречался и поэтому представлял себе эту фигуру важной, но загадочной.

И всё же, Криоген гордился своей работой. Совершенно всё, чем он занимался уже происходило «на благо Императора». Да что там его работа, вообще всё, что происходило вокруг – в городе, на планете и даже во всей галактике – по мнению Сатана, происходило тоже «на благо Императора». Вся Вселенная однажды родилась и с тех пор процветала исключительно «на благо Императора».

– Что же я должен сделать для Императора?

– И для себя, исполнитель… на благо Императора… и для себя… ты будешь это делать, потому что… если не сделаешь, Императору хуже не станет, а вот, – старый повелитель говорил всё медленнее и медленнее, пока его речь, как бильярдный шар, не остановилась окончательно где-то в миллиметре от лузы. – Тебе…

Не «докатившись» до завершения фразы, немного приподнявшись над кафедрой, повелитель неожиданно хрюкнул. В это время Сатан терпеливо всматривался в седую макушку его головы, ожидая, что тот продолжит говорить о всевозможных неприятностях, могущих испортить его существование, если вдруг он, Криоген, не потрудится как следует «на благо Императора». Но повелитель ежился, кряхтел, вздыхал, сморкался, чихал, скрёб ногтём по кафедре, снова кряхтел, притоптывал, сопел, потирал руки, сморкался, опять кряхтел и снова скрёб, вздыхал, сморкался и так, вероятно, могло продолжаться еще очень долго, если бы Сатан не прервал это утомительное представление:

– Повелитель?!

– А! – старик встрепенулся и речь его возобновилась, – Криоген Сатан?

– Да!

– В космическом саду Императора завелись паразиты. Тебе необходимо срочно очистить императорский сад от этой заразы.

– Да, повелитель.

– Заодно разберись, что это за дрянь и откуда она там берется. У нас уже третий… или четвертый, не помню, случай с этим садом, – голос повелителя начал гаснуть и последние слова, долетевшие до исполнителя из-за кафедры, едва не слились в хриплый, неразборчивый шорох.

– Да, повелитель! – как можно громче сказал Криоген. Начальник вздрогнул и выпучив глаза приподнялся над кафедрой. Вид у него был такой, будто его только что разоблачили в чем-то ужасном. Застукали. Он нахмурился и снова исчез за массивной кафедрой.

– И еще… туда скоро должен прибыть сам Император, так что не тяни. Времени мало! Всё к его приезду должно быть так, как будто ничего с его этим садом и вовсе не было. Сад должен быть точно таким, каким его создали, только без паразитов. Уяснил?

– Да, повелитель, уяснил.

– Сегодня же отправляйся.

– Да, повелитель.

– Да, повелитель, да, повелитель. Я всё тебе сказал, ты чаевые что-ли хочешь, бездельник? Приступай к исполнению.

После этих слов пространство вокруг Криогена вернулось в привычные формы и приобрело обычные светло-серые цвета, успевшие надоесть за годы службы.

– Фух, – выдохнул исполнитель и вызвал себе стол, стул и рабочий компьютер. На экране уже пульсировало красным ромбиком новое сообщение – его очередное задание. Он открыл ромбик и внимательно прочитал. «Однако далеко», – подумал Сатан. И это была последняя мысль о работе, возникшая в его голове. Остаток дня он провел в общении с коллегами, другими исполнителями третьего разряда. Общались они на темы, настолько отдалённые от насевших на императорский сад паразитов, насколько один квазар удален в бесконечном космосе от другого.

После того, как рабочий день закончился, а скучный офисный интерьер плавно трансформировался в уютное жилище, Криоген растворил в воздухе рабочий стул и вызвал вместо него кресло, куда с удовольствием погрузился, как подводная лодка в тёплый океан. Появилась жена. Стройная светловолосая Ниш.

– Как прошел день? – что-то пережевывая, спросила она.

– Ниче так.

– Ужинать будешь?

– Ага.

– Ну пошли.

– Ща, только отдохну немного, – скорчив усталый вид, простонал муж. Затем он так тяжело и шумно выдохнул, как если бы весь день таскал по кабинету брёвна, испытывая при этом, в дополнение к физическим, еще и моральные страдания. Жена готова была уйти, но Криоген добавил:

– Меня в командировку отправляют.

Ниш остановилась:

– Надолго?

– Ну, как получится. Надо, видите ли, разобраться с каким-то паразитом. Сами они не могут, разумеется, надо обязательно послать туда кого-то. И не просто кого-то, а именно меня.

– Далеко?

– Да уж далеко. В сад Императора.

Женщина удивилась. Про Императора она знала еще меньше мужа, а про сад не слышала вовсе.

– Что еще за сад?

Криоген изобразил на лице удивление, вроде как «вот ты дурочка, даже не знаешь что у Императора есть сад». Ниш заметила это и передразнила, скривив губы и высунув язык.

– Так что еще за сад такой? – повторила она.

– Ну, – неторопливо начал Сатан. – Это такая планета. В особом порядке.

– Что за особый порядок? – удивилась Ниш. – Почему я об этом ничего не знаю?

– Милая, ну ты много чего не знаешь, – снизошел муж.

– Что это за особый порядок такой?! – строго повторила Ниш.

– Ты не шуми только, я же, видишь, появился с работы, устал, мне надо расслабиться, что ты рычишь на меня? – наигранно взмолился Сатан из кресла.

– А, ну тебя, – махнула рукой Ниш. – Когда сваливаешь?

– Утром.

– Смотри не проспи.

В ответ Криоген что-то буркнул, а кресло обволокло его приятной теплотой и мелодиями. Они летали вокруг него дымкой из разноцветных волн, струясь и переплетаясь, меняя цвет и плотность, заплетаясь в изысканный музыкальный орнамент.

Утром Криоген принялся собирать вещи и выбирать Помощника. С вещами оказалось просто, а над Помощником Сатан мучился до последнего. Кнопку «готово» он нажал за секунду до того, как стены комнаты превратились в отделанную металлом каюту космического корабля. Осмотрев то, что выбрал, Сатан цокнул языком и удовлетворенно сообщил полутёмному помещению:

– Ну что же, весьма технологничненько! – Криоген обошел Помощника, провел рукой по выпуклым частям и ехидно ухмыльнулся. – Ниш бы точно понравилось.

Помощник выглядел молодой и стройной девушкой, сложенной согласно представлениям Сатана об идеальной красоте и пропорциях.

– Ах, красотища, – еще раз восхитился Сатан и полез в компьютер отвечать на посыпавшиеся сообщения от друзей и коллег. Их оказалось так много, что за первый день полёта у него не нашлось времени даже на то, чтобы выбрать из коллекции тем, которая наверняка имелась на корабле, что-то более подходящее для собственной каюты, взамен базового оформления, окружавшего его «по умолчанию». Еду он тоже не успел выбрать и на обед и ужин ел макароны «Стандартные», запивая компотом «Базовый».

Между тем, космический корабль, на борту которого Криоген должен был провести еще много дней, покинул родную планету, вышел за границу планетарной системы, успешно прошел малый отрицательный барьер и активировав маршевые двигатели, на полной скорости устремился к Императорскому Саду.

 

В это время на другом краю космоса.

 

Император был не один. Чтобы избавить свою жизнь от внутренних конфликтов, изводивших его с самого рождения, он разделил собственную личность на три части и определил каждую в отдельное тело.  При этом все три части являлись одновременно и частью и целым Императором. Их звали Онуэль, Самзес и Егостат.

Об этом растроении личности знали только самые близкие друзья. Остальных не касалось. Все были уверены, что император находится где-то астрономически далеко и занят чем-то необыкновенно космическим. Что, по правде говоря, было весьма близко к истине.

Император создавал небольшой астероидный пояс, чтобы подарить его на день рождения одной молоденькой звезде. Зачем он это делал никто не знал, но работа кипела и компьютер раз за разом послушно моделировал разрушительные столкновения гигантских камней, рассчитывал время жизни астероидного кольца, средний размер частиц (через миллиард и три миллиарда лет), среднюю частоту столкновений, коэффициент затухания вращения, разброс шатания, асимптотическую парадигму связей и многое другое, формируя на базе исходных параметров весьма лаконичный отчет. И пока Самзес отбирал камни, а Онуэль расставлял их уменьшенные голограммы перед собой в воздухе, Егостат внимательно исследовал отчет и комментировал изменения:

– На севере пару больших камней необходимо убрать, на них налипают мелкие и за миллиард лет всё это вырастает в небольшую планету.

– Может тогда лучше на юге добавить? Жаль убирать, хороши камушки! – отозвался Онуэль.

– Ну уж нефиг, не надо убирать, я их едва нарыл. Чистоган железо, – поддержал Самзес.

– Вот и я говорю, добавим пару крупных, – Онуэль развернул пояс и поместил два больших камня на южной стороне. – Вот тут. Ай, красота!

– Результат отрицательный, – прокомментировал изменения Егостат. – Теперь здесь возникает планета со спутником. Всего за полтора миллиарда лет.

– Вот ты зануда, – огрызнулся Самзес.

– Не зануда, – парировал прагматичный Егостат. – На создание качественной вещи необходимо время

– Так уже третий день! – вспыхнул Онуэль.

– Ну а ты думал!? Хороший пояс астероидов – дело непростое.

– А может и фиг с ними, пусть слипаются? – воскликнул уставший Самзес. – Миллиард лет, это уже круто! Начали с кометного облака за тысячу! А тут миллиард! Это же дохренища!

– Нет, миллиард мало, – вздохнул Онуэль.

Егостат продолжил:

– А что потом про меня скажут? Смотрите дети, вот нестабильная планета, и этот мерзкий спутничек рядом – это нам Император подарил! Ему спасибо за бесконечные приливы-отливы и эти холодящие кровь затмения. А также за грядущую катастрофу. Потому что всё это хозяйство скоро на нас обрушится.

– Да, такого не надо, – согласился Онуэль, и несмотря на хмурый взгляд Самзеса, убрал из пояса все большие камни.

– Эффект положительный. Разлетание за три миллиарда. Необходимо пару сотен камушков помельче на малый радиус.

– Что? Пару сотен?! – взвыл Самзес, который отбирал камни, – чего-то я устал. Может, компьютеру отдадим? Пусть он сам выберет всё и расставит, как лучше.

На этот раз вступился Онуэль:

– И что это будет за пояс? Что за подарок? Унылая бездушная серость, а не пояс астероидов, подарок Императора. Ты только представь, как красиво получится: столкновения в миллион раз чаще обычного, и все разные, все высокоэнергичные, такие яркие и разноцветные вспышки. Да это с любой планеты видно будет! Искры моего вдохновения! Поэты напишут стихи, путешественники придумают красивые имена…
О-о-о! Как это будет прекрасно! – Самзес и Егостат притихли, а Онуэль мечтательно посмотрел вверх и, вытянув в руке голограмму астероида, продолжил:

– А компьютер? – он скривил губы, – что сделает компьютер? Сделает и на двадцать миллиардов, и на сто, только это получится мусор, а не пояс астероидов. Такой пояс никто не увидит, он будет только мешать, все его постараются стороной обойти, вместо того, чтобы курорты рядом строить. А потом еще и расчистят при первом удобном случае. Выбросят императорский подарок! Избавятся, как от мусора. Какой унизительный позор!

Выслушав, Самзес обреченно вздохнул и все три части Императора продолжили делать каждая своё дело.

 

В это время в каюте «по умолчанию».

 

Криоген мучительно просыпался. Перед самым пробуждением ему снилось, что на приём выстроилась огромная очередь. Стоит проснуться, как толпа сразу же заполнит комнату и растерзает его вопросами. Эта толпа, как ему снилось, состояла из людей-мыслей. Каждый человек был его собственной мыслью, которая должна была прийти вчера, но по каким-то причинам задержалась, не пришла, и теперь их скопилась такая огромная очередь, что впускать всех сразу было страшно, а держать за дверью – невыносимо.

Сатан открыл один глаз и первая мысль мгновенно набросилась на его одеревеневший разум. «Надо бы принять ванну» – сказала мысль. Следом выскочила другая: «А Помощник до сих пор не активирован, кто тебе ванну сделает? Сам будешь в настройках копаться?» Повторяя «черт… черт… черт…» над толпой носилась черная тень какой-то зловещей догадки. Мысли не унимались: «Еще надо тему для каюты подобрать», «А помощника надо назвать как-то, может Пуся?» – эта мысль расползлась перед Криогеном в радужный веер, состоявший из неестественно длинноногих девушек с разноцветной, радужной кожей, плотно прижатых друг к другу, и дергавшихся, как раненые гусеницы. Из волос у каждой торчал ярлычок с именем.

– Какая еще Пуся? – вслух произнёс Криоген и поднялся с кровати. – Душ!     

Тут он вспомнил, что у него действительно был Помощник, который способен не только позаботиться о теплой воде, но даже выполнить массаж. Но он того не только не активировал, но даже не придумал имя. Криоген встал с кровати и побрёл в ванную. На полпути передумал и направился к Помощнику:

– Твоё имя Йока. Йока, активируйся!

Помощник не ответил. Криоген подошел и внимательно посмотрел в глаза.

– Чтобы активировать Помощника, вам необходимо показать ключ активации, – сообщила девушка железным голосом.

Сатан вызвал в каюту все свои вещи, трижды прошелся по всем карманам и кармашкам, но ключа не нашел. Обычная такая карточка, в общем – тоже проекция, но её он забыл дома. Теперь нужно было вызвать в каюту проекцию кабинета, взять на столе ключ, вернуться и показать ключ Помощнику. Это представилось Криогену долгим и утомительным. Но без Помощника было совсем плохо. Йока сделает душ и ванну за секунду, а он провозится с настройками минут двадцать. Пожалуй, лучше он сейчас свяжется с Ниш и та найдет ему дома ключ.

Сатан сел за компьютер и, мужественно проигнорировав новые сообщения от друзей, позвонил Ниш. Ниш не отвечала и дома её не оказалось. «Где же она? Вот черт, то весь день торчит в чате, то не найдешь её», – подумал Криоген тупо глазея на зависшее посреди каюты сообщение о запрете доступа по причине отсутствия жильца.

Весь день прошел в ожидании когда Ниш вернётся и откроет доступ. Душ он не принял, завтрак съел снова «по умолчанию», а каюта так и продолжала блестеть холодным металлом голых стен. После завтрака Сатан собрался с духом и решил, что он –исполнитель третьего разряда – способен обойтись и без Йоки.

«Да, и зачем мне Помощник, это же всего-навсего одно из устройств ввода данных, удобное конечно, но можно работать и без него», – заключил Сатан и начал с выбора темы для каюты.

За час интенсивной возни с компьютером у него получилось что-то такое, что, как он думал, «в общем неплохо». Удовлетворенно осмотрев новый интерьер, он встал и отправился в душ, но сразу же больно ударился ногой о невидимое препятствие. Оказалось, что в центре комнаты продолжают стоять предметы, которые он собирался там поставить, но передумал и удалил. Видимо в каком-то месте он ошибся и удалил только видимую составляющую объектов, в то время как тактильная осталась на месте.

Комната оказалась забита невидимой мебелью:  столами, стульями, торшерами, диванами, креслами, коврами и картинами. Что-то свисало с потолка или наоборот – лежало неожиданным пандусом. По дороге в ванную, Криоген больно ударился обо что-то головой, расцарапал локоть и едва не сломал о невидимую ножку мизинец левой ноги. Скорее всего, это был тот паукообразный диван, который не понравился Сатану из-за своих широко расставленных ножек. Их было ровно восемь.

Душ в ванной не работал, и причину этой досадной проблемы Сатан не мог себе даже представить. Надо было срочно искать Ниш и активировать Йоку.

«Может она у друзей?» – подумал Криоген, охлаждая ушибленный мизинец куском льда из холодильника.

 

Император был в ярости. Однако не все его части испытывали её в равной степени. Сильнее всех бесился Самзес. Он метался по огромному залу и источал проклятия. Онуэль с удивлением следил за его перемещениями и старался успокоить, а Егостат пытался понять причины, вызвавшие вспышку императорского гнева. Нахмурившись, он мусолил подбородок, водил пальцами по бровям и почесывал затылок.

Оказалось, что наличие в поясе «небольших но тяжелых камней», которые так тщательно отбирал Самзес, несет в себе огромную опасность. При определенных условиях они с большой вероятностью сталкиваются, порождая вспышки излучения с апокалипсическими последствиями для всей звёздной системы. Вспышки получались таких запредельных энергий, что не то, что курорты (их бы разрывало на атомы), но даже целые планеты подвергались воздействию жесточайшего гамма-излучения, совершенно не совместимого с выживанием какой бы там ни было жизни. В таких условиях ни одна цивилизация, даже самая шустрая, не доросла бы и до бронзового века, не говоря уже о том, чтобы успеть постичь тайну межпланетных перелётов и строительства космических отелей вблизи императорского «подарка».

– А может ну его? – обратился Егостат к другим частям императора.

– Что значит «ну его»? – переспросил Онуэль.

– Ну… подарим что-нибудь еще. Например коллекцию комет из заповедника. Тоже красивое…

– Комет?! – взорвался Самзес, – да кому они нужны, эти кометы? Даже те, что из заповедника? И что нам с этим делать?

Он указал на медленно вращающийся макета астероидного пояса, который то и дело вспыхивал ослепительными взрывами, в которых не было видно даже императорских теней.

– Ну… – скривил рот Егостат, – выбросим.

Самзес взревел и грохнув дверью, вышел из зала.

– Может нам стоит сделать паузу? Передохнуть? – тихо спросил Онуэль.

– А потом?

– Отдохнем, развеемся, а потом может что-то и придет на ум.

– Пожалуй… – Егостат улыбнулся, – это неплохая мысль.

– Генезидус!

В зале появилась фигура советника.

– Слушаю, мой император.

– Мы хотим отдохнуть. В отпуск мы хотим.

– Но, мой император, ваш отпуск запланирован только через …

– Наплевать! – перебил вернувшийся Самзес. – Мы хотим прямо сейчас. Немедленно.

– Но, мой повелитель, императорский походный крейсер не готов. Его только начали восстанавливать после вашей недавней игры в космический крикет.

– Мы возьмем яхту.

– Яхту?! – изумился советник.

– Да. И отправимся в Сад, – сообщил Онуэль.

Глаза советника округлились:

– Но мой повелитель, Сад… дело в том… Ваш Сад…

– Если скажешь, что он тоже не готов… – Глаза Самзеса сделались красными.

– Он готов, мой император, но…

– Никаких «но». Готовь яхту, мы отправляемся в отпуск.

Поклонившись, Генезидус исчез.      

 

 

– Как это не знаешь, где она? – Сатан беспомощно опустил руки.

– Ну так… Была здесь некоторое время назад, потом ушла.

– А куда?

– Не знаю, говорила что-то про салон красоты… или солярий…

– Что за солярий? – удивился Сатан, – когда это она ходила в солярий?

– Криоген, дружище, откуда я знаю. Может и не солярий, может магазин, я не помню. Твоя жена, тебе лучше знать.

Сатан находился в растерянности. Уже третий его товарищ, из тех «бездельников», которые работали дома, сообщал, что «Ниш вот только-только вышла». Что за ерунда? Почему она вообще к ним заходит? Почему не сидит дома? Дома! Где находится его ключ для активации Помощника. Без которого он так отчаянно страдает. Сидит в каюте «по умолчанию» (к счастью ему удалось сбросить все свои изменения и вернуть ей пустой, первозданный вид), ест уже неизвестно какой по счету завтрак «по умолчанию», обед «по умолчанию», ужин «по умолчанию». Ему уже до смерти надоели макароны и овсяная каша, но как заказать у компьютера что-то другое он не представлял.

Однозначно! Ему жизненно необходим Помощник.

– Ну вот, прыщи начались, – обнаружив небольшой бугорок в волосах, грустно заключил Криоген.

О массаже он уже не мечтал.

Вдруг каюта вспыхнула красным и преобразилась в пункт приграничного контроля. Но даже пограничная хибара, несмотря на свою махровую казёнщину, выглядела привлекательней, чем его каюта «по умолчанию».

За столом сидел военный и внимательно смотрел на заросшего Криогена.

– Добрый вечер, сообщите цель вашего визита в особый порядок.

Сатан засуетился, начал копаться в компьютере в поисках необходимых документов.

– Криоген Сатан, не так ли? – спросил офицер.

– Да, да, именно он.

– Что же вы не подготовились? Не знакомы с особым порядком?

– Извините, офицер, конечно знаком, но тут просто такой беспорядок…

Офицер посмотрел на Криогена с подозрением, левый глаз дрогнул.

– И будьте любезны, найдите в своём, как вы позволили себе выразиться «беспорядке» сертификат специалиста по управлению виртуальным временем.

– Конечно, конечно, у меня всё есть, я же менеджер третьего разряда, нас этому учили… в академии…

– Разумеется, – согласился офицер и откинулся на спинку стула.

В этот момент в воздухе появилось сообщение о звонке. Кто-то сообщил Ниш, что её ищет муж, и она звонила. Стиснув зубы, Криоген отправил сигнал «занято» и продолжил искать документы.

Наконец он нашел всё, что нужно и, нервно отбивая пальцами по столу, ждал, когда офицер выполнит необходимые формальности.

– Замечательно. В следующий раз готовьте документы заранее. До встречи.

Стоило красному свету померкнуть, как Сатан перезвонил Ниш. Но та снова не подходила. Он проверил дом – «нет доступа». Криоген выругался и отправился на кухню за дежурными макаронами.

Вернувшись, он продолжил поиски. Наконец след супруги вывел его на старого приятеля. Они вместе учились в академии, он, Лантран и Ниш. Сатан застал друга взъерошенным и беспокойным, с испариной на лице. На вопрос «не видел ли он Ниш», Лантран сказал, что Ниш у него.

– В гостях? – переспросил Сатан.

– Ну да, а что? Зашла в гости. Чай попить.

– А можешь её позвать?

Наконец в каюте появилась Ниш, вид у неё был растерянный, а глаза бегали, как приговоренные к опыту мыши в клетке. Неожиданно изображение задрожало, затряслось и исказилось. На пути сигнала возникли помехи и от возникшей дерготни голова Криогена начала кружиться. Он закрыл глаза.

– Ниш, ты меня слышишь?

– Да, дорогой.

– Знаешь, мне нужно чтобы ты срочно отправилась домой.

– Домой? Это зачем?

– Мне нужен ключ активации.

– Какой еще ключ? – приоткрыв глаза, Криоген заметил, как они с Лантраном переглянулись.

– Ну такая карточка, я наверно забыл её в своём кабинете. Она должны быть на видном месте. Да, в конце концов, просто вернись домой и перезвони мне, я сам её найду.

– Ты поэтому меня искал? – осторожно спросила Ниш.

– Ну да, собственно, а что?

– Да ничего.

Если бы не помехи, превращавшие людей в резвящиеся полосы и кубики, Сатан бы увидел, как лицо его супруги озарилось облегчением. Она сказала, что будет дома через минуту. Обрадованный Сатан едва не захлопал в ладоши. За секунду перед выключением связи, изображение нормализовалось и он вдруг заметил, что его жена стояла посреди комнаты босиком и в халате.

Сатан озадаченно хмыкнул.

 

Припарковав яхту, Император сотворил себе небольшой домик на окраине небольшой деревни и, развалившись в шезлонге, наслаждался причудливыми белыми облаками, на синем, как море под ним небе. Прохладный бриз теребил его волосы, прозрачные капельки стекали по стакану с пивом.

– Как же тут хорошо, – произнёс Онуэль.

– А куда делся Самзес? – спросил выползая из моря Егостат.

– Не знаю, – посмотрев на гигантскую черепаху, в которую превратился Егостат, ответил Онуэль, – Стал драконом и улетел.

Егостат зарылся по самый панцирь в песок и замер.

Со стороны деревни послышались крики. Онуэль обернулся и увидел как к ним приближается толпа людей с вилами и факелами. Он встал, поправил белую полупрозрачную тунику и пошел им на встречу с холодной кружкой в руке.

– Дети мои, – начал он, – я не колдун, я ваш бог.

В ответ толпа остановилась и писклявый голос потребовал «доказательств». А другой, сухой и грубый голос уточнил:

– Покажи чудо!

– А какое чудо вы хотите, дети мои?

Толпа замялась, загалдела, начала совещаться и спорить. Наконец из неё вывели какую-то скрюченную старуху и потребовали вернуть ей зрение. Онуэль сделал глоток пива, с ухмылкой покосился на черепаху-Егостата и сказал.

– Узри, женщина.

Старуха вскрикнула и упала. Толпа ахнула «он убил её». Но услышав сиплое «вижу», облегченно вздохнула.

– И всё? – удивился Онуэль, – а не хотите огненные шары, левитацию, телепортацию, квантовый синтез?

По раскрывшимся в изумлении ртам он понял, что эти названия им еще ни о чем не говорят. Недоросли еще. Но оказалось, что дело не только в этом: из-за горизонта приближался огромный голубой дракон. Толпа ощетинилась кривыми вилами и сжалась.

– Не бойтесь, дети мои, это тоже я.

Самзес приблизился и срывая с людей смешные шапки ветром от своих огромных крыльев, сел на лужайку перед домиком. Голубая, почти зеркальная чешуя играла с солнцем яркими бликами.

– Это еще что? – прорычал он страшным голосом.

В толпе кто-то пискнул, покраснел, побледнел и обмяк.

– Самзес, это местные, они наши друзья, – он обратился к людям, – друзья же ведь, правда?

– А-а-а-агх? – вопросительно и зловеще рыкнул Самзес.

– Да! Да! Конечно! – отозвалась толпа.

– Тогда идите с миром, обращайтесь если чего, – махнул рукой Онуэль и сделал глоток пива. – В деревне вас ждет мой подарок. Бочка пива. Наслаждайтесь. Да, рецепт я написал на донышке. Сами сможете делать потом. Ну идите же. Не мешайте своему богу отдыхать. Мы устали.

Забрав улыбавшуюся во весь беззубый рот старуху, толпа ушла. Онуэль вернулся в шежлонг и продолжил разглядывать облака. Лёгкими, едва заметными движениями мысли он принялся гонять их туда-сюда по небу, наслаждаясь легкостью с которой у него это получается.

– Эх… как я люблю свой сад. Завтра устроимся в горах.

– Не стоит торопиться, – отозвался из песка Егостат, – пока и здесь хорошо. 

 

Уже второй день Сатан наслаждался жизнью. Развалившись в большой, как бассейн ванне, он потягивал сладенький коктейль и пускал вонючие пузырьки, радуясь этому, как ребенок.

– Йока! Еще коктейль.

– Какой желаете?

– Ох, вот это я понимаю сервис, вот это комфорт, – сказал сам себе Криоген, и добавил, – С вишенкой. Нет. С двумя.

Через секунду голубой бокал с двумя сочными вишенками уже стоял рядом с рукой. Криоген зажал нос и погрузился в воду. Вынырнул с блаженной улыбкой, фыркнул, промокнул глаза и взялся за коктейль.

– Повелитель, – донеслось из каюты. Теперь она была стилизована под тронный зал эпохи бесстрашных рыцарей и прекрасных дам. В углу отливали яркой сталью тяжелые доспехи, со стен смотрели мохнатые морды невиданных животных, а пол устилали длинношерстные ковры с неоновой подсветкой.

– Что там?

– Вам сообщение от какого-то повелителя. Странно. А я думала, что это вы – повелитель.

– Чего? От кого? – губы Криогена высохли, он выплюнул вишенку, а вместо неё проглотил косточку, – Вот черт!

Выскочив из воды, как Посейдон из морской пучины, Сатан подбежал к компьютеру. Повелитель интересовался ходом работы по избавлению сада Императора от заразы. Криоген бросил взгляд на окно, которое было исполнено, как витраж.

– Йока, вот здесь мне нужен иллюминатор. Да побольше.

Через секунду он уже сглатывал сухую слюну, уставившись на огромную голубую планету за бортом корабля.

– Так. Надо что-то срочно делать. Йока, дай мне отчет о степени поражения сада этим чертовым вирусом.

– Может сначала халат?

– А, ну да. Халат, а потом сразу отчет.

В каюте возникла голограмма планеты с очагами поражения отмеченными красным. Это было похоже на раковые метастазы. Почти по всей поверхности расходилась красная паутина, утолщалась местами, сходилась в узлы и распадалась на пунктиры.

– Черт меня дери!

– Сейчас? – уточнила Йока и начала расстёгивать блузку.

– Нет, стой, я не про это. Так. А что здесь можно сделать? Йока, дай мне список возможных мероприятий, чтобы истребить заразу, не повредив при этом Сад.

Помощник отозвался мгновенно.

– Вариант «А» – антивирус. Вариант «Б» – химическое воздействие…

– Достаточно. Давай вариант «Б» и ускорь там время, чтобы сразу.

– Хорошо, повелитель.

– Фух, – Сатан посмотрел в календарь, – едва успел.

Он снова скинул халат и отправился в ванную. Йока сообщила:

– Для проведения химического воздействия недостаточно энергии.

– Так запитайся от звезды. Там же есть вроде какая-то рядом…

– Хорошо, повелитель.

– Вот и славненько, вот и чудесно.

Погрузившись в воду, Сатан испустил вздох облегчения. Йока рапортовала:

– Химиотерапия начата, идет подготовка к ускорению виртуального временного континуума. Ошибка совместного доступа. Ускорение не может быть проведено.

– Что это значит? Что за совместный доступ?

– Обнаружено присутствие в Саду субъекта из обычного порядка. Ускорение времени не возможно до тех пор, пока субъект не покинет поверхность.

 

Когда пошел странный зелёный дождь, Онуэль находился в доме и раскладывал на столе пасьянс.

Сначала он заметил, что солнечный свет значительно померк, как если бы в электрической сети, куда было подключено Солнце, произошло падение напряжения. Он выглянул в окно – ни туч, ни затмения. Странно. Затем пошел дождь и он сразу почувствовал, как та его часть, которая была выделена в Самзеса вернулась в него. А следом и вторая – Егостат. И сразу же на душе стало так скверно, так противоречиво и неуютно, что Император поторопился снова разделить свою сущность.

– Что случилось? – обратился Онуэль к Егостату и Самзесу.

– Странное дело, – Егостат подошел к окну, – этот дождь растворил мою плоть.

– И мою, – почесывая новое тело, сообщил Самзес.

Присмотревшись к каплям, Император понял, что это какой-то странный яд, который убивает людей, оставляя нетронутым всё остальное.

– А где вы были когда это произошло? – спросил он.

– Я был с прекрасной Атуанеттой, – быстро ответил Самзес, мы занимались любовью на берегу пруда. Неожиданно с неба начали падать зелёные капли и мы растворились.

– А ты, Егостат?

Егостат смущенно опустил глаза:

– Я тоже занимался любовью, – выдавил он.

– Да да, он тоже, – подтвердил Самзес, – только с мужиком!

– А какая разница? – выпалил Егостат.

– Действительно, Самзес, какая разница? Вы же оба были людьми?

– Да, – ответили оба.

Немного напрягшись, Император остановил дождь по всей планете.

– Надо проверить кто остался и узнать что это было.

Все трое превратились в ветер и вылетели в окно.

 

– Йока! – Сатан стоял перед голограммой планеты и трясущимися руками комкал салфетку.

– Да, повелитель.

– Что же делать? Химиотерапия не действует. Они восстанавливаются.

– Вы повелитель, вам решать.

– А какие есть варианты?

– Два варианта –мы можем обратиться к тому, кто находится на поверхности, чтобы он её покинул или, второй вариант – произвести принудительную эвакуацию, предусмотренную пунктом десять правил о специальном статусе и особых полномочиях, которыми наделяется менеджер третьего порядка во время выполнения задания Императора.

– А у меня разве задание Императора?

– Задания Императорской службы по исполнению поручений приравниваются к Императорским. Используя ваш специальный статус, мы можем…

– Отлично! – перебил Сатан. – Давай! Принудительно эвакуируй этого засранца. Он мне портит всю работу. Уже скоро сам Император здесь появится, а у нас еще конь не валялся.

– Повелитель, выполнение принудительной эвакуации является чрезвычайной мерой и каждый такой случай становится предметом внимательного разбирательства членами полномочной комиссии. Если она находит нарушения…

– Йока, у нас нет выбора! Эвакуируй засранца, запусти химиотерапию и ускорь время.

– Хорошо, повелитель.

На обед у Сатана был салат цезарь, овощное рагу, гламорганские колбаски и тирамису на десерт. Немного успокоившись он потягивал вино перед камином и дымил сигарой. Вокруг витали ленивые визуализации призрачных мелодий.

– Ну что там, Йока? Как всё прошло? Успешно?

– Да, повелитель.

– Вирус подавлен?

– Да, повелитель.

– Время восстановлено?

– Да, повелитель.

– Засранец эвакуирован? Кстати, где он?

– В трюме, повелитель. В жидком состоянии.

– Что?

– Его потребовалось охладить до жидкости, чтобы извлечь.

– Не понял, как это?

– В особом порядке, люди могут принимать любую форму. Этот находился в газообразном. Прикажете восстановить его истинную сущность?

– Нет нет нет, что ты? А вдруг он опасен?

– Хорошо, повелитель.

– Еще новости есть?

– Да, новости есть. К нам приближается походный крейсер Императора. Связь будет установлена через несколько минут.

– Да чтоб тебя! Об этом надо сразу сообщать! Мне же переодеться надо. Переодень меня.

– Во что?

– Во что-нибудь официальное.

 

Гобелены на стенах исчезли, ковры сменили длину ворса, камин растворился в полупрозрачных формах капитанского мостика походного крейсера Императора.

– Вы будете подвергнуты трибуналу! – закричал капитан.

– Что? Я? За что? – облизав сухие губы спросил Сатан.

– За то, что вы сделали!

Криоген подумал, что Император прибыл на этом корабле немного раньше и застал его за выполнением задания. Повелитель говорил, что эта миссия должна оставаться в тайне. Черт! Как же неудачно получилось. Он не успел совсем немного. Всё из-за этого чертова засранца, которому вздумалось залезть в Императорский Сад.

– Однако я поймал…

– Никого не волнует кого вы там поймали, вам ясно?!

– Да, повелитель.

– Я вам не повелитель, вы эти гражданские замашки бросьте. Я – отец!

– Да, отец.

– Вот так. Мы потеряли связь с императором! По нашим данным он находится на вашем корабле.

– Что? Как вы сказали? – по телу Сатана прошел озноб, ладони вспотели, на лбу выступила испарина, язык приклеился к нёбу, голова закружилась, он пошатнулся, упал на колени и вырубился окончательно.

 

Криоген очнулся от раскатистого гогота. Он сидел в кресле, а вокруг находились люди: капитан, Йока и еще три незнакомца.

– Ну и что с ним делать?

– Знаете, капитан, мы и сами хотели немного обновить Садик. Не так радикально, как этот болванчик, конечно, ха-ха.

– Неужели? – улыбнулся капитан.

– Да, Оззи, ты же нас знаешь… На месте не сидится, нужна движуха.

– Это уж точно, Они! Помню нашу последнюю игру в космический крикет, – сразу четыре человека дружно засмеялись, – Да, да, та еще была движуха.

– Так что не думаю, что он хотел нас угробить. Просто тупой, как пробка. Так что в пятый порядок его и достаточно. Пусть конопатит зональные трещины… там ему самое место.

– Что верно, то верно, – согласился капитан.

– Ну а мы в Сад, сам тоже если хочешь.

– Да, давай, Оззи, – поддержали Самзес и Егостат, – давай, там здорово, можно делать всё, что захочешь!

– Ой, ну вас, знаю я ваши штучки, – капитан снова засмеялся, – не по мне такие игры.

– Ну как хочешь, – Онуэль похлопал капитана по плечу и растворился.

У Сатана навернулась слеза.

 

На свободной от людей, чистой и свежей, как утренняя роса планете, среди зелёных лугов, бездонных морей и заснеженных гор, подпирающих высокими вершинами бескрайнее воздушное пространство, возникли три сущности. Они посмотрели на безлюдный мир и найдя его скучным, в очередной раз сотворили первого человека.

На этот раз женщину.

 

 

 

 

Реклама

10 комментариев в “Алексей Жарков. Левый сектор западной галактики

  1. «Развалившись в большой, как бассейн ванне, он потягивал сладенький коктейль и пускал вонючие пузырьки, радуясь этому, как ребенок»…
    Вот, пожалуй, ключевая фраза в этом произведении, вызывающая у меня стойкие ассоциации по отношению к творчеству автора.

  2. Во первых – очень неудачное название. Читала только вчера – а уже не смогла вспомнить, о чем это было, и даже другом рассказе подумала поначалу. Нет в названии никаких отсылок к тексту, понимаете?
    Язык и грамотность на уровне, стилистика игривая, местами натужно игривая. Много неопределенностей – причем как употребленных к месту, так и совершенно излишних, что раздражает – ведь если автор вроде как умеет слова подбирать, то зачем тогда?
    Основной минус для меня – отсутствие эмоциональных качелей и глубины. Подтексты и намеки есть, но они все чуточные, подповерхностные. Рассказ журчит себе ровненько, журчит, струйками поплескивает, аллюзиями да намеками поблескивает, вот и так может, и этак вот, и вот еще так…
    дожурчал.
    И что?
    И ничего, в сущности.
    Красивая безделушка.
    Не изящная даже – для изящной слишком затянуто. Сократить бы раза в два – и действительно можно было бы наслаждаться стилем, а когда такого стиля слишком много, причем сплошным потоком – он утомляет, понимаете? начинаешь читать по диагонали или пропускать абзацы. Вот если бы были эмоциональные перебивки – тогда и такой размер нормально бы пошел, а тут сочувствовать-то некому, все благополучны и забавны в своих поверхностных трагедиях по поводу ненастроенного душа.

    Язык 2
    Герои 2
    Идея 2

  3. И снова небесная канцелярия! На сей раз автор более изощрен и оригинален. Несмотря на это говорящие имена и божественная троица довольно быстро дают понять, с кем мы имеем дело. Рассказ по-своему интересен. Здесь присутствует нечто от киберпанка и литрпг, есть забавные моменты.
    Тем не менее, меня как-то не зацепило. Возможно из-за чересчур легкомысленного сюжета.

    Я — 2
    Г — 2
    И — 1
    Б — 0

  4. «Губы высохли окончательно и слиплись.»
    Слипаются влажные поверхности.
    «Губы высохли окончательно — не разомкнуть.»
    ___________
    «менеджером какого-то мелкого третьего разряда»
    Противоречие. Или «какого-то» или «третьего».
    ___________
    «Совершенно всё, чем он занимался уже происходило «на благо Императора». » нуждается в пояснении. Первое впечатление о фразы: «Всё, чем он занимался на благо Императора — было совершенно.»
    __________
    «Каждый человек был его собственной мыслью, которая должна была прийти вчера, но по каким-то причинам задержалась»
    Нравится.
    __________
    «Нахмурившись, он мусолил подбородок»
    Слюнявил? Непроизвольно или в силу идиотской привычки?
    __________
    «Он указал на медленно вращающийся макета астероидного пояса»
    __________

    Забавный рассказ. Читать легко. Для глобальных масштабов картины мне не хватило пафоса в конце. Я не поняла, почему «на этот раз женщину». Мне не показали, чем провинился перед Создателем первый сотворённый мужчина.
    Мне не объяснили интригу с женой главгера — а раз не объяснили, то зачем сыр-бор? В этом выдуманном мире существует открытый брак? Пока муж в командировке, даме полагается навестить всех его друзей? Или наоборот, это был неодобряемый поступок? В общем, интрижка есть — а к чему она — непонятно.

    Возникает Бог-Отец. То есть, Троица — ребёнок? Несовершеннолетняя сущность? Поэтому упоминается обмусоливание подбородка? Маловато для полноты картины. А как сочетается обмусоливание подбородка и секс? Рановато для секса — сперва надо научиться контролировать своё тело. Если, конечно, тройственный персонаж не дебил. Если дебил — не хватает каких-то деталей.
    Читать легко, а мелкие вопросы остаются. Непорядок.

    Оценка — 7

  5. А что за паразиты в саду появились? Ведь химобработка уничтожила людей. Люди – паразиты? Отчего всезнающая троица их не обнаружила? Помнится мне, в начале рассказа повелитель очень боялся, что император появится в саду раньше очистки. Он появился, и…? Ничего не заметил. После явился межгалактический служащий третьего порядка и убрал с планеты собственного хозяина. А после хлоп, и вирус. Паразиты и вирус вовсе не одно и то же. Симпатично написано, ничего не скажу, однако есть немало ниточек, за которые автор дёрнул разок и бросил. Непорядок. Из героев троица понравилась, служащий тоже, да все хороши, даже старуха. Язык, есть ошибки, даже стилистика особенная их не прикрывает.

    Про Императора Криоген знал мало – что Император находится где-то астрономически далеко и занят чем-то необыкновенно космическим, чему не в каждом языке найдется даже название. Работая в императорской службе по исполнению поручений менеджером какого-то мелкого третьего разряда, Криоген Сатан с Императором ни разу не встречался и поэтому представлял себе эту фигуру важной, но загадочной. Где-то, чем-то, какого-то третьего разряда. Много неопределённостей, а это самое начало рассказа. А почему представлял себе фигуру, а не Императора?

    Онуэль вернулся в шежлонг и продолжил разглядывать облака. Опечатка?

    Итого: идея – 2, стиль и язык – 2, герои – 3.
    Оценка: 7

  6. Не могу решить, добавляют ли здесь библейские аллюзии колорита или сумятицы. Может, их вообще убрать? Вроде, текст не потеряет ничего. Изменить имя гг, сделать шизофренику разделение не на три сущности, а на пять. Слово «люди» можно изменить на «туземцы», ничего не пострадает. Пусть эти туземцы хоть ящерами будут.
    А все из-за слишком вольного обращения с символами существующей системы. Кто такой Повелитель? Пародия на ангела? Помощница Йока — технократическое воплощение восставших с Сатаной ангелов? Тогда почему она в сцене, когда Сатана очнулся, перечислена среди людей? Где-то упоминалось, что жена Сатаны ему изменяла?
    Если создать самостоятельную систему, много вопросов уйдет, а юмор и сатира над нынешним стилем жизни останется. Можно даже будет сострить «и создали женщину, чтобы не повторять ошибок конкурентов».
    Практическая несостыковка: у квартиры должен быть ключ. Чтобы хозяин не мог попасть в свою квартиру — очень нереалистично. Жаль зарисовку с гулящей женой, конечно, но можно придумать и другую причину, по которой гг ее так старательно искал.

    Стиль и язык — 2, герои — 2, идея — 1.
    Бонус за сцену самостоятельного обставления каюты.
    Итого: 6.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s